Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

События: явные и неявные

1. Знаковые события

1 февраля состоялось ставшее уже традиционным мероприятие — пресс-конференция В.В.Путина в Кремле для отечественных и иностранных журналистов[1].

5 февраля газета “Известия” опубликовала статью “Унесённые верой”[2].

9 февраля Общественная палата РФ на своём пленарном заседании обсуждала проект[3] первого в её деятельности ежегодного доклада “О состоянии гражданского общества в Российской Федерации”.

10 февраля В.В.Путин выступил в Мюнхене на Конференции по вопросам политики безопасности[4].

Обратимся к рассмотрению проблематики, затронутой в этих материалах, и взаимосвязей событий — явных и неявных.

2. Государственность и Наука

Год от года пресс-конференции главы государства Российского, проводимые в Кремле, становятся всё продолжительнее, не становясь однако более содержательными как по широте тематического спектра, так и по глубине освещения затрагиваемых вопросов.

В этом нет первостепенной вины В.В.Путина, поскольку, отвечая на вопросы, он не может в формате пресс-конференций уйти далеко от ограничений, налагаемых принципом «каков вопрос — таков ответ». Иначе говоря, тематика вопросов, задаваемых разными журналистами, из разных регионов России и из других стран, принадлежащих к разным возрастным группам и обслуживающих интересы разных спонсоров и социальных групп, — это выражение нравственности и миропонимания журналистского корпуса в целом как профессиональной корпорации, с которым В.В.Путин, отвечая на вопросы, должен соотноситься точно так же, как и всякий другой, кто даёт интервью, а не выступает с обращением к народу. Поэтому вследствие действия на этих пресс-конференциях принципа «каков вопрос — таков ответ» выявилось значимое для общества обстоятельство:

На протяжении ряда лет журналистика в целом (как отечественная, так и зарубежная) в этих кремлёвских пресс-конференциях, ставших традиционными, демонстрирует, что по своему мировоззрению и миропониманию она не выше подавляющего большинства тех, кто со своими вопросами обращается к В.В.Путину, когда в один из дней года он отвечает на вопросы граждан России в прямом телеэфире, что тоже стало традицией.

Вследствие обывательско-иждивенческого и праздно любопытного характера своего мировоззрения и миропонимания журналисты на кремлёвских пресс-конференциях задают главе государства множество вопросов о жизненных явлениях-следствиях, но обходят стороной жизненные явления-причины; они задают вопросы о событиях, которые сами по себе не имеют общегосударственной значимости, и которые не всегда являются локальными проявлениями процессов общегосударственной значимости в жизни общества; либо же задают вопросы, в которых выражается обывательская убеждённость в том, что именно «царь» лично обязан правильно, быстро и эффективно напрямую решать ВСЕ те вопросы, которые не желает или не умеет решать кто-то из чиновников низового уровня в одном из десятков тысяч населённых пунктов огромной России, либо же которые своими силами мог бы решить и сам обыватель, если бы он не занимал иждивенческую позицию по отношению к государству, а был бы гражданином, ответственным за положение дел в регионе его проживания и за судьбы страны и человечества в целом.

Но с другой стороны и сам В.В.Путин также на протяжении всего времени своего президентства по ряду вопросов высказывает мнения, не соответствующие фактическому характеру причинно-следствен­ных связей явлений в жизни общества.

И при этом никто из журналистов ни на пресс-конференциях, ни в своих публикациях не указывает на жизненную несостоятельность некоторых мнений, которым привержен глава государства. Это тоже говорит не в пользу журналистики.

В качестве примера: в ходе упомянутой пресс-конференции В.Тереховым («Интерфакс») был задан вопрос о недоступности ипотеки для большинства населения вследствие дороговизны ипотечного кредита:

«Мой вопрос вот какой. Знаете, есть такая пословица: «Я имею право?» — «Да, конечно». — «Значит, я могу?» — «Ни в коем случае!» Так происходит отчасти и с ипотекой. Это выстрадано на моих близких и на себе. Ипотеку можно взять, 11 процентов, только под готовую квартиру или под уже готовый основной договор. Это означает, что квартира уже очень дорогая. Невозможно вступить в ипотеку на нулевом цикле, где квартира в полтора-два раза дешевле: банки ипотеку под них не дают. Говорят, что это неурегулированность в законодательстве. Это действительно неурегулированность в законодательстве или это просто чиновничья, не хотел бы сказать, коррупция, но, по крайней мере, недогляд, так будем говорить?»

Фрагмент ответа В.В.Путина:

«Вот Вы сказали, 11 процентов. Ну, прикиньте, если говорить просто о рыночной ситуации, может ли ипотека быть сейчас дешевле, если у нас инфляция 9 процентов в прошлом году? Инфляция 9 процентов — значит, ипотека не может быть меньше 10 — 11 процентов. И поэтому главный вывод какой? Укреплять экономику и подавлять инфляцию до того параметра, о котором я сказал, — 4 — 5 процентов, и тогда ипотека будет 5 — 6, и тогда она будет длиннее, и тогда деньги будут более длинными».

Если логику подобных рассуждений, защищающих неприкосновенность ничем не обоснованных и безмерных доходов ростовщиков, перенести на трудящихся аграрного сектора производства, то мы с неизбежностью придём к следующим выводам: если фермер вложил в посевную или выращивание скота 1 млн. руб., то государственность должна гарантировать ему возврат этих затрат с доходом не менее 11 % по причине инфляции. А то, что он заработает кроме этого собственным трудом, должно быть (как и для банкира) его собственной проблемой. Вопреки этому “плановая” убыточность производства сельскохозяйственной продукции почему-то не беспокоит ни нашу государственность, ни лично президента. Вот и получается, что самый тяжёлый по напряжённости труд сельскохозяйственный, не позволяет работникам села не только вернуть деньги с учётом инфляции, но и приводит к существенному абсолютному снижению первичного капитала, вкладываемого в производство сельскохозяйственной продукции, в то время как доходы ростовщиков (“политкорректно” именуемых «бан­кирами») гарантированы государством даже в случае заведомой неплатёжеспособности кредитуемых в такой системе, поскольку государство вместо того, чтобы поставить банковский сектор на место, компенсирует производителям сельскохозяйственной продукции значительную долю запрашиваемой банкирами ставки ссудного процента. И этот абсурд возводится в норму жизни вопреки народной мудрости «хлеб — всему голова».

Поэтому осветим вопрос об инфляции и ставке кредитование соответственно тому, что имеет место в действительности.

Хотя свой вклад в инфляцию вносят многие факторы, но главным генератором инфляции является ссудный процент по кредиту.

Процент по кредиту как таковой имеет однонаправленное воздействие на денежное обращение: он перекачивает денежную массу из оборота в карманы ростовщиков, чем вынуждает общество к эмиссии дополнительных средств платежа для поддержания оборота — эмиссии, не обусловленной ничем в реальном секторе экономики.

Объёмы производства продукции в реальном секторе экономики обусловлены количеством энергии, предоставляемой системе производства, и коэффициентом полезного действия технологических процессов и организации производства и распределения в целом. То же касается и возможностей прироста производства. Общемировые темпы роста энергопотенциала человечества на протяжении последних полутора веков составляли порядка 3 % в год. Ставки по кредиту в подавляющем большинстве случаев — выше этих 3 %.

И при таком соотношении энергетически обеспеченных темпов роста реального сектора в неизменных ценах и ставок ссудного процента создаваемое обществом богатство в своём стоимостном выражении перетекает к корпорации ростовщиков, а общество оказывается на положении финансовых невольников и заложников этой корпорации.

При этом необходимость возврата кредита и выплата процентов по нему относится на себестоимость производства, вследствие чего ссудный процент является фактором необратимого роста номинальной себестоимости производства во всех отраслях (за счёт межотраслевых связей) и, как следствие, — общего роста цен.

В результате такого рода действия ссудного процента покупательная способность денежной единицы падает и возникает инфляция. Инфляция как таковая обесценивает накопления семей житейского назначения и капиталы (прежде всего в малом и среднем бизнесе), чем уничтожает экономические возможности и стимулы к предпринимательству и труду.

Однако исторически сложившаяся в культуре Запада экономическая “наука”, господствующая и в России, этой причинно-следственной связи не видит либо расценивает генерацию инфляции ссудным процентом в качестве «неизбежного зла», неотвратимо сопутствующего «добру» — развитию экономики при сопровождении его институтом кредита, который по её представлениям без ссудного процента якобы невозможен.[5]

Если понимая это взглянуть на конкретный вопрос ипотечного кредитования как средства решения жилищной проблемы, то не инфляция является причиной высокого ссудного процента по ипотечно-жилищному кредитованию, а напротив — высокий ссудный процент и порождает инфляционные процессы в жилищном строительстве, делает жильё недоступным для подавляющего большинства, занимающихся производительным трудом — кого-то же надо ограбить для того, чтобы меньшинство могло заплатить за ипотеку по бешеным процентам? Ипотека не только может, но и должна быть дешевле на основе законодательного ограничения ростовщических доходов, многократно превышающих доходы строителей жилья. Следствием такого ограничения явятся «длинные деньги», снижение уровня инфляции и стоимости жилья.

Подмена причины следствием — широко распространённая практика манипулирования общественным сознанием, поскольку изнутри системы причинно-следственных связей такая инверсия для управленчески несостоятельных наблюдателей неразличима. Образной иллюстрацией такой манипуляцией является утверждение: “Ветер на улице возникает от того, что начинают раскачиваться ветви деревьев”. Если наблюдатель, как это происходит в сфере экономики, не информирован об устройстве дерева и природе ветра, то оставаясь внутри системы «ветер  — дерево» опровергнуть высказанное утверждение невозможно, оно будет каждый раз безукоризненно подтверждаться на практике.

Как уже было отмечено выше, хотя свой вклад в инфляцию вносят многие факторы, но исходным задающим генератором инфляции, средством программирования её уровня является по произволу устанавливаемая учётная ставка Центрального Банка и обусловленный ею ссудный процент по кредиту. Энергосырьевые корпорации не желают отставать в процессе безудержного потребительства от корпорации ростовщиков. При этом процент по кредиту выполняет функцию «рояля в кустах», под аккомпанемент которого в задаваемых им границах ежегодно повышаются цены на все энергосырьевые ресурсы, формируются межотраслевые диспропорции с последующим объективно необходимым повышением номинальных цен на всю без исключения производимую продукцию, ибо в себестоимости её производства всегда заложена энергосырьевая составляющая.

Процедура ежегодного прогноза инфляции является по своей сути процедурой её программирования.

Если в начале года “спрогнозировать” инфляцию равной нулю и потребовать адекватных этому прогнозу действий со стороны Центрального Банка, энергосырьевых, транспортных компаний, то у подобного прогноза просто не останется шансов оправдаться на практике. Ведь инфляция, по меткому выражению Л. Эрхарда, — не закон развития, а дело рук дураков финансово-экономического блока, управляющих государством.

Доходы банков должны формироваться в режиме инвестиционных компаний как доля реальной прибыли от реализации проектов, которые банки финансово обеспечивают, а не ростовщических контор, работающих под залог и по принципу гарантированной ростовщической прибыли безотносительно к конечному результату. Уже сегодня любые операции и услуги в банковской сфере проводятся исключительно на платной основе. Эти платежи наряду с прибылями от реализованных с их участием инвестиционных проектов и должны составлять доходы банков, ибо только они увязаны с выполнением общественно полезных функций. Однако сегодня банки жируют прежде всего за счёт охраняемой государственностью «священной коровы» (либо же «кошерной свиньи») ростовщичества.

С приведённым выше культовым мнением об обусловленности ссудного процента по кредиту инфляцией, в истинности которого В.В.Путин не выказывает сомнений[6] на протяжении всей своей деятельности на государственной службе[7], полезно соотнести один диалог, имевший место в ходе упомянутой пресс-конференции:

«М.ЛАПЕНКОВА («Франс пресс»): Владимир Владимирович, один вопрос (у меня их два), выберите, пожалуйста, сами. Один вполне серьёзный, а другой чуть веселее.

В.ПУТИН: Вы хотите, чтобы я сразу выбрал?

М.ЛАПЕНКОВА: Не глядя, да.

В.ПУТИН: Не слушая?

М.ЛАПЕНКОВА: Да, не слушая, выберите, пожалуйста.

В.ПУТИН: И как я могу быть уверенным в том, что Вы произнесёте именно тот, который я выбрал? Так что называйте оба, не томите.

М.ЛАПЕНКОВА: Сразу оба? Спасибо. Начнём тогда с того, который повеселее. Согласны ли Вы с мнением Юрия Михайловича Лужкова, что гей-парад — дело сатанистов?

И второй вопрос: не могли бы Вы оценить всё-таки Ваше восьмилетнее пребывание у власти с точки зрения исторической. Какой Вам кажется исторически самая большая удача и какая — неудача? Спасибо».

Ответы В.В.Путина на эти вопросы мы приводить не будем и оставим их без комментариев.

В приведённом диалоге обратим внимание на то, что В.В.Путин по существу выказал ничем не мотивированное недоверие журналистке: «… как я могу быть уверенным в том, что Вы произнесёте именно тот, который я выбрал?» Хотя этот диалог протекал в шутливой форме, но по сути это было оскорблением, не осознанным ни одной из сторон участниц диалога, ни большинством зрителей.

В аспекте общественной в целом значимости отсутствие какой бы то ни было реакции на немотивированное обвинение другого человека в способности солгать — показатель нравственной деградации общества и безразличия изрядной доли населения и публичных деятелей к проблематике воздействия на жизнь Лжи и Правды-Истины. В аспекте личностном — В.В.Путин как глава государства Российского — всё не так однозначно просто.

Кто-то может сказать, что мы «придираемся к мелочам». Но в «мелочах» подчас выражаются принципиальные вещи.

Безусловно, для ненавистников В.В.Путина изложенное выше — ещё одни повод позлорадствовать: как же, мы были правы, мы всегда говорили… и вот ещё одно подтверждение двуличию, цинизму и ГБ-шной вседозволенности…



[1] Стенографический отчёт о пресс-конференции опубликован на официальном сайте Президента РФ: http://www.kremlin.ru/appears/2007/02/01/1219_type63380type63381type82634_117597.shtml.

[2] Опубликована на сайте газеты: http://www.izvestia.ru/special/article3100830/index.html; версия для печати: http://www.izvestia.ru/special/article3100830/index.html?print .

[3] Проект доклада ещё до его обсуждения Общественной палатой был опубликован на её официальном сайте: http://www.oprf.ru/rus/documents/report/ — для перехода к этой ссылке добавление последнего «слэша» ( / ) обязательно.

[4] Полный текст опубликован на официальном сайте Президента РФ: http://www.kremlin.ru/appears/2007/02/10/1737_type63374type63376type63377type63381type82634_118109.shtml

[5] Более обстоятельно о роли ссудного процента и его воздействии на экономику и жизнь общества в целом, а также о возможностях построения системы кредитования на безпроцентной основе в материалах Концепции общественной безопасности см. в работах ВП СССР: “Мёртвая вода”, “Краткий курс…”, “Форд и Сталин: о том, как жить по-человечески”. Названные работы и другие материалы Концепции общественной безопасности опубликованы в интернете на сайтах: www.dotu.ru, www.vodaspb.ru, www.globalmatrix.ru, http://mera.com.ru, http://subscribe.ru/catalog/state.politics.bkz, а также распространяются на компакт-дисках в составе Информационной базы ВП СССР.

[6] Ещё одни вопрос:

·   В.В.Путин к этому мнению пришёл сам?

·   либо экономисты-профессионалы объяснили, как именно надо понимать взаимосвязи инфляции и ставки ссудного процента, а он доверился их “профессионализму”, не затрагивая при этом вопроса «кому надо?», о постановке которого они в большинстве своём и не задумываются?

[7] Вот фрагмент из его Послания Федеральному Собранию РФ 2005 г.:

«… с другой стороны, говорим сейчас о программе жилья, которая не может быть решена в условиях, скажем, высокой инфляции, потому что те самые высокие ставки, банковские ставки по жилищным кредитам — они, как было сказано, где-то сейчас у нас 15 процентов, — а если инфляция у нас почти 12, то тогда посчитаем, сколько остаётся банку. И можно ли предъявлять им какие-то претензии в связи с той политикой, которую они проводят? (выделено жирным при цитировании нами) Три и меньше трёх процентов иногда остаётся».

— Претензии предъявлять можно и должно. Только для того, чтобы их выразить надо видеть не ту или иную ростовщическую контору, политкорректно именуемую банком, и беспокоиться о доходах ростовщиков, а видеть кредитно-финансовую систему в целом, взаимоотношения с нею и роль в ней банков, ростовщических контор, предприятий производственного сектора.



Размер файла: 384.5 Кбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров