Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (3)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (4)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (4)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (10)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (11)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (12)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (13)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

Титаник — это действительно глобальный диагноз, а не эпизод в истории мореплавания и киноискусства

“Диагноз: «Титаник». Если фильм Кэмерона стал лучшим за 1997 год, то этот год потерян для кино.” — таким заголовком снабдил “Петербургский телезритель” (27 апреля — 3 мая, № 16, 1998 г.) статью, посвященную самому дорогостоящему фильму за всю историю Голивуда, в котором на макете “Титаника” в 90 % натуральной величины воспроизведена эпохальная катастрофа на море, весьма знаменательная в истории нынешней глобальной цивилизации. На фоне этого в общем-то заурядного перехода через океан, завершившегося весьма незаурядной катастрофой, в фильме развертывается вложенная в сюжет катастрофы история не уничтожающей достоинство человека похоти, а любви и попытки вырваться в человечность двух индивидов, выросших в разных кастах античеловечной в её существе Евро-Американской цивилизации.

Однако автор статьи охарактеризовал фильм совсем иначе:

«Такую концентрацию чудовищных банальностей, как в «Титанике», трудно припомнить даже в истории отечественного, насквозь идеологизированного, кинематографа. Как вам такие откровения героев фильма: «Сердце женщины — океан секретов...», или «День надо прожить так, будто он последний...», или «Воспоминания развеялись, словно пепел по ветру...»

В качестве аргумента удручающей невыразительности картины можно привести следующее мнение. «Титаник» невозможно спародировать в принципе. В трёхчасовой картине нет не то чтобы ни одной новой мысли, но даже ни одной индивидуальной черты.»

Однако, приведенная характеристика фильма означает по существу, что фильм — жизненный. Он на редкость удался, поскольку жизнь действительно банальна («ничто не ново под Луной»; «всё новое — хорошо забытое старое») и жизнь невозможно спародировать потому, что пародии и карикатуры — представляют собою часть самой жизни.­

«Титаник» — действительно значимое событие в мировом киноискусстве вне зависимости от того, обошелся ли он постановщикам в 250 миллионов долларов или же не стоил и ломаного гроша; вне зависимости от того, во сколько обошлась его рекламная кампания перед началом проката и какие он принесет прибыли, а также и вне зависимости от того, как о нём выскажутся кинокритики. И сделан фильм мастерски во всех отношениях: и близкая к документальности достоверность сценария; и высочайшее инженерно-техническое обеспечение съемок, и игра актеров, будь то исполнители главных ролей или второстепенных, а также и составляющих массовку; и музыка, в которой, как заметил “Петербургский телезритель”, «большую часть картины звучит одна и та же мелодия. И без того до смерти надоевшая заунывно-приторная песенка в исполнении Селин Дион превращена в двухчасовой (суммарно) гимн...»

В общем всё сделано для того, чтобы фильм запомнился, запал в душу, и человек не остался к нему безучастным. Ведь даже негодование автора статьи в “Петербургском телезрителе” — выражение того, что фильм задел его достаточно глубоко, почему он и не смог промолчать. Однако «не смог промолчать»[1], это — одно, а «не смог понять смысла образов» киноповествования — это другое, причём в данном случае — главное. И невозможность осознать то небанальное, что скрыто в банальности сюжета, и вызвала раздражение и эмоциональное бессмысленное неприятие фильма автором статьи.

Фильм же не оставляет безучастным потому, что запечатленное на кинопленке уничтожение роскошного макета “Титаника” в бассейне само по себе — хотя и не «жизнь в натуре», но реальный слепок реальной эпохи; а если точнее, то — её посмертная маска.

Как известно, нынешняя цивилизация любит круглые даты: годовщина события, десять лет, четверть века, полвека, семьдесят пять лет, столетие... И казалось бы этот фильм нарушает такую приверженность к круглым памятным и поминальным датам, поскольку 1997 (год выхода фильма) от 1912 (года гибели “Титаника”) отделяют 85 лет; а разгар мирового проката вообще приходится на 86 год с момента катастрофы. Однако, традиция приверженности к круглым датам не была нарушена и на сей раз: в 1998 г. исполняется ровно сто лет со дня выхода в свет в свое время незамеченного и быстро забытого романа “Тщета” американца Моргана Робертсона.

О забытом романе вспомнили только спустя 14 лет: уже после того, как “Титаник” упокоился на дне Атлантического океана. Вспомнили потому, что в своем произведении М.Робертсон во всех подробностях описал, как в Англии был построен самый большой в мире корабль — непревзойденный в роскоши четырехтрубный трехвинтовой пассажирский лайнер длиной более четверти километра; как он вышел в свой первый трансатлантический рейс, имея на борту более двух тысяч пассажиров и команды; как беззаботно развлекались на нём «сливки общества» — заправилы Евро-Американской региональной цивилизации; как холодной апрельской ночью на полном ходу лайнер напоролся на айсберг и затонул, а шлюпок для всех не хватило; не хватило потому, что лайнер еще при проектировании расценивался как непотопляемый и заказчики к шлюпкам отнеслись как к заведомо бесполезному, но обязательному по закону традиционному атрибуту судна; как вследствие этого больше половины пассажиров и экипажа погибло — кто вместе с кораблем, кто в холодной пучине океана после того, как судно скрылось под водой... Почти не ошибся М.Робертсон и в названии погибшего лайнера: “Титан”, а не “Титаник”.

Поэтому, если даже и согласиться с мнением автора “Петербургского телезрителя”, что сюжет фильма банален и, что в «трехчасовой картине нет не то чтобы ни одной новой мысли, но даже ни одной индивидуальной (по-русски говоря: своеобразной) черты, то всё равно придется признать, что история самого сюжета обладает своеобразием и исключительно незаурядна. Но зная её, трудно не вспомнить и не переиначить пословицу: «Кому суждено быть утопленным, тот не будет повешен...»

Бессознательные уровни психики человека более мощное средство обработки информации, чем сознание. И именно они выдают на уровень сознания подчас очень глубокие мысли, от которых сознание многих отмахивается, либо оценивает их как шутки и каламбуры. Проявилось это и в упомянутой статье “Диагноз: «Титаник»”:

«Прогноз. Злые шутники уже пытались прогнозировать дальнейшие проекты Джеймса Кэмерона (постановщика «Титаника»). Минимум два сюжета просто просятся на экран. Причем названия будут говорить сами за себя: “Последний день Помпеи” и “Гибель Атлантиды”.»

Если бы кинообозреватель углубился в этот смысловой ряд, то он был бы вознагражден по достоинству, поскольку только при обращении к смысловому ряду такого рода и открывается предостерегающая небанальность истории сюжета «Титаника».

Государства, региональные цивилизации планеты, глобальную цивилизацию достаточно часто и издревле уподобляют кораблю в плавании. И реальный пароход “Титаник”, образ (имидж) которого впервые возник в романе Моргана Робертсона, и вся его история объективно были  одним из воплощений деятельности коллективного духа Евро-Американской региональной цивилизации, хотя это и было осознано только после свершившейся катастрофы. Тогда проповедники практически всех церквей указали на это событие как на знамение Божие, данное заблаговременно заблудшему и возгордившемуся[2] человечеству. “Шутники”, иронизирующие над творчеством Джеймса Кэмерона, — действительно злые; будь они добрые, то они бы не шутили над этим сюжетом и поняли, что «Гибель новой Атлантиды» Кэмерон уже отснял, отснял мастерски в символически-иносказательной форме под названием «Титаник»...

Есть пословица «Для глухих два раза обедню не служат». Поскольку все предыдущие экранизации катастрофы прошли без глобальной кампании рекламы, подобной нынешней, и быстро забылись, то можно заняться подсчетами:

·      Роман М.Робертсона — раз.

·      Гибель реального “Титаника” — два.

·      Глобальная демонстрация фильма Дж.Кэмерона, западающего в души множества людей, — три.

Вывод: эпоха знамений-намеков Свыше на неуместность образа жизни, свойственного Евро-Американской региональной цивилизации завершилась. Если заправилы, наемная команда и «пассажиры» земного «Титаника» не одумаются и не изменят курс и характер движения цивилизации в будущее, то в «житейском море» уже приготовлен «айсберг», столкновения с которым подобный «Титаник» не выдержит.

Объективную реальность и направленность изменений образа жизни цивилизации можно постигать как в формах строгой науки, опираясь на мониторинг (отслеживание текущих изменений разного рода параметров системы), отраженный в статистике, а можно в художественных образах. В наш век почти всеобщего опьянения достижениями техники и естествознания постижение Объективной реальности в художественных образах для многих бездоказательно, но общая для всех регионов планеты эколого-биологическая проблематика и внутрисоциальные проблемы, известные из научных исследований, всё же подтверждают правомочность такой иносказательной интерпретации истории сюжета «Титаника». И проблема необходимости смены курса находит свое самое разнообразное выражение в прессе. Но прежде чем изменить курс, необходимо определиться с тем, куда ведет курс нынешний.

В газете “Завтра” № 18 (231) в рубрике «Образ будущего» опубликованы материалы дискуссии за “Круглым столом” о перспективах глобальной цивилизации под общим названием — “Закат человека?”. Политолог Александр Нагорный рассказывает:

«То, что еще несколько десятилетий назад было достоянием научной фантастики: и советской, и западной, — начинает перетекать в практическую плоскость. Совершенно ясно, что фундаментальные научные открытия, сделанные в конце нашего века, вскоре до неузнаваемости изменят весь  формат и экономических, и социальных отношений. На острие этого процесса сегодня идут Соединенные Штаты Америки, которые собирают у себя ученых и идеи со всего мира. Два месяца назад мы наблюдали совершенно неожиданное явление, когда один из самых сильных теоретических умов современности, англичанин Стив Хокинг, был привезен в Белый Дом и в течение полутора часов излагал американской политической, финансовой и научно-технической элите свое видение будущего мира. Хокинг, человек практически парализованный, который общается с миром только через компьютер благодаря движениям трех пальцев своей левой руки, заявил всем, что через 10-20-30 лет вся человеческая цивилизация исчезнет в её нынешнем качестве и превратится в нечто совершенно иное. Он говорил о неограниченных источниках энергии, которые даст управляемая термоядерная реакция; о новой системе физических представлений. Но основной упор был сделан, действительно на достижениях кибернетики и микроэлектроники, которые уже привели к созданию системы Интернет, когда начинает действовать нечто напоминающее коллективный разум, “мыслящий океан” Лема; и на открытиях в сфере генной инженерии, позволяющих практически конструировать человека в духе антиутопий Замятина, Хаксли, Оруэла и других авторов. И далее Хокинг сделал обобщение относительно того, что сращивание научно-технических возможностей в этих областях приведет к созданию нового существа, которое поставит в течение двухсот-четырехсот лет крест на биологическом существовании Homo sapiens, человека разумного как вида.



[1] Даже если он и выполнил определённый социальный заказ, осознавая его.

[2] Капитан “Титаника” перед выходом в рейс произнес фразу: «Этот корабль не смог бы утопить сам Господь Бог.» Вину за массовую гибель людей после столкновения “Титаника” с айсбергом суд земной свалил на капитана парохода “Калифорниан”, который — как бездоказательно утверждалось — был якобы в пределах прямой видимости “Титаника”, но не пришёл на помощь. Капитан “Калифорниана” носил фамилию Lord. Lord в английском языке многозначное слово, и одно из его значений — Господь.



Размер файла: 62.5 Кбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров