Заказ работы

Заказать
Каталог тем
Каталог бесплатных ресурсов

Некоторые аспекты функционирования глобального хозяйства и мировой кредитно-финансовой системы

Глобальное хозяйство человечества сложилось по существу в течение ХХ века, когда объем товарооборота международной торговли большинства государств стал соизмерим с объемом товарооборота их внутренней торговли. Глобальное хозяйство сложилось на основе хозяйств региональных цивилизаций планеты и хозяйств государств каждой из них. Реально каждая из региональных цивилизаций до начала ХХ века вела хозяйство на основе большей частью не научных теорий, а на основе многовековых практических навыков, хранимых культурой государственного и негосударственного управления делами общества. При этом в разных странах, разных региональных цивилизациях по-разному “само собой разумелось”, что допустимо, а что не допустимо в хозяйственной деятельности на уровне микро- и макроэкономики.

Вследствие опережающего (по сравнению с остальными регионами планеты) роста производственных мощностей библейской региональной цивилизации (её ядро — так называемый «Запад»), именно она оказалась в роли архитектора глобальной экономической системы; её навыки и экономические теории предлагаются остальному миру в качестве наиболее совершенных и потому универсальных. Вследствие этого именно её экономические теории, со свойственным им понятийным и терминологическим аппаратом, оказались наиболее распространенными в современном мире. Но с другой стороны, глобальный кризис экономики и объемлющий его биосферно-экологический кризис ­­— явление, сопутствующее практическим навыкам экономической деятельности, свойственным именно библейской цивилизации, взявшей на себя роль архитектора “нового мирового порядка”.

Экономические теории исторически длительное время были вторичны по отношению к практическим навыкам государственного и негосударственного управления и только описывали их. Все экономические теории можно разделить на два рода, в зависимости от того, на какой из двух вопросов отвечает каждая из них:

·      либо, как частному предпринимателю набить карманы в условиях исторически сложившейся “само собой разумеющейся” в качестве естественной и допустимой практики хозяйственной деятельности?

·      либо, как организовать производство и распределение в обществе так, чтобы общество не разрушало биосферу, чтобы в обществе не было порочно воспитанных, голодных, раздетых, бездомных, обделенных каким-то иным образом по причинам, не зависящим от каждого из них лично, но порожденных укладом жизни общества в целом?

Все без исключения экономические теории Запада принадлежат к первому роду, а для разрешения проблематики нынешнего глобального экономического кризиса необходимы практические навыки, соответствующие общественно-экономическим теориям, принадлежащим ко второму роду.

Разрешение всех проблем, с которыми сталкиваются индивиды и общества, возможно либо на основе теоретических знаний, либо на основе не изъясненных в теориях навыков, либо на основе сочетания того и другого. Соответственно, если проблемы порождены унаследованными от прошлого практическими навыками архитектора глобальной экономики, то экономические теории, в которых выразились эти навыки, не могут быть основой даже для выявления этих проблем, а не то что для их решения, вследствие чего на нынешнем этапе развития человечества навыки, способные разрешить кризис, будут формироваться вслед за развитием и распространением общественно-экономических теорий, по их существу (а не форме, как марксизм) принадлежащих ко второму роду. При этом теории второго рода будут налагать запреты на многое из того, что в прежней культуре экономической деятельности полагалось “само собой разумеющимся” в качестве естественного и допустимого, и обязывать к тому, что также по “само собой разумению” полагалось алчными частниками невозможным, никчемным, противоестественным, утопическим.

Это означает, что все толстые и тонкие монографии на экономические темы, авторы которых не развивают осознанно общественно-экономических теорий второго рода, бесполезны, а в публикациях авторов, принадлежащих к исторически устоявшимся экономическим школам, значимостью обладают только приводимые ими факты и статистические данные, но никак не аналитика и рецепты решения проблем на её основе. Вследствие этого для преодоления кризиса осмыслять факты придется самостоятельно, развивая при этом теории.

А это требует осознанного владения методологической культурой, сообразной Объективной реальности.

При региональном масштабе рассмотрения по отношению к каждой из региональных цивилизаций планеты, по отношению к каждому государству, кризис глобальной финансово-экономической системы вызван несовпадением с эталоном (а не провозглашаемым идеалом) библейской цивилизации исторически сложившейся практики организации жизни общества, хозяйственной и финансовой деятельности в каждом из них.

А при глобальном масштабе рассмотрения кризис вызван объективной порочностью библейского эталона, на основе которого живет Запад, не являющегося действительно универсальным и плодоносным, несмотря на опережающее развитие производственных мощностей Запада по сравнению с другими регионами. Более того, это опережающее развитие производства в Западной цивилизации является опережающим не только по отношению к другим регионам планеты, но и по отношению к развитию общественной нравственности и этики западного общества. Предписанное Библией расовое господство иудеев над всем миром на основе корпоративного международного ростовщичества, которому исторически реальное христианство подчинилось, привело к тому, что оптимизация управления частными хозяйствами в течение многих веков велась по критерию «максимум прибыли в расчете на единицу заемного капитала», вследствие чего производство развивалось на основе биосферно и общественно недопустимых технологий. Такое производство объективно поддерживало порочную систему общественных отношений, низводящих человека до положения рабочего скота несмотря на все провозглашаемые “гуманистами”-абстракционистами идеалы свободы, прав человека и т.п. И ничто не говорит о том, что направленность развития Запада в наши дни изменилась.

Хотя традиционные экономические школы этого не признают, но почти что до начала XIX века торговля в Западной региональной цивилизации была меновой, по существу такой же, как и в примитивных обществах в эпоху первобытно общинного строя. Меновая торговля характеризуется тем, что все товары, оказавшиеся на рынке, обмениваются либо непосредственно на другие товары, либо сначала на наиболее удобообмениваемый товар-посредник (что ускоряет товарообмен), и только после этого товар (посредник-ускоритель) обменивается на то, что необходимо владельцу первого товара. При этом товар-посредник, помимо миссии посредничества в товарообороте, способен удовлетворять какие-то иные потребности людей.

Основным товаром-посредником в операциях обмена «продукт собственного производства — продукт-посредник — необходимый продукт чужого производства» было золото. То обстоятельство, что золото было “расфасовано” в стандартные монеты в казначействах, а не взвешено на рынке в процессе осуществления сделки купли-продажи, существа дела не меняет, поскольку в меновой торговле либо меняется «продукт на продукт непосредственно», либо «продукт меняется на наиболее удобообмениваемый продукт-посредник для того, чтобы его в свою очередь поменять на необходимый продукт».

Продукт посредник получил название «деньги», а экономические теоретики из практики вывели несколько функций «денег», из всего многообразия которых к проблематике нынешнего кризиса имеют отношения три:

·      быть средством платежа в сделках купли-продажи;

·      быть измерителем стоимости всех прочих продуктов, т.е. обладать неизменно единичной самоценностью — быть инвариантом прейскуранта;

·      быть средством накопления, т.е. сокровищем, резервом платежеспособности, необходимым для преодоления пиков вынужденных расходов в каких-то обстоятельствах как предсказуемых, так и не предвиденных.

Все эти функции были жестко, однозначно и неразрывно связаны между собой в золоте и связанных с ним пропорциями стоимости денежных металлах (серебре, платине, меди) (в монетах и слитках).

После того, как в конце XVIII века вошли в употребление бумажные средства платежа, объем выпуска которых не ограничен ничем, кроме субъективизма тех, кому общество доверяет их эмиссию, торговля перестала быть меновой, поскольку ценность денежной макулатуры ничтожно мала по сравнению с ценностью денежных металлов, а названные три функции «денег» с появлением бумажных «денег» перестали быть неразрывно связанными между собой: часть связей исчезла, а другие взаимосвязи под воздействием этого, утратив жесткость, утратили и однозначность меры.

В результате все экономические теории частников утратили метрологическую состоятельность и стали общественно вредными. Вторая из названных функция «денег»: быть инвариантом прейскуранта, т.е. единицей измерения стоимости всех прочих продуктов в системе торговли — не является объективно присущей какому-то одному товару и может переходить от одного продукта к другому вследствие общественно-экономического развития. Это означает, что:

От понятия «деньги, обладающие многими функциями» следовало отказаться еще в начале XIX века и рассматривать каждую из названных функций «денег» как самостоятельную общественно-экономическую категорию.

Это соответствует реальному положению вещей в финансово-экономической деятельности: с введением кредитных денег, материал изготовления которых обладает исчезающе малой самоценностью в системе меновой торговли и только сопровождающих продуктообмен, произошло разделение инварианта прейскуранта и средств платежа. Вследствие этого ценовые соотношения в прейскуранте определяются распределением платежеспособного спроса по специализированным рынкам и объемами предложения продукции на них, а номинальные цены[1] стали определяться прежде всего прочего, во-первых, совокупным номиналом средств платежа, находящихся в обращении, и, во-вторых, объемом задолженности по кредиту с учетом процентов.

Этот вывод безоговорочен по отношению к кредитно-финансовой системе каждого государства. Но по отношению к системе межгосударственной торговли он требует оговорки о том, что система межгосударственной торговли с разделением инварианта прейскуранта и средств платежа по существу утратила определенность средств платежа, вследствие наличия множества эмиссионных центров, некоторые из которых вступили в борьбу между собой за то, чтобы возвести выпускаемые ими в обращение кредитные средства платежа своих государств в ранг общемировой валюты.

Эту неопределенность попытались устранить не по существу, а юридически соглашением о признании золота базой всех валют на основе обмена каждой из них по определенному курсу на золото. Такая система существовала в разных формах до 1973 г., когда США отказались от принятого ими ранее на себя обязательства обмена на золото по твердому курсу своего доллара, сменившего после второй мировой войны ХХ века фунт стерлингов[2] в качестве ведущего средства платежа в международной торговле. После этого доллар продолжал функционировать как ведущее средство платежа в системе мировой торговли, утратив при этом определённую и общепризнанную связь с каким-либо инвариантом прейскуранта, хотя и воспринимался многими именно в качестве действительного инварианта, а валюты остальных стран были либо официально связаны их правительствами с долларом, либо их курс устанавливался на валютных рынках в ходе купли-продажи валют. Кризис обрел затяжной характер колебательного процесса, наращивая при этом от цикла к циклу потенциал возможной катастрофы глобальной кредитно-финансовой системы.



[1] Точнее: индекс цен, номинальная стоимость потребительской корзины.

[2] Само название — наследие меновой торговли, когда “стерлинги” выступали в качестве товара посредника, хотя со временем монеты явно не весили пресловутый «фунт».



Размер файла: 75.5 Кбайт
Тип файла: doc (Mime Type: application/msword)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров