Заказ работы

Заказать
Каталог тем

Самые новые

Значок файла Зимняя И.А. КЛЮЧЕВЫЕ КОМПЕТЕНТНОСТИ как результативно-целевая основа компетентностного подхода в образовании (3)
(Статьи)

Значок файла Кашкин В.Б. Введение в теорию коммуникации: Учеб. пособие. – Воронеж: Изд-во ВГТУ, 2000. – 175 с. (4)
(Книги)

Значок файла ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ КОМПЕТЕНТНОСТНОГО ПОДХОДА: НОВЫЕ СТАНДАРТЫ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ (4)
(Статьи)

Значок файла Клуб общения как форма развития коммуникативной компетенции в школе I вида (10)
(Рефераты)

Значок файла П.П. Гайденко. ИСТОРИЯ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ В ЕЕ СВЯЗИ С НАУКОЙ (11)
(Статьи)

Значок файла Второй Российский культурологический конгресс с международным участием «Культурное многообразие: от прошлого к будущему»: Программа. Тезисы докладов и сообщений. — Санкт-Петербург: ЭЙДОС, АСТЕРИОН, 2008. — 560 с. (13)
(Статьи)

Значок файла М.В. СОКОЛОВА Историческая память в контексте междисциплинарных исследований (14)
(Статьи)

Каталог бесплатных ресурсов

ФАЛЬШИВЫЕ ЗЕРКАЛА

Частьпервая

 

ДИПТАУН

 

 

00

 

Мне все чаще и чаще снится этот сон.

Вначале в нем нет ничего страшного, вообще ничего нет.Серая клубящаяся мгла. Только впереди – далекий, почти неразличимый огонек,белая искорка в тумане. Я иду – иду на свет, но мгла вдруг начинает редеть.

Как странно – когда исчезает темнота, перестаешь видетьсвет!

Я застываю, пытаясь запомнить направление, удержать егов памяти. Но в этом уже нет нужды. Передо мной – мост. Тонкий, словно струна,натянутая над пропастью. Я ходил по таким мостам. Не раз. Но сейчас все гораздотруднее. Мне надо пройти между двумя стенами, вырастающими из тумана. Леваястена – синий лед, правая – алый огонь. Нить между ними.

Я иду.

Левая стена – в отпечатках ладоней. Иногда это простоотпечатки, с клочьями кожи и мяса, поросшими инеем. Иногда торчат осколкипромороженных костей с обрывками одежды. А иногда – распятые на льду фигуры,покрытые снежной коростой.

С правой стеной – проще. Она сжигает быстро и дотла.Может быть, потому ее предпочитают реже.

Я иду.

Нить под ногами вибрирует.  Может быть, ее опаляет огнем. Может быть,обдает стужей. А может быть, кто-то идет впереди или за мной.

Мне надо дойти. Очень надо.

Вот только каждый раз сон заканчивается одинаково.

Нить вздрагивает. Может быть, я сам качнул ее слишкомсильно, не знаю...

И как падающий канатоходец я раскидываю руки, пытаясьудержать равновесие, цепляясь: за левую стену – синий лед, за правую стену –алый огонь...

 

01

 

Давненько я не опаздывал на работу!

Стою в пробке, вытянувшейся на полквартала. Рядом –длинный, неуклюжий автомобиль, кажется, "линкольн" последней модели.Стекла опущены, мрачный водитель косится на меня, будто именно мой мотоциклповинен в творящемся на улицах безобразии.

– Огонек будет? – спрашивает он, наконец. Наверное, емупросто скучно. Да и не поверю никогда, что в этом роскошном монстре вишневогоцвета нет прикуривателя. Там, пожалуй, и для газовой плиты с грилем местонайдется...

Молча протягиваю зажигалку. Усыпанная перстнями рукатянется к огоньку, раскуривается дорогая тонкая сигарета с фильтром неимовернойдлины. Что сказал бы дедушка Фрейд о тяге к большим автомобилям и длиннымсигаретам? А... ну его. Он бы у нас спятил, причем очень быстро.

– Что творится-то? – интересуется водитель.

Слишком приземистый лимузин, ему не видно. Отвечаю:

– Колонна идет. Грузовики.

У кого-нибудь другого эти слова вызвали бы вполнезаслуженную реакцию. Гнать по центру города грузы! Да еще по русскому кварталу,в утренний час пик по московскому времени!

– Что ж, бывает, – легко соглашается водитель. – Надо.

Значит, предполагаемый "Линкольн" – не простопоказуха. Его владелец никуда не спешит, и пробка в пять-десять минут – неповод для возмущения.

А мне – повод! Еще какой!

Опоздание в пять минут могут и не заметить. Десятьминут – отметка в личное дело. Четверть часа – половина дневной зарплаты долой.

Я уже на четыре минуты опаздываю!

Полоса забита полностью, но стандартный мотоцикл – немашина, собранная по спецзаказу. А моя тускло-стальная куртка, серые джинсы,лицо под зеркальным шлемом... да, конечно, это не яркая, примечательнаявнешность, не одежда от кутюр, но...

В непримечательности есть свои преимущества.

Газую, двигатель взревывает. Хозяин"Линкольна" с живейшим интересом смотрит на меня, интересуется:

– Что, собрался...

Я не дослушиваю.

Оставляя на асфальте след горелой резины,"Хонда" несется между машинами.

– Давай! – кричат вслед.

Наблюдение за чужими глупостями – вечное бесплатноеудовольствие. Перекрывшие  движение  грузовики ползут  по  перпендикулярной  улице

медленно, лениво. Обычные "КамАЗы", но снадписями на тентах: "2Т". Понятно, крупная фирма получила срочныйзаказ и предпочла заплатить за ненормативный трафик, чем терпеть неустойкуиз-за поздней доставки. Расстояние между машинами метра полтора, идут ониаккуратно, след в след...

Может быть, и проскочу.

Я вижу отблески полуденного солнца на стеклахгрузовиков, лица водителей, черные выхлопы дизельных движков. Шанс вписатьсямежду двумя "КамАЗами" – минимальный.

Глубина-глубина, а пошла ты...

Миг перехода из виртуального пространства в обычноевсегда забавен. Но сейчас различия минимальны – я был в мотоциклетном шлеме, аостался в виртуальном; сидел в седле – оказался в кресле, но на корточках.

Вот только город вокруг перестал быть реальным. Всеогрубело, потеряло детали, небо приобрело равномерную голубизну с легкимиоблачками (раз в сутки они выстраиваются в надпись "Вспомните, ктопридумал и оплатил для вас это небо!"), машины утратили царапины, пятнагрязи, наклейки – все то, что додумывало воображение.

Колонна грузовиков с логотипами "2Т"осталась.

Проскочу!

В наушниках звучали чьи-то голоса, кто-то махал рукойиз машины, пытаясь предостеречь меня. Покачивая джойстиком, я впихнул мотоциклмежду "КАМАЗами". Легкий толчок – наверное, бампер успел зацепитьзаднее колесо. Не страшно.

В виртуальности я мог бы и упасть, не удержатьравновесия. Сейчас мне хватило одного движения джойстиком, чтобы выправитьмотоцикл.

Я остановился за перекрестком. Посмотрел назад. Пальцысами скользнули по клавиатуре.

deep

Ввод.

Миг я еще видел экраны перед глазами, подкладку шлема.Потом пробежавшая по экранам радужная волна смыла реальность.

Дип-программа работает быстро.

Я стою на перекрестке проспекта Гибсона и улицы А.Чертковав русском квартале Диптауна. Сквозь просветы в колонне грузовиков, ползущих поЧерткова в сторону клуба "Вайт Биэр ББС", видны мои недавние коллегипо пробке. Многие свистят, аплодируют и прочим образом выражают свой восторг.

И на душе у меня – замечательно.

Как и должно быть у человека, забившего гвоздик любимыммикроскопом.

Снова газую и уношусь по проспекту. Есть шанс неопоздать на работу.

Интересно, кто такой этот Гибсон...

К раздевалке я подкатываю с опозданием в семь минут.Плохо, но не фатально.

– Леонид... – укоризненно говорит охранник на входе.Развожу руками, пытаясь зеркальным шлемом отобразить всю гамму эмоций.Раскаяние, вина, стыд, заискивание... – Давай быстрее.

Заскакиваю в длинный коридор. Под потолками унылопокачиваются матовые шары ламп, напоминающие полузабытые школьные коридоры.Вдоль стен – шкафчики. Почти над всеми горят красные огоньки, лишь два или три –зеленые. Ну вот, явился в числе последних...

– Привет, – бросает мне Илья.

Он тоже опоздал. Возится у соседнего шкафчика, отпираязамок.

– С утра сегодня? – спрашиваю я, быстро набирая код –трудно запоминаемое простаками слово "gfhjkm".

– Я на чуть-чуть, у меня со вчера "хвост"остался. – Илья мрачно смотрит внутрь шкафа. Ему лет тридцать, он короткострижен, в меру мускулист и подтянут. Лицо нестандартное. Работа хорошегоимидж-дизайнера, вряд ли собственная. – Вдруг успею с утра...

Он наконец сует руку в шкафчик и вытягивает оттудаобмякшее тело. Тощее и маленькое, принадлежащее мальчишке лет двенадцати.

– Смелее, он тебя не укусит! – подбадриваю я.

Мальчик дергается, как от гальванического удара,поворачивается ко мне. В одной руке он держит мужчину, извлекшего его из шкафа,– теперь у того тело сдутое и невесомое, а глаза пустые, без проблеска мысли.

– Твою мать... – с чувством выдыхает мальчик тонкимголосом. – Тебе хорошо острить!

– Думаешь? – заглядывая в собственный шкафчик,спрашиваю я.

– Да! – Мальчик начинает пинками утрамбовыватьимпозантного мужика в шкаф. Тело гнется, словно восковое. Под нелепым угломторчит нога в лакированном ботинке, галстук выбивается из пиджака. – Как! Меня!Достало!

– Давай меняться? – предлагаю я. – Ты потаскаешьпосылки, а я разнесу телеграммы.

Мое сменное тело тоже ничего не весит. Это мужчина. Емулет двадцать. На нем спецовка. Он мускулист. Лицо добродушно-идиотское.

Строитель коммунизма с плаката двадцатилетней давности.И не поверишь, что рисовали в США.

Я ведь не стал моделировать или заказывать персональноетело. Обошелся стандартной личностью – "рабочий". Заглядываю ему впустые глаза, прижимаюсь лбом ко лбу...

И начинаю впихивать бывшего мотоциклиста в шкаф, с неменьшим ожесточением, чем недавно Илья.

– Слушай, – мальчик тарабанит по кнопкам, закрываяшкаф, – а что у тебя все тела такие одинаковые?

Его новая личность тоже штучная и не менее хорошейработы. Симпатичный рыжеволосый мальчишка, удачные глаза и почти постояннаяполуулыбка.

– Дорого стоит персональный дизайн, – отсекаю разговор.

– Брось. – Илья машет рукой. – Ничего он не стоит, селда сам нарисовал!

– У меня совершенно нет способностей художника.

Я тоже утрамбовал свое прежнее тело и запер шкаф.Непонятно лишь зачем. Ведь этот облик и впрямь не стоит ничего. Он входит встандартные двадцать из поставки "Виндоус-хоум" – "дружелюбныйрабочий".

Как будто где-то в Диптауне могут понадобитьсянедружелюбные...

– Давай я тебе нарисую? – внезапно загорается Илья. –Раз плюнуть. Будешь все-таки получше выглядеть, обещаю.

– Давай как-нибудь, – говорю я. Кажется, этот разговору нас уже был. И его предложение, и моя ответная готовность – чистая фикция.Обмен ничего не значащими любезностями.

– Ну пока.  –Илья машет рукой и убегает. Уже совершенно по-детски. Хорошая модуляциядвижений образа...

У меня – хуже. Иду неуклюжей походкой дрессированнойгориллы. На выходе – окошко раздачи заказов. Илья уже схватил свой пакет иубежал. Мальчикам-письмоношам положен велосипед.

Мне – хуже. Грузчикам выдают мотороллеры.

Но вначале – заказы.

В окошечке скучает Таня. Славная девушка, если это ивпрямь девушка. – Опаздываешь,    замечает она. Беззлобно,  ее это в  общем-то не

касается. – Есть два заказа. Кто там в раздевалкеостался?

– Да вроде бы никого.

– Возьмешь оба?

– А что там?

– Пианино и рояль.

Шутит скорее всего...

– Давай, лишняя копеечка не помешает.

– Угу, – одобрительно бормочет Таня. Протягивает мнелистки, я расписываюсь, отхожу. Заглядываю в первый заказ –"пианино". Во второй – "рояль".

Оборачиваться сил нет. Почти наверняка Татьяна смеется.

Что может быть нелепее профессии грузчика в виртуальноммире? Нет, вы скажите, что может быть более не нужно в мире электронныхимпульсов, где нет на самом-то деле ни расстояний, ни тяжестей?

– Леонид! – окликает меня сзади Таня. – Звонил Игорь,он задерживается чуть. Вдвоем ведь справитесь?

А что может быть нелепее нарисованной квартиры, в которуюпокупают нарисованный рояль? Точнее, музыкальную программу, имитирующую звукирояля и имеющую его облик?

Весь фокус – в подсознании. Если ты знаешь, что тебе неподнять рояль в реальном мире, то не взвалишь на плечи и его нарисованныйобраз. Если рояль доставят в виде резиновой игрушки и надуют посреди комнаты –ты не поверишь в его чистое и настоящее звучание.

Надо, чтобы на твоих глазах крепкие ребята в спецовкахтащили, чертыхаясь и обливаясь потом, груз по лестнице... Как ни прост облик"дружелюбного рабочего", но имитация потоотделения у него есть.

И тут меня охватывает злость. Привычная, частая гостья.

Не обращая больше внимания на извиняющийся голос Тани,я иду к стоянке, хватаю свой мотороллер, бросаю взгляд на симпатичноеприземистое здание с эмблемой "HLD" на вывеске. "HLD" – Увас не будет проблем!", "HLD" – Доставка в срок и везде!","HLD" – Ваш груз не заморозят!"

Будем следовать рекламным слоганам!

Под веселое тарахтение мотороллера я выруливаю обратнона Гибсона и неторопливо, в четвертом ряду, еду по первому из адресов.

Теперь, когда я на работе, расстояния сразу становятсякороче. В нашей маленькой стране, в нашем славном Диптауне, вседифференцированно. Даже солнце встает по-разному – когда служащие делаютперерыв на ленч, для их босса еще только близится рассвет. Проскакиваю третьюулицу Дип-дизайнеров, первый тупик Оф-Лайна. Вот и указанный в заказе адрес.

Хороший особнячок.

Прелестный сад вокруг. Увитые диким виноградом каменныестены. В чаше фонтана – скульптура: обнаженный юноша держит в руках змею, изорта змеи бьет в небо струя. Боже... что за аллегория? Приглядываюсь, читаюнадпись под статуей: "Укрощенная Глубина".

Становится тоскливо.

Отказался бы от заказа... пусть сами прутнесуществующий рояль в несуществующую виллу. Но в Диптауне слишком многобезработных, чтобы можно было выпендриваться.

– Сударь!

Девушка спускается по ступенькам с веранды. Игривопокачивает бедрами, улыбается. На ней самый минимум одежды, внешностьмоделирована в стиле "манга" – слишком большие глаза, пропорциифигуры от девочки-подростка.

– Сударь, вы грузчик?

– Да, сударыня, – мрачно говорю я.

– Вы приехали носить рояль?

"Носить"... Умница.

– Да.

– Знаете, а его не привезли... – никакой печали в ееголосе нет. – Говорят, много заказов. Вы сможете приехать завтра?



Размер файла: 513.97 Кбайт
Тип файла: rar (Mime Type: application/x-rar)
Заказ курсовой диплома или диссертации.

Горячая Линия


Вход для партнеров