СОДЕРЖАНИЕ: Раздел 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ 4 Глава 1. ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО КАК ОТРАСЛЬ ПРАВА 4 § 1. Понятие гражданского права 4 § 2. Отграничение гражданского права от смежных отраслей права 12 § 3. Принципы гражданского права 16 § 4. Система гражданского права 21 Глава 2. ГРАЖДАНСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО 24 § 1. Гражданское законодательство и его система 24 § 2. Действие гражданского законодательства 36 § 3. Применение гражданского законодательства 43 Глава 3. ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО КАК НАУКА И УЧЕБНАЯ ДИСЦИПЛИНА 49 § 1. Наука гражданского права 49 § 2. Гражданское право как учебная дисциплина 55 Глава 4. ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА ЗАРУБЕЖНЫХ ГОСУДАРСТВ 57 § 1. Основные гражданско-правовые системы современности 57 § 2. Континентальная система 60 § 3. Англо-американская система 68 Глава 5. ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВООТНОШЕНИЕ 74 § 1. Понятие гражданского правоотношения и его особенности 74 § 2. Содержание и форма гражданского правоотношения 76 § 3, Субъекты и объекты гражданского правоотношения 78 § 4. Виды гражданских правоотношений 80 § 5. Основания гражданских правоотношений 82 Глава 6. ГРАЖДАНЕ КАК СУБЪЕКТЫ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА 86 § 1. Правоспособность и дееспособность граждан 86 § 2. Имя и место жительства гражданина. Акты гражданского состояния 100 § 3. Безвестное отсутствие 103 Глава 7. ЮРИДИЧЕСКИЕ ЛИЦА 107 § 1. Понятие юридического лица 107 § 2. Образование и прекращение юридических лиц 119 § 3. Виды юридических лиц 124 § 4. Хозяйственные товарищества и общества 127 § 5. Производственные кооперативы 140 § 6. Государственные и муниципальные предприятия 141 § 7. Некоммерческие организации 146 § 8. Филиалы и представительства юридических лиц 156 Глава 8. ГОСУДАРСТВО И ГОСУДАРСТВЕННЫЕ (МУНИЦИПАЛЬНЫЕ) ОБРАЗОВАНИЯ КАК СУБЪЕКТЫ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА 157 § 1. Гражданская правоспособность государства и государственных (муниципальных) образований 157 § 2. Формы участия государства в гражданском обороте 162 Глава 9. ОБЪЕКТЫ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ 179 § 1. Понятие и юридическая классификация вещей 179 § 2. Деньги и ценные бумаги. Понятие имущества 188 § 3. Результаты творческой деятельности. Информация 198 § 4. Результаты работ. Услуга. Нематериальные блага 200 Глава 10. СДЕЛКИ 202 § 1. Понятие сделки. Виды сделок 202 § 2. Условия действительности сделок 209 § 3. Недействительные сделки 218 Глава II. ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ И ИСПОЛНЕНИЕ ОБЯЗАННОСТЕЙ 232 § 1. Понятие и способы осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей 232 § 2. Пределы осуществления гражданских прав 235 Глава 12. ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО 238 § 1. Понятие и виды представительства 238 § 2. Доверенность 243 § 3. Представительство без полномочий 248 Глава 13. ЗАЩИТА ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ 250 § 1. Понятие защиты гражданских прав 250 § 2. Способы защиты гражданских прав 254 Глава 14. СРОКИ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ И ЗАЩИТЫ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ 262 § 1. Понятие, исчисление и виды сроков 262 § 2. Сроки осуществления гражданских прав и исполнения гражданских обязанностей 265 § 3. Исковая давность 269 Глава 15. НЕМАТЕРИАЛЬНЫЕ БЛАГА И ИХ ЗАЩИТА 279 § 1, Понятие нематериальных благ и их виды 279 § 2. Защита нематериальных благ 283 Раздел II. ВЕЩНОЕ ПРАВО 290 Глава 16. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ О ВЕЩНОМ ПРАВЕ 290 § 1. Понятие и признаки вещного права 290 § 2. Виды вещных прав и их место в системе законодательства и курса гражданского права 295 Глава 17. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ О ПРАВЕ СОБСТВЕННОСТИ 299 § 1. Собственность и право собственности 299 § 2. Формы и виды права собственности по российскому законодательству 307 § 3. Основания возникновения и прекращения права собственности 311 Глава 18. ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ ГРАЖДАН 342 § 1. Понятие права собственности граждан 342 § 2. Субъекты права собственности 345 § 3. Объекты права собственности 347 § 4. Содержание и осуществление права собственности 349 Глава 19. ПРАВО ГОСУДАРСТВЕННОЙ И МУНИЦИПАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ 352 § 1. Субъекты права собственности 352 § 2. Объекты права собственности 355 § 3. Содержание права государственной и муниципальной собственности 357 § 4. Осуществление права государственной и муниципальной собственности 360 Глава 20. ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ 369 § 1. Субъекты и объекты права собственности 369 § 2. Право собственности отдельных видов юридических лиц 378 Глава 21. ПРАВО ОБЩЕЙ СОБСТВЕННОСТИ 393 § 1. Понятие и виды права общей собственности 393 § 2. Общая долевая собственность 396 § 3. Общая совместная собственность 402 Глава 22. ОГРАНИЧЕННЫЕ ВЕЩНЫЕ ПРАВА 407 § 1. Право пожизненного наследуемого владения 408 § 2. Право постоянного пользования земельным участком 409 § 3. Сервитуты 410 Глава 23. ЗАЩИТА ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ И ДРУГИХ ВЕЩНЫХ ПРАВ 413 § 1. Система гражданско-правовых средств защиты права собственности и других вещных прав 413 § 2. Иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения (виидикационный иск) 415 § 3. Иск об устранении нарушений, не связанных с лишением владения (негаторный иск) 424 § 4. Иск о признании права собственности 426 Раздел III. ОБЩАЯ ЧАСТЬ ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННОГО ПРАВА 428 Глава 24. ПОНЯТИЕ, СИСТЕМА И ОСНОВАНИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ 428 § 1. Понятие обязательства 428 § 2. Система обязательств 432 § 3. Основания возникновения обязательств 435 Глава 25. ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВОЙ ДОГОВОР 440 § 1. Понятие и значение договора 440 § 2. Содержание и форма договора 444 § 3. Виды договоров 450 § 4. Заключение договоров 458 § 5. Изменение и расторжение договора 467 Глава 26. ИСПОЛНЕНИЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ 474 § 1. Понятие и принципы исполнения обязательств 474 § 2. Субъекты исполнения обязательств 477 § 3. Предмет исполнения 485 § 4. Способ, место и срок исполнения 488 Глава 27. ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ 491 § 1. Понятие гражданско-правовой ответственности 491 § 2. Формы и виды гражданско-правовой ответственности 494 § 3. Основание и условия гражданско-правовой ответственности 508 Глава 28. ОБЕСПЕЧЕНИЕ ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ 524 § 1. Понятие и способы обеспечения исполнения обязательств 524 Раздел 1. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ Глава 1. ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО КАК ОТРАСЛЬ ПРАВА § 1. Понятие гражданского права Предмет гражданского права. Из курса теории права известно, что право Российской Федерации образует определенную систему, наиболее крупные звенья которой называются отраслями права. В качестве критериев разграничения отраслей права обычно используют предмет и метод правового регулирования. С помощью предмета и метода можно не только выделить гражданское право из единой системы российского права, но и выявить также его особенности, которых вполне достаточно для того, чтобы у читателя сложилось ясное представление о гражданском праве. Как и любая отрасль, гражданское право состоит из правовых норм, регулирующих соответствующие общественные отношения. Предмет гражданского права также составляют общественные отношения. Поэтому понятие предмета тесно связано с вопросом о том, какие общественные отношения регулируются нормами гражданского права? Без ответа на данный вопрос трудно понять, что же представляет собой гражданское право России. Однако ответ на данный вопрос не так прост, как это может показаться на первый взгляд. Дело в том, что круг общественных отношений, регулируемых гражданским правом, необычайно обширен. Граждане и организации, осуществляя предпринимательскую деятельность, постоянно вступают между собой в общественные отношения, регулируемые нормами гражданского права. Граждане в своей повседневной жизни, пользуясь услугами различных организаций, также вступают в общественные отношения, регулируемые гражданским правом. Так, отправляясь на работу на общественном транспорте, гражданин вступает с соответствующей транспортной организацией в отношение, которое регулируется нормами гражданского права. Сдавая по приезде в соответствующую организацию на хранение верхнюю одежду в гардероб, гражданин становится участником общественного отношения, которое также регулируется нормами гражданского права. Приобретая необходимые ему продукты питания или промышленные товары в магазине, гражданин участвует в общественных отношениях, на которые также распространяются нормы гражданского права. Нормы гражданского права распространяют свое действие и на отношения, которые периодически возникают между самими гражданами. Например, при заключении ими договора займа, имущественного найма, дарения и других не запрещенных законом договоров. Гражданским правом регулируются и отношения, возникающие в результате распространения о гражданине не соответствующих действительности сведений, которые порочат его честь, достоинство или деловую репутацию. Вместе с тем далеко не все отношения, участником которых становятся граждане, регулируются гражданским правом. Так, избирая депутатов в соответствующие органы представительной власти, граждане становятся участниками общественных отношений, которые регулируются государственным, а не гражданским правом. С другой стороны, действие гражданского права распространяется и на такие общественные отношения, в которых граждане вообще не принимают участия. Так, нормами гражданского права регулируются отношения между организациями (юридическими лицами), возникающие в процессе реализации произведенной продукции, перевозки ее на железнодорожном, морском, речном или воздушном транспорте, страхования этого груза, осуществления расчетов за поставленную продукцию и т.д. Гражданским правом регулируются отношения с участием Российской Федерации, субьекгов Российской Федерации и муниципальных образований, например в случае завещания гражданином своего имущества государству. Круг общественных отношений, регулируемых гражданским правом, настолько обширен и разнообразен, что, в принципе, невозможно дать их исчерпывающий перечень. Этого и не следует делать, так как в задачу гражданско-правовой науки входит не перечисление с возможно большей точностью и тщательностью всех общественных отношений, регулируемых гражданским правом, а выявление тех общих свойств, которые и позволили объединить их в предмете одной и той же отрасли, именуемой гражданским правом. Первое, что бросается в глаза, это то, что гражданское право имеет дело с имущественными отношениями. Под имущественными обычно понимают такие общественные отношения, которые возникают по поводу различного рода материальных благ, т. е. вещей, работ, услуг и иного имущества в широком смысле этого слова. Однако гражданское право регулирует далеко не все имущественные отношения, возникающие в нашем обществе, а только определенную их часть, именуемую имущественно-стоимостными отношениями. К имущественно-стоимостным относятся в первую очередь товарно-денежные отношения. Вместе с тем следует иметь в виду, что гражданским правом регулируются и такие имущественные отношения, которые непосредственно не связаны с денежным обращением и поэтому их нельзя назвать товарно-денежными. Например, отношения по обмену вещами, дарению и т. п. Однако эти отношения, так же как и товарно-денежные, носят стоимостный характер, поскольку все они связаны с действием закона стоимости. В силу этого имущественные отношения, входящие в предмет гражданского права, правильнее именовать как имущественно-стоимостные отношения. В условиях развитой денежной системы основную массу имущественно-стоимостных отношений составляют товарно-денежные отношения. Успешное развитие объективно существующих в нашем обществе товарно-денежных отношений возможно лишь в том случае, если к ним будет применяться адекватная правовая форма. Одна из причин имевших место застойных явлений в нашей экономике связана с применением административных методов при регулировании товарно-денежных отношений, когда товарно-денежные отношения облекались в несвойственную, чуждую им административно-правовую форму, которая меньше всего подходит к товарно-денежным отношениям. Между тем многовековая практика правового регулирования показала, что для нормального развития товарно-денежных отношений наиболее предпочтительной является гражданско-правовая форма. Так, производство необходимой обществу продукции можно обеспечить в административном порядке, заставив предприятие вопреки его экономическим интересам выпускать эту продукцию. Однако практика показала, что этот путь не ведет к изобилию и удовлетворению общественных потребностей. Предприятие, будучи не заинтересованным в производстве данного вида продукции, всегда найдет тысячу причин, по которым оно не смогло выполнить возложенное на него в административном порядке задание. Иная ситуация складывается, если производство необходимой обществу продукции осуществляется на основе заключенного с предприятием договора, в котором нашли отражение его экономические интересы и исполнение которого обеспечивает предприятию их удовлетворение. В таких условиях предприятие предпримет все от него зависящее для выпуска необходимой обществу продукции, так как это соответствует и его экономическим интересам. При этом не требуется применения к предприятию каких-либо мер принудительного характера со стороны государства. Гражданское право тем и отличается от других отраслей права, что располагает уникальным, веками отработанным юридическим инструментарием, обеспечивающим организованность и порядок в общественном производстве без непосредственного соприкосновения с аппаратом государственного принуждения путем воздействия на экотические интересы участников общественного производства. Переход нашей страны к рыночной экономике с неизбежностью приводит к расширению сферы гражданско-правового регулирования имущественных отношений, складывающихся в различных сферах деятельности. Так, на смену централизованному распределению материально-технических ресурсов, осуществляемому в административно-правовом порядке, пришли биржевая, оптовая и иные формы торговли, регулируемые нормами гражданского права. Устанавливаемые в административном порядке цены на произведенную продукцию и товары народного потребления были заменены на договорные цены, определение которых осуществляется в гражданско-правовых формах. Распределяемые ранее в административном порядке жилые помещения переходят в собственность граждан. Права на эти помещения реализуются гражданами в рамках гражданско-правовых отношений. Земля, ее недра и другие природные объекты втягиваются в гражданский оборот и становятся объектами гражданско-правовых сделок. Гражданское право -необходимый элемент саморегулирующегося экономического механизма, именуемого рынком. Поэтому по мере становления рыночной экономики в нашей стране роль и значение гражданского права в жизни общества неуклонно будут возрастать. Другой составляющей частью предмета гражданского права в соответствии со ст. 2 ГК являются личные неимущественные отношения. Из самого названия вытекает, что личные неимущественные отношения обладают, по крайней мере, двумя признаками. Во-первых, указанные отношения возникают по поводу неимущественных (духовных) благ, таких, как честь, достоинство, деловая репутация, имя гражданина, наименование юридического лица, авторское произведение, изобретение, промышленный образец и т.п. Во-вторых, личные неимущественные отношения неразрывно связаны с личностью участвующих в них лиц. В этих отношениях проявляется индивидуальность отдельных граждан или организаций и осуществляется оценка их нравственных и иных социальных качеств. Таким образом, под личными неимущественными отношениями следует понимать возникающие по поводу неимущественных благ общественные отношения, в которых осуществляется индиввдуализация личности гражданина или организации посредством выявления и оценки их нравственных и иных социальных качеств. Так, если гражданин написал роман, то между ним и всеми окружающими его лицами по поводу созданного им произведения возникает личное неимущественное отношение, в котором проявляются индивидуальные творческие, нравственные и иные социальные качества писателя, нашедшие отражение в его произведении, и эти свойства получают соответствующую оценку со стороны читателей. Это личное неимущественное отношение регулируется нормами гражданского права, в соответствии с которыми писатель наделяется правом авторства на созданное им произведение; правом использовать или разрешать использовать произведение под подлинным именем автора, псевдонимом, либо без обозначения имени, то есть анонимно (право на имя); правом обнародовать или разрешать обнародовать произведение в любой форме (право на обнародование); правом на защиту произведения, включая его название, от всякого искажения или иного посягательства, способного нанести ущерб чести и достоинству автора (право на защиту репутации автора). В соответствии с п. 1 ст. 2 ГК гражданским правом регулируются те личные неимущественные отношения, которые связаны с имущественными. Отсюда следует, что личные неимущественные отношения, не связанные с имущественными, гражданским правом не регулируются. Такое удаление из предмета гражданского права личных неимущественных отношений, не связанных с имущественными, представляется мало обоснованным. Если личные неимущественные отношения тяготеют к предмету гражданского права, то они должны им регулироваться независимо от того, связаны они с имущественными отношениями или нет. В силу этого цивилистическая наука не должна ограничиваться описанием правил, содержащихся в Гражданском кодексе и других нормативных актах гражданского законодательства. В ее задачу входит обоснование предметного единства гражданского права. Для этого недостаточно констатировать, что гражданским правом регулируются имущественно-стоимостные и личные неимущественные отношения. Необходимо, несмотря на внешнюю противоположность этих двух составных частей предмета гражданского права, выявить то общее свойство, которое и позволяет объединить имущественно-стоимостные и личные неимущественные отношения в предмете одной и той же отрасли -гражданском праве. Имущественно-стоимостные отношения предполагают взаимную оценку участниками этих отношений количества и качества труда, воплощенного в том материальном благе, по поводу которого эти отношения складываются. Личные неимущественные отношения, в свою очередь, предполагают взаимную оценку их участниками индивидуальных качеств личности, участвующей в этих отношениях. Взаимооценочный характер имущественно-стоимостных и личных неимущественных отношений и составляет то общее свойство, которое позволяет объединить их в предмете гражданского права. Во избежание недоразумения следует отметить, что оценочный характер носят все общественные отношения. Однако взаимооценочный признак характерен только для тех общественных отношений, которые входят в предмет гражданского права. Наличие этого общего признака и обусловливает принципиальное единство всех имущественно-стоимостных и личных неимущественных отношений, в какой бы сфере деятельности человека они ни возникали и каков бы ни был их субъектный состав. В имущественных отношениях взаимная оценка проявляется в стоимостной форме, а в неимущественных - в виде нравственной и иной социальной оценки личных качеств граждан и организаций. Поскольку стоимостная оценка имеет место только в имущественно-стоимостных отношениях, а нравственная и иная социальная оценка личных качеств граждан и организаций - в личных неимущественных отношениях, то и предмет гражданского права можно определить как взаимооценочные общественные отношения в виде имущественно-стоимостных и личных неимущественных отношений. Метод гражданско-правового регулирования. Если понятие предмета гражданского права связано с вопросом о том, какие общественные отношения регулируются гражданским правом, то понятие метода - с вопросом о том, как эти общественные отношения регулируются нормами гражданского права. Поэтому между предметом и методом правового регулирования существует весьма жесткая связь. Метод предопределяется особенностями предмета правового регулирования. Наличие общего родового свойства, присущего всем общественным отношениям, входящим в предмет гражданского права, предопределяет и применение к ним единого метода правового регулирования. Общественные отношения, составляющие предмет гражданского права, носят взаимооценочный характер. Взаимная же оценка участников общественных отношений может правильно формироваться лишь при условии равенства оценивающих сторон. Поэтому имущественно-стоимостные и личные неимущественные отношения получают наиболее полное развитие только в том случае, если они регулируются на основе юридического равенства сторон. Из этого логично вытекает, что в гражданском праве применяется метод юридического равенства сторон. Юридическое равенство сторон в гражданском праве означает, что ни одна из сторон в гражданском правоотношении не может предопределять поведение другой стороны только в силу занимаемого ею в правоотношении положения, как это имеет место, например, в административном правоотношении. Применение метода юридического равенства сторон обеспечивает участникам гражданских правоотношений независимость и самостоятельность, позволяет им проявлять инициативу и предприимчивость, совершать любые действия, не запрещенные законом, что имеет чрезвычайно важное значение для развития гражданского оборота в условиях рыночной экономики. Таким образом, гражданское право можно определить как совокупность правовых норм, регулирующих на началах юридического равенства сторон имущественно-стоимостные и личные неимущественные отношения. Проблемы предмета и метода гражданско-правового регулирования. Вопрос о предмете и методе гражданского права носит дискуссионный характер. В литературе высказываются и другие суждения. В частности, спорным является само понятие имущественных отношений, регулируемых гражданским правом. Ряд авторов полагают, что необходимо отграничить имущественные отношения от материальных, производственных и экономических. Необходимость такого разграничения обычно объясняется так, что материальные, производственные и экономические отношения носят объективный характер и поэтому не могут регулироваться нормами права. Между тем человек не в состоянии изменить законы, по которым развиваются материальные, производственные и экономические отношения. Однако он может либо ускорить их развитие в соответствии с существующей объективной закономерностью, либо затормозить развитие этих отношений, что неоднократно имело место в истории развития общества. Сделать это можно, лишь оказывая определенное воздействие на рассматриваемые отношения, в том числе и посредством их правового регулирования. Более обоснованной представляется позиция тех авторов, которые считают, что понятия производственных, материальных, экономических и имущественных отношений с разных сторон отражают различные свойства одних и тех же общественных отношений, возникающих в процессе производства, распределения, обмена и потребления материальных благ. Так, термин "материальные" отражает тот факт, что характер указанных отношений определяется материальными условиями жизни людей. Поскольку рассматриваемые общественные отношения возникают в процессе производства, их называют производственными отношениями. Термин "экономические" употребляется в тех случаях, когда важно подчеркнуть, что складывающиеся в процессе производства общественные отношения составляют экономический базис общества. Чтобы отразить связь этих отношений с материальными благами (имуществом), их называют имущественными отношениями. Различные критерии предлагаются и для отграничения имущественных отношений, регулируемых гражданским правом, от имущественных отношений, входящих в предметы других отраслей. Так, С. Н. Братусь специфический признак имущественных отношений, входящих в предмет гражданского права, усматривает в имущественной самостоятельности их субъектов; С. С. Алексеев-в имущественно распорядительной самостоятельности участников имущественных отношений. А. В. Дозорцев в качестве такого критерия использует признак обособленного в обороте имущества . Ю. К.. Толстой считает, что в качестве искомого признака выступает равенство участников имущественных отношений, регулируемых гражданским правом . Некоторые из этих взглядов нашли отражение и в действующем законодательстве. Так, ст. 2 ГК устанавливает, что гражданское законодательство регулирует имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников. Для изложенных выше позиций характерна одна общая черта: в качестве предметного признака гражданского права в них используются свойства не самих общественных отношений, а их участников или имущества, по поводу которого возникают эти отношения. Между тем специфический признак (положение) участников имущественных отношений определяется характером этих отношений, а не наоборот. Поэтому положение, в котором оказываются участники общественных отношений, зависит от особенностей тех имущественных отношений, в которых они участвуют. Экономические же признаки имущества существуют не сами по себе, а предопределяются особенностями тех общественных отношений, которые складываются по поводу этого имущества. В силу этого предметный признак гражданского права правильнее искать в специфике самих имущественных отношений, а не в особенностях положения, занимаемого их участниками, или имущества, по поводу которого эти отношения возникают. В качестве такого специфического признака может быть использован стоимостный характер имущественных отношений, входящих в предмет гражданского права. По-разному в литературе объясняется и включение в предмет гражданского права личных неимущественных отношений. Одни авторы полагают, что личные неимущественные отношения регулируются гражданским правом в силу их связанности с имущественными отношениями. Однако связанность различных общественных отношений не означает их однородности и сама по себе не может служить основанием для включения указанных отношений в предмет одной и той же отрасли права. Так, отношения по поводу предоставления гражданам жилой площади и отношения социального найма жилой площади неразрывно связаны между собой. Однако регулируются они различными отраслями: первые-административным, вторые-гражданским правом. Наоборот, между дарением и строительным подрядом нет тесной связи, но тем не менее они входят в предмет одной и той же отрасли гражданского права. Другие ученые полагают, что личные неимущественные отношения, будучи нетипичными для гражданского права, оказались втянутыми в сферу гражданско-правового регулирования, так как для них стало возможным использовать уже сложившийся метод гражданско-правового регулирования. Однако и в этом случае возникает вопрос, почему именно личные неимущественные отношения оказались втянутыми в сферу гражданско-правового регулирования. По всей видимости, личные неимущественные отношения обладают таким общим свойством с имущественно-стоимостными отношениями, которое и позволило распространить на них гражданско-правовой метод регулирования общественных отношений. В качестве такого обобщающего признака Ю. К. Толстой рассматривает равенство сторон в имущественно-стоимостных и личных неимущественных отношениях. Между тем положение, в котором оказываются участники регулируемых правом общественных отношений, зависит от того, какой метод правового регулирования избран законодателем. Если признать, что сторона общественных отношений, входящих в предмет гражданского права, находится в равном положении и без их правового регулирования, то становится бессмысленным само правовое регулирование указанных отношений методом равноправия, который, как считает Ю. К. Толстой, является специфическим методом гражданского права'. Обобщающим признаком, позволяющим объединить имущественно-стоимостные и личные неимущественные отношения в предмете одной отрасли, является их взаимооценочный характер, который и предопределяет применение к ним единого метода правового регулирования -метода юридического равенства сторон. Спорным в цивилистической науке является и вопрос о методе гражданско-правового регулирования. Широкое распространение получило мнение о том, что нельзя сводить отраслевой метод правового регулирования к какому-то одному приему, способу, используемому законодателем в данной отрасли права. Метод - это совокупность приемов, способов воздействия на общественные отношения, совокупность юридических особенностей данной отрасли. Такое понятие метода можно использовать для раскрытия содержания гражданско-правовой формы, отразив в нем все многообразие различных приемов и способов воздействия на многочисленные общественные отношения, входящие в предмет гражданского права. Однако, как невозможно перечислить все общественные отношения, входящие в предмет гражданского права, так невозможно и привести все приемы и способы воздействия на них, применяемые в гражданском праве. Поэтомутакое понятие отраслевого метода непригодно для использования его в качестве критерия разграничения отраслей российского права. Метод как критерий, индивидуализирующий гражданско-правовую отрасль в системе российского права, должен характеризоваться только одной чертой, но такой, которая присуща любой норме гражданского права. В качестве такой черты и выступает юридическое равенство сторон. § 2. Отграничение гражданского права от смежных отраслей права Гражданское и административное право. Представление о гражданском праве будет более полным и ясным в случае его четкого и последовательного размежевания с примыкающими к нему иными отраслями права . Любая деятельность человека требует определенной организации. Поэтому в любой сфере деятельности человека неизбежно складываются организационные отношения. Те организационные отношения, которые возникают в сфере производства, распределения, обмена или потребления, самым тесным образом связаны с возникающими там же имущественно-стоимостными отношениями. Так, для занятия строительной деятельностью необходимо получить лицензию от компетентного органа государственного управления. Поэтому между строительной организацией и органом государственного управления возникает организационное отношение по получению лицензии, тесно связанное с имущественно-стоимостными отношениями, в которые вступает строительная организация в процессе выполнения строительных работ. Однако природа организационных отношений предопределяет их правовое регулирование посредством обязывающих предписаний, опирающихся на властные полномочия органа государственного управления. Поэтому складывающиеся в различных сферах деятельности человека организационные отношения, как бы тесно они ни были связаны с имущественно-стоимостными отношениями, регулируются нормами административного права, в кагором применяется метод власти-подчинения. Так, нормами административного права регулируются отношения между соответствующими комитетами по управлению государственным имуществом и находящимися в их ведении государственными учреждениями по наделению последних необходимым имуществом. Гражданское и трудовое право. Для разграничения гражданского и трудового права принципиальное значение имеет то обстоятельство, что в соответствии со сложившейся в нашей стране традицией рабочая сила не признавалась, а зачастую и сейчас не признается товаром. В силу этого полагают, что имущественные отношения, возникающие в результате найма рабочей силы, не носят стоимостного характера. Поэтому их правовое регулирование должно осуществляться особой самостоятельной отраслью трудового права. Однако по мере перехода к рыночной экономике и формирования рынка труда все более явственно просматривается товарный характер отношений, возникающих по поводу трудовой деятельности человека. Поэтому указанные отношения, в принципе, должны входить в предмет гражданского права и регулироваться соответствующим структурным подразделением гражданского законодательства. В настоящее же время в сфере правового регулирования трудовых отношений используются лишь некоторые гражданско-правовые элементы и сохраняется исторически сложившаяся практика правового регулирования трудовых отношений без учета их стоимостного характера. Последнее является одной из причин неэффективности нашего производства. Несмотря на это, практика правового регулирования трудовых отношений без учета их стоимостного характера находит свое теоретическое обоснование в подавляющем большинстве работ представителей науки трудового права. Гражданское и природоресурсовое право. Поскольку земля, ее недра, леса, воды и другие природные объекты не созданы трудом человека, а даны ему самой природой, долгое время считалось) что возникающие по поводу природных объектов отношения также лишены стоимостного признака и поэтому должны регулироваться нормами особой отрасли, именуемой природоресурсовым правом. В настоящее время земля и другие природные объекты втягиваются в товарный оборот, и складывающиеся по поводу их имущественные отношения приобретают стоимостный характер, включаясь тем самым в предмет гражданского права. Подтверждением тому служит глава 17 ГК "Право собственности и другие вещные права на землю". Гражданское и финансовое право. Имущественные отношения, которые возникают в процессе деятельности органов государственного управления в связи с накоплением денежных средств и распределением их на общегосударственные нужды, лишены стоимостного признака. В рамках указанных отношений деньги не выступают как мера стоимости, а выполняют функцию средства накопления. Их движение осуществляется по прямым безэквивалентным связям, не носящим взаимооценочного, а стало быть и стоимостного характера. Поэтому указанные имущественные отношения регулируются нормами финансового права. Это нашло отражение в п. Зет. 2 ГК, в котором предусмотрено, что к имущественным отношениям, основанным на административном или ином властном подчинении одной стороны другой, в том числе к налоговым и другим финансовым и административным отношениям, гражданское законодательство не применяется, если иное не предусмотрено законодательством. Вместе с тем между властным органом государственного управления и участником гражданского оборота могут складываться правоотношения, основанные не только на властном подчинении одной стороны другой, но и на юридическом равенстве сторон. В последнем случае к указанным правоотношениям применяются нормы гражданского, а не налогового, финансового или иного административного законодательства. Так, в случае причинения вреда имуществу юридического лица работником налоговой полиции при исполнении им своих служебных обязанностей между соответствующим органом налоговой полиции и указанным юридическим лицом складывается имущественное правоотношение, в рамках которого орган налоговой полиции не обладает властными полномочиями и находится в юридически равном положении с организацией, которой был причинен имущественный вред работником налоговой полиции. Дискуссия о семейном праве. Семья представляет собой экономическую ячейку общества. Поэтому между членами семьи не могут не устанавливаться имущественные отношения. Однако характер этих отношений получил различную оценку в литературе. В условиях социалистического общества большинство авторов пришло к выводу о том, что складывающиеся между членами семьи имущественные отношения в силу их сугубо личного характера утрачивают стоимостный признак и поэтому должны регулироваться не гражданским правом, а особой самостоятельной отраслью -семейным правом. Во многом данный вывод был предопределен стремлением подчеркнуть качественное различие между семейными отношениями в социалистическом и буржуазном обществе. По мере перехода к рыночной экономике характер имущественных отношений, возникающих между членами семьи, меняется. В условиях рыночной экономики имущественно-стоимостные отношения устанавливаются между всеми участниками гражданского оборота. Не составляют исключения и имущественные отношения между членами семьи. Личный характер взаимоотношений между членами семьи действительно накладывает особый отпечаток на возникающие между ними имущественные отношения, но не меняет их природы, предопределенной товарным характером производства. В противном случае семья не может выполнять функцию экономической ячейки общества, основанного на товарном производстве. Имущественные отношения, складывающиеся внутри экономической ячейки общества, не могут качественно отличаться от имущественных отношений, господствующих в данном обществе. Поэтому имущественные отношения между членами семьи в условиях рыночной экономики неизбежно приобретают стоимостный характер. Подтверждением тому служат последние изменения в семейном законодательстве, связанные с расширением сферы гражданско-правового инструментария в регулировании семейных отношений. Так, в соответствии с новым СК РФ допускается заключение брачного контракта, возможность перехода от общей совместной к общей долевой или раздельной собственности супругов и т. д. Стоимостный характер имущественных отношений между членами семьи обусловил также перевод целого ряда правовых норм, которые традиционно "прописывались" в актах брачно-семейного законодательства, в ГК. (ст.31-41, 47, 256 и др.). Взаимооценочный характер носят и личные неимущественные отношения с участием членов семьи. Наличие в отношениях между членами семьи и с их участием предметного признака гражданского права (взаимооценочный характер отношений) неизбежно предопределяет необходимость применения к ним общих норм гражданского права. Поэтому ст. 4 СК РФ устанавливает, что к имущественным и личным неимущественным отношениям между членами семьи, не урегулированным семейным законодательством, применяется гражданское законодательство постольку, поскольку это не противоречит существу семейных отношений. С учетом изложенного предпочтительнее в настоящее время позиция тех авторов, которые рассматривают семейное право как внутреннее структурное подразделение гражданского права. При этом по своему логическому объему и специфике семейное право образует наиболее крупное структурное подразделение гражданского права, именуемое подотраслью гражданского права. § 3. Принципы гражданского права Понятие принципов гражданского права. Под принципами гражданского права понимаются основные начала гражданско-правового регулирования общественных отношений. Принципы гражданского права пронизывают все гражданское законодательство, отражая его наиболее существенные свойства. Поэтому правильное понимание и применение норм гражданского законодательства возможно только с учетом общих принципов гражданского права. Принципы гражданского права не только пронизывают насквозь все гражданское законодательство, "растворяясь" в его правовых нормах но и, будучи "извлеченными" из всей массы гражданского законодательства, нашли свое непосредственное отражение в ст. 1 ГК. Значение такого законодательного решения трудно переоценить. Законодательно закрепленные в ст. 1 ГК принципы гражданского права могут непосредственно применяться при регулировании общественных отношений, входящих в предмет гражданского права. В частности, принципы гражданского права применяются, если есть пробелы в гражданском законодательстве и возникает необходимость в применении аналогии права. Это означает, что для регулирования общественных отношений, не урегулированных конкретной нормой гражданского права, применяются основные начала гражданского законодательства, то есть принципы гражданского права. К таким принципам гражданского права относятся следующие: 1. Принцип дозволительной направленности гражданско-правового регулирования. 2. Принцип равенства правового режима для всех субъектов гражданского права. 3. Принцип недопустимости произвольного вмешательства в частные дела. 4. Принцип неприкосновенности собственности. 5. Принцип свободы договора. 6. Принцип свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств на всей территории Российской Федерации. Принцип дозволительной направленности гражданско-правового регулирования. Значение данного принципа в условиях рыночной экономики чрезвычайно велико. Рыночная экономика может успешно развиваться только в том случае, если субъекты гражданского права обладают необходимой свободой, проявляют предприимчивость, инициативу и иную активность в сфере гражданского оборота. Последнее было бы невозможно без воплощенного в нормах гражданского права принципа дозволительной направленности гражданско-правового регулирования общественных отношений. Содержащиеся в гражданском законодательстве нормы права сформулированы на базе общего правила: "разрешено все то, что не запрещено законом". В соответствии с этим правилом субъекты гражданского права могут совершать любые действия, не запрещенные законом. В частности, граждане и юридические лица, наделенные общей правоспособностью, могут заниматься любыми видами предпринимательской и иной деятельности, не запрещенной законом (ст. 18, 49 ГК). Другим проявлением рассматриваемого принципа является то обстоятельство, что большинство норм гражданского права носит диспозитивный характер. Применение этих норм всецело зависит от усмотрения участников гражданского оборота. Они могут исключить применение диспозитивной нормы к своим отношениям, могут изменить ее содержание в целом или какой-либо ее части и т. д. Благодаря тому, что в основе гражданского законодательства лежат диспозитивные нормы, субъекты гражданского права могут реализовывать свою правоспособность по своему усмотрению, приобретать субъективные права или не приобретать их, выбирать конкретный способ их приобретения, регулировать по своему усмотрению содержание правоотношения, участниками которого они являются, распоряжаться принадлежащими им субъективными правами, прибегать или не прибегать к мерам защиты нарушенного права и т. д. Субъекты гражданского права могут приобретать права и возлагать на себя обязанности, не только предусмотренные законом и иными правовыми актами, но и такие права и обязанности, которые не предусмотрены гражданским законодательством, если они не противоречат общим началам и смыслу гражцанского законодательства (ст. 8 ГК). Наиболее эффективное развитие гражданского оборота происходит тогда, когда его участники вступают в отношения друг с другом и осуществляют свою деятельность в рамках этих отношений в соответствии со своими интересами, воплощенными в принадлежащих им правах. С учетом этого гражданское законодательство устанавливает, что субъекты гражданского права по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права (п. 1 ст. 9 ГК). Усмотрение субъектов гражданского права при осуществлении принадлежащих им прав опирается только на их имущественные и иные интересы. Никто не вправе диктовать участникам гражданских правоотношений, как осуществлять принадлежащие им права. Вместе с тем свобода усмотрения участников гражданских правоотношений не безгранична и существует в определенных юридических рамках. Действующее законодательство устанавливает соответствующие пределы осуществления гражданских прав. Так, в соответствии с п. 1 ст. 10 ГК не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции. В п. З ст. 55 Конституции РФ и п. 2 ст. 1 ГК установлено, что гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. В этих нормах находит отражение наиболее оптимальное сочетание частного и публичного интереса в гражданском обществе. Участник гражданского правоотношения может воспользоваться принадлежащим ему правом, а может и не воспользоваться, отказавшись от его осуществления. При этом отказ граждан и юридических лиц от осуществления принадлежащих им прав не влечет прекращения этих прав, за исключением случаев, предусмотренных законом (п. 2 ст. 9 ГК). В частности, не прекращает существования права на судебную защиту нарушенного гражданского права оговорка, сделанная сторонами в договоре о том, что все разногласия между ними решаются путем переговоров без обращения в суд за разрешением возникшего спора. Поскольку осуществление и защита гражданских прав зависят от усмотрения участников гражданского оборота, органы государственной власти и местного самоуправления, а также иные лица не вправе понуждать участников гражданских правоотношений к осуществлению или защите их субъективных прав. Правовые акты также не могут устанавливать обязанность участников гражданских правоотношений по осуществлению или защите принадлежащих им прав и тем более вводить санкции в отношении тех лиц, которые не предъявляют иски о защите нарушенных гражданских прав, как это имело место в недалеком прошлом. Принцип равенства правового режима для всех субъектов гражданского права. Этот принцип означает, что ни один субъект в гражданском праве не обладает какими-либо преимуществами перед другими субъектами гражданского права. Одним из проявлений указанного принципа является то, что одни и те же нормы права распространяются на отношения с участием граждан и на отношения с участием организаций, Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований. Этот принцип проходит через все структурные подразделения гражданского законодательства. Так, если в ранее действовавшем законодательстве предусматривалось два срока исковой давности: три года для отношений с участием граждан и один год для отношений между организациями, то в ныне действующем законодательстве закреплен единый для всех субъектов гражданского права трехгодичный срок исковой давности. В подотрасли "право собственности и другие вещные права" этот принцип воплощен в правиле о том, что права всех собственников защищаются равным образом (п. 4 ст. 212 ГК), что внесло существенные изменения в ранее действовавшее законодательство, предусматривавшее повышенную защиту социалистических форм собственности. Принцип недопустимости произвольного вмешательства в частные дела. Содержащиеся в гражданском законодательстве нормы права выражают в первую очередь частные интересы участников гражданского оборота. В соответствии с этим в указанных нормах воплощен принцип недопустимости произвольного вмешательства в частные дела. Это означает, что органы государственной власти и местного самоуправления и любые иные лица не вправе вмешиваться в частные дела субъектов гражданского права, если они осуществляют свою деятельность в соответствии с требованиями законодательства. Так, органы государственной власти и местного самоуправления не вправе указывать гражданам и юридическим лицам, осуществляющим предпринимательскую деятельность, какие товары (работы, услуги) им производить, на каких условиях и по каким ценам их реализовывать. Статья 23 Конституции РФ предусматривает право каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну. В п. 1 ст. II Закона "Об информации, информатизации и защите информации" содержится запрет на сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни. Следует иметь в виду, что не допускается только произвольное вмешательство в частные дела. В тех случаях, когда частные интересы входят в противоречие с публичным интересом, гражданское законодательство допускает вмешательство в частные дела граждан и юридических лиц. В этих случаях в гражданское законодательство вкрапливаются публично-правовые элементы, без которых не может обойтись ни одно гражданское общество. Так, в соответствии с п. 1 ст. 49 ГК отдельными видами деятельности, перечень которых определяется законом, юридическое лицо может заниматься только на основании специального разрешения (лицензии). Принцип неприкосновенности собственности. Этот принцип закладывает основы имущественного порядка в экономике. В соответствии с этим принципом нормы гражданского права обеспечивают собственникам возможность стабильного осуществления правомочий по владению, пользованию и распоряжению принадлежащим им имуществом, без чего невозможно функционирование не только рыночной, но и, в принципе, любой экономики. Ни один субъект гражданского права не может быть лишен своего имущества иначе, чем по решению суда (п. 3 ст. 35 Конституции РФ). Чрезвычайно важным обстоятельством является то, что решение суда о прекращении права собственности может быть вынесено только в случаях, прямо предусмотренных законом. Перечень оснований прекращения права собственности помимо воли собственника, содержащийся в ст. 235 ГК, является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит. Нормы гражданского права защищают собственность граждан, юридических лиц и других субъектов гражданского права от посягательства со стороны любых лиц, включая органы государственной власти и органы местного самоуправления. Принцип свободы договора. Этот принцип предусматривает свободу усмотрения субъектов гражданского права как в выборе партнеров по договору, так и в выборе вида договора и условий, на которых он будет заключен. Закрепление этого принципа в гражданском праве означает отказ законодателя от понуждения к заключению договора на основе обязательных для сторон планово-административных актов. Это является чрезвычайно важным в условиях рыночной экономики, не допускающей административного вмешательства в гражданский оборот. Вместе с тем в отдельных случаях в общественных интересах в гражданском законодательстве имеются и отступления от указанного принципа. Так, не допускается отказ коммерческой организации от заключения публичного договора при наличии возможности предоставить потребителю соответствующие товары, услуги, выполнить для него соответствующие работы (п. 3 ст. 426 ГК). Принцип свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств на всей территории Российской Федерации. Единый рынок не терпит каких-либо внутренних границ и барьеров. Поэтому ст. 8 Конституции РФ и п. 3 ст. 1 ГК устанавливают, что товары, услуги и финансовые средства свободно перемещаются на всей территории Российской Федерации. В соответствии с указанным принципом субъекты Российской Федерации и другие лица не вправе устанавливать какие-либо местные правила, препятствующие свободному перемещению товаров, услуг и финансовых средств в едином экономическом пространстве Российской Федерации. На всей территории Российской Федерации должны быть одни и те же "правила игры" при осуществлении предпринимательской или иной деятельности, реализуемой в рамках гражданских правоотношений. На территории Российской Федерации не допускается установление таможенных границ, пошлин, сборов и каких-либо иных препятствий для свободного перемещения товаров, услуг и финансовых средств. Так, в соответствии с п. 1 ст. 7 Закона "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" не допускается издание актов или совершение действий, устанавливающих запреты на продажу (покупку, обмен, приобретение) товаров из одного региона Российской Федерации, республики, края, области, района, города, района в городе в другой. Ограничения перемещения товаров и услуг могут вводиться в соответствии с федеральным законом только в том случае, если это необходимо для обеспечения безопасности, защиты жизни и здоровья людей, охраны природы и культурных ценностей (ст. 74 Конституции РФ). § 4. Система гражданского права Понятие и значение системы гражданского права. Нормы гражданского права, регулирующие на основе юридического равенства сторон имущественно-стоимостные и личные неимущественные отношения, расположены не хаотично, а находятся в определенной системе. Система гражданского права складывается объективно и покоится на специфических особенностях общественных отношений, входящих в предмет гражданского права. При этом общие свойства многочисленных общественных отношений, входящих в предмет гражданского права, предопределяют единство их правового регулирования, а специфические признаки конкретных видов этих отношений -дифференциацию их правового регулирования. Системное расположение норм гражданского права имеет не только теоретическое, но и важное практическое значение как для правотворческих, так и для правоприменительных органов. В случае принятия нового нормативного акта, содержащего гражданско-правовые нормы, необходимо выяснить, насколько их содержание согласуется с уже существующими правовыми нормами. Это легко сделать, если нормы гражданского права расположены в определенной системе, и чрезвычайно трудно, если они находятся в хаотичном состоянии. Отыскать и применить к конкретному случаю соответствующую ему норму гражданского права также легче, если эти нормы систематизированы по определенным критериям. Общая часть гражданского права. Однородность общественных отношений, входящих в предмет гражданского права, позволяет выделить такие нормы гражданского права, которые применимы при регулировании любых имущественно-стоимостных и личных неимущественных отношений. Совокупность этих правовых норм составляет общую часть гражданского права. Значение общей части в гражданском праве трудно переоценить. Она отражает однородность предмета отраслевого регулирования, служит объединяющим началом для всех отраслевых норм, выражает общность их юридического содержания. Общая часть позволяет устранить разнобой в правовом регулировании схожих по своей природе общественных отношений и обеспечить необходимое единство гражданско-правового регулирования общественных отношений, возникающих в отдельных сферах деятельности граждан и организаций. В частности, благодаря нормам общей части гражданского права осуществлено единообразное регулирование имущественно-стоимостных отношений между гражданами, между юридическими лицами, между юридическими лицами и гражданами во всех сферах деятельности: в области предпринимательской, бытовой или интеллектуальной деятельности; в области промышленности, транспорта, строительства, сельского хозяйства, торговли, бытового обслуживания, жилищно-коммунального хозяйства и т. п. Общая часть в гражданском праве дает несомненные юридико-технические преимущества, позволяющие избежать массы практических неудобств, вызванных ростом числа взаимных отсылок или ненужного дублирования правовых норм в различных структурных подразделениях гражданского права. Так, предусмотренные многочисленными гражданско-правовыми институтами субъективные права подлежат защите в пределах срока исковой давности. Чтобы не повторять в каждом правовом институте правила об исковой давности, они как бы "выносятся за скобки" и включаются в общую часть, приобретая тем самым общее значение для всех институтов гражданского права. То же самое происходит и с другими гражданско-правовыми нормами, имеющими общее значение для всех институтов гражданского права. Тем самым значительно сокращается объем гражданского законодательства и облегчается его практическое использование. Подотрасли гражданского права. Нараду с общими родовыми признаками общественные отношения, входящие в предмет гражданского права, характеризуются специфическими особенностями, предопределяющими внутреннюю структурную дифференциацию гражданского права. По своим специфическим особенностям, оказывающим наиболее заметное влияние на характер правового регулирования, в предмете гражданского права выделяются следующие виды общественных отношений: отношения собственности и аналогичные им отношения, отношения экономического оборота, личные неимущественные отношения, отношения по поводу результатов творческой деятельности, семейные отношения, наследственные отношения. В соответствии с этим внутри гражданского права можно выделить шесть подотраслей: право собственности и другие вещные права, обязательственное право, личные неимущественные права, право на результаты творческой деятельности, семейное право, наследственное право. Каждая из указанных выше подотраслей также имеет свой предмет и метод правового регулирования. Так, в предмет такой подотрасли, как право собственности и другие вещные права, входят отношения, опосредующие процесс присвоения материальных благ. Присвоение же материальных благ предполагает известную имущественную самостоятельность и независимость субъекта присвоения. Поэтому при регулировании рассматриваемых отношений на основе юридического равенства сторон применяется подотраслевой метод предоставления управомоченному лицу наиболее полной имущественно-распорядительной самостоятельности. Предмет обязательственного права составляют отношения экономического оборота, опосредующие процесс перемещения материальных благ. Перемещение же материальных благ невозможно без совершения соответствующих активных действий, направленных на их перемещение. В силу этого в обязательственном праве на основе юридического равенства сторон применяется подограслевой метод предоставления управомоченному лицу возможности требовать совершения в его пользу определенных и притом активных действий. Личные неимущественные отношения, составляющие предмет подотрасли личных неимущественных прав, характеризуются тем, что они возникают по поводу неотделимых от личности духовных благ. Нормальное развитие этих отношений возможно лишь при условии невмешательства посторонних лиц в личную сферу деятельности граждан и организаций (юридических лиц). Поэтому надлежащее правовое урегулирование личных неимущественных отношений требует использования метода всеобщего запрета. Однако применяется этот подотраслевой метод на основе общеограслевого метода юридического равенства сторон, что и отличает его от аналогичного метода, используемого в уголовном праве. В предмет другой подотрасли - права на результаты творческой деятельности - входят как личные неимущественные отношения, так и связанные с ними отношения экономического оборота. В силу этого в данной подотрасли применяется как метод личных неимущественных прав, так и метод обязательственного права. Семейное право, как подотрасль гражданского права, регулирует имущественно-стоимостные и личные неимущественные отношения, возникающие на основе брака, родства, усыновления, принятия детей на воспитание. Специфика этих отношений состоит в том, что все они носят сугубо личный характер. Поэтому в семейном праве на основе общеограслевого метода юридического равенства сторон применяется метод лично-доверительной направленности правового регулирования семейных отношений. Наконец, наследственное право имеет дело с отношениями, опосредующими переход имущества умершего лица к его наследникам. В этой подотрасли используется метод универсального правопреемства на базе общеотраслевого метода юридического равенства сторон. Общность входящих в предмет какой-либо подотрасли гражданского права общественных отношений позволяет выделить и общие для данной подотрасли нормы права, образующие именно ее общую часть. В настоящее время такая общая часть законодательно оформлена только в обязательственном праве. Другие же подотрасли гражданского права представлены в законодательстве без общих частей, хотя объективно совокупность таких общих норм права существует в любой подотрасли гражданского права. Их законодательное обособление и закрепление составляет одну из самых насущных задач цивилистической науки. Институты и другие структурные подразделения гражданского права. Особенности отдельных видов общественных отношений, входящих в предмет какой-либо подотрасли гражданского права, в свою очередь, предопределяют их внутреннюю структурную дифференциацию и обусловливают существование в рамках конкретной подотрасли соответствующих правовых институтов. Так, подотрасль обязательственного права состоит из двух институтов: договорные и внедоговорные обязательства. Каждый из этих правовых институтов, в свою очередь, подразделяется на субинституты. Например, институт договорных обязательств подразделяется на следующие субинституты: обязательства по реализации имущества, обязательства по предоставлению имущества в пользование, обязательства по выполнению работ, обязательства по оказанию услуг, обязательства по перевозкам, обязательства по расчетам и кредитованию, обязательства по страхованию, обязательства по совместной деятельности, смешанные обязательства. Субинституты, в свою очередь, делятся на более дробные структурные подразделения гражданского права и т.д. Глава 2. ГРАЖДАНСКОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО § 1. Гражданское законодательство и его система Понятие граждаиского законодательства и его системы. Расположенные с учетом их единства и дифференциации нормы гражданского права находят свое выражение в статьях различных правовых нормативных актов (в дальнейшем - нормативные акты или правовые акты), которые принято именовать источниками гражданского права. Указанные нормативные акты в совокупности образуют гражданское законодательство. Вместе с тем следует иметь в виду, что в ГК понятие "гражданское законодательство" используется в узком смысле. Статья 3 ГК. включает в понятие "гражданское законодательство" только ГК и принятые в соответствии с ним иные федеральные законы. Иные акты, содержащие нормы гражданского права, выведены за пределы понятия "гражданское законодательство". В настоящей главе понятие "гражданское законодательство" используется в широком смысле, охватывающем не только законодательные, но и иные нормативные акты, содержащие нормы гражданского права. Именно в таком смысле используется понятие гражданского законодательства вот. 71 Конституции РФ. Таким образом, нормы гражданского права могут быть закреплены как в законах, так и в подзаконных нормативных актах. Все эти нормативные акты, в зависимости от юридической силы, расположены по определенной строго иерархической системе, в которой значение нормативного акта определяется его юридической силой. Чем больше юридическая сила нормативного акта, тем выше его положение в системе гражданского законодательства. Такое построение нормативных актов гражданского законодательства имеет не только теоретическое, но и важное практические значение. Ввиду многочисленности нормативных актов гражданского законодательства и несовершенства законодательной техники встречаются ситуации, когда различные нормативные акты по-разному решают один и тог же вопрос. В таком случае применяется нормативный акт, имеющий большую юридическую силу. Так, в холле гостиницы были вывешены Правила проживания в гостиницах, утвержденные местной администрацией. Этими Правилами было предусмотрено, что гостиница не несет ответственности за пропажу из номеров гостиницы вещей, не сданных в камеру хранения. Между тем это правило противоречит ст. 925 ГК, которая устанавливает, что гостиница как хранитель и без особого о том соглашения с проживающим в ней лицом (постояльцем) отвечает за утрату, недостачу или повреждение его вещей, внесенных в гостиницу, кроме денег, иных валютных ценностей, ценных бумаг и других драгоценных вещей. Поскольку ГК обладает более высокой юридической силой по сравнению с Правилами проживания в гостиницах, суд, рассматривая дело о пропаже вещей гражданина из предоставленного ему номера, должен руководствоваться ст. 925 ГК, а не Правилами проживания в гостиницах, утвержденными местной администрацией. В период существования СССР основная масса общественных отношений, входящих в предмет гражданского права, была урегулирована союзным законодательством. Поэтому российский законодатель не мог сразу признать утратившими силу все многочисленные нормативные акты, принятые на союзном уровне. В противном случае большинство имущественно-стоимостных и личных неимущественных отношений на территории России оказались бы неурегулированными или урегулированными недостаточно полно. В силу этого постановлением Верховного Совета РСФСР от 12 декабря 1991 г. "О ратификации Соглашения о создании Содружества Независимых Государств" было установлено, что на территории РСФСР нормы бывшего Союза ССР применяются в части, не противоречащей Конституции РСФСР, законодательству РСФСР и данному Соглашению. Во время проведения радикальной экономической реформы важно, чтобы устаревшее и не соответствующее потребностям рыночной экономики гражданское законодательство не стояло на пути осуществляемых в нашей стране преобразований. Поэтому постановлением Съезда народных депутатов РСФСР от 1 ноября 1991 г. был установлен до 1 декабря 1992 года особый порядок правового регулирования проведения и обеспечения радикальной экономической реформы в РСФСР^. В соответствии с этим порядком законы РСФСР, Указы Президента и иные акты, принятые в обеспечение экономической реформы в РСФСР, подлежали приоритетному исполнению. Законодательные акты Союза ССР и РСФСР в период проведения радикальной экономической реформы применялись в части, не противоречащей актам, принятым в соответствии с указанным выше постановлением. Законодательные акты Союза ССР, препятствующие проведению экономической реформы, могли быть приостановлены Верховным Советом РСФСР или Президентом РСФСР. Таким образом, гражданско-правовые нормативные акты Союза ССР действуют на территории Российской Федерации, если они не признаны утратившими силу или не пришли в противоречие с законодательными актами Российской Федерации, принятыми после 12 июня 1990 г., т.е. после принятия Декларации о государственном суверенитете России. Законы (законодательные акты). Все нормативные акты в зависимости от их юридической силы делятся на законы (законодательные акты) и подзаконные нормативные акты. Законы как нормативные акты высших органов государственной власти обладают большей юридической силой по отношению к подзаконным нормативным актам. Статья 76 Конституции Российской Федерации разграничивает федеральные конституционные законы и федеральные законы. Федеральные конституционные законы обладают большей юридической силой по сравнению с федеральными законами. Поэтому федеральные законы не могут противоречить федеральным конституционным законам. Среди федеральных конституционных законов наиболее высокой юридической силой обладает Конституция Российской Федерации. Будучи Основным Законом нашей страны. Конституция РФ содержит в себе нормы различных отраслей права. Среди них есть и нормы гражданского права. В частности, основу гражданско-правового регулирования отношений собственности на территории Российской Федерации составляют ст. 35, 36 Конституции РФ. В основе гражданско-правового регулирования личных неимущественных отношений, возникающих по поводу таких духовных ценностей, как честь, достоинство и доброе имя гражданина, его свобода и личная неприкосновенность, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, неприкосновенность жилища, лежат ст. 20-25 Конституции РФ. Особое место в гражданском законодательстве занимают отраслевые кодифицированные нормативные акты в виде Основ гражданского законодательства и Гражданского кодекса. Отраслевые кодифицированные нормативные акты призваны, в принципе, урегулировать все общественные отношения, входящие в предмет гражданского права, и являются базой для развития всего текущего гражданского законодательства на территории Российской Федерации. По своей юридической силе наиболее важное место в настоящее время занимают часть первая и часть вторая Гражданского кодекса Российской Федерации. Часть первая ГК принята Государственной Думой 21 октября 1994 г., подписана Президентом 30 ноября 1994 г. и введена в действие с 1 января 1995 г., за исключением положений, для которых установлены иные сроки введения их в действие. Так, глава 4 "Юридические лица" введена в действие со дня официального опубликования части первой кодекса, т.е. с 8 декабря 1994 г., а глава 17 "Право собственности и другие вещные права на землю" вводится в действие лишь со дня введения в действие нового Земельного кодекса. Часть вторая ГК принята Государственной Думой 22 декабря 1995 г., подписана Президентом 26 января 1996 г. и введена в действие с 1 марта 1996 г. Часть третья ГК, рассчитанная на институты интеллектуальной собственности, наследственное право и международное частное право, т. е. на отношения с иностранным элементом, еще не принята. Структура части первой и части второй ГК опирается на объективно существующую систему гражданского права. Вместе с тем между системой гражданского права и структурой ГК имеются некоторые расхождения, обусловленные как объективными, так и субъективными причинами. ГК как отраслевой кодифицированный законодательный акт призван обеспечить единообразное правовое урегулирование имущественно-стоимостных и личных неимущественных отношений на всей территории Российской Федерации. В соответствии с этим ГК закрепляет наиболее важные положения гражданского законодательства, направленные на регулирование, в принципе, всех общественных отношений, входящих в предмет гражданского права. Характерной чертой части первой и части второй ГК является то, что они заложили основу нормативной базы для гражданского оборота в условиях рыночной экономики. В них дано определение предпринимательской деятельности и содержится немало правовых норм, направленных на регулирование отношений в области предпринимательства. Другим кодифицированным нормативным актом гражданского законодательства, действующим на территории Российской Федерации, являются Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик. Однако применение этого нормативного акта нуждается в ряде оговорок. Основы гражданского законодательства были утверждены Верховным Советом СССР 31 мая 1991 г. и должны были войти в действие с 1 января 1992 г. Однако к 1 января 1992 г. СССР, на территории которого должны были вступить в действие Основы гражданского законодательства 1991 г., распался на ряд независимых государств. Поэтому на территории Российской Федерации Основы гражданского законодательства 1991 г. не действовали до 3 августа 1992 г., пока Верховный Совет Российской Федерации 14 июля 1992 г. не принял постановление № 3301-1 "О регулировании гражданских правоотношений в период проведения экономической реформы". В указанном постановлении отмечалось, что впредь до принятия нового Гражданского кодекса Российской Федерации Основы гражданского законодательства 1991 г. применяются на территории Российской Федерации, за исключением положений, устанавливающих полномочия Союза ССР в области гражданского законодательства, и в части, не противоречащей Конституции Российской Федерации и законодательным актам Российской Федерации, принятым после 12 июня 1990 г. Такое действие Основ гражданского законодательства имело место на территории Российской Федерации до 1 января 1995 г. В соответствии со ст. 3 Федерального закона "О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" с 1 января 1995 г. на территории Российской Федерации не применяются: раздел 1 "Общие положения", раздел II "Право собственности. Другие вещные права" и глава 8 "Общие положения об обязательствах" раздела III "Обязательственное право" Основ гражданского законодательства . С введением в действие части второй ГК на территории Российской Федерации полностью не применяется раздел III "Обязательственное право" Основ гражданского законодательства. Если же учесть, что раздел IV "Авторское право" Основ бьш признан не действующим на территории РФ со дня введения в действие Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах", т. е. с 3 августа 1993 г., а раздел V "Право на изобретения и другие результаты творчества, используемые в производстве" частично поглощен нормами позднее принятых законодательных актов, а частично вступил в противоречие с ними, то действуют лишь отдельные положения раздела VI "Наследственное право", а также раздел VII "Правоспособность иностранных граждан и юридических лиц. Применение гражданских законов иностранных государств и международных договоров" Основ гражданского законодательства 1991 г. Следующим кодифицированным нормативным актом гражданского законодательства является Гражданский кодекс РСФСР, утвержденный Верховным Советом РСФСР II июня 1964 г. и введенный в действие с 1 октября 1964 г. с последующими изменениями и дополнениями. Применение указанного нормативного акта имеет свою историю. Поскольку ГК 1964 г. принимался в условиях господства в нашей стране командно-административной системы, к моменту становления Российской Федерации как независимого государства многие положения устарели и не соответствовали потребностям развития армирующейся рыночной экономики. Вместе с тем многие положения ГК 1964 г. не утратили своей актуальности и в условиях перехода рыночной экономике. В силу этого постановлением Верховного Совета Российской Федерации "О регулировании гражданских правоотношений в период проведения экономической реформы" было установлено, что положения ГК 1964 г. к гражданским правоотношениям применяются, если они не противоречат законодательным актам Российской Федерации, принятым после 12 июня 1990 г., и иным актам, действующим в установленном порядке на территории Российской федерации. Под иными актами подразумевались в то время прежде всего Основы гражданского законодательства 1991 г. В настоящее время в соответствии со ст. 2 Федерального закона "О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской федерации" признаны утратившими силу с 1 января 1995 г.: преамбула, раздел 1 "Общие положения", раздел II "Право собственности" и подраздел 1 "Общие положения об обязательствах" раздела III "Обязательственное право" ГК 1964 г. В соответствии со ст. 2 Федерального закона "О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации" раздел III "Обязательственное право" ГК 1964 г. с 1 марта 1996 г. признан полностью утратившим силу. Действует лишь, с необходимыми изменениями и разъяснениями, раздел VII "Наследственное право" ГК 1964 г. Таким образом, как Основы гражданского законодательства 1991 г., так и ГК 1964 г. действуют в настоящее время в той части, которая не перекрывается частью первой и частью второй ГК и другими законодательными актами. Но и в этих оставшихся частях Основы гражданского законодательства 1991 г. и ГК 1964 г. применяются постольку, поскольку они не противоречат части первой ГК. Следует также отметить, что впредь до приведения законов и иных правовых актов, действующих на территории Российской Федерации, в соответствие с частью первой ГК законы и иные правовые акты Российской Федерации, а также нормативные акты законодательства Союза ССР, действующие на территории Российской Федерации, в пределах и порядке, предусмотренных Конституцией Российской Федерации, постановлением Верховного Совета РСФСР от 12 декабря 1991 г. "О ратификации Соглашения о создании Содружества Независимых Государств", постановлениями Верховного Совета Российской Федерации от 14 июля 1992 т. "О регулировании гражданских правоотношений в период проведения экономической реформы" и от 3 марта 1993 г. "О некоторых вопросах применения законодательства Союза ССР на территории Российской Федерации" применяются постольку, поскольку они не противоречат части первой и части второй ГК. Наряду с кодифицированными нормативными актами систему гражданского законодательства образуют специальные законы, регулирующие отдельные виды общественных отношений, входящих в предмет гражданского права. Например, Закон Российской Федерации "О страховании", регулирующий отношение в области страхования между страховыми организациями и гражданами, предприятиями, учреждениями, организациями, а также отношения страховых организаций между собой; Патентный закон Российской Федерации, регулирующий имущественные и связанные с ними личные неимущественные отношения, возникающие в связи с созданием, правовой охраной и использованием изобретений, полезных моделей и промышленных образцов; Закон Российской Федерации "О защите прав потребителей", регулирующий отношения, возникающие между потребителями и предпринимателями. Эти и другие специальные законы, хотя и не носят такого всеобъемлющего характера, как ГК, Основы гражданского законодательства 1991 г. или ГК 1964 г., имеют чрезвычайно важное значение в переходный к рыночной экономике период, поскольку в них отражены и юридически закреплены происходящие в нашей стране экономические преобразования. Подзаконные нормативные акты. Среди подзаконных нормативных актов ведущую роль в системе гражданского законодательства играют правовые акты, издаваемые Президентом и Правительством Российской Федерации. Указы Президента Российской Федерации как подзаконные нормативные акты, в принципе, не должны противоречить законам. Однако в период проведения радикальной экономической реформы Президент РСФСР был наделен дополнительными полномочиями, в силу которых он мог издавать указы, противоречащие действующим законам РСФСР. Вместе с тем Верховному Совету РСФСР было предоставлено право контроля за законодательной деятельностью Президента РСФСР. В соответствии с постановлением Съезда народных депутатов РСФСР "О правовом обеспечении экономической реформы" проекты указов Президента РСФСР по вопросам банковской, биржевой, валютно-финансовой, внешнеэкономической, инвестиционной, таможенной деятельности, бюджета, ценообразования, налогообложения, собственности, земельной реформы, занятости населения, компетенции, порядка формирования и деятельности исполнительных органов, издаваемые в целях оперативного регулирования хода экономической реформы и находящиеся в противоречии с действующими законами РСФСР, должны представляться Президентом РСФСР в Верховный Совет РСФСР, а в период между сессиями-в Президиум Верховного Совета РСФСР. Если в течение семи дней Верховный Совет РСФСР, а в перерывах между сессиями - Президиум Верховного Совета РСФСР не отклонял проект Указа Президента РСФСР, то Указ вступал в силу. В случае отклонения проекта Указа Верховный Совет РСФСР в десятидневный срок рассматривал его в качестве законопроекта, представленного Президентом РСФСР. В настоящее время этот порядок не действует и в соответствии с п. 3 ст. 3 ГК указы Президента Российской Федерации не должны противоречить ГК и иным законам. Среди многочисленных указов Президента Российской Федерации немало и таких, которые содержат в себе нормы гражданского права. Например, Указ Президента Российской Федерации от 23 мая 1994 т. № 1003 "О реформе государственных предприятий", Указ Президента Российской Федерации от 2 июня 1994 г. № 1114 "О продаже государственных предприятий-должников" и многие другие. Постановления Правительства Российской Федерации также относятся к числу подзаконных нормативных актов. На основании и во исполнение ГК и иных законов, указов Президента Российской Федерации Правительство Российской Федерации вправе принимать постановления, содержащие нормы гражданского права. Указанные постановления Правительства Российской Федерации не должны противоречить Конституции Российской Федерации, федеральным законам и указам Президента Российской Федерации. В противном случае постановление Правительства Российской Федерации может быть отменено Президентом Российской Федерации (п. Зет. 115 Конституции РФ). Те постановления Правительства Российской Федерации, в которых содержатся нормы гражданского права, входят в систему гражданского законодательства. Так, постановлением Правительства Российской Федерации от 6 июля 1994 г. № 801 утверждены Правила предоставления услуг по техническому обслуживанию и ремонту автотранспортных средств , которые по своей отраслевой принадлежности относятся к гражданско-правовым нормативным актам. Гражданско-правовые нормы могут содержаться и в нормативных актах министерств и иных федеральных органов исполнительной власти (ведомственные нормативные акты). Так, Министерство юстиции РФ 19 марта 1996 г. приняло Инструкцию "О порядке совершения нотариальных действий должностными лицами органов исполнительной власти" . Вместе с тем следует иметь в виду, что в соответствии с п. 7 ст. 3 ГК министерства и иные федеральные органы исполнительной власти могут издавать акты, содержащие нормы гражданского права, в случаях и в пределах, предусмотренных ГК, другими законами и иными правовыми актами. Тем самым в настоящее время ГК существенно ограничил сферу нормотворческой деятельности министерств и других федеральных органов исполнительной власти. К сожалению, раньше ведомственные нормативные акты нередко своим содержанием противоречили законам и подзаконным нормативным актам, обладающим более высокой юридической силой, что в значительной степени обусловливалось стремлением ведомств защитить интересы входящих в их систему организаций за счет ущемления интересов граждан. Так, установленные ст. 246 ГК 1964 г. права покупателя в случае продажи ему вещи ненадлежащего качества практически были сведены на нет Типовыми правилами обмена промышленных товаров, купленных в розничной торговой сети государственной и кооперативной торговли, утвержденными приказом Министерства торговли СССР и Государственного комитета стандартов Совета Министров СССР от 1 февраля 1974 г- № 19/19. Поэтому в связи с постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. "О введении в действие Закона РФ "О защите прав потребителей" Правительство РФ 28 мая 1992 г. приняло постановление № 359 "Об отмене ведомственных нормативных актов, регулирующих отношения в области прав потребителей". До введения в действие Конституции РФ к числу источников гражданского права относились и нормативные акты, издаваемые местными органами власти и управления. Статья 71 Конституции РФ установила, что гражданское законодательство находится в ведении Российской Федерации. В соответствии с этим органы власти и управления субъектов Российской Федерации и муниципальные образования не вправе издавать нормативные акты, содержащие нормы гражданского права. Это нашло подтверждение в постановлении Конституционного Суда РФ 4 марта 1997 г. № 4-П "По делу о проверке конституционности статьи 3 Федерального закона от 18 июля 1995 г. "О рекламе". Однако нормы гражданского права, содержащиеся в актах субъектов Российской Федерации, изданных до введения в действие Конституции РФ, могут применяться судами при разрешении споров, если они не противоречат Конституции РФ и ГК^. Необходимость единообразного урегулирования общественных отношений, входящих в предмет гражданского права, на всей территории Российской Федерации не вызывает сомнений. Однако в настоящее время, когда принятое на федеральном уровне гражданское законодательство является далеко не полным и всеобъемлющим, такое законодательное решение вызывает значительные сложности в решении многих проблем, возникающих в отдельных регионах Российской Федерации. Гражданское законодательство и нормы международного права. Российская Федерация является частью мирового сообщества и поэтому гражданское законодательство Российской Федерации не может не считаться с общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами, в которых участвует Российская Федерация. В силу этого п. 4 ст. 15 Конституции РФ устанавливает, что общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы. Это означает, что при регулировании общественных отношений, входящих в предмет гражданского права, применяются общепризнанные принципы и нормы международного права, а также международные договоры Российской Федерации. Международные договоры Российской Федерации применяются к отношениям, входящим в предмет гражданского права, непосредственно, кроме случаев, когда из международного договора следует, что для его применения требуется издание внутригосударственного акта. При этом указанным актам Конституцией РФ придана более высокая юридическая сила, чем нормативным актам российского гражданского законодательства. Так, п. 4 ст. 15 Конституции РФ и п. 2 ст. 7 ГК устанавливают, что если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем те, которые предусмотрены гражданским законодательством Российской Федерации, применяются правила международного договора. Последнее имеет чрезвычайно важное значение для вхождения Российской Федерации в мировую экономику. Гражданское законодательство, деловые обыкновения, обычаи делового оборота, правила морали и нравственности. Под деловыми обыкновениями понимаются установившиеся в гражданском обороте правила поведения. Сами по себе деловые обыкновения не являются источником гражданского права. Однако в тех случаях, когда государство правовым актом санкционирует деловое обыкновение, оно приобретает юридическую силу правовой нормы и входит в систему гражданского законодательства. По ранее действовавшему законодательству только отдельные нормы права для конкретных случаев предусматривали возможность применения деловых обыкновений. В частности, п. 2 ст. 57 Основ гражданского законодательства 1991 г. (ст. 168 ГК 1964 г.) предусматривал, что обязательства должны исполняться надлежащим образом и в установленный срок в соответствии с условиями договора и требованиями законодательства, а при отсутствии таких условий и требований - в соответствии с обычно предъявляемыми требованиями. Эти обычно предъявляемые требования и вытекают из деловых обыкновений. В настоящее время из всех деловых обыкновений законодатель особо выделяет обычаи делового оборота, которые применяются исключительно в сфере предпринимательской деятельности. Под обычаем делового оборота, который в силу ст. 5 ГК может быть применен судом при разрешении спора, вытекающего из предпринимательской деятельности, следует понимать не предусмотренное законодательством или договором, но сложившееся, то есть достаточно определенное в своем содержании, широко применяемое в какой-либо области предпринимательской деятельности правило поведения, например, традиции исполнения тех или иных обязательств и т. п. Обычай делового оборота может быть применен независимо от того, зафиксирован ли он в каком-либо документе (опубликован в печати, изложен во вступившем в законную силу решении суда по конкретному делу, содержащему сходные обстоятельства, и т. п.) Обычаи делового оборота в настоящее время получили значительно более широкое использование по сравнению с другими деловыми обыкновениями. В соответствии со ст. 6 ГК если отношение, входящее предмет гражданского права, не урегулировано законодательством или соглашением сторон, то к нему применяется обычай делового оборота. Вместе с тем обычаи делового оборота применяются только в случае, если они не противоречат обязательным для участников соответствующего отношения положениям законодательства или договора (п. 2 ст. 5 ГК). Правилами морали и нравственности сами по себе также не являются источниками гражданского права. Указанные правила становятся источником гражданского права лишь в том случае, если они закреплены в каком-либо нормативном акте, входящем в систему гражданского законодательства. В этом случае правила морали и нравственности становятся правовой нормой, воплощенной в конкретном нормативном акте гражданского законодательства. Так, ст. 227 ГК закрепляет правило морали и нравственности о необходимости возврата найденной вещи лицу, потерявшему ее, или ее собственнику. Однако, даже и не являясь источником гражданского права, правила морали и нравственности иногда приобретают важное значение для уяснения смысла гажданского законодательства и правильного применения воплощенных в нем правовых норм. Например, в силу ст. 169 ГК признается ничтожной сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности. При этом при наличии умысла у обеих сторон такой сделки - в случае исполнения сделки обеими сторонами хотя бы одной из сторон -в доход Российской Федерации взыскивается все исполненное, а также все то, что подлежало исполнению по сделке Для применения правил указанной статьи со столь серьезными для сторон, совершающих сделки, имущественными последстиями важно знать, какие правила составляют основу нравственности в нашем обществе. Гражданское законодательство, постановления судебных пленумов, постановления Консплуционного Суда РФ, судебная практика и судебный прецедент. Пленум Верховного Суда Российской Федерации и Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации рассматривают обобщенные материалы и дают в порядке судебного толкования руководящие разъяснения по вопросам применения законодательстаа. Разъяснения Пленума Верховного Суда Российской Федерации обязательны для всех судов общей юрисдикции в Российской Федерации. Разьяснения Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации обязательны для всей системы арбитражных судов в Российской Федерации. Указанные разъяснения являются не нормативными актами, а актами применения права. Постановления судебных пленумов должны лишь толковать и разъяснять смысл гражданского законодательства, но не создавать новые нормы гражданского права. Поэтому постановления судебных пленумов не являются источниками гражданского права. Вместе с тем суды при разрешении конкретных споров обязаны применять соответствующие нормы гражданского права лишь в истолковании, содержащемся в постановлении соответствующего судебного пленума. Поэтому участники гражданского оборота руководствуются постановлениями судебных пленумов и тогда, когда дело не доходит до суда, что имеет чрезвычайно важное значение для обеспечения единообразного понимания и применения гражданского законодательства на всей территории Российской Федерации. В настоящее время особенно важное значение для судов общей юрисдикции и арбитражных судов имеет совместное постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 1 июля 1996 г. № 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации". Это постановление призвано служить для судов ориентиром в сложных вопросах применения новейшего гражданского законодательства. Вопрос о правовой природе руководящих разъяснений судебных пленумов является спорным в литературе. Некоторые юристы полагают, что руководящие разъяснения, содержащиеся в постановлениях судебных пленумов, следует считать источниками гражданского права. Основанием для признания руководящих разъяснений судебных пленумов источниками гражданского права послужило то обстоятельство, что судебные пленумы в ряде случаев, разъясняя смысл действующего законодательства, фактически формулировали новое правило, отличное от того, которое содержалось в нормативном акте. Поскольку в силу действовавшей в то время ст. 3 Закона СССР "О Верховном Суде СССР" сформулированное судебным пленумом правило приобретало обязательную силу для всех участников гражданского оборота, это правило фактически становилось правовой нормой. Однако такие ситуации встречались крайне редко и относились к аномальным явлениям правовой действительности, на которые нельзя ориентироваться при выявлении правовой природы руководящих разъяснений судебных пленумов. Подавляющее большинство указанных разъяснений по своей правовой природе представляют собой судебное толкование действующего законодательства. Не относятся к числу источников гражданского права и постановления Конституционного Суда РФ. В случае признания постановлением Конституционного Суда неконституционным акта гражданского законодательства или отдельного его положения в силу п. 6 ст. 125 Конституции РФ этот акт или отдельное его положение утрачивает силу. Поэтому постановлением Конституционного Суда РФ можно только отменить ту или иную норму гражданского права, ноне создать новую. Не является источником гражданского права и сложившаяся судебная практика, под которой понимается многократное единообразное решение судами одной и той же категории дел. Судья, рассматривая дело, по которому сложилась судебная практика, может вынести и иное решение, если убежден в том, что сложившаяся практика не соответствует закону. Вместе с тем судебная практика имеет огромное значение для выработки единообразного понимания и применения гражданского законодательства судебными органами, без чего невозможно обеспечить законность и правопорядок в обществе. Не относится к числу источников гражданского права и судебный прецедент, под которым понимается решение суда по конкретному делу. Такое решение является обязательным только для лиц, участвующих в данном деле. Оно не имеет обязательной силы для судей, рассматривающих аналогичное дело. § 2. Действие гражданского законодательства Действие гражданского законодательства во времени. Содержащиеся в гражданском законодательстве нормы права призваны регулировать общественные отношения, составляющие предмет гражданского права. Гражданское законодательство периодически обновляется и в нем появляются новые нормы гражданского права, а устаревшие нормы прекращают свое существование. С другой стороны, на территории Российской Федерации постоянно возникают общественные отношения, которые по своим признакам входят в предмет гражданского права. В связи с этим важно четко определить, с какого момента вступает в действие та или иная норма гражданского права и на какие отношения она распространяется. Введение в действие гражданских законов осуществляется в соответствии с Федеральным законом от 14 июня 1994 г. № 5-ФЗ "О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания". В соответствии со ст. 1 указанного закона на территории Российской Федерации применяются только те федеральные конституционные, федеральные законы, которые официально опубликованы. Значение этого правила трудно переоценить. Гражданско-правовые законы содержат в себе правила, которыми должны руководствоваться участники гражданского оборота в своей предпринимательской или повседневной бытовой деятельности. Руководствоваться же этими правилами участники гражданского оборота могут только в том случае, если они будут иметь возможность ознакомиться с содержанием указанных правил. Последнее достигается путем официального опубликования нормативных актов гражданского законодательства. Только в этом случае можно требовать от участников гражданского оборота исполнения гражданско-правовых законов и привлекать их к ответственности за нарушение содержащихся в них правил. Датой принятия федерального закона считается день принятия его Государственной Думой в окончательной редакции. Датой принятия федерального конституционного закона считается день, когда он одобрен палатами Федерального Собрания в порядке, установленном Конституцией РФ. Федеральные конституционные законы, федеральные законы подлежат официальному опубликованию в течение семи дней после дня их подписания Президентом Российской Федерации. Международные договоры, ратифицированные Федеральным Собранием, публикуются одновременно с федеральными законами об их ратификации. Официальным опубликованием федерального конституционного закона и федерального закона считается первая публикация его полного текста в "Российской газете" или "Собрании законодательства Российской Федерации". В целях более оперативного ознакомления участников гражданского оборота с вновь принятыми гражданскими законами последние могут быть опубликованы в иных печатных изданиях, а также доведены до всеобщего сведения (обнародованы) по телевидению и радио, разосланы государственным органам, должностным лицам, предприятиям, учреждениям, организациям, переданы по каналам связи, распространены в машиночитаемой форме. Для удобства их практического использования гражданские законы могут быть опубликованы и в виде отдельного издания, как это имеет место в отношении ГК. Гражданские законы вступают в силу одновременно на всей территории Российской Федерации по истечении десяти дней после дня их официального опубликования, если самими законами не установлен иной порядок вступления их в силу. Как правило, другой порядок вступления в силу гражданских законов устанавливается тогда, когда возникает необходимость немедленного введения в действие нового гражданского закона. В таких случаях в самом законе указывается, что он вступил в силу со дня его официального опубликования, как это имело место в отношении рассматриваемого федерального закона "О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания". Иной порядок вступления в силу гражданского закона применяется также тогда, когда принимается либо сложный по содержанию, либо большой по объему закон, требующий более длительного времени для ознакомления и уяснения его содержания, а также тогда, когда не все положения нового гражданского закона вводятся в действие одновременно. В таких случаях, как правило, принимается специальный закон о порядке введения в действие нового гражданского закона. Например, принятый Государственной Думой 21 октября 1994 г. Федеральный закон "О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации". Как правило, все правовые нормы нового закона вступают в действие одновременно. Вместе с тем при введении в действие значительных по объему и сфере действия гражданских законов некоторые его положения могут быть введены в действие либо раньше, либо позже основной массы содержащихся в нем норм права. Так, если большинство положений части первой ГК было введено в действие с 1 января 1995 г., то глава 4 ГК была введена в действие со дня официального опубликования части первой ГК, т.е. с 8 декабря 1994 г. Введение же & действие главы 17 ГК было отложено до дня введения в действие Земельного кодекса РФ. Статья 4 ГК устанавливает общее правило, в соответствия с которым правовые акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие. Вместе с тем из общего правила: "закон обратной силы не имеет" может быть сделано исключение, когда действие закона распространяется и на отношения, возникшие до введения его в действие. Последнее возможно только в случаях, когда это прямо предусмотрено законом. Обычно обратная сила придается таким нормам гражданского права, которые рассчитаны на отношения, ранее вообще не урегулированные гражданским законом, либо тем нормам права, которые устанавливают более льготный режим для участников гражданского оборота или обеспечивают повышенную защиту их прав и охраняемых законом интересов. Так, обратная сила придана ст. 234 ГК, устанавливающей возможность приобретения права собственности на вещь в силу приобретательной давности. Содержащиеся в данной статье правила применяются и к тем отношениям, которые возникли до того, как в нашем законодательстве стало возможным приобретение права собственности в силу приобретательной давности, если эти отношения продолжаются в момент введения в действие части первой ГК (ст. 11 Федерального закона РФ "О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации"). В постановлении Конституционного Суда РФ от 24 октября 1996 г. № 17-П "По делу о проверке конституционности части первой статьи 2 Федерального закона от 7 марта 1996 г. "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "Об акцизах" особо отмечается, что по смыслу Конституции РФ и Федерального закона от 14 июня 1994 г. "О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания" общим для всех отраслей права правилом является принцип, согласно которому закон, ухудшающий положение граждан, а соответственно и объединений, созданных для реализации конституционных прав и свобод граждан, обратной силы не имеет. Многие гражданские правоотношения носят длящийся характер. Например, арендное обязательство, возникшее из договора, заключенного на 50 лет, жилищное обязательство, авторское правоотношение и т.п. В период существования таких правоотношений может смениться несколько законов, направленных на их регулирование, и в рамках указанных правоотношений могут периодически возникать и прекращаться субъективные права и обязанности. По таким отношениям, возникшим до введения в действие акта гражданского законодательства, он применяется к правам и обязанностям, возникшим после введения его в действие (п. 2 ст. 4 ГК). Если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон иные правила, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров (п. 2 ст. 422 ГК). Подзаконные нормативные акты гражданского законодательства вступают в действие в порядке, предусмотренном Указом Президента Российской Федерации от 23 мая 1996 г. № 763 "О порядке опубликования и вступления в силу актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации и нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти" с изменениями от 16 мая 1997 г. Так же как и законы, указы Президента Российской федерации и постановления Правительства Российской Федерации подлежат официальному опубликованию. Официальным опубликованием указов Президента Российской Федерации и постановлений Правительства Российской Федерации считается публикация их текстов в "Российской газете" или в Собрании законодательства Российской Федерации. Официальными являются также тексты указов Президента Российской Федерации и постановлений Правительства Российской Федерации, распространяемые в машиночитаемом виде научно-техническим центром правовой информации "Система". Для более оперативного ознакомления субъектов гражданского права с вновь принятыми нормативными актами указы Президента Российской Федерации и постановления Правительства Российской Федерации могут быть опубликованы в иных печатных изданиях, а также доведены до всеобщего сведения по телевидению и радио, разосланы государственным органам, органам местного самоуправления, должностным лицам, предприятиям, учреждениям, организациям, переданы по каналам связи. Однако это не считается их официальным опубликованием. Указы Президента Российской Федерации и постановления Правительства Российской Федерации, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, устанавливающие правовой статус федеральных органов исполнительной власти, а также организаций, вступают в силу одновременно на всей территории Российской Федерации по истечении семи дней после дня их официального опублико-вания. Вместе с тем в указах Президента Российской Федерации и в постановлениях Правительства Российской Федерации может быть установлен другой порядок вступления их в силу. Нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти, затрагивающие права, свободы и обязанности человека и гражданина, устанавливающие правовой статус организаций или имеющие межведомственный характер (далее - нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти), прошедшие государственную регистрацию в Министерстве юстиции Российской Федерации, подлежат обязательному официальному опубликованию, кроме актов или отдельных их положений, содержащих сведения, составляющие государственную тайну или сведения конфиденциального характера. Нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти подлежат официальному опубликованию в газете "Российские вести" в течение десяти дней после дня их регистрации, а также в Бюллетене нормативных актов федеральных органов исполнительной власти издательства "Юридическая литература" Администрации Президента Российской Федерации. Официальным также является указанный Бюллетень, распространяемый в машиночитаемом виде научно-техническим центром правовой информации "Система". Нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти вступают в силу одновременно на всей территории Российской Федерации по истечении десяти дней после дня их официального опубликования, если самими актами не установлен другой порядок вступления их в силу. Нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти, содержащие сведения, составляющие государственную тайну, или сведения конфиденциального характера и не подлежащие в связи с этим официальному опубликованию, прошедшие государственную регистрацию в Министерстве юстиции Российской Федерации, вступают в силу со дня государственной регистрации и присвоения номера, если самими актами не установлен более поздний срок их вступления в силу. Нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти, кроме актов и отдельных их положений, содержащих сведения, составляющие государственную тайну, или сведения конфиденциального характера, не прошедшие государственную регистрацию, а также зарегистрированные, но не опубликованные в установленном порядке, не влекут правовых последствий, как не вступившие в силу, и не могут служить основанием для регулирования соответствующих общественных отношений, применения санкций к гражданам, должностным лицам и организациям за невыполнение содержащихся в них предписаний. На указанные акты нельзя ссылаться при разрешении споров. Сформулированные выше правила имеют чрезвычайно важное значение, поскольку в недалеком прошлом многочисленные ведомственные нормативные акты нередко противоречили нормативным актам, обладающим более высокой юридической силой, а иногда и не публиковались в органах печати, доступных для субъектов гражданского права. Государственная регистрация этих актов в Министерстве юстиции Российской Федерации позволяет поставить заслон на пути ведомственных нормативных актов, не соответствующих законам, указам Президента Российской Федерации и постановлениям Правительства Российской Федерации. Необходимость же официального опубликования ведомственных нормативных актов позволяет исключить применение неопубликованных актов и актов, опубликованных в малодоступных для участников гражданского оборота источниках. Наряду с моментом вступления в действие гражданско-правового нормативного акта важное значение имеет также момент прекращения его действия. Иногда в самом нормативном акте устанавливается срок его действия. Такие нормативные акты утрачивают юридическую силу с наступлением установленного в них срока. Так, постановлением Совета Министров РСФСР №601 от 25 декабря 1990 г. "Об утверждении Положения об акционерных обществах" было установлено, что указанное Положение действует до принятия Закона об акционерных обществах. Поэтому указанный нормативный акт прекратил свое действие с момента принятия Закона об акционерных обществах. В большинстве же гражданско-правовых нормативных актов срок их действия не определен и они прекращают свое действие либо в результате их прямой отмены, либо в связи с принятием нового нормативного акта, отменяющего или изменяющего содержание ранее действовавшего нормативного акта. Так, Федеральным законом "О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" признаны утратившими силу Закон РСФСР "О собственности в РСФСР" и Закон РСФСР "О предприятиях и предпринимательской деятельности", кроме ст. 34 и 35. Действие гражданского законодательства в пространстве и по кругу лиц. Поскольку гражданское законодательство находится в ведении Российской Федерации, гражданско-правовые нормативные акты распространяют свое действие на всей территории Российской Федерации. Однако орган, издавший гражданско-правовой нормативный акт, может ограничить территорию действия данного акта. Например, действие нормативного акта может быть ограничено районами Крайнего Севера. Точно так же действует гражданское законодательство и по кругу лиц. По общему правилу, действие гражданского законодательства распространяется на всех лиц, находящихся на территории Российской Федерации. К указанным лицам относятся граждане, юридические лица. Российская Федерация, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования. Правила, установленные гражданским законодательством, применяются и к отношениям с участием иностранных граждан, лиц без гражданства и иностранных юридических лиц, если иное не предусмотрено федеральным законом (п. 1 ст. 2 ГК). Когда действие гражданско-правового нормативного акта ограничивается определенной территорией Российской Федерации, то указанный акт действует только в отношении тех лиц, которые находятся на данной территории. Вместе с тем имеют место случаи, когда в самом нормативном акте установлено или вытекает из его смысла, что он применяется не ко всем, а лишь к определенной группе лиц. Так, в самом Законе РФ "О защите прав потребителей" установлено, что он распространяет свое действие только на тех субъектов гражданского права, которые относятся к потребителям и предпринимателям. Из смысла Федерального закона "О поставках продукции для федеральных государственных нужд"^ вытекает, что он применяется только к юридическим лицам, расположенным на территории Российской Федерации. § 3. Применение гражданского законодательства Диспозитивные императивные нормы гражданского права. Содержащиеся в актах гражданского законодательства правовые нормы применяются как самими участниками общественных отношений, так и правоприменительными органами, например, в случае спора, возникшего между сторонами гражданского правоотношения. Правильное применение нормы гражданского права предполагает выявление ее - характера и содержания Характер гражданско-правовой нормы зависит от степени обязательности для участников гражданских правоотношений содержащихся в ней правил поведения. С этой точки зрения необходимо различать диспозитивные и императивные нормы гражданского права. Если норма гражданского права содержит в себе правило, которое участники гражданского оборота не могут изменять по своему усмотрению, то данная норма является императивной. Если же норма гражданского права содержит в себе правило, которое участники гражданского оборота могут менять по своему усмотрению, то такая норма является диспозитивной. В силу специфики регулируемых гражданским законодательством общественных отношений большинство норм гражданского права носит диспозитивный характер. Так, ст. 223 ГК предусматривает, что право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи, если иное не предусмотрено законом или договором. Это диспозитивная норма гражданского права, так как содержащееся в ней правило о моменте возникновения права собственности может быть изменено соглашением сторон в договоре. Например, стороны могут договориться о том, что право собственности на отчуждаемую вещь возникает у приобретателя в момент заключения договора или в момент уплаты покупной цены. Однако в гражданском законодательстве встречаются и императивные нормы. Так, ст. 198 ГК предусматривает, что сроки исковой давности и порядок их исчисления не могут быть изменены соглашением сторон. Это означает, что правила ст. 196-204 ГК носят императивный характер. В большинстве случаев определить диспозитивный или императивный характер той или иной гражданско-правовой нормы не составляет особого труда. В статьях, содержащих диспозитивные нормы гражданского права, обычно имеется оговорка "если иное не предусмотрено договором". На императивный характер нормы указывают содержащиеся в соответствующих статьях правовых актов запреты типа "не допускается", "не могут", "недействительна" и т.п. В том случае, если в статьях нормативных актов гражданского законодательства отсутствуют какие-либо ориентиры, позволяющие выявить характер правовой нормы, последний определяется исходя из применимых к ней способов толкования. Толкование гражданско-правовых норм. Под толкованием гражданско-правовой нормы понимается уяснение ее содержания (смысла) путем устранения обнаруженных в ней неясностей. Неясности содержания той или иной нормы гражданского права могут возникнуть в силу разных причин. Это может произойти в силу краткости формулировок нормативного акта, который не мажет быть многословным и всеобъемлющим ввиду самой природы правового акта. Это может произойти и в силу того, что вновь появляющиеся общественные отношения и жизненные факты не могут получить точного словесного описания в нормативном акте, принятом задолго до их появления. Однако они могут охватываться смыслом этого нормативного акта, который и необходимо выявить при применении соответствующей нормы права к данному случаю. Этому и служат различные виды толкования гражданско-правовых норм. В зависимости от субъекта толкования различают аутентическое, легальное, судебное и научное толкование. Аутентическое толкование имеет место тогда, когда смысл правовой нормы разъясняется тем же органом, который принял правовой акт, содержащий в себе данную норму. Поэтому аутентическое толкование имеет такую же силу, как и толкуемая норма права. Легальное толкование имеет место тогда, когда смысл правовой нормы разъясняется не тем органом, который принял соответствующий нормативный акт, а тем, который в силу существующего законодательства вправе разъяснять смысл данного нормативного акта. Так, в соответствии сост. 13 Федерального Конституционного закона РФ "Об арбитражных судах в Российской Федерации" Пленум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации дает разъяснения по вопросам судебной практики. Такое толкование имеет обязательную силу для всех арбитражных судов в Российской Федерации. Судебное толкование имеет место тогда, когда смысл правовой нормы выявляется судебным органом в выносимом им решении или определении по делу. Судебное толкование имеет обязательную силу только для участников того конкретного дела, по которому вынесено соответствующее решение или определение. Научное (доктринальное) толкование имеет место тогда, когда смысл правовой нормы разъясняется ученым в юридической литературе, в комментариях к гражданским законам, на научных конференциях и т. п. Научное толкование не имеет обязательной силы. Однако значение его велико, поскольку научное толкование оказывает существенное влияние на уяснение смысла закона теми органами, толкование которых имеет обязательную силу. В зависимости от способа толкования различают грамматическое, логическое, систематическое и историческое толкование. Грамматическое толкование характеризуется тем, что смысл нормы гражданского права выявляется с помощью правил грамматики. Так, в ст. 29 ГК говорится, что гражданин может быть признан судом недееспособным, если он вследствие психического расстройства не может понимать значение своих действий или руководить ими. Поскольку законодатель использует здесь разделительный союз "или", то для признания гражданина недееспособным вследствие психического расстройства достаточно одного из двух последствий: либо непонимания значения своих действий, либо неспособности руководить ими. Логическое толкование характеризуется тем, что смысл нормы гражданского права выясняется с помощью правил формальной логики. Так, ст. 1080 ГК устанавливает, что лица, совместно причинившие вред, несут солидарную ответственность перед потерпевшим. Для ответа на вопрос, имеются ли в виду в данной статье только юридические лица или же и другие субъекты гражданского права, нужно прибегнуть к соответствующим логическим рассуждениям. Поскольку подраздел 2 раздела 1 ГК назван "Лица" и включает в себя граждан, юридические лица, Российскую Федерацию, субъектов Российской Федерации и муниципальные образования, то неизбежен логический вывод о том, что понятием "лица" охватываются все субъекты гражданского права. Поэтому ст. 1080 ГК применяется не только к юридическим лицам, но и к любым другим субъектам гражданского права. Систематическое толкование характеризуется тем, что смысл нормы гражданского права определяется путем уяснения места данной нормы в системе гражданского законодательства и ее соотношения со смежными нормами права. Так, из содержания абз. 1 п. 1 ст. 572 ГК вытекает, что договор дарения может считаться заключенным либо в момент передачи имущества, либо в тот момент, когда одна сторона (даритель) обязуется безвозмездно передать имущество в собственность другой стороны (одаряемого). Правильно понять содержание данной нормы можно только путем сопоставления ее с правилом ст. 224 ГК, где говорится, что передачей признается вручение вещи приобретателю, а равно сдача перевозчику для отправки приобретателю или сдача в организацию связи для пересылки приобретателю вещей, отчужденных ^ез обязательства доставки. Вещь считается врученной приобретателю с момента ее фактического поступления во владение приобретателя или указанного им лица. Историческое толкование характеризуется тем, что смысл нормы гражданского права выявляется путем сопоставления ее с теми историческими условиями, при которых она была принята. Так, ст. 472 ГК 1964 г., предусматривающая возмещение вреда, понесенного при спасании социалистического имущества, принималась в условиях господства социалистической собственности, предполагающего повышенную степень ее защиты. Поэтому данная норма не могла применяться в случае спасания личной собственности. Ныне, поскольку ни одна из форм собственности не признается социалистической, указанная норма не может применяться не только потому, что ее действие на территории Российской Федерации не допускается, но и по самому существу дела. В зависимости от объема толкования различают буквальное, ограничительное и расширительное толкование. Буквальное толкование гражданского закона применяется тогда, когда смысл закона точно соответствует его тексту. Поскольку законодатель стремится к тому, чтобы подлинный смысл гражданско-правовой нормы точно совпадал с ее буквальным текстом, в большинстве случаев применяется именно буквальное толкование. Вместе с тем встречаются и такие ситуации, когда смысл правовой нормы уже, чем ее буквальный текст. В таких случаях применяется ограничительное толкование. Так, в ст. 533 ГК 1964 г. говорится о том, что предметы обычной домашней обстановки и обихода переходят по закону к наследникам, проживавшим совместно с наследодателем до его смерти на менее одного года, независимо от их очереди и наследственной доли. Из буквального текста этой статьи следует, что правило о наследовании предметов обычной домашней обстановки и обихода применяется ко всем наследникам, которые проживали с наследодателем не менее одного года до его смерти. Однако из подлинного смысла ст. 533 ГК 1964 г. вытекает, что правило о наследовании предметов обычной домашней обстановки и обихода должно применяться только к тем наследникам, которые не только совместно проживали с наследодателем не менее одного года до его смерти, но и при жизни наследодателя пользовались этими предметами для удовлетворения повседневных бытовых нужд. В противном случае нет смысла устанавливать особый правовой режим наследования для предметов обычной домашней обстановки и обихода. Поэтому ст. 533 ГК 1964 г. должна применяться к более узкому кругу случаев, чем это вытекает из ее буквального текста. В том случае, когда смысл гражданско-правовой нормы шире, чем ее буквальный текст, применяется расширительное толкование. Так, из буквального текста ст. 17 ГК РФ следует, что гражданская правоспособность включает в себя способность иметь гражданские права и нести обязанности. Между тем из подлинного смысла этой статьи вытекает, что за пределы гражданской правоспособности нельзя вынести самое осуществление прав и исполнение обязанностей, хотя для этого и могут быть необходимы юридические акты других лиц. Поэтому подлинный смысл данной статьи шире ее буквального текста. Следует иметь в виду, что расширительное толкование не допускается, если речь вдет об исключении из общего правила. Это и понятно, так как расширительное толкование, будучи исключением из общего правила, подрывает само общее правило гражданского законодательства, в котором закреплены наиболее существенные закономерности в гражданско-правовом регулировании общественных отношений. Так, по общему правилу п. 1 ст. 26 ГК несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет совершают сделки с письменного согласия своих законных представителей. В порядке исключения из этого правила п. 2 ст. 26 ГК устанавливает, что несовершеннолетние вправе самостоятельно, без согласия своих законных представителей, распоряжаться своим заработком, стипендией и иными доходами. Поскольку это исключение из общего правила, его нельзя толковать расширительно и понимать под заработком, стипендией и иными доходами то имущество, которое на них приобретено, или будущие заработки, стипендии и иные доходы, которые несовершеннолетний может получить как до, так и после достижения совершеннолетия. В противном случае можно легко обойти общее правило, требующее согласия законных представителей на совершение сделок несовершеннолетними. Расширительное толкование не допускается и тогда, когда в гражданско-правовой норме дается исчерпывающий перечень обстоятельств, при которых она применяется. Так, ст. 203 ГК дает исчерпывающий перечень обстоятельств, которые прерывают течение срока исковой давности. Поэтому указанные обстоятельства не подлежат расширительному толкованию. Применение гражданского законодательства по аналогии. Законодатель не в состоянии предусмотреть правовые нормы на все случаи жизни. Нередко возникают такие имущественно-стоимостные и личные неимущественные отношения, которые либо не имели места в момент принятия соответствующего гражданского закона, либо не были учтены законодателем, когда такой закон принимался. В этом случае говорят о пробеле в гражданском законодательстве, который необходимо устранить. Однако впредь до устранения указанного пробела соответствующие общественные отношения не могут оставаться неурегулированными. Поэтому ст. 6 ГК устанавливает, что в тех случаях, когда входящие в предмет гражданского права общественные отношения не урегулированы законодательством или соглашением сторон и отсутствует примененяемый к ним обычай делового оборота, к таким отношениям, поскольку это не противоречит их существу, применяется гражданское законодательство, регулирующее сходные отношения (аналогия закона). Для применения аналогии гражданского закона необходимы следующие условия: 1. Имеет место общественное отношение, которое по своим признакам входит в предмет гражданского права, т. е. либо имущественно-стоимостное, либо личное неимущественное отношение. 2. Данное общественное отношение неурегулировано нормой гражданского права, соглашением сторон или обычаем делового оборота. При этом правовое регулирование общественного отношения не предусмотрено не только буквальным текстом какого-либо гражданского закона, но и не охватывается его подлинным смыслом, т. е. нельзя урегулировать это общественное отношение путем расширительного толкования какой-либо нормы гражданского права. 3. Имеется норма права, регулирующая сходное общественное отношение. Так, если решением суда о ликвидации юридического лица на его учредителей (участников) либо уполномоченные саганы возложены обязанности по ликвидации, но в установленный срок ликвидация не произведена, суд назначает ликвидатора и поручает ему осуществить ликвидацию юридического лица. Поскольку основанием для ликвидации юридического лица не является в данном случае его банкротство, суд при решении вопросов, связанных с назначением ликвидатора, определением порадка ликвидации и т.п., в соответствии с п. 1 ст. 6 ГК по аналогии закона применяет соответствующие положения о банкротстве (см. п. 24 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8). При невозможности использования аналогии закона права и обязанности сторон определяются исходя из общих начал и смысла гражданского законодательства (аналогия права) и требований добросовестности, разумности и справедливости (п. 2 ст. 6 ГК). Для применения аналогии права кроме двух первых условий, о которых шла речь при аналогии закона, требуется следующее третье условие: отсутствует норма права, регулирующая сходные общественные отношения. Общие начала гражданского законодательства, т. е. принципы гражданского права, сформулированы в ст. 1 ГК (см. § 3 гл. 1). Общий же смысл гражданского законодательства вытекает из всей массы гражданско-правовых норм, закрепленных в гражданском законодательстве. Требования добросовестности, разумности и справедливости носят оценочный характер и зависят от конкретной ситуации, при которой приходится прибегать к аналогии права. Глава 3. ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО КАК НАУКА И УЧЕБНАЯ ДИСЦИПЛИНА § 1. Наука гражданского права Понятие науки гражданского права. В отличие от отрасли гражданского права, регулирующей имущественно-стоимостные и личные неимущественные отношения, наука гражданского права (цивилистическая наука) изучает закономерности гражданско-правового регулирования общественных отношений. Результатом такого изучения является сформировавшееся учение о гражданском праве, состоящее из системы взаимосвязанных и взаимосогласованных понятий, взглядов, выводов, суждений, вдей, концепций и теорий. Предметом изучения гражданско-правовой науки являются, прежде всего, нормы гражданского права. Поэтому первоочередная задача науки гражданского права -всестороннее, тщательное и глубокое изучение содержания гражданско-правовых норм. Многочисленные исследования цивилистов в этой области во многом способствовали правильному и единообразному применению норм гражданского права правоприменительными органами. Поскольку нормы гражданского права воплощены в многочисленных актах гражданского законодательства, последние также входят в предмет науки гражданского права. Цивилистическая наука, изучая гражданское законодательство, выявляет его систему, иерархию различного рода нормативных актов гражданского законодательства, их юридическую силу, определяет состояние гражданского законодательства, его соответствие потребностям развития нашего общества и определяет пути и способы его совершенствования. Существенным достижением цивилистической науки является вклад, внесенный ею в разработку и принятие частей первой и второй нового Гражданского кодекса Российской Федерации. Скорейшее завершение работ по подготовке последующих разделов Гражданского кодекса Российской Федерации составляет одну из наиболее актуальных задач, стоящих ныне перед цивилистической наукой. Изучение гражданского права было бы неполным, если бы цивилистическая наука ограничилась изучением чисто юридического материала в виде актов гражданского законодательства и содержащихся в них правовых норм. Для правильного понимания содержания гражданско-правовых норм, выявления закономерностей их принятия и последующего изменения необходимо иметь достаточно глубокие представления о тех общественных отношениях, которые регулируются нормами гражданского права. Так, невозможно получить правильное представление о праве собственности без выявления сущности и содержания отношений собственности, регулируемых этим правом. Необходимо также учитывать, что особенности гражданско-правовых норм во многом предопределяются спецификой регулируемых ими общественных отношений. Поэтому предметом науки гражданского права охватываются и общественные отношения, регулируемые нормами гражданского права. В соответствии с этим другой не менее важной задачей, стоящей перед цивилистической наукой, является исследование общественных отношений, регулируемых отраслью гражданского права. Следует отметить, что в решении этой задачи наука гражданского права достигла немалых успехов. Достаточно сказать, что исследования цивилистов в области отношений собственности в нашей стране намного опередили науку политической экономии. Переход к рыночной экономике делает особо актуальной стоящую перед гражданско-правовой наукой задачу изучения закономерностей развития товарно-денежных отношений в нашей стране в переходный период, разработки адекватных им правовых форм и закрепления их в гражданском законодательстве Российской Федерации. Нормы гражданского права призваны регулировать имущественно-стоимостные и личные неимущественные отношения. Поэтому процесс воздействия норм гражданского права на регулируемые ими общественные отношения является составной частью предмета науки гражданского права. При этом выявление и изучение закономерностей взаимодействия гражданско-правовых норм с регулируемыми ими общественными отношениями составляют одну из самых насущных задач цивилистической науки. Решению этой задачи значительно способствует выработанное цивилистической наукой понятие гражданского правоотношения, во многом позволяющее раскрыть механизм воздействия правовой надстройки на экономический базис общества. В этой области цивилистическая наука также достигла определенных успехов. Так, научные исследования цивилистов в сфере гражданского правоотношения были положены в основу изучения правоотношений, возникающих в других отраслях права. В основе любых правоотношений лежат соответствующие юридические факты, изучение которых также относится к задачам цивилистической науки. Исследование юридических фактов гражданского права позволило цивилистической науке, в частности, разработать научно обоснованную классификацию юридических фактов, теорию сложного юридического состава и т.д., что послужило основанием для дальнейшего совершенствования гражданского права и гражданского законодательства. Для выявления закономерностей взаимодействия гражданско-правовых норм и регулируемых ими общественных отношений важное значение приобретает практика применения норм гражданского права судами, арбитражными судами и другими правоприменительными. Поэтому изучение практики применения норм гражданского права - важнейшая задача, стоящая перед наукой гражданского права. Именно в результате изучения практики применения норм гражданского права выявляются недостатки гражданского законодательства, научный анализ которых позволяет сформулировать предложения, направленные на совершенствование гражданского законодательства и практики его применения. Анализ практики применения гражданско-правовых норм позволяет выявить недостатки не только гражданского права как отрасли права, но и недостатки самой науки гражданского права. Так, анализ практики применения такой юридической конструкции, как право государственной собственности и основанного на нем права оперативного управления имуществом, закрепленного за государственным пред-приятием, показал, что в условиях рыночной экономики принадлежащее государственному предприятию право оперативного управления не позволяет ему успешно функционировать как товаропроизводителю. Это послужило основанием для теоретической разработки и внедрения в гражданское законодательство понятия права полного хозяйственного ведения, призванного расширить полномочия государственных предприятий до такого уровня, который позволил бы им успешно действовать в условиях рыночной экономики. Дальнейший анализ практики применения юридической конструкции: право государственной собственности - право полного хозяйственного ведения Государственного предприятия - показал, что чрезмерное расширение прав государственного предприятия на закрепленное за ним имущество неизбежностью приводит к нарушению интересов государства как собственника данного имущества. Это послужило толчком к пересмотру цивилистической наукой теоретических взглядов на юридическую инструкцию, сочетающую в себе два вещных права: право собственности и право полного хозяйственного ведения и т.д. В сферу гражданско-правовой науки входит изучение гражданского Права не только России, но и других стран как ближнего, так и дальнего зарубежья. Это и понятно, поскольку российская наука гражданского права не может успешно развиваться, не воспринимая опыт и достижения цивилистической науки других стран. Этот процесс во многом облегчается тем, что во всех странах, где имеет место гражданско-правовое регулирование рыночных отношений, цивилистическая наука покоится на одних и тех же закономерностях. В то же время к восприняло этого опыта необходимо подходить критически. Так, попытка механически перенести из англо-американской системы права на отечественную почву институт доверительной собственности оказалась неудачной, и от нее пришлось отказаться. Сохранение единого экономического пространства в странах СНГ невозможно без создания единой гражданско-правовой основы в этих странах. Последнее же возможно только в результате изучения и обобщения гражданского законодательства в различных странах СНГ. Включение нашей страны в европейскую и мировую экономическую систему также требует сближения российского гражданского законодательства с гражданским законодательством экономически развитых стран. В силу этого изучение гражданского законодательства других стран также составляет одну из задач, стоящих перед цивилистической наукой России. Основные этапы развития науки гражданского права. Становление и развитие науки гражданского права в нашей стране началось еще в дореволюционной России. Бурное развитие товарно-денежных отношений в Российской империи послужило мощным толчком к развитию цивилистической мысли. Благодаря трудам таких российских цивилистов, как Д. И. Мейер, К, П. Победоносцев, Г. Ф. Шершеневич и других маститых ученых дореволюционной России, были теоретически обоснованы и разработаны практически все институты гражданского права. Высокий уровень развития гражданско-правовой науки в дореволюционной России подтверждается хотя бы фактом создания в 1905 г. двух проектов такого фундаментального и всеобъемлющего кодифицированного акта гражданского законодательства, как Гражданское уложение. После социалистической революции в России взгляды ученых на гражданское право были подвергнуты пересмотру. В период от революции до перехода к новой экономической политике в нашей стране господствовало мнение о несовместимости товарно-денежных отношений с социализмом. В соответствии с этим широкое распространение получило мнение о необходимости развития прямого безэквивалент-ного распределения материальных благ, которое должно осуществляться вне какого-либо гражданского права. Поэтому относящиеся к этому периоду научные работы сводились в основном к критике буржуазного гражданского права и разоблачению его эксплуататорского характера. С переходом к новой экономической политике, когда очевидной стала необходимость признания товарно-денежных отношений и в условиях строительства социалистического общества, взгляды на роль гражданского права в социалистическом обществе резко изменились. Ученые вновь обратились к выработанным и отшлифованным тысячелетиями институтам гражданского права. Результатом научных разработок и в то же самое время мощным толчком к дальнейшему развитию цивилистической науки в нашей стране послужило принятие в 1922 г. Гражданского кодекса РСФСР (далее-ГК 1922 г.). В этот период широкое распространение получила так называемая меновая концепция, в соответствии с которой гражданское право трактовалось как форма опосредования частнособственнических, товарных отношений. Поскольку в тот период были сильны тенденции отрицания всего буржуазного в социалистическом обществе, то и само название "гражданское право" в раде случаев заменялось на термин "хозяйственное право", которое в тот период по своей сущности ничем не отличалось от гражданского права. Вввду многоукладности экономики нашей страны в рассматриваемый период достаточно широкое распространение получила теория двухсекторного права. Сторонники этой теории полагали, что наличие частного сектора в экономике страны обусловливает существование гражданского права, а наличие социалистического сектора -хозяйствснйого права. Последнее, по их мнению, должно регулировать отношения внутри обобществленного сектора народного хозяйства, которые утратили товарный характер и поэтому должны регулироваться в порядке плановости и подчиненности. Наряду с теорией двухсекторного права в этот же период появилась тория единого хозяйственного права. Авторы этой теории полагали, что подобно тому, как многоукладность в экономике не ведет к многоукладности в государстве, так и не мажет она привести и к многоукладности в праве. По их мнению, все имущественные отношения, независимо от того, в каком секторе народного хозяйства они возникают, а также отношения по управлению народным хозяйством должны регулироваться единым хозяйственным правом. Основанием становления этой теории послужил взятый в этот период курс на преодоление многоукладности в экономике за счет расширения социалистического сектора и вытеснения частного. В 1936-1938 гг. теория единого хозяйственного права была объявлена вредительской со всеми вытекающими в тот трагический период развития нашей страны последствиями. С утверждением в нашей стране плановой экономики, лежащей в основе командно-административной системы, начался новый этап в развитии цивилистической науки. Проводимые в этот период научные исследования были сориентированы на потребности развития плановой экономики. Наибольший интерес у исследователей в этот период вызывают вопросы, связанные с правом государственной социалистической собственности, плановыми договорами и вытекающими из них хозяйственными обязательствами, юридической личностью социалистических организаций и т.д. Большое внимание уделялось проблемам системы права, предмета и метода гражданского права. Во второй половине 50-х годов возрождается введя хозяйственного права, сторонники которой пытаются обосновать существование наряду с гражданским другой самостоятельной отрасли -хозяйственного права. По мнению сторонников данной теории, имущественные отношения с участием граждан должны регулироваться гражданским правом, а отношения между социалистическими организациями, возникающие в связи с организацией и осуществлением их хозяйственной деятельности, -хозяйственным правом. В соответствии с этим предлагалось наряду с Основами гражданского законодательства и Гражданским кодексом принять Основы хозяйственного законодательства или Хозяйственный кодекс. Основным недостатком этой теории было то, что она вела к отрыву правового регулирования товарно-денежных отношений, складывающихся между организациями, от остальных товарно-денежных отношений и слиянию их правового регулирования с правовым регулированием совершенно иных по своей природе отношений по управлению хозяйственной деятельностью социалистических организаций. Законодатель не воспринял идею хозяйственного права, и проведенная в 1961-1965 гг. кодификация гражданского законодательства законодательно закрепила теоретические разработки сторонников единого гражданского права о необходимости единого правового регулирования всех имущественных отношений, независимо от их субъектного состава и сферы функционирования. В 1961 г. были приняты Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик, а в 1964 г. - Гражданский кодекс РСФСР^. Основы гражданского законодательства 1961 г. и ГК 1964 г. законодательно закрепили сложившуюся в нашей стране плановую экономику и во многом предопределили дальнейшее направление развития отечественной цивилистической мысли. Проводившиеся в последующий период научные исследования в значительной мере были ориентированы на разработку таких юридических конструкций, которые позволяют обеспечивать плановое воздействие на товарно-денежные отношения, складывающиеся в нашей стране. Неэффективность плановой экономики во многом предопределила и недостатки теоретических концепций, разработанных на ее основе. Так, выяснилось, что теория сложного юридического состава, включающего в себя план и заключенный на его основе договор, не только не позволяет сочетать интересы всего народного хозяйства в целом с интересами отдельных участников гражданского оборота, как это предполагалось раньше, но и не позволяет использовать все преимущества такого уникального правового инструментария, как договор. Вместе с тем нельзя сбрасывать со счетов и достижения цивилистической науки в этот период, в течение которого продолжалась интенсивная работа цивилистов во всех сферах и институтах гражданского права. Результаты этой работы нашли отражение в многочисленных научных и учебных публикациях. Доказательством плодотворности результатов проведенных в этот период исследований является то обстоятельство, что с переходом к рыночной экономике цивилисты в кратчайшие сроки разработали такие фундаментальные кодифицированные нормативные акты, рассчитанные на рыночную экономику, как Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г., часть первую (1994 г.) и часть вторую (1995 г.) Гражданского кодекса Российской Федерации 1994 г. Обусловлено это тем, что, несмотря на плановую оболочку, разрабатываемые в рассматриваемый период гражданско-правовые формы были сориентированы на товарно-денежные отношения, существование которых в нашей стране сторонниками цивилистической концепции никогда не отрицалось. После снятия с этак гражданско-правовых форм командно-административного налета их содержание оказалось вполне пригодным для опосредования современных рыночных отношений. Вместе с тем переход от плановой к рыночной экономике явился поворотным пунктом в развитии цивилистической мысли в нашей стране. Пересмотру подверглись многие теоретические концепции, разработанные на базе плановой экономики. Ушли в прошлое теория единства государственной социалистической собственности, хозяйственного договора и хозяйственного обязательства, такие научные понятия, как право личной собственности и нетрудовой доход и т.п. Внимание ученых стали привлекать такие ранее забытые институты гражданского права, как частная собственность, приватизация, интеллектуальная собственность, хозяйственные общества и товарищества, ценные бумаги и биржевые сделки, сделки с недвижимостью, сервитуты и другие вещные права и т. п. § 2. Гражданское право как учебная дисциплина Понятие учебной дисциплины гражданского права. Если гражданское право как отрасль права регулирует соответствующие общественные отношения, а наука 1ражданского права изучает гражданско-правовые явления, то гражданское право как учебная дисциплина обучает гражданскому праву и науке гражданского права. В задачу гражданского права как учебной дисциплины входит в первую очередь обучение тем нормам гражданского права и практике их применения, которые в совокупности образуют гражданское право как отрасль права. Однако, если бы учебная дисциплина гражданского права ограничилась этим, ее результаты были бы весьма незначительными. Стоит только измениться гражданскому законодательству, как будут сведены на нет и результаты обучения содержащимся в нем нормам права. Поэтому успешное обучение возможно только в том случае, если оно опирается на результаты научных исследований. В силу этого наряду с отраслью гражданского права в сферу обучения входит и наука гражданского права с выработанными ею понятиями, суждениями, выводами, идеями, концепциями и теориями. Обучение в таком случае носит куда более фундаментальный характер, а результаты его не утрачивают значения и в случаях последующих изменений гражданского законодательства. В учебном курсе гражданского права излагаются положения и выводы цивилистической науки относительно предмета и метода гражданского права, содержания гражданских законов и иных правовых актов, механизма гражданско-правового регулирования общественных отношений, закономерностей становления и развития гражданского законодательства с присущим ему юридическим инструментарием. В результате студент овладевает знаниями не только гражданских законов и практики их применения, но и познает закономерности их развития, знакомится с выработанным цивилистической наукой понятийным аппаратом, теоретическим обоснованием закрепленных в законе норм права, правилами их толкования и применения. Тем самым закладывается прочный научный фундамент будущей специальности студента. В задачу учебного курса гражданского права входит не только ознакомление студентов с содержанием гражданско-правовой отрасли и науки гражданского права, но и привитие студентам навыков практической работы по избранной ими специальности, связанных с правильным применением гражданских законов к отдельным случаям, возникающим в реальной жизни. Для обучения студентов навыкам практической деятельности в учебном курсе гражданского права используются приемы и способы, выработанные педагогической наукой. Система учебного курса гражданского права, В основу системы ученого курса по гражданскому праву положена система гражданского права и гражданского законодательства. Вместе с тем между указанными системами нет и не мажет быть тождества, поскольку учебным курсом гражданского права охватывается не только гражданско-правовая отрасль, но и наука гражданского права. Это не может не вносить соответствующие коррективы в систему построения учебной дисциплины по гражданскому праву. Так, в гражданском праве нет научных определений многих понятий, используемых в нормативных актах гражданского законодательства, нет и не может быть научных обобщений и выводов, примеров из судебной и иной практики, подтверждающих Правильность этих выводов, и т.д. Однако все это безусловно необходимо для успешного обучения студентов гражданскому праву и цивилистической науке. С учетом изложенного система настоящего учебного курса соответствующим образом отличается от системы гражданского права и гражданского законодательства. Глава 4. ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА ЗАРУБЕЖНЫХ ГОСУДАРСТВ § 1. Основные гражданско-правовые системы современности Понятие гражданско-правовой системы (семьи). Гражданское право возникло вместе с появлением государственно организованного общества и в момент своего зарождения, как, впрочем, и право вообще, представляло собой нечто самобытное, ранее никогда не существовавшее. Однако, чем больше стран вступало на путь правового развития, тем меньше национальных особенностей имело возникающее право. Сильнее всего это касалось гражданского права, ибо именно оно опосредовало экономические отношения, которые по сравнению с другими социальными отношениями наиболее унифицированы. Эта тенденция к унификации усилилась с широким развитием международного общения. Гражданское право каждого нового государства при его возникновении начало испытывать сильнейшее влияние уже существующих правовых систем. Например, римское право подверглось воздействию права греческого и финикийского и, в свою очередь, оказало сильнейшее влияние на право многих стран континентальной Европы. Главным способом такого влияния было заимствование правовых конструкций. Такое заимствование могло быть прямым (например, рецепция римского права на территории южной и средней Европы) или косвенным, когда тот или иной институт формировался исходя из общих начал ранее существовавшего, но с учетом тех или иных национальных особенностей (так, к примеру, заимствовалась модель доверительной собственности в континентальном праве). В результате заимствования гражданским правом одной страны большинства правовых институтов другой формировалась гражданско-правовая система. Нельзя, впрочем, исключать и такого способа образования гражданско-правовой системы, как формирование в разных государствах сходных институтов под влиянием одних и тех же экономических закономерностей. Однако этот способ не имеет определяющего значения, поскольку скопировать всегда легче, чем создавать свое. Гражданско-правовая система (семья) представляет собой объединение нескольких государств по признаку единства основных закономерностей осуществляемого в них гражданско-правового регулирования общественных отношений. Гражданско-правовая система, как понятие, производна от правовой системы в широком смысле этого слова. Понятие о правовой системе является одним из ключевых в теории права. Обычно выделяются следующие правовые системы -романо-германская, или континентальная, англо-американская, или система общего права, мусульманская и патриархальная. Ранее шла речь также о социалистической системе права. Сейчас о такой системе может идти речь только как об одной из разновидностей уже названных систем или как об особой "авторитарной" разновидности системы права. Гражданско-правовая система - объединение более низкого уровня по сравнению с системой права вообще, однако это не означает, что она в точности должна соответствовать сложившимся соотношениям между правовыми системами. Например, право бывшего СССР относили к так называемой социалистической системе права, однако гражданское право этого государства всегда тяготело к континентальной системе, точнее к его германской подсистеме. Достаточно обратиться к любому из гражданских кодексов советского периода. Гражданско-правовая система -самостоятельное образование и потому ее характеристика может не совпадать с чертами правовой системы в целом. Основные компоненты гражданско-правовой системы. Эти компоненты помогают отличать гражданско-правовые системы друг от друга, 1фИ этом они должны быть достаточно объемными по содержанию, поскольку при детальном рассмотрении право каждой страны уникально. Под такими компонентами обычно понимают: 1) источники права, их состав и соотношение между собой по значимости. Здесь важен удельный вес нормативных актов, в особенности кодифицированных, значение судебной практики и т.п.; 2) структуру гражданского права, в том числе распределение норм по отдельным правовым институтам (подотраслям). Основными среди этих институтов являются нормы о лицах, вещное право, обязательственное право, исключительные права, семейное и наследственное право; 3) правоприменительную практику, не только судебную, но также конституционную, административную и проч.; 4) доктрину как совокупность существующих воззрений на право и практику его применения. Каждый из этих компонентов связан с остальными, и все они в совокупности позволяют отграничивать одну правовую систему от другой. Однако анализ отдельных правовых систем вполне возможно строить исходя только из структуры источников и институтов (подотраслей). Специфика же правоприменительной практики и доктрины как производных от норм права вполне может быть отражена в рамках отдельных институтов. Исходя из перечисленных компонентов, можно выделить следующие гражданско-правовые системы-континентальную, англо-американскую, мусульманскую и патриархальную. Континентальная система права представлена практически всеми странами Европы (за исключением Великобритании), многими странами Латинской Америки, а также Японией, отчасти Китаем и многими бывшими колониальными странами, воспринявшими систему своей метрополии. Англоамериканская система существует в Великобритании, США и странах Содружества (Канаде, Австралии и Новой Зеландии), а также отчасти в Индии. Мусульманское право действует в ряде стран Ближнего и Среднего Востока. Наконец, патриархальное гражданское право сохраняет свое влияние в некоторых государствах Африки, Индокитая и Океании. В рамках названных правовых систем возможно выделение и иных подсистем при помощи самых разных критериев. Например, можно выделить страны со смешанной системой права - континентального и англо-американского - Шотландия, некоторые штаты США (Луизиана) и Канады (Квебек). В дальнейшем мы сосредоточимся на сравнительном анализе двух правовых систем: континентальной и англо-американской. Тенденции развития гражданско-правовых систем. Для современного гражданского права характерна тенденция к унификации национальных правовых систем при постоянном обогащении их внутреннего содержания. Унификация происходит путем сглаживания наиболее существенных различий и взаимного заимствования соответствующих конструкций. Однако гражданское право развивается пока в национальных рамках. Для более тесного сближения и связанного с ним перехода правового регулирования на межгосударственный уровень гражданское право еще не доросло. Помимо того, что сохраняются различия в социально-экономических отношениях (хотя и не столь весомые, как раньше), нельзя сбрасывать со счетов и сложившиеся вековые традиции, в том числе правовые. Существует и немало национальных различий. Вообще гражданскому праву свойствен известный консерватизм, который не так просто преодолеть. Унификация на межгосударственном уровне реальна только в сфере международного частного права и, пожалуй, в Европейском сообществе, да и то преимущественно на уровне модельных актов. Некоторые институты готовы к унификации в большей степени, чем остальные. Возьмем, к примеру, законодательство о юридических лицах. Развитие хозяйственных связей в Европе достигло сталь высокого уровня, что вполне можно вести речь о введении в данной сфере общих правил. Иная ситуация в вещном или наследственном праве, которые до сих пор несут на себе печать традиционализма. Место российского гражданского права среди 1?ажданско-правовых систем современности. После Октября 1917 г. в юридической литературе всегда старались выпятить особенности права СССР как права нового "социалистического" типа в противовес типу буржуазному. Повсеместно развивались теория, в соответствии с которыми правовые системы нужно классифицировать не по внутренним свойствам самого права, а до экономическому (формационному) типу. Тем самым игнорировались особенности права и выпячивались в угоду политическим соображениям лозунги "текущего момента". Однако, если применительно к праву публичному еще можно было вести речь о каких-то "социалистических" особенностях, то для гражданского права это было совершенно неуместно. Неслучайно в обоснование исторической самостоятельности советского права приводились лишь аргументы из арсенала государственного, административного и иных отраслей публичного права. Что же касается права гражданского, то никаких изменений в нем не произошло, если не выходить за его пределы. Необходимо, впрочем, учитывать, что гражданское право в советский период его развития испытывало на себе сильнейшее воздействие публично-правовых начал, что дало известные основания одному из современных исследователей гражданского законодательства этого периода заявить: "Приверженцам единства гражданского права никогда, в сущности, не удавалось создать непротиворечивую с логической точки зрения концепцию предмета правового регулирования в этой области. Организация взаимосвязей внутри государственного сектора экономики в советский период никак не могла уложиться в рамки юридических институтов, сложившихся совсем в иных условиях, т.е. на основе развитых форм товарно-денежных отношений". Так называемое "социалистическое" право не может быть отнесено к числу самостоятельных правовых систем. Оно является правом переходного периода от одного типа государственного устройства к другому, когда в обществе нарастают тоталитарные тенденции, неизбежные в условиях, когда один строй сменяется другим. Другой вопрос, почему в условиях России этот переходный период затянулся на 70 лет. Впрочем, он и сейчас не завершен, хотя все более зримо обнаруживается генетическое родство российского права с континентальным. Как представляется, процесс развития российского права пойдет в направлении усиления его общности с правом континентальным. Не исключены, однако, заимствования отдельных конструкций и из англо-американского права. § 2. Континентальная система Общая характеристика. Континентальная, или романо-германская, система права является результатом творческого развития римского частного права европейскими учеными, главным образом в университетах. В процессе такого развития Европа перешла от непосредственного применения норм римского права (правда, подвергнутых существенной модернизации) к созданию национальных гражданско-правовых систем. В настоящее время гражданское право развивается в рамках отдельных государств, которые хотя и следуют в основном прежним традициям, но творят гражданское право исходя из своих особенностей. Что же касается римского права (в том числе модернизированного), то оно прямо не применяется ни в одной стране. Однако степень его влияния на правовую жизнь столь велика, что оно на деле сохранило свой авторитет. Все основные понятия континентального гражданского права являются римскими, а многие институты регламентируются так же, как и две тысячи лет назад в Риме. В основе обучения также лежит римское право. Для континентального права характерно четкое деление права на частное и публичное. Несмотря на множество существующих концепций, объясняющих такое деление, можно с уверенностью сказать, что в основе его лежат различные интересы, которым служат частное и публичное право (эта концепция господствует со времен римского права). Частное (гражданское) право служит интересам отдельных лиц, которые равны между собой в правах. Правда, современное гражданское право допускает предоставление некоторых преимуществ более слабой в экономическом смысле стороне гражданско-правовых отношений (например, потребителю). Однако такие преимущества -лишь способ обеспечения равноправия на практике. В свою очередь, публичное право служит интересам целого общества и его основного представителя-государства. Оно основано на подчинении одной стороны отношения другой. Впрочем, в последнее время в рамках континентального права появляется все больше таких подразделений, в которых нормы частного и публичного права тесно переплетены. Однако в основном это деление сохраняется. Что же касается подразделения континентального частного права на гражданское и торговое, то оно потеряло прежнее значение. И хотя отдельные торговые кодексы (рассчитанные на отношения между предпринимателями) продолжают сохраняться во многих государствах Европы, все больше стран вдет по пути отражения специфики отношений между коммерсантами (вступающими в гражданско-правовые отношения с целью извлечения прибыли) в рамках общегражданского законодательства. Это можно объяснить усложнением коммерческой деятельности, которая все больше регламентируется отдельными законами (о юридических лицах, о биржах и биржевой торговле, об отдельных видах договоров). Тем самым уменьшается удельный вес норм, которые могут быть сосредоточены в торговых кодексах, и сохранение последних теряет свой смысл. Романская и германская подсистемы. В рамках континентального права они могут быть выделены в зависимости от того, законодательство какой страны -Франции или Германии -берется за основу. В XIX в. и в первой половине XX в. европейские страны при создании собственного гражданского законодательства следовали либо французской модели, воплощенной в Гражданском кодексе Франции 1804 г. (Кодекс Наполеона), либо германской-положенной в основу Германского гражданского уложения 1896 г. Соответственно образовались группы романского и германского гражданского права. Разумеется, кодексы только отражали результаты развития доктрины различных государств, а не формировали ее. При этом система гражданского права романской группы (Кодекса Наполеона) считалась заимствованной из Институций, простейшего учебника по римскому праву, составляющего часть Кодификации Юстиниана (Corpus luris Civilis). Эта система, называемая институционной, если отвлечься от ее несущественных особенностей, предполагала группировку гражданско-правовых норм по следующим разделам: 1) "лица" (т.е. субъекты права); 2) "вещи" (объекты права) и соответственно вещные права; 3) "иски" и соответствующие искам обязательства. Но постепенно она подверглась модификациям. В частности, из нее были удалены нормы гражданского процесса и появились общие положения и иные разделы. Система германской группы опиралась на Дигесты (Пандекты) Кодификации Юстиниана (а потому получила название пандектной) и изначально предполагала разделение норм материального и процессуального частного права (последние рассматривались отдельно). При этом все материальные нормы подразделялись на те, которые касаются любых институтов гражданского права (они образовывали так называемую "Общую часть", включающую общие положения, нормы о субъектах права, объектах прав и самих правах, в том числе об осуществлении и защите последних), и посвященные отдельным инс-1И1утам - вещному, обязательственному, семейному и наследственному праву ("Особенная часть"). Германская система также в дальнейшем была модернизирована. Пандектная система при ее создании в юрвдико-техническом смысле была выше институционной. Достаточно указать на такой используемый ею прием, как разделение Общей и Особенной частей. Однако в дальнейшем институционная и пандектная системы развивались и сближались, и сейчас уже трудно говорить о них как о самостоятельных системах. Они составляют лишь две основные подсистемы единого континентального права. Это тем более верно в современных условиях активно развивающейся европейской интеграции. Источники права. Континентальное право развивалось под определяющим влиянием доктрины права, и прежде всего римского права. При создании его норм научные абстракции, человеческий разум и деятельность ученых играли и играют решающую роль. Большинство жизненных ситуаций рассматривается через призму доктрины и под нее подстраивается. Сущность континентального подхода состоит не в том, чтобы найти в практике и отшлифовать то или иное решение. Главное -выработать общий идеальный принцип, а затем "регулировать" при помощи него общественные отношения. Соответственно основным источником континентального права являются законы, и среди них главный кодифицированный акт- Гражданский кодекс. Нормы в кодексе (да и в законодательстве в целом) развертываются от общих к частным, от абстрактных к конкретным. Основная задача юриста - подвести конкретный случай под действие той или иной нормы позитивного права. Отдельные законы создаются и применяются как подчиненные кодексу. Обычаи как источник права в континентальной системе играют незначительную роль. Основной упор в правовом регулировании сделан на закон. По существу, обычаи сведены к деловым обыкновениям, дополняющим действующее позитивное право. Прецедентное право в континентальной системе отсутствует. Судебная практика если и признается источником права (что имеет место далеко не во всех странах), то только в узких рамках, применительно к тем отношениям, которые не урегулированы или не полностью уре1улированы законом. К тому же существует четкая установка на заполнение при помощи законодательства имеющихся в праве пробелов, с тем чтобы избежать их восполнения на практике. Лица. Правовые установления, относящиеся к лицам, делятся на две части -1) о физических лицах; 2) о юридических лицах. Применительно к физическим лицам различается правоспособность, как способность иметь права и обязанности, и дееспособность, как способность своими действиями осуществлять права и обязанности. Объем правоспособности у всех равный и определен позитивным правом. Выделяются различные степени дееспособности в зависимости от возраста и состояния здоровья. Объем дееспособности устанавливается позитивным правом. Континентальное право содержит детально разработанную доктрину юридического лица. Юридическое лицо является абстрактной категорией, которая охватывает все возможные виды юридических лиц. Очень много внимания уделяется сущности и признакам юридического лица (которые закрепляются законом), а также классификации юридических лиц. Перечень этих видов представляет собой стройную систему. Установлены общие для всех юридических лиц правила создания, реорганизации и ликвидации. Возникновение, изменение и прекращение юридического лица производится нормативно-явочным порядком и, как правило, сопровождается государственной регистрацией. Правоспособность юридических лиц, относящихся к коммерческим организациям, является общей. Все юридические лица подразделяются на союзы (корпорации) и учреждения. К корпорациям относятся различные виды обществ (товариществ) -полное товарищество (в раде стран полные товарищества Юридическими лицами не признаются), коммандитное товарищество, общество с ограниченной ответственностью и акционерное общество. Товарищества (общества) подразделяются на виды в зависимости от характера ответственности их участников по долгам корпорации и по иным критериям. В полном товариществе участники отвечают солидарно всем своим имуществом. В коммандитном товариществе одни участники (коммандитисты) отвечают в пределах внесенных вкладов, а другие (комплементарии) - солидарно всем своим имуществом. Наконец, ответственность участников общества ограничена внесенным ими вкладом. При этом различие между обществами с ограниченной ответственностью и акционерными обществами строится в зависимости от того, принадлежат ли их участникам вклады (доли, паи) или акции как ценные бумаги. При создании корпораций континентальное законодательство предъявляет очень жесткие требования относительно величины и порядка формирования начального уставного капитала. т К учреждениям относятся различные организации, созданные на .основе обособления чужого имущества, передаваемого в должностное управление под условием соблюдения целей учреждения. Учреждения, как правило, действуют в интересах лиц, не являющихся собственниками их имущества, членами и управляющими. Эти лица именуются дестинаторами. В форме учреждений существуют государственная казна (фиск), государственные предприятия и иные учреждения, религиозные учреждения и благотворительные фонды. Вещное право. Особенностью континентального подхода является выделение абстрактной категории "вещное право", под которую подведены отдельные разновидности таких прав. Это право фиксирует связь лица с вещью в отвлечении от отношений этого лица с другими лицами. И хотя акцент в правовом регулировании делается все-таки на отдельные вещные права, существуют и общие для всех них нормы. Вещные права подразделяются на права на свои вещи (к числу которых относится право собственности) и права на чужие вещи -сервитуты, эмфигевзис, права застройки, залога и т.д. Последние различаются в зависимости от способа, широты, интенсивности и иных параметров воздействия на чужую вещь. Поскольку права на чужие вещи обременяют собственника, существует замкнутый перечень (nu-merus clausus) вещных прав. Это означает, что данные права не могут создаваться произвольно. Но в любом случае содержание вещных прав определяется позитивным правом. Помимо отдельных разновидностей вещных прав, большое внимание уделяется владению как фактическому состоянию связанности лица с вещью (господству лица над вещью). Владение в рамках континентального права защищается специальными владельческими исками, использование которых возможно при нарушении владения, удовлетворяющего определенным критериям, независимо от вины нарушителя. Основным вещным правом, естественно, считается право собственности. Именно ему посвящена львиная доля норм вещного права. Несмотря на то что содержание права собственности раскрывается в законодательстве каждой страны по-своему, есть и некоторые общие принципы. В трактовке права собственности на континенте следуют римским традициям и прежде всего основополагающему принципу: "не может быть двух полных прав собственности на одну вещь". Право собственности едино и неделимо. Невозможна разделенная или двойственная собственность. Специфика же отдельных жизненных ситуаций, не укладывающихся в рамки такого права собственности, может быть отражена либо в создании прав на чужие вещи, либо в закреплении особенностей права собственности, принадлежащего тому или иному субъекту или в отношении того или иного объекта. И хотя в последнее время континентальным правом заимствуются некоторые конструкции англо-американского права, исходящие из противоположного принципа (например, траст, доверительная собственность), однако они модифицируются таким образом, чтобы не нарушать установившихся традиций (вместо доверительной собственности ведут речь, к примеру, о доверительном управлении чужим имуществом). Следующий важный принцип, которого придерживается континентальное право,-наибольшая полнота права собственности (plena in ie potestas). Разные европейские законодательства вкладывают в содержание права собственности различные компоненты (правомочия) - владение, пользование, распоряжение, право на доход и т.п. -причем в самых причудливых сочетаниях. Однако непременно подчеркивается, что этими компонентами содержание права собственности не исчерпывается, что все они "осуществляются наиболее исключительным образом", "по усмотрению собственника", "независимо". Тем самым подчеркивается особый характер права собственности, его отличие от других прав, то, что оно всегда шире и независимо по содержанию, если его сравнивать с другими травами, как вещными, так и обязательственными. Права на чужие вещи (iura in re aliena) разнообразны и объединяются в одну группу лишь исходя из того, что всегда предполагают наличие собственника, вещь которого они обременяют. Собственник, по общему правилу, должен терпеть воздействие на его вещь, однако в последнее время появляется все больше и больше таких вещных прав, которые обязывают собственника совершать те или иные активные действия. В зависимости от того, какие из правомочий собственника оказываются ограниченными, можно выделить следующие права на чужие вещи, предоставляющие их обладателям в отношении чужой вещи возможность: 1) только пользоваться (сервитуты); 2) только распоряжаться (залоговые права); 3) владеть и пользоваться (права некоторых арендаторов, скажем, жилых помещений или земельных участков); 4) владеть, пользоваться и в ограниченных пределах распорядиться (эмфитевзис, доверительное управление). Обязательственное право. Ключевую позицию в нем занимает обязательство (obligatio) как универсальная конструкция, рассчитанная на любые частноправовые отношения между лицами. Обязательственное право представляет собой систему норм, рассчитанных на урегулирование отношений между лицами. В рамках обязательства одному лицу принадлежит право требовать от другого лица (ius in peisonam) совершения какого-либо действия (предоставления) или воздержания от определенного действия. Сторонами обязательства являются кредиту) (тот, кто вправе требовать предоставления) и должник (тот, кто обязан это предоставление дать), предмет обязательства -любой возможный в гражданском праве объект, содержание обязательства-права и обязанности сторон. При этом содержание обязательства зависит не только от позитивного права, но и от воли его сторон. Существует весьма развитая общая часть обязательственного права, сосредоточивающая нормы, применимые ко всем обязательствам. Особенная часть обязательственного права посвящена отдельным видам обязательств. Обязательства классифицируются прежде всего по основаниям их возникновения. Выделяется несколько главных оснований возникновения обязательств -договор, односторонняя сделка, причинение вреда (деликт), ведение чужих дел без поручения, неосновательное обогащение и закон. Затем проводится уже более дробное деление в рамках таких оснований, как договор и деликт. Договор определяется как соглашение двух и более лиц, посредством которого они устанавливают взаимные права и обязанности. Однажды возникнув, договор подлежит строгому исполнению (pacta sunt servanda), в том числе принудительному. Деликтом признается причинение вреда личности или имуществу потерпевшего, не связанное с каким-либо конкретным договором. Ответственность за нарушение договора и за деликт строится по принципу вины, причем установлена презумпция вины причинителя. Однако из общего принципа имеется и ряд исключений. Деление договоров производится прежде всего по их социально-экономическому содержанию -договоры о передаче имущества в собственность, в пользование, договоры о выполнении работ и оказании услуг, договоры перевозки и страхования и т. п. Отдельным ведам договоров предшествует также достаточно полная общая часть, но теперь уже договорного права. Деликты подразделяются на генеральный и специальные. Генеральный деликт представляет собой общее основание для возмещения любого вреда, включающий стандартные правила. Специальные деликты имеют специфику, вызванную особым характером ущерба (вред имущественный с дальнейшим подразделением на вред имуществу и личности и моральный), причинения вреда (например, источником повышенной опасности), вины (ответственности за вину или без вины), личности причинителя вреда (например, если речь едет о государственном служащем) и т.д. Исключительные права (интеллектуальная собственность). Права на результаты творческой деятельности закрепляются развитым законодательством, созданным на основе международных конвенций - Бернской и Женевской, посвященных авторскому праву, Парижской, созданной для регулирования патентного права, и ряде других. Поэтому особой специфики, связанной именно с континентальной или англоамериканской системами, здесь нет. Законодательство стран обеих систем уже почти сто лет строится по одной и той же модели, в основе которой лежат указанные выше конвенции. Можно отметить лишь различия в понятиях, которые существуют в рамках этих институтов. Континентальное право обычно использует понятия авторских или патентных прав, иногда объединяя их под названием "исключительные права". Англо-американское право всегда ведет речь о литературной (художественной) и промышленной собственности, одним словом, о собственности интеллектуальной. Это вполне соответствует существующей доктрине, склонной к предельному расширению понятия собственности. Правда, такое словоупотребление присутствует и в некоторых странах континентальной системы (например, во Франции), а также в международных конвенциях. Однако в этом случае термин "собственность" используется в условном смысле, для того, чтобы подчеркнуть абсолютность защиты этих прав. Семейное право континентальной и англо-американской систем также имеет мало особенностей, чтобы проиллюстрировать при помощи них характерные черты этих систем. Наследственное право. Система норм, регламентирующих переход имущества от умершего лица к его наследникам, образует наследственное право. Наследование рассматривается как универсальное правопреемство, в рамках которого от наследодателя к наследнику переходит все имущество, как активы, так и пассивы (долги). В то же время существует такая форма передачи имущества по наследству, при которой получающий его освобождается от ответственности за долги насдедодателя (завещательный отказ или легат). Легат, как правило, представляет собой сингулярное правопреемство тальков правах, а не в обязанностях наследодателя. Различается наследование по завещанию и по закону. При наследовании по завещанию наследство переходит к лицам, указанным в завещании. Завещание может быть составлено в различных формах - письменное завещание, написанное наследодателем собственноручно, завещание, провозглашенное торжественно в присутствии государственного должностного лица (нотариуса), завещание, отданное запечатанным на хранение нотариуса в присутствии свидетелей, и т. п. При наследовании по закону устанавливаются определенные очереди (разряды, парантеллы) наследников, причем при наличии наследников более близкой к наследодателю очереди остальные наследники к наследованию не призываются. § 3. Англо-американская система Общая характеристика. В основе англо-американской системы лежит общее право (common law) Великобритании, родившееся в результате деятельности королевских судов, решения которых признавались имеющими обязательную силу для нижестоящих судов. Путем принятия новых судебных решений обеспечивалось развитие сначала общего права, а потом, когда оно остановилось в своем развитии, права справедливости (equity), которое сложилось в результате деятельности суда канцлера. Этот дуализм похож на дуализм цивильного и преторского права в рамках римского частного права. Затем к общему праву и праву справедливости, которые в совокупности образовали прецедентное право, добавилось статутное право (statute law), включающее акты, принимаемые парламентом. Однако прецедентное право полу- чило независимое развитие по отношению к праву статутному, целиком определяя порядок применения последнего. Сложившееся в таком виде английское право было перенесено в колонии - США, Канаду, Австралию, Новую Зеландию, другие страны, - где оно подверглось модификациям. Наибольшие изменения в английское право были внесены в США. Поэтому данная правовая система получила название англо-американской. Эти изменения были связаны главным образом с федеративным устройством США. Штаты, входящие в состав США, пользовались и пользуются большой самостоятельностью в создании гражданского законодательства. Поэтому для унификации законотворческой деятельности штатов на уровне федерации принимались полноценные законы или создавались рекомендательные (модельные) кодификации. Однако, несмотря на то, что право США имеет значительную специфику, оно образует вместе с английским правом единую правовую систему. Источники права. Общий перечень источников в англо-американской системе тот же -законы, судебная практика, обычаи, но их соотношение меняется. Законы в англо-американском праве не играют той роли, которая им присуща в праве континентальном, хотя их в последние годы принимают все чаще. Прежде всего отсутствуют кодифицированные акты гражданского законодательства - кодексы. Законы принимаются в отношении отдельных институтов - юридических лиц, права собственности, купли-продажи и т. д. Они не подвергаются систематизации. Есть лишь некоторые более-менее систематизированные акты, но они все равно касаются лишь нескольких институтов гражданского права (например, Единообразный торговый кодекс США). Решающее значение для определения содержания гражданского права имеет судебная практика, принимающая форму прецедентного права. Прецедентное право -систематизированная доктриной совокупность решений судов высших инстанций, подлежащих применению к аналогичным делам. Так прецеденты становятся источниками права. Решения судов откликаются на потребности практики и изменяют прежние решения. Право развивается постепенно, с сохранением полезных традиций. Сборники прецедентов сейчас существуют в машиночитаемом виде, что существенно облегчило их использование. Обычаям также уделяется достаточно большое внимание, особенно при формировании новых прецедентов. Что касается деловых обыкновений, то их значение достаточно велико в США, где они образуют основу рекомендательных актов частного характера, служащих в качестве моделей для отдельных штатов (посвященных договорному праву, агентам, доверительной собственности и т. п.). Англо-американская доктрина развивается под определяющим влиянием прецедентного права. Если для континентального юриста главное .- создание логичной и стройной системы норм, пусть и игнорирующей некоторые потребности практики, юрист англо-американской системы следует любым зигзагам этой практики. Доктрина развивается казуистически, путем обобщения отдельных прецедентов. И трудно сказать, какой метод лучше. Достоинства есть у каждого. Неслучайно на современном этапе происходит сближение этих правовых систем, что особенно ярко видно на примере Европейского сообщества. Лица. Установления о лицах в англо-американском праве также подразделяются на нормы, посвященные физическим и юридическим лицам. Регламентация правосубъектности лиц в позитивном праве незначительна. Основное внимание уделяется тем содержательным компонентам правосубъектности, которые выделены практикой. Разграничения правоспособности и дееспособности не проводится. Вместо них существует единое понятие правосубъектности (legal capacity). Правда, на практике различают пассивную и активную правосубьектность (аналоги право- и дееспособности), причем последняя трактуется как способность к самостоятельному совершению правового акта. Правосубъектность считается формально равной, возникает по общему правилу с рождения и прекращается в момент смерти. Англоамериканскому праву неизвестно признание лица безвестно отсутствующим и умершим как самостоятельные правовые институты. Что же касается юридических лиц, то общее понятие о них развито слабо. Вместо универсальной категории юридического лица существуют две основные разновидности юридических лиц -товарищества (partnerships) и компании (в Великобритании) или корпорации (в США; публичные корпорации в Великобритании). Товарищества имеют несколько разновидностей, которые различаются в зависимости от характера ответственности товарищей по долгам товарищества. Полные товарищества не признаются юридическими лицами. Другой вид товариществ-коммандитные (limited partnerships) -признан юридическим лицом. Однако основные нормы о юридических лицах содержатся в актах, посвященных компаниям (корпорациям). Аналогами этих юридических лиц в континентальном праве являются общества с ограниченной ответственностью (акционерные общества). Однако ни компании, ни корпорации не подразделяются на виды в зависимости от того, что принадлежит их участникам -доли (вклады) или акции. Их заменяет единый термин - shares. При создании корпораций формированию начального уставного капитала уделяется меньшее внимание, чем в континентальной системе. Формально правоспособность юридических лиц до сих пор не признана общей. Действие норм о специальной правоспособности юридических лиц (доктрины ultra vires) пока не отменено, однако на практике их значение падает все сильнее. В англо-американском праве отсутствует такая разновидность юридических лиц, как созданные собственниками учреждения. Их заменяют либо корпорации (которые могут существовать и как бесприбыльные), либо доверительные собственники. Собственность (property, ownership). Это одно из ключевых понятий в англо-американском праве. Вещное право как система норм, рассчитанных на урегулирование отношений лица к вещи, отсутствует. Место категории "вещное право" занимает "собственность". Отсутствует и четкое деление прав на свои и на чужие вещи (последние также называют собственностью). В строгом континентальном смысле даже собственность на недвижимость в англо-американском праве не является правом на свою вещь, ибо верховным собственником земель признается государство ("корона"). С этой точки зрения каждый владелец земли -уже не собственник. На практике же, разумеется, все не так, ибо полномочия "короны" номинальны. Главная черта англо-американской трактовки собственности состоит в допущении существования разделенной (двойственной) собственности. Принцип "одна вещь - одно право собственности" не действует. Вместо него установлен принцип, согласно которому количество, а значит, и содержание прав собственности, принадлежащих нескольким лицам в отношении одной и той же вещи, может быть определено соглашением (волей) участников. В этом еще одна особенность англо-американского права в отличие от континентального, где виды и содержание вещных прав зафиксированы объективным правом. Разделение права собственности допускается как в пространстве - по горизонтали и по вертикали, -так и во времени. Например, один собственник имеет право на доход от сдачи земельного участка в аренду, а другой - от пользования им. Какая-либо вещь может быть передана одному собственнику пожизненно, а другому - после смерти первого - и в обоих случаях речь идет о праве собственности, которое делится между данным и будущим собственниками. Следовательно, содержание этих различных прав собственности определяется по воле первоначального собственника или по соглашению собственников. Собственность (property) трактуется предельно широко. Помимо традиционных прав к ней подчас относят даже некоторые права требования (например, на получение пенсий, пособий, алиментов и т. п.), исключительные права (интеллектуальную собственность), особенно если они отчуждаемы. Логика рассуждений при этом такова-раз право может быть отчуждено, оно является вещью, пусть и особого рода, а значит, может выступать как объект права собственности. Наиболее ярко все перечисленные особенности англо-американского понимания собственности выражены в доверительной собственности (trust). Сущность доверительной собственности состоит в том, что первоначальный собственник -учредитель (settlor) траста передает вещь в управление доверительному собственнику (trustee) с тем, чтобы тот передал эту вещь или доходы, полученные от ее эксплуатации, выгодоприобретателю (beneficiary), в роли которого может быть как учредитель траста, так и любое третье лицо (в том числе и публика в широком смысле этого слова). И доверительный собственник, и выгодоприобретатель считаются собственниками, но с разными правами - первый имеет право осуществлять управление (эксплуатацию) переданным ему имуществом, второй же сохраняет право на доход и на получение вещи обратно. Объем прав каждого из собственников может меняться в зависимости от того, на каких условиях учрежден траст (что может быть определено договором, односторонней сделкой или законом). Например, за доверительным собственником может быть закреплено право решать, выплачивать ли доход выгодоприобретателю. В то же время может существовать такая доверительная собственность, в рамках которой выгодоприобретатель в любой момент может ее прекратить и получить вещь обратно. Эта "резиновая" конструкция траста способна подвергаться самым различным модификациям. Поэтому ее используют в самых неожиданных ситуациях - в случае неосновательного обогащения, в отношениях между компанией и ее директорами, принципалом и агентом, при наследовании и т. п. Однако ее главное назначение -обеспечить профессиональное управление чужим имуществом в интересах определенных категорий лиц, не способных или не желающих его осуществлять. И в этом смысле данная конструкция заимствуется странами с иными правовыми системами. Владение в рамках англо-американского права также трактуется как фактическое состояние связанности лица с вещью, однако для защиты владения используются не специальные владельческие иски, а иски из причинения вреда (trespass u nuissance). А это означает, что защита владения поставлена в зависимость от наличия или отсутствия вины в его нарушении. Что касается прав на чужие вещи, то они как категория отсутствуют. Впрочем, это не означает, что они неизвестны практике. Например, к числу вещных могут быть отнесены залоговые права и сервитуты. Договорное и деликтное право. Ключевыми понятиями англо-американской системы права соответственно являются договор (contract) и деликт (tort). Общая часть обязательственного права, рассчитанная на применение к любым обязательствам, отсутствует. Общая часть, да и то преимущественно в доктринальном, а не в легальном плане, есть лишь у договорного и деликтного права. Отсутствует и абстрактное понятие обязательства. Основное внимание уделено договору и деликту. Нет и никакой легальной классификации обязательств. Основаниями возникновения обязательств являются договор, квазидоговор (неосновательное обогащение, ведение чужих дел без поручения) и деликт. С точки зрения англо-американского права договор - это сделанное взамен предоставления (удовлетворения) обещание, снабженное санкцией (возможностью обратиться в суд). Следовательно, договор предполагает наличие встречных удовлетворений (consideration): для того чтобы получить право требования, кредитор прежде сам должен что-нибудь обещать должнику. Отсюда вытекает, что оферта (предложение заключить договор) не связывает лицо, ее сделавшее, до тех пор, пока она не акцептована (за некоторыми исключениями). До акцепта оферта может быть свободно отозвана. Иная ситуация в континентальном праве, где лицо, сделавшее оферту, в той или иной мере связано ею. Необходимость встречных предоставлений также ставит под вопрос существование безвозмездных договоров. Поэтому для них создана особая конструкция договоров "за печатью", которые способны возлагать на должников обязанности и при отсутствии встречных удовлетворений. Очевидно, что обмен предоставлениями не может осуществляться иначе, чем на основании соглашения сторон, однако решающее значение придается не соглашению, а наличию встречных удовлетворений. Договорное право развилось как ответ на запросы практики. Никакой легальной классификации договоров не существует. Отдельные виды договоров рождены практикой, урегулированы отдельными законами (например, о продаже товаров), и их выделение не может быть произведено при помощи каких-либо четких и однозначных критериев. Ответственность за нарушение договора строится на принципе причинения: должник отвечает за допущенное им нарушение независимо от вины. Это вытекает из важного правила англо-американского права, в соответствии с которым должник в любой момент вправе отказаться от договора, возместив кредитору убытки в полном объеме. Англо-американское право уделяет главное внимание именно договорному праву еще и потому, что в нем нет более-менее развитого учения о сделках. Поэтому нормы о сделках содержатся в договорном праве. Деликтное право существует как совокупность специальных деликтов, выработанных судебной практикой. Генеральный деликт как таковой отсутствует: есть лишь его доктринальные модели. Под деликтами понимают причинение вреда имуществу или личности. Никакой легальной классификации специальных деликтов также не существует. Выделяются такие деликты, как вторжение (trespass), касающееся причинения вреда как личности, так и имуществу; зловредность (nuis-sance), т.е. нарушение спокойного пользования имуществом конкретного лица или неопределенного круга лиц; клевета (libel и slander), заговор (conspiracy) с целью нанести вред чужому бизнесу; небрежность (negligence), когда причинитель вреда неосмотрительно относится к чужим правам, и др. Ответственность за эти деликты наступает, по общему правилу, при наличии вины причинителя вреда. Наследственное право. В англо-американской системе оно имеет ряд специфических черт. Наследование в англо-американском праве по сути уже не является универсальным правопреемством, поскольку практически все права и обязанности наследодателя переходят в доверительную собственность (trust) третьего лица, главной обязанностью которого является исполнение воли наследодателя (прямо выраженной или предполагаемой). Задача этого исполнителя -executor'a при наследовании по завещанию и administrator'a при наследовании по закону -рассчитаться с долгами наследодателя и передать остаток наследникам, в интересах которых он и обязан действовать. Поскольку наследники получают имущество очищенным от долгов, они и не отвечают по долгам наследодателя. Таким образом, различий между наследованием и получением легата нет, поэтому последняя конструкция отсутствует. В англо-американском праве также различается наследование по закону и по завещанию. Однако допускается только одна форма завещания - письменное завещание, подписанное наследодателем и удостоверенное в присутствии не менее двух свидетелей. Глава 5. ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВООТНОШЕНИЕ § 1. Понятие гражданского правоотношения и его особенности Гражданское правоотношение и механизм гражданско-правового регулирования общественных отношений. Гражданско-правовые нормы, содержащиеся в различного рода нормативных актах, призваны регулировать общественные отношения, составляющие предмет гражданского права. Важную роль в раскрытии механизма гражданско-правового регулирования общественных отношений играет понятие гражданского правоотношения. В результате урегулирования нормами гражданского права общественных отношений они приобретают правовую форму и становятся гражданскими правоотношениями. Гражданское правоотношение - это не что иное, как само общественное отношение, урегулированное нормой гражданского права. В предмет гражданского права входят как имущественные, так и личные неимущественные отношения. В результате регулирования гражданским правом имущественных отношений возникают гражданские имущественные правоотношения. Если же урегулированы гражданско-правовыми нормами личные неимущественные отношения, устанавливаются личные неимущественные правоотношения. Гражданское право имеет дело прежде всего с имущественными отношениями, лежащими в сфере экономического базиса общества. Их правовое регулирование характеризуется рядом особенностей, которые не могут не отражаться на гражданских правоотношениях. Одна из наиболее важных особенностей гражданского имущественного правоотношения состоит в том, что в нем отражается единство правовой надстройки и экономического базиса, их связь и взаимодействие. Ценность гражданского имущественного правоотношения как определенного научного понятия в том и состоит, что оно позволяет выделить то звено в цепи всеобщей связи и взаимодействия, в котором непосредственно соприкасаются элементы надстроечного и базисного характера. Последнее имеет чрезвычайно важное значение для характеристики механизма правового регулирования имущественных отношений. Право не могло бы воздействовать на экономику, если бы элементы правовой надстройки не были связаны с общественными отношениями, входящими в экономический базис общества. Эта связь правовой надстройки и экономического базиса как раз и происходит в том звене, которое называют гражданским имущественным правоотношением. Поэтому гражданское имущественное правоотношение представляет собой специфическую форму связи между правовой надстройкой и экономическим базисом общества. В силу изложенного трудно согласиться с мнением тех авторов, которые рассматривают гражданское правоотношение в качестве особого идеологического отношения, существующего наряду с реальным имущественным отношением^. Такой подход к понятию гражданского правоотношения позволяет четко разграничить идеологические и базисные отношения, но не дает достаточно ясного представления о том, как право воздействует на экономику. Раскрывая же механизм правового регулирования имущественных отношений, важно показать не противоположность правовой надстройки и экономического базиса, а наоборот, выявить их единство, взаимодействие и отразить это в научном понятии гражданского правоотношения. Понятие гражданского правоотношения как общественного отношения, урегулированного нормой гражданского права, в равной мере подходит и к личным неимущественным правоотношениям. Правовое регулирование не приводит к созданию каких-либо новых общественных отношений, а лишь придает определенную форму уже существующим личным неимущественным отношениям, которые становятся одним из видов гражданских правоотношений. Особенности гражданско-правовых отношений. Входящие в предмет гражданского права общественные отношения регулируются методом юридического равенства сторон. Поэтому в большинстве случаев гражданские правоотношения устанавливаются по воле участвующих в них лиц. Типичным для гражданского права основанием возникновения правоотношения является договор. Это с неизбежностью отражается и на характере гражданских правоотношений. Наиболее существенной чертой гражданских правоотношений является равенство их сторон, их юридическая независимость друг от друга. Ни одна из сторон в гражданском правоотношении не может повелевать другой стороной и диктовать ей свои условия только в силу занимаемого ею положения. , Если управомоченная в гражданском правоотношении сторона вправе 1 требовать определенного поведения от обязанного лица, то только в силу существующего между ними договора или прямого указания закона. Так, заказчик вправе требовать от подрядчика выполнения работы, но той, которую последний согласится выполнить в соответствии с заключенным между ними договором. Даже в тех случаях, когда гражданское правоотношение устанавливается помимо воли его участников, последние также находятся в юридически равном положении. Например, в случае причинения вреда деликтное обязательство зачастую возникает независимо от желания причинителя вреда. Однако и в этом гражданском правоотношении стороны находятся в юридически равном положении и подчиняются только закону. Юридическое равенство сторон является неотъемлемым свойством гражданского правоотношения. С утратой этого свойства меняется и природа правоотношения. Из гражданского оно превращается в иное правоотношение. Так, приобретая в собственность квартиру у местной администрации, гражданин вступает в гражданское правоотношение и находится в юридически равном с местной администрацией положении. Однако ситуация меняется, если местная администрация распределяет жилье между гражданами, пострадавшими от землетрясения. В возникающем здесь правоотношении местная администрация выступает уже как орган, обладающий властными полномочиями по отношению к гражданину, исключающими юридическое равенство сторон. Поэтому данное правоотношение по своей юридической природе является не гражданско-правовым, а административным. Более ясное представление о гражданском правоотношении возникает тогда, когда оно рассматривается не только как единое целое, но и в виде отдельных составляющих его элементов, к числу которых относятся содержание, форма, субъекты и объекты правоотношения. § 2. Содержание и форма гражданского правоотношения Содержание гражданского правоотношения. В процессе гражданско-правового регулирования общественных отношений их участники наделяются субъективными правами и обязанностями, которые в дальнейшем и предопределяют поведение участников в рамках существующих между ними правоотношений. Как и любое общественное отношение, гражданское правоотношение устанавливается в результате взаимодействия между людьми. В правоотношении взаимодействие его участников осуществляется в соответствии с принадлежащими им субъективными правами и возложенными на них обязанностями. Так, в правоотношении купли-продажи продавец передает проданную вещь покупателю в собственность на условиях и в сроки, определяемые договором между ними, а покупатель уплачивает продавцу деньги в размере и в сроки, установленные этим же договором. Входящие в предмет гражданского права общественные отношения в результате их правового регулирования не исчезают, а лишь приобретают правовую форму, с помощью которой упорядочивается их содержание. Поэтому содержание гражданских правоотношений образует взаимодействие их участников, осуществляемое в соответствии с их субъективными правами и обязанностями. Форма гражданского правоотношения. Субъективные права и обязанности, принадлежащие участникам гражданского правоотношения, образуют его правовую форму. Под субъективным правом понимается юридически обеспеченная мера возможного поведения управомоченного лица, а под субъективной обязанностью - юридически обусловленная мера необходимого поведения обязанного лица в гражданском правоотношении. Особенностью субъективных гражданских прав и обязанностей является то, что они носят либо имущественный, либо личный неимущественный характер. Так, право собственности -это имущественное право, предоставляющее его обладателю юридически обеспеченную возможность по своему усмотрению владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащими ему вещами. Право на защиту чести, достоинства и деловой репутации -личное неимущественное право, которое предоставляет управомоченномулицу юридически обеспеченную возможность требовать опровержения порочащих его честь, достоинство и деловую репутацию сведений. Единство содержания и формы гражданского правоотношения. Гражданское имущественное правоотношение нельзя отнести полностью ни к экономическому базису, ни к правовой надстройке. Оно представляет собой диалектическое единство экономического содержания и правовой формы. Форма гражданского имущественного правоотношения (субъективные права и обязанности) находится в области правовой надстройки, а его содержание (взаимодействие участников) - в сфере экономического базиса. В отличие от имущественного как форма, так и содержание личного неимущественного правоотношения находятся вне экономического базиса. Поэтому личное неимущественное правоотношение целиком относится к надстроечным явлениям. В цивилистической литературе широко распространено мнение о том, что содержание гражданского правоотношения образуют субъективные права и обязанности его участников. Эта позиция вполне допустима для тех авторов, которые рассматривают гражданское правоотношение как особое идеологическое отношение, существующее наряду с регулируемым общественным отношением. Содержанием такого правоотношения ничего, кроме субъективных прав и обязанностей, не может и быть. Однако авторы, рассматривающие гражданское правоотношение как само общественное отношение, урегулированное нормой гражданского права, впадают в противоречие, утверждая, что содержание такого правоотношения составляют гражданские права и обязанности. Субъективные права и обязанности появляются лишь в результате правового регулирования. Поэтому получается, что общественное отношение до его правового регулирования не имело своего содержания, либо оно улетучилось в процессе правового регулирования. Вместе с тем вполне допустимо говорить о субъективных правах и обязанностях как о юридическом содержании гражданских правоотношений, поскольку в них заложена возможность того взаимодействия участников правоотношения, которое образует его содержание. Поэтому в дальнейшем в настоящем учебнике под юридическим содержанием гражданских правоотношений будут пониматься субъективные права и обязанности, принадлежащие участникам правоотношений. Специфика гражданских правоотношений проявляется не только в их форме и содержании, но также в их субъектах и объектах. § 3, Субъекты и объекты гражданского правоотношения Субъекты гражданских правоотношений. Участники гражданских правоотношений именуются их субъектами. Как и любое общественное отношение, гражданское правоотношение устанавливается между людьми. Поэтому в качестве субъектов гражданских правоотношений выступают либо отдельные индивиды, либо определенные коллективы людей. Отдельные индивиды именуются в гражданском законодательстве гражданами. Вместе с тем субъектами гражданских правоотношений в нашей стране могут быть не только граждане Российской Федерации, но и иностранцы, а также лица без гражданства. Наряду с отдельными индивидами в качестве субъектов гражданских правоотношений могут участвовать и организации, которые называются юридическими лицами. В отличие от граждан юридические лица являются коллективными субъектами гражданских правоотношений. За юридическим лицом как субъектом гражданского правоотношения всегда стоит определенным образом организованный коллектив людей. В гражданских правоотношениях могут участвовать не только российские, но и иностранные юридические лица. В регулируемых гражданским законодательством отношениях могут участвовать также Российская Федерация, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования (п. 1 ст. 2 ГК). Таким образом, субъектами гражданских правоотношений могут быть: 1. Граждане России, иностранные граждане и лица без гражданства. 2. Российские и иностранные юридические лица. 3. Российская Федерация, субъекты Российской Федерации, муниципальные образования. Все возможные субъекты гражданских правоотношений охватываются понятием "лица", которое используется в ГК и других актах гражданского законодательства. Как субъекты гражданских правоотношений лица характеризуются тем, что они являются носителями субъективных гражданских прав и обязанностей. Объекты гражданских правоотношений. Под объектом правоотношения обычно понимают то, на что данное правоотношение направлено и оказывает определенное воздействие. Как общественная связь между людьми, устанавливающаяся в результате их взаимодействия, гражданское правоотношение может воздействовать только на поведение человека. Поэтому в качестве объекта гражданского правоотношения выступает поведение его субъектов, направленное на различного рода материальные и нематериальные блага. Специфика гражданского имущественного правоотношения заключается в том, что его участники своим поведением воздействуют не только друг на друга, но и на определенные материальные блага. Поведение субъектов гражданского правоотношения, направленное на различного рода материальные блага, и составляет объект гражданского имущественного правоотношения. При этом необходимо различать поведение субъектов гражданского правоотношения в процессе их взаимодействия между собой и их поведение, направленное на материальное благо. Первое образует содержание гражданского имущественного правоотношения, а второе - его объект. Так, взаимодействие подрядчика и заказчика составляет содержание правоотношения, возникающего из договора подряда, а деятельность подрядчика по выполнению предусмотренных договором работ - объект указанного правоотношения. Как правило, механизм воздействия гражданского имущественного правоотношения своим содержанием на объект следующий: управомоченная сторона своим поведением воздействует на обязанную сторону, которая под влиянием этого и совершает действия, направленные на соответствующие материальные блага. Так, в приведенном примере заказчик требует от подрядчика выполнения работ в соответствии с заключенным договором, предопределяя тем самым поведение подрядчика в процессе выполнения работ, которые всегда связаны с воздействием на предметы материального мира. В отличие от имущественного, в личном неимущественном правоотношении в качестве объекта выступает поведение сторон, направленное на различного рода нематериальные блага, такие, как честь, достоинство и деловая репутация, имя человека, наименование юридического лица и т.д. Однако в любом гражданском правоотношении объект представлен поведением его участников, направленным на какие-либо блага, способные удовлетворять потребности человека. По вопросу об объекте гражданского правоотношения в литературе высказываются самые различные мнения. Одни авторы считают, что в качестве объекта гражданского правоотношения всегда выступают вещи. Между тем вещи не способны реагировать на воздействие со стороны правоотношения как определенного рода связи между людьми. Само по себе взаимодействие между людьми не может привести к каким-либо изменениям в вещах. Лишь поведение человека, направленное на вещь, способно вызвать в ней соответствующие изменения. Другие авторы полагают, что объект гражданского правоотношения образует поведение человека . Однако не всякое поведение человека составляет объект правоотношения. Так, нельзя рассматривать в качестве объекта поведение людей в процессе их взаимодействия в рамках существующего между ними правоотношения. Это поведение составляет содержание гражданского правоотношения. Только поведение субъектов гражданского правоотношения, направленное на различного рода материальные и нематериальные ценности, может выступать в качестве объекта гражданского правоотношения. По изложенным выше причинам нельзя рассматривать в качестве объекта гражданского правоотношения сами материальные, духовные и иные блага: вещи, продукты творческой деятельности, действия людей, результаты действий и т.д., как полагают некоторые авторы. Гражданское правоотношение может воздействовать лишь на строго определенные явления окружающей действительности - поведение людей, направленное на различного рода блага, но не на сами эти блага. Сам по себе объект утрачивает какой-либо смысл, если на него нельзя оказать никакого воздействия. § 4. Виды гражданских правоотношений Имущественные и личные неимущественные правоотношения, В зависимости от того, какое общественное отношение урегулировано нормой гражданского права, различают имущественные и личные неимущественные правоотношения. Имущественные правоотношения устанавливаются в результате урегулирования нормами гражданского законодательства имущественно-стоимостных отношений, а личные неимущественные -в результате урегулирования гражданским законодательством личных неимущественных отношений. Специфика имущественных и личных неимущественных правоотношений предопределяет и особые способы защиты субъективных прав, существующих в рамках этих правоотношений. По общему правилу, имущественные права защищаются посредством возмещения причиненных убытков. Защита же личных неимущественных прав осуществляется другими способами. Так, в случае опубликования в газете сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию гражданина, выплата ему денежной компенсации сама по себе не восстановит его пошатнувшуюся репутацию. Однако репутация гражданина будет восстановлена, а его личное неимущественное право защищено, если по решению суда газета опубликует опровержение. Относительные и абсолютные гражданские правоотношения. В зависимости от структуры межсубъектной связи все гражданские правоотношения делятся на относительные и абсолютные. В относительных правоотношениях управомоченному лицу противостоят как обязанные строго определенные лица. Это может быть как одно, так и несколько точно определенных лиц. Так, между участниками долевой собственности существует относительное правоотношение, поскольку субъектный состав данного правоотношения строго определен. В абсолютных же правоотношениях управомоченному лицу противостоит неопределенное число обязанных лиц. Например, в качестве обязанных в авторском правоотношении выступают все окружающие автора произведения лица. Практическое значение такого разграничения гражданских правоотношений состоит в том, что право управомоченного лица в абсолютном правоотношении может быть нарушено любым лицом. Право же управомоченного лица в относительном правоотношении может быть нарушено со стороны строго определенных лиц, участвующих в данном правоотношении. Так, любое лицо, незаконно использующее произведение автора, нарушает принадлежащее ему право на данное произведение. Преимущественное же право покупки участника долевой собственности может быть нарушено только другим участником долевой собственности. В соответствии с этим право управомоченного лица в абсолютном правоотношении защищается от нарушений со стороны любого лица, а право управомоченного лица в относительном правоотношении защищается от нарушений со стороны строго определенных лиц. Следует иметь в виду, что деление гражданских правоотношений на абсолютные и относительные носит в значительной степени условный характер, поскольку во многих гражданских правоотношениях сочетаются как абсолютные, так и относительные элементы. Так, арендное правоотношение носит относительный характер. Между тем право арендатора может быть нарушено и защищается от нарушений со стороны не только арендодателя, но и других окружающих арендатора лиц^. Вещные и обязательственные правоотношения. В зависимости от способа удовлетворения интересов управомоченного лица различают вещные и обязательственные правоотношения. В вещном правоотношении интерес управомоченного лица удовлетворяется за счет полезных свойств вещей путем его непосредственного взаимодействия с вещью. В обязательственном же правоотношении интерес уполномоченного лица может быть удовлетворен только за счет определенных действий обязанного лица по предоставлению управомоченному лицу соответствующих материальных благ. Практическое значение такой классификации состоит в различной правовой регламентации поведения лиц в вещных и обязательственных правоотношениях. Вещные правоотношения реализуются действиями самого управомоченного лица. Поэтому его юридический интерес будет вполне удовлетворен, если никто из окружающих лиц не будет препятствовать поведению управомоченного лица. Так, юридический интерес собственника будет удовлетворен, если никто не будет ему препятствовать по своему усмотрению владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащими ему вещами. В силу этого в вещных правоотношениях обязанные лица выполняют пассивную роль, воздерживаясь от определенных действий. Обязательственное же правоотношение реализуется путем совершения определенных действий обязанным лицом. Поэтому юридический интерес управомоченного в обязательственном правоотношении лица может быть удовлетворен лишь посредством совершения обязанным лицом действий в его пользу. Так, интересы продавца будут удовлетворены лишь тогда, когда покупатель передаст ему определенную договором денежную сумму за проданную вещь. В силу этого в обязательственных правоотношениях обязанные лица совершают определенные активные действия по предоставлению материальных благ управомоченному лицу. § 5. Основания гражданских правоотношений Понятие основания гражданских правоотношений. Содержащиеся в гражданском законодательстве правовые нормы сами по себе не порождают, не изменяют и не прекращают гражданских правоотношений. Для этого необходимо наступление предусмотренных правовыми нормами обстоятельств, которые называются гражданскими юридическими фактами. Поэтому юридические факты выступают в качестве связующего звена между правовой нормой и гражданским правоотношением. Без юридических фактов не устанавливается, не изменяется и не прекращается ни одно гражданское правоотношение. Так, глава 34 ГК предусматривает возможность установления, изменения или прекращения правоотношения аренды. Однако для того, чтобы указанное гражданское правоотношение возникло, необходимо заключение договора, предусмотренного ст. 606 ГК. Возникшее правоотношение аренды может быть изменено на правоотношение купли-продажи, если стороны придут к соответствующему соглашению и изменят лежащий в основе правоотношения договор. Наконец, правоотношение аренды может быть прекращено досрочно по требованию арендодателя при наступлении одного из юридических фактов, предусмотренных ст. 619 ГК. Таким образом, под гражданскими юридическими фактами следует понимать обстоятельства, с которыми нормативные акты связывают какие-либо юридические последствия: возникновение, изменение или прекращение гражданских правоотношений. Поскольку юридические факты лежат в основе гражданских правоотношений и влекут за собой их установление, изменение или прекращение, их называют основаниями гражданских правоотношений. Виды оснований гражданских правоотношений. Основанием гражданского правоотношения может служить единичный юридический факт. Так, для установления обязательства купли-продажи достаточно заключения договора между продавцом и покупателем. Такие обстоятельства именуются простыми юридическими фактами. Основание некоторых гражданских правоотношений образуют два, а иногда и более юридических фактов, возникающих либо одновременно, либо в определенной последовательности. Например, для установления жилищного обязательства в отношении муниципального жилого помещения требуется выдача ордера и заключение на его основе договора жилищного найма. Такие основания гражданских правоотношений именуются сложным юридическим составом или сложным юридическим фактом. В гражданском законодательстве предусмотрены самые различные юридические факты как основания гражданских правоотношений. Общий перечень этих юридических фактов содержится в ст. 8 ГК. Вместе с тем этот перечень не является исчерпывающим. Гражданские правоотношения могут возникать, изменяться и прекращаться и на основе иных юридических фактов, которые прямо не предусмотрены действующим законодательством, но не противоречат его общим началам и смыслу. Данное правило имеет чрезвычайно важное значение для гражданского законодательства, которое, в отличие от уголовного, имеет дело прежде всего не с аномальными явлениями, а с нормальным развитием экономического оборота. Потребности развития экономического оборота, особенно в период перехода к рыночной экономике, связаны с такими обстоятельствами, заранее предусмотреть которые в гражданском законодательстве абсолютно невозможно. Нельзя на много лет вперед предусмотреть в законе все возможные юридические факты, которые потребуются для нормального функционирования экономики страны. Потребность в таких юридических фактах может возникнуть совершенно неожиданно и безотлагательно, тогда как внесение соответствующих изменений в законодательство всегда требует определенного времени. Поэтому в гражданском законодательстве и предусмотрено правило, в соответствии с которым юридические факты, не предусмотренные гражданским законодательством, порождают соответствующие юридические последствия, если они не противоречат общим началам и смыслу гражданского законодательства (п. 1 ст. 8 ГК). Классификацня юрвдических фактов в гражданском праве. Все многочисленные юридические факты в гражданском праве в зависимости от их индивидуальных особенностей подвергнуты классификации, которая позволяет более свободно ориентироваться среди множества юридических фактов и четко отграничивать их друг от друга. Это, в свою очередь, способствует правильному применению гражданского законодательства субъектами гражданского права и правоохранительными органами. В зависимости от характера течения юридические факты в гражданском праве делятся на события и действия. К событиям относятся обстоятельства, протекающие независимо от воли человека. Например, стихийное бедствие, рождение и смерть человека, истечение определенного промежутка времени и т.д. Действия совершаются по воле человека. Например, заключение договора, исполнение обязательства, создание произведения, принятие наследства и т.д. Необходимо иметь в виду, что событие может быть вызвано не только силами природы, но и действиями человека. Например, причиной пожара может служить и удар молнии и поджог, совершенный правонарушителем. Однако независимо от причины пожар-это всегда событие, так как его течение проходит помимо воли человека. Действия же человека, чтобы ни являлось их причиной, всегда представляют собой волевые акты, совершаемые людьми. Далеко не все события и не все действия порождают гражданско-правовые последствия, а лишь те из них, с которыми нормы гражданского права связывают эти последствия. Поскольку гражданское право регулирует общественные отношения людей, из действий которых и складываются эти отношения, то вполне естественно, что основную массу юридических фактов в гражданском праве образуют действия людей. Действия, в свою очередь, делятся на правомерные и неправомерные. Неправомерные действия противоречат требованиям закона или других нормативных актов. Поэтому совершение неправомерного действия влечет за собой применение предусмотренных гражданским законодательством санкций к правонарушителю. Так, действие, причиняющее вред другому лицу, влечет за собой установление обязательства по возмещению причиненного вреда (абз. 1 п. 1 ст. 1064 ГК). Правомерные действия соответствуют требованиям гражданского законодательства. Поскольку гражданское право опосредует нормальное развитие экономического оборота, связанного с общедозволенной деятельностью людей, подавляющее большинство юридических фактов в гражданском праве составляют правомерные действия. Однако юридическое значение правомерных действий в гражданском праве далеко не одинаково. По своему юридическому значению все правомерные действия делятся на юридические поступки и юридические акты. Юридические поступки - это такие правомерные действия, которые порождают гражданско-правовые последствия независимо, а иногда и вопреки намерению человека, совершившего юридический поступок. Так, авторское правоотношение возникает в момент создания писателем произведения в доступной для воспроизведения форме независимо от того, стремился ли он при написании произведения к приобретению авторских прав или нет. Находка потерянной вещи порождает обязательство по ее возврату потерявшему даже в том случае, если у нашедшего вещь нет никакого желания возвратить эту вещь ее владельцу (ст. 227 ГК). В отличие от юридических поступков юридические акты -эгю такие правомерные действия, которые порождают соответствующие юридические последствия лишь тогда, когда они совершены со специальным намерением вызвать эти последствия. К числу юридических актов относятся административные акты и сделки. Административные акты всегда совершаются с намерением вызвать соответствующие административно-правовые последствия. Поэтому большинство административных актов являются основанием административных правоотношений и не принадлежат к числу гражданско-правовых юридических фактов. Вместе с тем некоторые административные акты совершаются с намерением вызвать не только административные, но и гражданско-правовые последствия. Так, выдача гражданину ордера на жилое помещение местной администрацией порождает не только административное правоотношение между местной администрацией и жилищной организацией, но и гражданско-правовое отношение между гражданином и жилищной организацией по заключению договора жилищного найма. В отличие от административных актов сделки совершаются с целью вызвать только гражданско-правовые последствия. В соответствии со ст. 153 ГК сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Так, к числу сделок относятся различные договоры (купля-продажа, дарение, подряд, имущественный наем, аренда, заем и т.д.), объявление конкурса, завещание и другие правомерные действия, которые совершаются субъектами гражданского права с целью вызвать определенные гражданско-правовые последствия. Общим между сделками и административными актами как юридическими фактами гражданского права является то, что они представляют собой правомерные действия и совершаются со специальным намерением вызвать соответствующие гражданско-правовые последствия. Вместе с тем между ними имеются и различия. Во-первых, административные акты могут быть совершены только органом государственной власти или местного самоуправления, в то время как сделки совершаются субъектами гражданского права. Во-вторых, административные акты, направленные на установление гражданских правоотношений, всегда порождают и определенные административно-правовые последствия, тогда как сделки вызывают исключительно гражданско-правовые последствия. В-третьих, орган, совершивший административный акт, направленный на установление гражданско-правового отношения, никогда сам не становится участником этого правоотношения, в то время как лицо, совершившее сделку в целях установления гражданского правоотношения, непременно становится участником данного правоотношения. Таким образом, юридические факты в гражданском праве могут быть подвергнуты следующей классификации: а) события и действия; б) неправомерные и правомерные действия; в) юридические поступки и юридические акты; г) административные акты и сделки. Глава 6. ГРАЖДАНЕ КАК СУБЪЕКТЫ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА § 1. Правоспособность и дееспособность граждан Понятие гражданской правосубъектности. Общественные отношения, урегулированные нормами гражданского права, существуют между людьми. В отношения могут вступать как отдельные граждане, так и коллективные образования, обладающие предусмотренными законом признаками. К числу таких образований относятся организации, именуемые юридическими лицами, а также особые субъекты гражданского права -государства, национально-государственные и административно-территориальные образования. Наряду с термином "юридические лица" закон использует термин "физические лица", которым охватываются не только граждане России, но также иностранные граждане и лица без гражданства (апатриды). Гражданские правоотношения могут возникать между всеми субъектами гражданского права в любом их сочетании. Поскольку правовое регулирование предполагает наличие определенных качеств у субъектов той или иной отрасли права, в теории права выработалась такая категория, как правосубъектность. Правосубъектность определяет, какими качествами должны обладать субъекты правового регулирования для того, чтобы иметь права и нести обязанности в соответствующей отрасли права. Представления о гражданской правосубъектности связываются с наличием у лиц таких качеств, как правоспособность и дееспособность. Имущественные отношения, ретулируемые гражданским правом, сопровождают человека на протяжении всей его жизни: с момента рождения и до его смерти. Естественно, трудно представить новорожденного ребенка, например, заключающим договор, однако новорожденный ребенок уже может обладать определенным комплексом гражданских прав и обязанностей (наследовать завещанное ему имущество, стать собственником и т. п.). Для правового регулирования экономического оборота необходимо придать отношениям достаточно устойчивый характер, чтобы они складывались бы из осознанных волевых действий сторон. Вместе с тем из отношений, регулируемых гражданским правом, не могут полностью выключаться граждане, не обладающие должным уровнем психического развития. Для решения этих, на первый взгляд противоположных, задач в гражданском праве и появились такие категории, как правоспособность и дееспособность. Первая - правоспособность - означает способность иметь гражданские права и нести обязанности, вторая -дееспособность - означает способность своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их. Если правоспособность признается в равной мере за всеми гражданами с момента рождения и до смерти, то дееспособность возникает, как правило, с момента достижения определенного возраста, а в полном объеме - с восемнадцати лет, т. е. совершеннолетия. Отрыв правоспособности от дееспособности может иметь место в отношении граждан, поскольку именно они обладают способностью взросления и постепенного приобретения определенных волевых и психических качеств. Юридические лица, государства, национально-государственные и административно-территориальные образования обладают правоспособностью и дееспособностью в их неразрывном единстве. В то же время гражданская правосубъектность не может быть охарактеризована в отдельности в отношении граждан, юридических лиц и иных субъектов гражданского права. Это понятие должно охватывать всех субъектов гражданского права, а не наделять каждого из субъектов собственной правосубъектностью. Юридические лица, государства, национально-государственные и административно-территориальные образования обладают обеими возможностями в их неразрывном единстве, о гражданах, как видим, такого сказать нельзя. Может ли гражданин, обладающий только правоспособностью и не достигший возраста наступления дееспособности, быть полноценным субъектом гражданского права? Сам единолично -нет, однако отсутствие у него дееспособности может быть восполнено действиями его законных представителей -родителей, усыновителей, опекунов или попечителей. Таким образом, в качестве обобщающей категории гражданская правосубъектность означает единство право- и дееспособности. В юридической литературе категории правосубъектности подчас првдается не обобщающий, а индивидуализирующий характер, т. е. под правосубъектностью понимают не то, какими качествами должны обладать субъекты гражданского права в целом, а то, какое качество необходимо иметь отдельному субъекту для того, чтобы быть признаваемым законом участником гражданских отношений. В соответствии с последней позицией обладания одной лишь гражданской правоспособностью достаточно для признания недееспособного ребенка субъектом гражданского права, но при этом как бы выносится за скобки восполнение его недееспособности дееспособностью его законных представителей. Тождество гражданской правосубъектности с гражданской правоспособностью признает С. Н. Братусь . Обладания гражданской правосубъектностью для субъекта недостаточно, чтобы иметь конкретные субъективные гражданские права и нести обязанности. Правосубъектность является необходимой предпосылкой обладания субъективными правами, для возникновения которых необходим помимо этого юридический факт, влекущий на основе правосубъектности возникновение конкретного субъективного права. Например, наделенный правосубъектностью гражданин еще сам по себе не является обладателем каких-либо субъективных прав, законом признается за ним лишь абстрактная возможность их приобретения в результате каких-либо действий или событий - юридических фактов. Так, гражданин может потенциально быть собственником жилого дома, но для того, чтобы реализовать эту возможность, необходимо построить, купить, унаследовать или каким-то иным способом приобрести какой-либо жилой дом. Лишь тогда его возможность реализуется в конкретном субъективном праве - праве собственности. Правосубъектность носит абстрактный характер, т. е. это обобщенная возможность правообладания, которая не может быть представлена в виде набора или комплекса отдельных субъективных прав. Не следует представлять правосубъектность и как постоянно изменяющуюся, динамичную категорию, зависящую от объема конкретных прав и обязанностей, которыми наделен гражданин. Гражданская правосубъектность - это признаваемая в равной мере за всеми лицами максимально полная, суммарно выраженная возможность правообладания, абстрактный характер которой как раз и проявляется в ее обобщающей характеристике . Чтобы охарактеризовать объем субъективных прав и обязанностей субъекта, а также его правовые возможности, правильнее было бы говорить о правовом статусе. Абстрактный характер правосубъектности не позволяет трактовать ее и как особое субъективное право - "право на право". Отличие заключается в неизменяемости правосубъектности при ее реализации, в то время как реализация субъективных прав всегда сопровождается их модификацией, т.е. динамикой. Так, при реализации такого элемента правосубъектности, как возможность заключения сделок, собственно возможность их совершения не претерпевает никаких изменений, но в то же время происходит приобретение, изменение или утрата каких-либо прав и обязанностей субъекта, т.е. динамическое изменение комплекса субъективных прав лица^. Абстрактный характер правосубъектности, с одной стороны, и установление ее законом, с другой, предполагают независимость правосубъектности от воли и действий лиц. Ограничения правоспособности или дееспособности могут осуществляться только в случаях и порядке, установленных законом. Действия самих граждан, направленные на полный или частичный отказ от правосубъектности, и другие сделки, ограничивающие правоспособность и дееспособность гражданина, ничтожны (ст. 22 ГК), т.е. юридически не имеют никакой силы. Как правило, ограничения правосубъектности связаны либо с заболеванием гражданина, в результате которого он утрачивает возможность адекватно оценивать собственные действия, либо в качестве санкции за совершенное правонарушение. Например, за совершенное преступление гражданин лишается права на определенный срок заниматься предпринимательской деятельностью, такое уголовное наказание ограничивает один из элементов правоспособности гражданина. Правосубъектность тесно связана с признаками, индивидуализирующими конкретного субъекта права. Индивидуализация субъектов может осуществляться различными признаками, тесно связанными с тем, идет ли речь о гражданах, юридических лицах или иных субъектах. Так, государство будет индивидуализировать территория, органы государственной власти и т.п., юридических лиц -фирменное наименование, место регистрации, товарный знак и т.д., а граждан-имя, место жительства и акты гражданского состояния. Правоспособность граждан. Закон определяет правоспособность как способность иметь гражданские права и нести обязанности (ст. 17 ГК). Правоспособности свойственны абстрактность и неотчуждаемость. Содержание правоспособности граждан раскрывается через весь тог комплекс прав и обязанностей, которыми может обладать гражданин в соответствии с гражданским законодательством. Именно поэтому, давая характеристику правоспособности граждан, подчеркивают не только то, что она приурочена к гражданину (иностранцу, лицу без гражданства) как психофизической особи, но и присущие ей социально-юридические качества. Специально посвященная объему правоспособности граждан ст. 18 ГК дает перечень только основных, наиболее значимых гражданских прав, к числу которых относятся возможность иметь имущество на праве собственности; наследовать и завещать имущество; заниматься предпринимательской либо любой иной деятельностью, не запрещенной законом; создавать юридические лица; совершать сделки и участвовать в обязательствах; избирать место жительства; иметь права автора. Кроме того, гражданин вправе иметь иные ^существенные и личные неимущественные права, включая и такие, которые прямо законом не предусмотрены, но не противоречат общим началам и смыслу гражданского законодательства. В связи с этим невозможно обрисовать исчерпывающий перечень тех правовых возможностей, обладание которыми составляет объем гражданской правоспособности, однако перечень, приведенный в ст. 18 ГК, дает представление о наиболее значимых правах, возможность обладания которыми включается в содержание гражданской правоспособности. Так, возможность иметь имущество на праве собственности является необходимой предпосылкой не только самого права собственности, но и большинства иных гражданских правоотношений, включая обязательственные, поскольку невозможно вступать в имущественные отношения, не обладая способностью стать собственником вещи. Гражданской правоспособностью в равной мере обладают все граждане. Это не означает, что объем конкретных субъективных прав каждого гражданина равен объему прав другого гражданина, но объем возможностей иметь такие права является равным независимо от конкретного объема прав и обязанностей конкретного лица. Иногда рассуждают таким образом, что гражданин, являющийся собственником жилого дома, может приобрести права продавца жилого дома, а если гражданин не имеет жилого дома на праве собственности, то и возможность приобретения прав продавца у него отсутствует. Ошибка в этих рассуждениях обусловлена попыткой напрямую связать конкретные субъективные права, принадлежащие отдельному гражданину, с объемом предусмотренных законом возможностей обладания этими правами. Закон не предусматривает в качестве элемента правоспособности возможность быть собственником каких-либо объектов или какой-либо конкретной вещи. Элементом содержания правоспособности является общая возможность иметь имущество на праве собственности, т. е. выступать субъектом любых отношений собственности, будь то собственность на дом, дачу, одежду или даже игрушки. Поэтому, когда гражданин производит отчуждение своей собственности, заключая договор купли-продажи или иным образом, либо суд конфискацией прекращает право собственности гражданина на конкретное имущество, не происходит никаких изменений в содержании правоспособности гражданина, ибо кроме оставшихся у него прав собственности он в любой момент вправе приобрести новые. Таким образом, чтобы ограничить возможность иметь имущество на праве собственности как элемент содержания правоспособности, необходимо ограничить гражданина в возможности как иметь любое имущество на праве собственности, так и приобретать эти права в будущем, что невозможно. Означает ли это, что ограничить правоспособность гражданина вообще нельзя? Нет, существуют такие возможности, которые поддаются ограничению именно в их обобщенном значении, например, возможность выбирать место жительства может быть ограничена указанием на обязанность гражданина проживать в конкретном месте либо запрещением проживать где-либо, может быть ограничена и возможность занятия предпринимательской деятельностью. Однако подобные ограничения совершаются лишь в случаях и порядке, установленных законом. Так, лишение свободы, лишение права заниматься предпринимательской деятельностью, а также иные уголовные и административные наказания представляют собой допускаемые законом ограничения правоспособности граждан, применяемые в качестве санкции за совершенное преступление или административное правонарушение. Собственными действиями гражданин не может ограничить свою правоспособность или отдельные ее элементы. Так, будет признано ничтожным обязательство гражданина покинуть город, где он постоянно проживает, для того, чтобы впредь не встречаться со своей бывшей женой и сыном. Однако гражданин, дав такое юридически ничтожное обещание, может его исполнить. Ограничивается ли исполнением такого обещания его правоспособность? Нет, поскольку он вправе как остаться проживать в том же городе, так и переехать в другой по собственному желанию. Возможность выбора места жительства для него гарантирована, и никто не вправе принуждать его к этому юридическими мерами. Разумеется, закон не может запретить его бывшей жене использовать меры морального порядка, однако, если он не пожелает выехать из города, он не только не нарушит какого-либо юридического требования, но, напротив, реализует свое право на выбор места жительства. Мотивы, которыми гражданин руководствуется, принимая свое решение, не имеют значения. Правоспособностью гражданин наделен с момента рождения и в течение всей жизни до смерти. Определение моментов рождения и смерти не составляет предмет юридической науки, поскольку речь идет о чисто физиологических понятиях. Для права важно лишь, что с момента, когда гражданин считается родившимся, а медицина, как правило, руководствуется в этом случае критерием начала самостоятельного дыхания, ребенок приобретает гражданскую правоспособность. В законе встречается упоминание в качестве одного из возможных наследников ребенка, зачатого при жизни наследодателя, но родившегося после его смерти, т.е. еще не родившегося ребенка. Естественно, речь не идет о том, что не родившийся ребенок наделяется правоспособностью либо какими-то субъективными правами, закон предусматривает охрану интересов возможного наследника, при этом никаких прав на имущество либо наследование еще не родившийся ребенок иметь не может. Защита его интересов сводится к охране его возможной доли при условии его рождения; если же ребенок родится мертвым, то он и не будет призван к наследованию. Прекращается правоспособность смертью гражданина. С определением момента смерти связано много различных медицинских и правовых вопросов, в частности, возможность изъятия органов для трансплантации и ряд других. В медицине различают состояние клинической смерти (когда происходит остановка работы отдельных органов -сердца, почек, головного мозга, однако существует возможность восстановления жизнеспособности организма) и биологической смерти (когда начинаются необратимые процессы в организме человека). Для определения момента, с которым гражданское законодательство связывает прекращение правоспособности, следует говорить о биологической смерти, т.е. тогда, когда возврат человека к жизни исключен. В противном случае следовало бы признавать, что, если после наступления клинической смерти гражданин усилиями реаниматологов был возвращен к жизни, его правоспособность, прекратившись на какое-то время, возникла вновь. Правоспособность возникает один раз и прекращается также только один раз. Никаких изменений не претерпевает правоспособность гражданина и в случаях, когда его правовой статус приравнивается к смерти, т.е. при объявлении судом гражданина умершим. При вынесении такого решения суд исходит не из достоверных фактов о смерти гражданина, а из предположения о его возможной смерти, поэтому, хотя правовые последствия такого решения точно такие же, как и при смерти гражданина (в частности, происходит открытие наследства), его правоспособность будет существовать до момента его фактической смерти. Так, если при вынесении решения судом гражданин уже умер, то его правоспособность прекратилась задолго до вынесения решения судом, если на самом деле гражданин жив, то решение суда не может прекратить его правоспособность, поскольку это качество неотъемлемо от личности гражданина. Дееспособность граждан. Закон определяет дееспособность как "способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их" (ст. 21 ГК). Наиболее существенными элементами содержания дееспособности граждан является возможность самостоятельного заключения сделок (сделкоспособность) и возможность нести самостоятельную имущественную ответственность (деликтоспособность). Гражданский кодекс в качестве элемента дееспособности гражданина выделил также возможность гражданина заниматься предпринимательской деятельностью (ст. 23 ГК). Особенность осуществления предпринимательской деятельности гражданами заключается в необходимости государственной регистрации гражданина в качестве индивидуального предпринимателя, с одной стороны, и установлении в законе правил о несостоятельности (банкротстве) индивидуального предпринимателя, с другой (ст. 25 ГК). Порядок и основания признания индивидуального предпринимателя банкротом регулируются специальным законом. Основная задача гражданского законодательства в этом вопросе сводится к установлению очередности погашения требований кредиторов индивидуального предпринимателя. В остальном к предпринимательской деятельности граждан применяются правила кодекса, относящиеся к деятельности коммерческих организаций. Выделение отдельных элементов дееспособности не имеет практической значимости. Теоретическое значение таких категорий, как сделкоспособность, деликтоспособность, право на индивидуальное предпринимательство, связывается с раздельным анализом вопросов заключения сделок и ответственности. Дробление дееспособности на отдельные возможности совершения каких-либо действий не оправдано. В отличие от правоспособности дееспособность связана с совершением гражданином волевых действий, что предполагает достижение определенного уровня психической зрелости. Закон в качестве критерия достижения гражданином возможности собственными действиями приобретать для себя права и нести обязанности предусматривает возраст. Полная дееспособность признается за совершеннолетними гражданами, т. е. достигшими восемнадцатилетнего возраста. Допускается два изъятия из этого правила: полная дееспособность может возникнуть у гражданина и до достижения восемнадцатилетнего возраста в случаях, во-первых, вступления в брак лицом, не достигшим 18 лет, если ему в установленном законом порядке был снижен брачный возраст, во-вторых, эмансипации (ст. 27 ГК). Эмансипация-объявление несовершеннолетнего, достигшего 16 лет, если он работает по трудовому договору либо с согласия родителей занимается предпринимательской деятельностью, полностью дееспособным. Указанные действия служат достаточным доказательством того, что несовершеннолетний в состоянии самостоятельно принимать решения по имущественным и иным гражданско-правовым вопросам, т.е. достиг уровня зрелости, обычно наступаемого по достижении совершеннолетия. Эмансипация совершается по решению органа опеки и попечительства при наличии согласия обоих родителей, либо суда, если родители или один из них на то не согласны. Цель эмансипации заключается в придании несовершеннолетнему полноценного гражданско-правового статуса. Следует иметь в виду, что отдельные права и обязанности возникают исключительно по достижении определенного возраста, например, право на приобретение огнестрельного оружия. В соответствии с п. 16 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской федерации № 6/8 от 1 июля 1996 г. эмансипированный несовершеннолетний обладает в полном объеме гражданскими правами и несет обязанности (в том числе самостоятельно отвечает по обязательствам, возникшим вследствие причинения им вреда), за исключением тех прав и обязанностей, для приобретения которых федеральным законом установлен возрастной ценз. Конечно, невозможно сразу наделить несовершеннолетнего всем объемом гражданской дееспособности, не предоставляя ему возможности постепенно приучаться к совершению самостоятельных волевых действий. Закон предусматривает определенные возрастные этапы, с наступлением которых несовершеннолетнему предоставляются более широкие элементы дееспособности. Проявляется это в двух главных областях дееспособности: возможности совершения сделок и самостоятельной имущественной ответственности. Несовершеннолетние, не достигшие четырнадцатилетнего возраста (малолетние), по общему правилу, недееспособны, все сделки от их имени совершают только их родители, усыновители или опекуны. Однако четырнадцать лет -достаточно большой промежуток для становления психики несовершеннолетнего, его интеллектуальной зрелости. Едва ли можно сравнивать уровень осознания совершаемых действий годовалым ребенком и тринадцатилетним подростком. Поэтому закон предусмотрел возможность совершения малолетними определенных сделок. От 6 до 14 лет - первый возрастной промежуток, с которым закон связывает определенный этап взросления. В этом возрасте малолетние вправе самостоятельно совершать мелкие бытовые сделки; сделки, направленные на безвозмездное получение выгоды, не требующие нотариального удостоверения либо государственной регистрации; сделки по распоряжению средствами, предоставленными законным представителем или с его согласия третьим лицом для определенной цели или для свободного распоряжения (п. 2 ст. 28 ГК). Мелкие бытовые сделки-сделки, которые направлены на удовлетворение обычных, каждодневных потребностей малолетнего или членов его семьи и незначительные по сумме. Из названных двух критериев, вероятно, меньше вопросов вызывает потребительский характер мелкой бытовой сделки. Так, покупка хлеба, молока, других продуктов питания, которые приобретаются практически постоянно, тетрадей, других предметов, необходимых малолетнему каждый день, совершение некоторых других сделок имеют обычный для любого ребенка потребительский характер. Более сложен второй критерий - незначительность суммы сделки. Не говоря уже о таких явлениях, как инфляция, и в условиях устойчивой экономики всегда возникает проблема оценки. Является ли та или иная сделка значительной или незначительной по сумме? Подчас высказываются предложения установить конкретную сумму в законе, либо определять ее как процент от уровня-дохода родителей и т.п., однако ни одно из этих предложений не имеет отношения к смыслу правила, положенного в основу законодательного решения: незначительность означает, что для данного малолетнего с учетом его уровня развития, степени осознания значимости совершаемого им действия суд в каждом конкретном случае должен вынести свое решение о том, является ли для конкретного малолетнего совершенная сделка мелкой, т.е. незначительной по сумме или нет. Оба критерия мелкой бытовой сделки имеют оценочный характер. Сравните сделки, которые может совершать 6-летний, и сделки, которые в состоянии осознать и совершить 13-летний. Характер и размер мелких бытовых сделок у того и другого, думается, будут различными. Сделки, направленные на безвозмездное получение выгоды, не требующие нотариального удостоверения или государственной регистрации, малолетние вправе совершать, поскольку такие сделки, как правило, не налагают на них обязанностей. Так, договор дарения предполагает выражение воли одаряемого на принятие дара, значит, малолетний должен иметь возможность выразить свою волю, принимая какой-либо, пусть даже незначительный, подарок. Исключение составляют сделки, для которых предусмотрена нотариальная форма или государственная регистрация, поскольку эти действия предполагают сделки со значительными объектами, например жилым домом. Еще большие возможности предоставляет закон малолетним, наделяя их правом совершать сделки по распоряжению предоставленными им средствами. Указанные сделки совершаются под косвенным контролем законных представителей малолетнего, поскольку средства предоставляются либо ими, либо с их согласия третьими лицами, следовательно, законные представители вполне могут контролировать сумму, предоставляемую ребенку, целевое использование средств и т.д. Реализуя предоставленные возможности, ребенок демонстрирует за- конным представителям свою зрелость, взвешенность и обоснованность заключаемых им гражданско-правовых сделок, что позволяет корректировать его поведение еще задолго до достижения дееспособности в полном объеме. Малолетние, несмотря на обладание возможностью совершения определенных сделок, не несут самостоятельной ответственности, являясь недееспособными. Ответственность за их действия, включая сделки, которые они вправе совершать самостоятельно, несут их родители, усыновители или опекуны в полном объеме, они же отвечают и за вред, причиненный малолетними. В целом, хотя статья Гражданского кодекса и названа "дееспособность малолетних", граждане, не достигшие 14 лет, являются недееспособными. Предоставленные им законом возможности совершения отдельных сделок носят строго исчерпывающий характер и являются исключением из общего правила. Кроме того, нельзя говорить о дееспособности лица, если оно не несет самостоятельной ответственности за свои действия. С достижением 14-летнего возраста несовершеннолетний наделяется правом совершать самостоятельно любые сделки, при условии письменного согласия его законных представителей. Согласие может быть получено как до совершения сделки, так и быть письменным одобрением уже состоявшейся сделки. Несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет вправе самостоятельно и без согласия законных представителей, помимо сделок, совершаемых малолетними, распоряжаться собственным заработком, стипендией или иными доходами; осуществлять права автора произведений науки, литературы или искусства, изобретения или иного охраняемого законом результата своей интеллектуальной деятельности; в соответствии с законом вносить вклады в кредитные учреждения и распоряжаться ими, а также по достижении 16 лет быть членами кооперативов (ст. 26 ГК). Право совершения названных сделок означает наделение несовершеннолетних определенным объемом дееспособности, что позволяет говорить об их частичной дееспособности. Подтверждается это и возложением на несовершеннолетних самостоятельной имущественной ответственности по заключенным ими сделкам, а также за причинение вреда. Частичная дееспособность несовершеннолетних позволяет более детально оценивать их уровень зрелости, готовности к самостоятельному участию в гражданском обороте. Наиболее существенным элементом частичной дееспособности несовершеннолетнего является право распоряжения собственным заработком, стипендией и иными доходами. В данном случае несовершеннолетний действует исключительно по своему усмотрению и расходует средства, приобретенные им самостоятельно. А это максимально сближает положение несовершеннолетнего и полностью дееспособного лица. Сложившаяся практика исходит из буквального толкования нормы закона, предоставляющей несовершеннолетнему такое право, и устанавливает, что речь идет только об уже заработанных и полученных средствах. Закон в данном случае не распространяется на распоряжение еще не полученным или будущим заработком, поскольку исключение из общего правила не подлежит расширительному толкованию. Вместе с тем возможна ситуация, когда несовершеннолетний неразумно расходует заработанные средства. В этом случае законные представители либо орган опеки и попечительства вправе вмешаться и ходатайствовать перед судом об ограничении или лишении несовершеннолетнего права самостоятельно распоряжаться заработком или стипендией. Например, всю зарплату несовершеннолетний тратит на приобретение компакт-дисков с записями любимых им песен, ничего не оставляя на другие цели. Напротив, разумное расходование средств, обоснованные их вложения позволяют родителям ставить перед органами опеки и попечительства вопрос о досрочном наделении несовершеннолетнего, при наличии предусмотренных в законе условий, дееспособностью в полном объеме, то есть об эмансипации. С достижением 18 лет, а также в уже рассмотренных случаях, дееспособность граждан возникает в полном объеме. На содержание дееспособности более не оказывают влияния возрастные факторы, однако способности гражданина к волевым осознанным действиям могут быть нарушены вследствие заболевания либо злоупотребления алкогольными или наркотическими веществами. При наличии указанных проявлений необходимо защитить имущественные интересы такого гражданина либо интересы его семьи. Этой цели служит признание гражданина недееспособным и ограничение дееспособности гражданина, злоупотребляющего спиртными напитками или наркотическими веществами. Гражданин, который вследствие психического расстройства не может понимать значения своих действий или руководить ими, признается судом недееспособным. В этом случае гражданин не вправе совершать вообще никаких сделок, включая мелкие бытовые, от его имени все сделки совершает его опекун (ст. 29 ГК). Злоупотребление гражданином спиртными напитками или наркотическими веществами само по себе достаточно свидетельствует о необходимости вмешательства в его действия со стороны государства, однако гражданское право не имеет цели излечения лиц от алкоголизма или наркомании, равно как и не имеет цели наказать их за подобные злоупотребления. Регулирование имущественных отношений в ситуации с гражданами, злоупотребляющими спиртными напитками и наркотическими веществами, предполагает вмешательство государства только при условии, что этот гражданин своими действиями ставит в тяжелое материальное положение свою семью. Таким образом, ограничение дееспособности имеет целью защиту имущественных интересов семьи. Если одинокий гражданин злоупотребляет спиртными напитками и вследствие этого пропивает собственное имущество, можно ставить вопрос о его лечении, но основания для ограничения его дееспособности нет. Ограничением дееспособности устанавливается контроль со стороны специально назначенного лица - попечителя - за совершением сделок, включая получение зарплаты, иных доходов и распоряжение ими, гражданином, ограниченным судом в дееспособности. В отличие от признания лица недееспособным, при ограничении дееспособности гражданин вправе сам совершать все сделки при условии, что имеется согласие попечителя. Лишь одну категорию сделок он вправе совершать, не испрашивая согласия, - мелкие бытовые сделки. Перечень оснований для ограничения дееспособности граждан в законе исчерпывающий, однако практика показывает необходимость введения дополнительных оснований, в частности, поставить в тяжелое материальное положение свою семью можно и азартными играми, и рискованным ведением предпринимательской деятельности, и неуемным коллекционированием и т. п. В настоящее же время ограничить граждан в дееспособности по подобным основаниям нельзя. Признание гражданина недееспособным и ограничение дееспособности происходят вследствие наличия болезни либо иных обстоятельств, которые в дальнейшем могут отпасть. Например, психическое состояние лица улучшится настолько, что это лицо вполне будет в состоянии руководить своими действиями и нести ответственность. В этих случаях суд выносит решение о признании гражданина дееспособным или об отмене ограничения его дееспособности. На основании решения суда отменяются опека и попечительство. Опека и попечительство. Для защиты прав и интересов недееспособных или не полностью дееспособных граждан законом введен институт опеки и попечительства (ст. 31-40 ГК). Опека устанавливается над малолетними, а также над гражданами, признанными недееспособными. Попечительство - над несовершеннолетними в возрасте от 14 до 18 лет и гражданами, ограниченными в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими веществами. Опекунами и попечителями могут назначаться только совершеннолетние дееспособные граждане. Являясь законными представителями подопечного, опекуны и попечители вправе распоряжаться доходами подопечного им гражданина самостоятельно, если эти расходы направлены на содержание самого подопечного. Во всех остальных случаях опекуны и попечители обязаны получать предварительное разрешение органов опеки и попечительства, особенно это касается сделок, влекущих уменьшение имущества подопечного: отчуждение имущества, сдача его внаем, в залог, безвозмездное пользование и т. п. Не вправе опекуны и попечители, а также их супруги и близкие родственники совершать сделки с подопечными, кроме передачи подопечному дара или предоставления ему безвозмездного пользования каким-либо имуществом. Указанное ограничение вытекает из отношений законного представительства, с одной стороны, и отсутствия дееспособности в полном объеме либо в части у подопечного, с другой. В случае, если подопечный обладает недвижимым или ценным движимым имуществом, которое требует специальной заботы и управления, орган опеки и попечительства может определить управляющего и заключить с ним договор о доверительном управлении таким имуществом (ст. 38 ГК). Назначение доверительного управляющего может быть обусловлено не только особыми свойствами имущества подопечного, но и, в частности, нахождением имущества подопечного в другой местности, что препятствует назначенному опекуну или попечителю управлять этим имуществом. Из состава имущества подопечного, которое находится в ведении опекуна или попечителя, исключается имущество, переданное в доверительное управление. Доверительный управляющий осуществляет свои функции на основании договора о доверительном управлении, заключенного с органом опеки и попечительства, который должен предусматривать источник и размер вознаграждения доверительному управляющему, его ответственность и права в отношении имущества. Попечительство может устанавливаться не только над частично или ограниченно дееспособными гражданами, но и над дееспособными лицами, которые по состоянию здоровья не могут самостоятельно осуществлять и защищать свои права и исполнять обязанности, например над инвалидами по зрению. Такая форма попечительства именуется патронажем (ст. 41 ГК). Попечитель над совершеннолетним дееспособным гражданином назначается органом опеки и попечительства с согласия совершеннолетнего и осуществляет свои функции на основании договора поручения либо договора о доверительном управлении. Договор заключается попечителем с лицом, над которым учреждается патронаж. § 2. Имя и место жительства гражданина. Акты гражданского состояния Имя гражданина. Нельзя представить нормальное осуществление гражданских прав и обязанностей без четкого представления о том, с кем именно вы вступаете в гражданские отношения. Индивидуализация каждого отдельного гражданина осуществляется прежде всего по его имени. Имя гражданину дается при рождении и, как правило, состоит из фамилии, собственно имени и отчества, если законом или национальным обычаем не предусмотрено иное, например, не употребляется отчество. Все гражданские права гражданин вправе приобретать только под собственным именем, не пользуясь именем других лиц. В случаях, предусмотренных законом, гражданин вправе использовать вымышленное имя - псевдоним либо не пользоваться ни подлинным ни вымышленным именем. Например, при опубликовании произведений науки, литературы или искусства гражданин вправе выпустить произведение в свет как под собственным именем, так и используя псевдоним или анонимно, т.е. без указания имени автора (п.1 ст. 15 Закона РФ "Об авторском праве и смежных правах"). Используя псевдоним, необходимо следить за тем, чтобы вымышленное имя не совпадало с каким-либо именем конкретного лица, в противном случае будет иметь место использование имени другого гражданина. В жизни встречаются случаи, когда данное гражданину при рождении имя ему не нравится. В этом случае он вправе в соответствии с законом переменить свое имя. Все права и обязанности при этом за ним сохраняются, кроме того, на него возлагается обязанность сообщить об изменении имени его кредиторам и должникам (ст. 19 ГК). Место жительства гражданина. Другим индивидуализирующим гражданина признаком является его место жительства (ст. 20 ГК). Исполнение обязательств, открытие наследства и многие другие гражданско-правовые действия совершаются в месте жительства гражданина. Наряду с именем место жительства позволяет более точно конкретизировать субъекта гражданского права. Так, нередки случаи полного совпадения имени, фамилии и отчества у различных граждан, однако совпадение места жительства встречается крайне редко. Местом жительства признается место, где гражданин постоянно или преимущественно проживает. Если гражданин постоянно проживает в одном и том же месте, его место жительства определяется довольно просто. Однако бывают случаи, когда гражданин проживает в разных местах, переезжая по различным обстоятельствам с одного места на другое. В этом случае закон предусматривает определение места жительства по преимущественному месту нахождения гражданина, т.е. тому месту, где он находится наиболее часто и наиболее продолжительное время. Например, гражданин проживает в Петергофе, ездит на работу в Санкт-Петербург, где у него также имеется жилье, а в летнее время живет на даче в Токсово. Исходя из времени преимущественного пребывания, вероятнее всего его местом жительства будет признан Петергоф. Не имеют значения место прописки гражданина, место нахождения его имущества, либо место жительства супруга и другие подобные факты, поскольку закон не связывает с ними определение места жительства гражданина. Особо следует подчеркнуть, что прописка является лишь одним из доказательств преимущественного проживания гражданина по конкретному адресу и сама по себе не предопределяет решения вопроса о месте жительства гражданина. Так, если гражданин прописан в Москве, а проживает преимущественно в Саратове, то его местом жительства будет признан Саратов. Граждане вправе сами выбирать себе место жительства, что, как уже говорилось, является одним из элементов правоспособности гражданина. Единственным исключением, установленным в законе, является определение места жительства малолетних, а также граждан, признанных недееспособными вследствие психического заболевания. Их местом жительства признается место жительства их законных представителей - родителей, усыновителей или опекунов (п.2 ст.20 ГК)\ В силу различных обстоятельств гражданин может быть вынужден против его желания покинуть свое место жительства. Если гражданин покидает место жительства вследствие совершенного в отношении него или членов его семьи насилия или преследования в иных формах либо вследствие реальной опасности подвергнуться преследованию по признаку расовой или национальной принадлежности, вероисповедания, языка, а также по признаку принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений, ставших поводами для проведения враждебных кампаний в отношении конкретного лица или группы лиц, массовых нарушений общественного порядка, то в соответствии с Законом РФ "О вынужденных переселенцах"^ от 20 декабря 1995 г. таким гражданам придается особый статус на период до определения нового места жительства гражданина. Право самостоятельного выбора места жительства в данном случае государством не ограничивается. Напротив, в связи с вынужденной необходимостью оставить прежнее место жительства гражданину гарантируется возможность выбрать новое место жительства и получить государственную поддержку для обзаведения жильем. Иные обстоятельства, вынуждающие гражданина покидать место жительства: отсутствие работы, неприязненные отношения с соседями, медицинские показания и т. п., не имеют юридического значения и полностью охватываются правом гражданина самостоятельно определять место жительства. Акты гражданского состояния. Действия граждан или события, влияющие на возникновение, изменение или прекращение прав и обязанностей, а также характеризующие правовое состояние граждан, именуются актами гражданского состояния. Так, рождение, заключение и расторжение брака, усыновление (удочерение), установление отцовства, перемена имени и смерть гражданина законом отнесены к числу фактов, определяющих гражданско-правовой статус гражданина (п. 1 ст. 47 ГК). Возникновение и прекращение правоспособности связывается с моментом рождения и моментом смерти гражданина, вступление в брак влечет возникновение права общей совместной собственности супругов, а усыновление - и отношения законного представительства, и весь комплекс личных и имущественных прав и обязанностей, возникающих между родителями и детьми. В силу особой важности такие акты гражданского состояния, как рождение, заключение брака, расторжение брака, усыновление (удочерение), установление отцовства, перемена имени и смерть, подлежат государственной регистрации. Ввиду неоднородности фактов, охватываемых понятием "акты гражданского состояния", государственная регистрация выполняет различные функции. Так, регистрация рождения, усыновления (удочерения), установления отцовства, смерти носит удостоверительный характер, поскольку права и обязанности из этих фактов возникают независимо от самого акта государственной регистрации. Заключение брака, его расторжение, перемена имени порождают юридические последствия только после самого факта государственной регистрации. Следовательно, для заключения брака, его расторжения, перемены имени государственная регистрация имеет не только удостоверительный, но и правообразующий характер. Государственная регистрация осуществляется специальным государственным органом - органом записи актов гражданского состояния (загсом), а в отношении граждан, проживающих за пределами территории Российской Федерации, - консульскими учреждениями. Порядок осуществления записи и многие другие вопросы определяются Законом РФ "Об актах гражданского состояния" от 15 ноября 1997 г. Регистрации актов гражданского состояния, как правило, придается необратимый характер. Это означает, что при возникновении ошибок в записях или необходимости их изменений органы загса вправе внести исправления лишь при наличии оснований, предусмотренных законом, и отсутствии спора между заинтересованными лицами. Если возникает спор, то его разрешает суд. Аннулирование и восстановление записей актов гражданского состояния также являются прерогативой суда (ст. 69 -75 Закона об актах гражданского состояния). На основании произведенных записей гражданам выдается свидетельство, которое удостоверяет факт государственной регистрации соответствующего акта гражданского состояния. Так, до получения паспорта единственным документом несовершеннолетнего является свидетельство о рождении, а для подтверждения факта состояния в браке необходимо предъявить свидетельство о браке. § 3. Безвестное отсутствие Общие положения. Регулирование гражданских отношений предполагает участие гражданина в правоотношениях. Возможны, однако, ситуации, когда длительное время никаких сведений о гражданине в месте его постоянного жительства нет. Предпринимаемые попытки его разыскать также оказываются безрезультатными. Возникает ситуация, когда имеется неопределенность в субъекте гражданских правоотношений. С одной стороны, он достаточно конкретно обозначен, с другой, его невозможно обнаружить. Чтобы избежать подобной неопределенности, во всех отношениях нежелательной, законом предусмотрены специальные правила, которые в совокупности образуют институт безвестного отсутствия. С помощью норм, входящих в этот институт, заинтересованные лица могут обратиться в соответствующие государственные органы и добиться устранения неопределенности в правовых отношениях, участником которых значится отсутствующее лицо, либо во всяком случае свести к минимуму отрицательные последствия такой неопределенности. Роль и значение института безвестного отсутствия резко возрастают в экстремальных ситуациях. Так обстояло дело в годы войны, когда произошло разъединение миллионов семей, многие из которых так и не смогли воссоединиться. После распада Союза ССР и возникновения целого ряда конфликтов на межнациональной и этнической почве как на территории России, так и в ставших независимыми государствах, входивших ранее в состав Союза, вновь участились случаи, когда для устранения неопределенности в гражданских правоотношениях приходится обращаться к институту безвестного отсутствия. Признание гражданина безвестно отсутствующим. В юридической литературе высказаны различные мнения об основаниях признания граждан безвестно отсутствующими и объявления их умершими. Если все согласны с тем, что в основе объявления умершим лежит презумпция (предположение) смерти гражданина, то в вопросе о безвестном отсутствии мнения разделились. Ряд ученых полагает, что как при безвестном отсутствии, так и при объявлении умершим в основе лежит одна и та же презумпция смерти гражданина, поскольку решение суда будет истинным тогда, когда гражданина нет в живых. Другие авторы, напротив, полагают, что в безвестном отсутствии заложена презумпция жизни, ибо нет еще достаточных оснований предполагать, что гражданина нет в живых. Третья позиция, которая представляется более правильной, основана на том, что никакого предположения в основе решения суда о безвестном отсутствии нет. Суд только констатирует факт отсутствия лица и не исходит из предположений ни о жизни, ни о смерти гражданина. Последствия признания лица безвестно отсутствующим отнюдь не таковы, чтобы предполагать что-либо, скорее речь идет об устранении недостатка в достоверной информации о причинах отсутствия субъекта правоотношений. Гражданин по заявлению заинтересованных лиц может быть признан судом безвестно отсутствующим, если в течение года в месте его жительства нет сведений о месте его пребывания. Годичный срок начинает исчисляться с момента получения об отсутствующем гражданине последних сведений. Если этот день невозможно определить точно, то срок исчисляется с первого числа месяца, следующего за тем, в котором были получены последние сведения, а при невозможности установить месяц - с первого января следующего года. Решение о признании гражданина безвестно отсутствующим выносится судом в порядке особого производства (см. гл. 28 ГПК). При вынесении решения суд оценивает все имеющиеся факты, которые могут повлиять на вынесение решения. Так, гражданские отношения рассчитаны на нормальное их развитие и не предполагают, что кто-либо может специально прятаться, уклоняться от обнаружения его местонахождения. Поэтому, если суду станут известны факты, которые могут свидетельствовать о желании гражданина скрыться, например, из боязни подвергнуться уголовному наказанию за совершенное преступление, суд должен воздержаться от вынесения решения о признании гражданина безвестно отсутствующим, ибо безвестность отсутствия может быть устранена его розыском. На основании решения суда о признании гражданина безвестно отсутствующим орган опеки и попечительства передает имущество отсутствующего гражданина в доверительное управление определенному этим органом лицу (ст. 43 ГК). Из имущества безвестно отсутствующего выдается содержание гражданам, которых отсутствующий обязан содержать, и погашается задолженность по его другим обязательствам. Наряду с учреждением управления имуществом безвестное отсутствие может повлечь и другие установленные законом последствия. Например, с безвестно отсутствующим может быть расторгнут брак в упрощенном порядке. Если имущество гражданина таково, что оно нуждается в постоянном управлении, то орган опеки и попечительства может и до истечения годичного срока назначить управляющего имуществом отсутствующего гражданина. При этом никаких выплат из имущества не производится до вынесения судом решения о признании гражданина безвестно отсутствующим. В случае явки или обнаружения местопребывания отсутствовавшего гражданина суд отменяет решение о признании его безвестно отсутствующим и соответственно отменяется управление его имуществом (ст. 44 ГК). Объявление гражданина умершим. Если гражданин безвестно отсутствует не менее пяти лет, то он может быть объявлен судом умершим. Сказанное не означает, что объявлению гражданина умершим всегда должно предшествовать признание его безвестно отсутствующим. Закон не устанавливает прямой зависимости объявления лица умершим от факта признания его безвестно отсутствующим. Речь идет только о том, что основания во многом совпадают. Как и при безвестном отсутствии, объявление умершим происходит при условии безвестности отсутствия гражданина в месте его жительства, а также невозможности устранить неизвестность его отсутствия. Длительность же отсутствия для объявления гражданина умершим составляет, по общему правилу, 5 лет, а если он пропал без вести при обстоятельствах, угрожавших смертью или дающих основание предполагать его гибель от определенного несчастного случая,-6 месяцев. Так, если гражданин пропал в результате землетрясения, урагана, кораблекрушения и т.п., бессмысленно ждать 5 лет, чтобы предположить его смерть, вероятность того, что он мог погибнуть, обычно подтверждается его шестимесячным отсутствием. Иной подход применяется при объявлении умершими военнослужащих, а также других граждан, пропавших в связи с военными действиями. В этом случае решение может быть вынесено судом не ранее, чем через два года после окончания военных действий. Днем смерти объявленного умершим гражданина признается день вступления в законную силу решения суда об объявлении его умершим. Если умершим объявлен гражданин, пропавший без вести при обстоятельствах, угрожавших смертью или дающих основания предполагать его гибель от определенного несчастного случая, суд может признать днем смерти этого гражданина день его предполагаемой гибели. Решение суда о объявлении гражданина умершим основывается не на достоверном факте смерти лица, а на предположении о том, что столь длительное отсутствие может объясняться только смертью отсутствующего гражданина. Важно отличать объявление гражданина умершим от установления факта смерти гражданина (см. п. 8 ст. 247 ГПК). Необходимость установления факта смерти бывает вызвана невозможностью получения медицинского заключения о смерти, что имеет место при отсутствии тела умершего. Указанный факт отличается от объявления гражданина умершим тем, что имеются доказательства гибели гражданина и нет необходимости что-либо предполагать. Так, если в результате кораблекрушения несколько человек наблюдали гибель гражданина, то установлению подлежит факт смерти, а если после кораблекрушения кто-либо из пассажиров корабля не был обнаружен, то можно только предполагать его гибель от кораблекрушения. Последствия вынесения судом решения об объявлении гражданина умершим специально законом не предусмотрены, поскольку они должны совпадать с теми, что имеют место при смерти гражданина: открывается наследство в имуществе гражданина, объявленного умершим, прекращается брак и обязательства, которые носят личный характер. Однако полного тождества последствий, разумеется, нет. Поскольку в основе лежит только предположение о смерти гражданина, то правоспособность его с момента вступления решения суда в законную силу не прекращается. Правоспособность прекращается лишь с фактической смертью. Если гражданин умер до объявления его умершим, то она прекратилась в момент его смерти, а если жив, то не прекратилась вообще. Хотя срок безвестного отсутствия для объявления гражданина умершим достаточно большой, не исключена вероятность того, что гражданин, объявленный умершим, на самом деле жив. В случае его явки решение суда подлежит отмене. Однако отмена решения суда об объявлении гражданина умершим не может восстановить некоторые его права. Так, если супруг вступил в новый брак, то брачные отношения не могут быть восстановлены, имущество, перешедшее по наследству, могло не сохраниться и т.д. Поэтому закон предусматривает специальные правила на случай явки гражданина, объявленного умершим. Гражданин, объявленный умершим, вправе после явки требовать возврата своего имущества при условии, что а) это имущество сохранилось в натуре, б) перешло к его нынешнему владельцу безвозмездно. Не подлежат истребованию деньги и ценные бумаги на предъявителя, а также средства, вырученные от продажи имущества гражданина. Если имущество перешло по возмездным сделкам, то его можно истребовать только от недобросовестного приобретателя, т. е. лица, которое знало, что гражданин, объявленный умершим, на самом деле жив. Недобросовестный приобретатель обязан возместить стоимость имущества, которое он не может возвратить в натуре (ст. 46 ГК). Глава 7. ЮРИДИЧЕСКИЕ ЛИЦА § 1. Понятие юридического лица Значение института юридического лица. Наряду с гражданами субъектами гражданского права являются также юридические лица - особые образования, обладающие рядом специфических признаков, образуемые и прекращающиеся в специальном порядке. Жизнь современного общества немыслима без объединения людей в группы, союзы разных видов, без соединения их личных усилий и капиталов для достижения тех или иных целей. Основной правовой формой такого коллективного участия лиц в гражданском обороте и является конструкция юридического лица. Появление института юридического лица в самом общем виде обусловлено теми же причинами, что и возникновение и эволюция права: усложнением социальной организации общества, развитием экономических отношений и, как следствие, общественного сознания. На определенном этапе общественного развития правовое регулирование отношений с участием одних лишь физических лиц как единственных субъектов частного права оказалось недостаточным для развивающегося экономического оборота. Так, уже во II-1 в. до н. э. юристами Римской республики обсуждалась идея существования организаций (союзов), обладающих нераздельным, обособленным имуществом (частные корпорации: коллегии), выступающих в гражданском обороте от собственного имени (городские общины), существование которых в принципе не зависит от изменений в составе их участников. Само понятие "юридическое лицо" было неизвестно римским юристам, и его сущность ими не исследовалась, но идеей расширить круг субъектов частного права за счет особых организаций, союзов граждан мы, несомненно, обязаны римскому праву. В Средние века представления о юридических лицах все еще испытывали сильное влияние догматов римского права. Глоссаторы и постглоссаторы ограничивались комментированием античных текстов, пытаясь приспособить их к потребностям развивающегося хозяйства. В эту эпоху и особенно в Новое время конструкция юридического лица получила дальнейшее практическое развитие. Торговый дом Фуггеров в Германии, генуэзский банк св. Георгия, английские и голлавдские Ост- и Вест-Индские компании - "в этих торговых предприятиях вырабатывалась техника коллективного ведения крупных дел" , а накопленный ими опыт регулирования отношений с участием юридических лиц сыграл впоследствии важную роль в создании гражданских и торговых кодексов XIX века. Бурное развитие экономики середины - конца XIX века дало мощный импульс развитию учения о юридических лицах. Появились оригинальные исследования проблем юридических лиц таких авторов, как Савиньи, Иеринг, Гирке, Дернбург, Саллейль и других, преимущественно немецких и французских цивилистов, которые заложили основы современного понимания этого института. В XX веке значение института юридического лица еще более возрастает вследствие усложнения инфраструктуры и интернационализации предпринимательской деятельности, расширения государственного вмешательства в экономику, появления новых информационных технологий. Соответственно этому резко увеличивается объем законодательства о юридических лицах и отчасти повышается его качество. Наука гражданского права относит к числу центральных проблемы теории юридического лица, совершенствования и практического применения этого института. Какие же цели преследует законодательное регулирование статуса юридических лиц сегодня? Ответ на этот вопрос ясен из анализа тех функций, которые выполняет институт юридического лица ; 1) Оформление коллективных интересов. Институт юридического лица определенным образом организует, упорядочивает внутренние отношения между участниками юридического лица, преобразуя их волю в волю организации в целом, позволяя ей выступать в гражданском обороте от собственного имени. 2) Объединение капиталов. Юридическое лицо, в особенности такая его разновидность, как акционерное общество, является оптимальной формой долговременной централизации капиталов, без чего немыслима крупномасштабная предпринимательская деятельность. 3) Ограничение предпринимательского риска. Конструкция юридического лица позволяет ограничить имущественный риск участника суммой вклада в капитал конкретного предприятия. 4) Управление капиталом. Институт юридического лица создает основания для более гибкого использования капитала, принадлежащего одному лицу (в том числе -государству), в различных сферах предпринимательской деятельности. Отлаженное законодательство о юридических лицах (прежде всего акционерное законодательство), ценных бумагах и биржах служит одним из средств управления капиталами Е масштабах всей страны и поэтому является мощным фактором саморегулирования, самоорганизации рыночной экономики, способствует интернационализации хозяйственной жизни. Признаки юридического лица. Признаки юридического лица -это такие внутренне присущие ему свойства, каждое из которых необходимо, а все вместе -достаточны для того, чтобы организация могла признаваться субъектом гражданского права. В этом контексте слово "признаки" употребляется в более узком смысле, чем обычно, и это соответствует правовой традиции. Все юридические лица в России проходят государственную регистрацию, подавляющее их большинство имеет печати и открывает счета в банках, однако все эти внешние атрибуты не отражают сущности юридического лица. В самом деле, обязательной государственной регистрации подлежат и граждане-предприниматели, и некоторые неправосубъектные организации (т.е. не имеющие статуса юридического лица), например, филиалы и представительства иностранных компаний. Они также могут иметь свои печати и банковские счета, но юридическими лицами от этого не становятся. Правовая доктрина традиционно выделяет четыре основополагающих признака, каждый из которых необходим, а все в совокупности - достаточны, чтобы организация могла быть признана субъектом гражданского права, т. е. юридическим лицом. 1) Организационное единство юридического лица проявляется прежде всего в определенной иерархии, соподчиненности органов управления (единоличных или коллегиальных), составляющих его структуру, и в четкой регламентации отношений между его участниками. Благодаря этому становится возможным превратить желания множества участников в единую волю юридического лица в целом, а также непротиворечиво выразить эту волю вовне. "Вместо естественного объединения интересов физического лица единством его мышления и воли (в юридическом лице) мы имеем искусственное соединение, в котором растворяется часть интересов отдельных лиц, претворяясь затем в высшем единстве -общности интересов" . Таким образом, множество лиц, объединенных в организацию, выступает в гражданском обороте как одно лицо, один субъект права. Организационное единство юридического лица закрепляется его учредительными документами (уставом и/или учредительным договором)^ и нормативными актами, регулирующими правовое положение того или иного вида юридических лиц. 2) Если организационное единство необходимо для объединения множества лиц в одно коллективное образование, то обособленное имущество создает материальную базу деятельности такого образования. Любая практическая деятельность немыслима без соответствующих инструментов: предметов техники, знаний, наконец, просто денежных средств. Объединение этих инструментов в один имущественный комплекс, принадлежащий данной организации, и отграничение его от имуществ, принадлежащих другим лицам, и называется имущественной обособленностью юридического лица. Неудачная дефиниция юридического лица в п. 1 ст. 48 ГК порождает различные толкования понятия имущественной обособленности. Так, под имуществом можно понимать только вещи, а значит, отсутствие вещей в собственности, оперативном управлении или хозяйственном ведении организации препятствует признанию ее юридическим лицом. С другой стороны, в понятие имущества наряду с вещами, можно включить и обязательственные права. Ведь могут существовать и такие юридические лица, все имущество которых исчерпывается средствами на банковском счете и арендуемым помещением. Обе эти позиции объединяет то, что наличие имущества (понимаемого более или менее широко) рассматривается как необходимый атрибут юридического лица. Но признаком юридического лица является, скорее, не наличие обособленного имущества, а такой принцип функционирования организации, как имущественная обособленность, а это не одно и то же.. Юридическое лицо в течение какого-то периода времени может вообще не обладать никаким имуществом, как бы широко мы его ни трактовали. Так, большинство некоммерческих организаций на другой день после создания не имеют ни вещей, ни прав требования, ни тем более обязательств. Вся имущественная обособленность таких юридических лиц заключается лишь в их способности в принципе обладать обособленным имуществом, т.е. в их способности быть единственным носителем единого самостоятельного нерасчлененного имущественного права того или иного вида. Степени имущественной обособленности имущества у различных видов юридических лиц могут существенно различаться. Так, хозяйственные товарищества и общества, кооперативы обладают правом собственности на принадлежащее им имущество, тогда как унитарные предприятия - лишь правом хозяйственного ведения или оперативного управления. Однако в обоих случаях возможность владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом говорит о такой степени обособленности имущества, которая достаточна для признания данного социального образования юридическим лицом. Итак, имущественная обособленность присуща всем без исключения юридическим лицам с самого момента их создания, тогда как появление у конкретного юридического лица обособленного имущества, как правило, приурочено к моменту формирования его уставного (складочного) капитала. Все имущество организации учитывается на ее самостоятельном балансе или проводится по самостоятельной смете расходов, в чем и находит внешнее проявление имущественная обособленность данного юридического лица. Персональный состав участников нескольких юридических лиц и их органов управления, равно как и их компетенция, порой могут полностью совпадать, поэтому с чисто организационной точки зрения их трудно разграничить. В этом случае именно имущество, принадлежащее данному юридическому лицу и только ему, отделенное от имуществ всех других юридических лиц, позволяет точно его идентифицировать. 3) Принцип самостоятельной гражданско-правовой ответственности юридического лица сформулирован в ст. 56 ГК. Согласно этому правилу, участники или собственники имущества юридического лица не отвечают по его обязательствам, а юридическое лицо не отвечает по обязательствам первых. Иными словами, каждое юридическое лицо самостоятельно несет гражданско-правовую ответственность по своим обязательствам. Необходимой предпосылкой такой ответственности является наличие у юридического лица обособленного имущества, которое при необходимости может служить объектом притязаний кредиторов. Существующие исключения из правила о самостоятельной ответственности юридического лица ни в коей мере не колеблют общего принципа, поскольку ответственность иных субъектов права по долгам юридического лица является лишь субсидиарной (т. е. дополнительной к ответственности самого юридического лица). 4) Выступление в гражданском обороте от собственного имени означает возможность от своего имени приобретать и осуществлять гражданские права и нести обязанности, а также выступать истцом и ответчиком в суде. Это - итоговый признак юридического лица и одновременно та цель, ради которой оно и создается. Наличие организационной структуры и обособленного имущества, на котором базируется самостоятельная ответственность, как раз и позволяют ввести в гражданский оборот новое объединение лиц и капиталов - нового субъекта права. Использование юридическим лицом собственного наименования позволяет отличить его от всех иных организаций и поэтому является необходимой предпосылкой гражданской правосубъектности юридического лица. Таким образом, в российском гражданском праве юридическое лицо -это признанная государством в качестве субъекта права организация, которая обладает обособленнным имуществом, самостоятельно отвечает этим имуществом по своим обязательствам и выступает в гражданском обороте от своего имени. Наряду с организациями, обладающими правами юридического лица, в общественной жизни участвуют и различные объединения, не являющиеся субъектами права. В этом качестве могут выступать, например, профсоюзы, их объединения (ассоциации), первичные профсоюзные организации, некоторые общественные объединения и религиозные группы. При этом сами члены организации решают, зарегистрировать ли ее в виде юридического лица или ограничиться деятельностью в качестве неформальной группы, "клуба по интересам". В последнем случае можно говорить либо о совместной деятельности членов неправосубъектной группы, которая регулируется нормами о простом товариществе (ст. 1041-1054 ГК), либо о деятельности, находящейся вообще вне сферы правового регулирования. Теории юридического лица. Совершенствование столь сложного и важного социального института, как юридическое лицо, едва ли возможно без его серьезных научных исследований. Они велись на протяжении всей истории существования юридических лиц, привели к созданию в XIX веке ряда фундаментальных теорий и активно продолжаются в современной цивилистике. Основная научная проблема, вызывающая наибольшие дискуссии,- это вопрос о том, кто или что является носителем свойств юридической личности, т. е. субстратом юридического лица. В зависимости от ответа на вопрос о том, что стоит за понятием юридического лица, различные теории юридического лица можно разделить на две большие группы: концепции, отрицающие существование некоего реального субъекта со свойствами юридической личности, и концепции, признающие существование носителя таких свойств. К первой группе теорий относится концепция Савиньи, ставшая одной из первых фундаментальных теорий юридического лица и получившая название "теории фикции". По взглядам Савиньи, свойствами субъекта права (сознанием, волей) в действительности обладает только человек. Однако законодатель в практических целях признает за юридическими лицами свойства человеческой личности, олицетворяет их. Таким образом, законодатель, прибегая к юридической фикции, создает вымышленного субъекта права, существующего лишь в качестве абстрактного понятия. Теория "персонифицированной цели", предложенная Бринцем схожа с "теорией фикции" в том, что отрицает существование реального субъекта, обладающего свойствами юридического лица. Поскольку целью института юридического лица является лишь управление имуществом, то и юридическое лицо есть не что иное, как сама эта персонифицированная цель. Вторая группа теорий юридического лица исходит из тезиса о реальности существования юридических лиц как действительных, а не вымышленных образований. При этом основоположник "органической теории" Гиркеуподоблял юридическое лицо человеческой личности, понимая его как некую союзную личность, социальный организм, отличный от суммы участвующих в союзе людей. Саллейль, разработавший "реалистическую теорию" юридического лица , также заявлял о реальности существования юридических лиц как особых субъектов права, несводимых к сумме индивидов, сумев избежать при этом некоторой биологизации юридических лиц, присущей взглядам Гирке. Особняком в ряду теорий юридических лиц стоит концепция Иеринга, полагавшего, что юридическое лицо, как таковое, в действительности не существует. Это не более, чем юридический курьез. Поскольку право - это система защищенных законом интересов, то законодатель дает правовую защиту отдельным группам людей, позволяя им выступать вовне как единое целое, что, однако, не означает создания нового субъекта права. Таким образом, Иеринг сочетал тезис о фиктивности самого юридического лица с признанием реальности стоящих за ним групп людей. Зарубежные исследования сущности юридического лица в XX веке в целом не вышли за рамки рассмотренных выше концепций. Пожалуй, в современной западной цивилистике возобладало прагматическое мнение о том, что "... после стольких попыток разрешения вопроса о юридическом лице ничего не может быть легче новой попытки его разрешения, но вместе с тем ничего не может бьпъ более бесплодного..." Советская юридическая наука уделяла самое серьезное внимание исследованию теории юридического лица. В 40-5 0-е годы был создан целый ряд работ, заложивших основы современного понимания этого института. Внимание советских цивилистов концентрировалось в то время на изучении юридической личности государственных предприятий, однако сделанные ими выводы обладают значительной научной и методологической ценностью и сегодня. В рамках общепринятого понимания юридического лица как реально существующего явления, обладающего людским субстратом, в советской цивилистике выделились три основные трактовки сущности государственного юридического лица. "Теория коллектива", предложенная академиком А. В. Бенедиктовым исходит из того, что носителями правосубъектности государственного юридического лица являются коллектив рабочих и служащих предприятия, а также всенародный коллектив, организованный в социалистическое государство. Сходные взгляды высказывали С. Н. Братусь, О. С. Иоффе и В. П. Грибанов. "Теория государства", разработанная С. И. Аскназием, основывается на положении о том, что за каждым государственным предприятием стоит собственник его имущества - само государство. Следовательно, людской субстрат юридического лица нельзя сводить к трудовому коллективу данного предприятия. Государственное юридическое лицо - это само государство, действующее на определенном участке системы хозяйственных отношений. "Теория директора", наиболее полно исследованная в работах Ю. К. Толстого , исходит из того, что главная цель наделения организации правами юридического лица - это обеспечение возможности ее участия в гражданском обороте. Именно директор уполномочен действовать от имени организации в сфере гражданского оборота, поэтому он и является основным носителем юридической личности государственного юридического лица. Общей для всех этих концепций является идея о наличии людского субстрата (лица или коллектива) в государственном юридическом лице. Возможна, однако, и принципиально иная трактовка его сущности. Так, еще в 20-е годы в СССР получила значительное распространение "теория персонифицированного (целевого) имущества" . Ее сторонники считали главной функцией юридического лица объединение различных имуществ в единый комплекс и управление этим имущественным комплексом. Значит, обособленное имущество является реальной основой юридического лица, его законодатель и персонифицирует, наделяя владельца имущества правами юридического лица. В пятидесятые и последующие годы известное распространение получила теория, сторонники которой, ограничиваясь констатацией того, что юридическое лицо - это социальная реальность, в сущности отказываются от попыток выявить его людской субстрат. Эта теория известна в цивилистической науке как теория социальной реальности юридических лиц. Ее придерживались, в частности, Д.М. Генкин и Б. Б. Черепахин. Противники этой теории не без оснований указывали на то, что задача цивилистики состоит в том, чтобы выявить специфические признаки юридического лица как социальной реальности, поскольку не всякая социальная реальность есть юридическое лицо. А эту задачу теория социальной реальности перед собой как раз и не ставит. Значительную известность получили и научные концепции таких авторов, как О. А. Красавчиков ("теория социальных связей") , А. А. Пушкин ("теория организации") , Б. И. Пугинский . Возможность создания юридического лица единственным учредителем, предусмотренная многими современными законодательствами возвращает актуальность теории персонифицированного имущества, ибо людской субстрат в одночленных корпорациях не играет важной роли. В условиях, когда персональный состав участников и организационная структура нескольких юридических лиц идентичны, только имущественная обособленность может служить целям их различения. Одновременное существование множества сталь разных научных теорий юридического лица объясняется огромной сложностью этого правового явления. На разных этапах развития экономики на первый план выдвигались то одни, то другие признаки юридического лица в зависимости от того, какая из функций этого института превалировала на этом этапе. Соответственно развитие научных взглядов в целом отражало и отражает эволюцию института юридического лица. Правосубъектиость юридического лица. Под правосубъектностью юридического лица понимается наличие у него качеств субъекта права, т. е. правоспособности и дееспособности. В науке гражданского права принято различать общую (универсальную) и специальную правоспособность. Общая правоспособность означает возможность для субъекта права иметь любые гражданские права и обязанности, необходимые для осуществления любых видов деятельности. Именно такой правоспособностью обладают граждане. Специальная правоспособность предполагает наличие у юридического лица лишь таких прав и обязанностей, которые соответствуют целям его деятельности и прямо зафиксированы в его учредительных документах. До недавнего времени юридические лица в России могли обладать лишь специальной правоспособностью, что, несомненно, сдерживало развитие рыночных отношений. Новый Гражданский кодекс РФ 1994 г. наделил частные коммерческие организации общей правоспособностью . Было бы ошибочным, однако, полагать, что теперь правоспособность юридических лиц носит, по общему правилу, универсальный характер. Анализ ст. 49 ГК показывает, что общим принципом для юридических лиц, как и прежде, остается специальная правоспособность. Универсальная же правоспособность носит характер исключения из общего правила (которое, как известно, не может толковаться расширительно) и действует лишь в отношении коммерческих негосударственных юридических лиц. Этот вывод ничуть не колеблет даже тот факт, что ныне такие организации составляют численное большинство в стране. Сохранение специальной правоспособности за многими видами юридических лиц не только оправданно, но и необходимо. Так, создавая некоммерческую организацию (учреждение, фонд и т.п.), ее учредители, очевидно, преследуют вполне определенные социальные, культурные, иные общеполезные цели. Освобождение такой организации от любых уставных ограничений, предоставление ей полной свободы действий привело бы к игнорированию интересов учредителей. Аналогичным образом и государство, закрепляя за унитарным предприятием свое имущество, заинтересовано в его использовании по определенному назначению в соответствии с тем предметом деятельности, который определен уставом предприятия. Правоспособность юридического лица возникает в момент его создания, который приурочен к его государственной регистрации (п. 3 ст. 49 и п. 2 ст. 51 ГК), и прекращается в момент исключения его из единого государственного реестра юридических лиц (п. 8 ст. 63 ГК). Объем правоспособности юридического лица определяется не только ее общим или специальным характером. Юридическое лицо не может обладать такими правами, которые в силу своей специфики могут принадлежать лишь гражданам. Осуществление некоторых видов деятельности требует получения от государства специальных разрешений (лицензий). Кроме того, законом могут быть установлены специальные ограничения правоспособности для отдельных видов юридических лиц. Применительно к юридическим лицам со специальной правоспособностью важно разграничивать предмет их уставной деятельности и конкретные правомочия по осуществлению этой деятельности. Так, торговля не входит в предмет уставной деятельности религиозной организации. Однако право совершения сделок купли-продажи (к примеру, культового инвентаря) у таких организаций не оспаривается, если это необходимо для ведения их основной деятельности. Таким образом, в сфере гражданского оборота конкретные правомочия организации со специальной правоспособностью могут быть шире предмета ее уставной деятельности. Для участия в гражданском обороте юридическому лицу необходима не только правоспособность, но и дееспособность. В отличие от граждан у юридических лиц право- и дееспособность возникают и прекращаются одновременно. Наличие у юридического лица дееспособности означает, что оно своими собственными действиями может приобретать, создавать, осуществлять и исполнять гражданские права и обязанности. Деятельность юридического лица - это, естественно, деятельность людей, составляющих организацию, ибо только люди способны к сознательным волевым действиям. Однако их роль в осуществлении дееспособности юридического лица различна. Одни своими действиями приобретают и создают для юридического лица права и обязанности, другие способствуют осуществлению уже приобретенных прав и выполнению обязанностей. Приобретение и, отчасти, осуществление прав и обязанностей - прерогатива так называемого органа юридического лица. Орган юридического лица - это правовой термин, обозначающий лицо (единоличный орган) или группу лиц (коллегиальный орган), представляющих интересы юридического лица в отношениях с другими субъектами права без специальных на то уполномочий (без доверенности). В соответствии со ст. 53 ГК именно через свои органы юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности. Поэтому действия органа рассматриваются как действия самого юридического лица. Юридическое лицо может иметь как один орган (директор, правление и т.п.), так и несколько одновременно (например, директор и дирекция, правление и председатель правления), причем они могут быть и единоличными, и коллегиальными. Органы могут назначаться, если у юридического лица единственный учредитель, или избираться, если участников (учредителей) несколько. Статья 174 ГК впервые вводит общее правило на случай совершения органом юридического лица сделок с превышением его полномочий, установленных учредительными документами. Подобные сделки могут признаваться недействительными только в том случае, если другая сторона знала или заведомо должна была знать о таком превышении. Гражданские права и обязанности для юридического лица могут приобретать его представители, действующие на основе доверенности, выдаваемой органами юридического лица. Осуществление приобретенных органом или представителем юридического лица прав и исполнение обязанностей (например, выполнение заключенных договоров), как правило, невозможно без целенаправленной деятельности всего коллектива работников организации. В той мере, в какой действия работников организации охватываются их служебными обязанностями, такие действия также рассматриваются как действия самого юридического лица, за которые оно несет ответственность (см. ст. 402 ГК). Индивидуализация юридического лица. Индивидуализация юридического лица, т. е. его выделение из массы всех других организаций, осуществляется путем определения его местонахождения и присвоения ему наименования. Место нахождения юридического лица определяется местом его государственной регистрации, если в соответствии с законом в учредительных документах юридического лица не установлено иное (п. 2 ст. 54 ГК). Так, если предприятие зарегистрировано Регистрационной палатой Санкт-Петербурга, то местом его нахождения с юридической точки зрения будет считаться город Санкт-Петербург в существующих административных границах. Конкретный адрес юридического лица указывается в уставе или учредительном договоре и, как правило, привязан к месту нахождения его постоянно действующего органа. Определение точного места нахождения юридического лица важно для правильного применения к нему актов местных органов власти, предъявления исков, исполнения в отношении него обязательств (ст. 316 ГК) и решения многих других вопросов. Наименование юридического лица обязательно должно включать в себя указание на его организационно-правовую форму. Все некоммерческие, а также некоторые коммерческие организации (например, унитарные предприятия, инвестиционные и чековые инвестиционные фонды) должны включать в свое название также указание на характер деятельности. Фирменное наименование (или фирма) - это название коммерческой организации. Впредь до принятия специального нормативного акта порядок использования и защиты фирменных наименований регулируется ГК и в части, не противоречащей ему, Положением о фирме 1927 гл. Право на фирму, т.е. возможность использования фирменного наименования в гражданском обороте, является личным неимущественным правом коммерческой организации и носит абсолютный характер. Оно неотделимо от самой организации и может отчуждаться только вместе с ней. Статья 54 ГК исходит из необходимости специальной регистрации фирменного наименования, с момента которой и возникает право на фирму. Однако процедура такой регистрации пока еще не разработана и на практике регистрация юридического лица означает одновременно и регистрацию его фирмы. Кроме того, в соответствии со ст. 8 Парижской конвенции об охране промышленной собственности 1883 г., участником которой является и Россия, право на фирменное наименование охраняется во всех государствах - участниках Конвенции в силу самого факта его использования предприятием. При этом такая охрана должна предоставляться даже в том случае, если фирменное наименование вопреки требованиям национального законодательства не было зарегистрировано должным образом. В гражданском обороте необходимо индивидуализировать не только юридическое лицо, но и его продукцию (товары, работы, услуги). Ведь одни и те же виды товаров могут выпускаться многими организациями. Для того чтобы их различать, используются производственные марки, товарные знаки и наименования мест происхождения товаров. Производственная марка - это словесный (описательный) способ индивидуализации товара; она в обязательном порядке помещается на самом товаре или его упаковке и обычно включает в себя фирменное наименование предприятия-изготовителя и его адрес, название товара, ссылку на стандарты, которым должен соответствовать товар, перечень его основных потребительских свойств и ряд других данных. Производственная марка может применяться юридическим лицом без какой-либо специальной регистрации и сама по себе не пользуется правовой защитой. Товарный знак представляет собой словесное, изобразительное, объемное или иное условное обозначение товара (или группы товаров), используемое для его отличия от однородных товаров других изготовителей. Использование товарного знака является субъективным правом товаропроизводителя и возможно только после регистрации знака в Патентном ведомстве. В отличие от производственной марки товарный знак, как правило, не содержит информации о виде, качестве, свойствах самого товара, а если она и присутствует в знаке, то не пользуется правовой охраной. В большинстве случаев товарный знак регистрируется за одним юридическим лицом, которое имеет исключительное право его использования и может передать это право по лицензионному договору другой организации. Закон РФ "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров" допускает также возможность регистрации коллективных товарных знаков, которые закрепляются за ассоциациями или союзами предприятий и могут использоваться всеми участниками таких объединений. Организации, основная деятельность которых заключается в оказании услуг (выполнении работ), могут зарегистрировать и использовать знак обслуживания, который приравнивается к товарному знаку. Свойства некоторых товаров в значительной степени определяются природными условиями или людскими факторами той местности, где они производятся (например, каспийское литье или дымковская игрушка). Организации, изготавливающие такую продукцию, имеют право зарегистрировать и использовать наименование места происхождения товаре. Право пользования таким наименованием не является исключительным и поэтому может закрепляться за любыми лицами, производящими аналогичный товар в той же местности. В отличие от товарного знака, право использования наименования места происхождения товара является бессрочным и не может передаваться по лицензии другим лицам. § 2. Образование и прекращение юридических лиц Образование юридического лица. В зависимости от характера участия государственных органов в регистрации юридического лица наука гражданского права традиционно выделяет следующие способы образования юридических лиц. Распорядительный порядок характеризуется тем, что юридическое лицо возникает на основе одного лишь распоряжения учредителя, а специальной государственной регистрации организации не требуется. Именно в таком порядке в СССР возникало подавляющее большинство государственных предприятий и учреждений. Главенствующая роль государства в системе плановой экономики, его доминирование над гражданским обществом позволяли обойтись без особой процедуры государственной регистрации создаваемого юридического лица. В странах рыночной экономики место распорядительного порядка заступает, как правило, явочный порядок образования юридических лиц. Для него также характерно отсутствие специальной государственной регистрации организаций, которые создаются в силу самого факта волеизъявления учредителей, выражения ими намерения действовать в качестве юридического лица. Статья 51 ГК не предусматривает никаких исключений из общего правила о необходимости государственной регистрации юридических лиц, поэтому можно полагать, что распорядительный, а также явочный способы образования организаций в настоящее время в России не применяются. Разрешительный порядок образования юридического лица предполагает, что создание организации разрешено тем или иным компетентным органом. В СССР в таком порядке создавалось большинство общественных и кооперативных организаций, причем в разрешении на создание юридического лица могло быть отказано по мотивам нецелесообразности. Действующее законодательство не допускает отказа в регистрации по мотивам нецелесообразности (ч. 2 п. 1 ст. 51 ГК), но в принципе сохраняет разрешительный порядок создания некоторых видов юридических лиц. При нормативно-явочном порядке для образования юридического лица согласия каких-либо третьих лиц, включая государственные органы, не требуется. Регистрирующий орган лишь проверяет, соответствуют ли закону учредительные документы организации и соблюден ли установленный порядок ее образования, после чего обязан зарегистрировать юридическое лицо. Такой порядок образования юридических лиц наиболее распространен и в России, и за рубежом. Правовой основой деятельности любого юридического лица наряду с законодательством являются его учредительные документы. Именно в них учредители конкретизируют общие нормы права применительно к своим интересам. Состав учредительных документов для разных видов юридических лиц различен. Так, общества с ограниченной или дополнительной ответственностью, ассоциации и союзы действуют на основе учредительного договора и устава. Правовой базой деятельности хозяйственных товариществ (полных и на вере) является учредительный договор. Для остальных юридических лиц единственным учредительным документом считается их устав. Учредительный договор - это консенсуальный гражданско-правовой договор, регулирующий отношения между учредителями в процессе создания и деятельности юридического лица. Его можно рассматривать как разновидность договора простого товарищества (договора о совместной деятельности), хотя существует и мнение о том, что это - самостоятельный договорный тип. Он может заключаться только в письменной форме (простой или нотариальной) и вступает в силу, как правило, с момента заключения. Устав в отличие от учредительного договора не заключается, а утверждается учредителями. Однако это отличие не носит принципиального характера и связано лишь с различной процедурой принятия документа. Устав, как правило, подписывают не все учредители, а специально уполномоченные ими лица (например, председатель и секретарь общего собрания учредителей). Как и учредительный договор, устав можно рассматривать в качестве локального нормативного акта, определяющего правовое положение юридического лица и регулирующего отношения между участниками и самим юридическим лицом. Устав вступает в силу с момента регистрации самого юридического лица. Ряд некоммерческих организаций может действовать также на основе общего положения об организациях данного вида или общего устава общественного объединения. Содержание учредительных документов в общем виде определяется ст. 52 ГК, а для отдельных видов юридических лиц - в соответствующих разделах ГК и специальных нормативных актах . Государственная регистрация юридических лиц. Государственная регистрация является завершающим этапом образования юридического лица, на котором компетентный орган проверяет соблюдение условий, необходимых для создания нового субъекта права, и принимает решение о признании организации юридическим лицом. После этого основные данные об организации включаются в единый государственный реестр юридических лиц и становятся доступными для всеобщего ознакомления. В соответствии сост. 51 ГК проведение регистрации всех юридических лиц возложено на органы юстиции. Однако пока органы юстиции не обладают необходимыми для этого возможностями. Поэтому на практике государственная регистрация юридических лиц осуществляется различными органами главную роль среди которых играют Регистрационные палаты субъектов Российской Федерации. До принятия специального закона о регистрации юридических лиц соответствующая процедура регулируется специальными нормативными актами об отдельных видах юридических лиц. Указом Президента РФ "Об упорядочении государственной регистрации предприятий и предпринимателей на территории Российской Федерации" от 8 июля 1994 г. № 1482 (в отношении коммерческих организаций) и внутренними правилами, принятыми в отдельных регистрирующих органах. Для регистрации юридического лица обычно представляются следующие документы: заявление учредителей о регистрации, устав организации, учредительный договор или решение учредителей о создании юридического лица (в виде протокола собрания учредителей), свидетельство об уплате регистрационной пошлины, а для коммерческих организаций - также документы, подтверждающие оплату не менее 50% уставного капитала предприятия. Отказ в регистрации может последовать лишь в случаях несоответствия учредительных документов организации закону или несоблюдения установленного порядка образования юридического лица и может быть обжалован в суд. Также в суд можно обратиться и в случае уклонения компетентного органа от регистрации юридического лица, например при пропуске установленного для регистрации срока. Прекращение деятельности юридического лица. Прекращение деятельности юридического лица происходит в результате его реорганизации (кроме случаев выделения из состава юридического лица другой организации) или ликвидации и, как правило, носит окончательный характер. Однако закон предусматривает и возможность временного прекращения, т.е. приостановления деятельности ряда организаций. При реорганизации все права и обязанности реорганизуемого юридического лица или их часть переходят к иным субъектам права, т. е. происходит универсальное правопреемство. Реорганизация юридических лиц может осуществляться путем слияния нескольких организаций лиц в одну новую, присоединения юридического лица к другому, разделения юридического лица на несколько новых организаций, выделения из состава организации других юридических лиц или преобразования, т.е. смены организационно-правовой формы юридического лица. Реорганизация, как правило, проводится по решению участников юридического лица (или собственника его имущества), т.е. добровольно. Однако в отношении коммерческих организаций закон предусматривает и такие случаи, когда реорганизация может быть произведена принудительной Причем, если решение суда или компетентного государственного органа о реорганизации не выполнено в установленный срок, суд назначает внешнего управляющего юридическим лицом, который и осуществляет его реорганизацию (п. 2 ст. 57 ГК). В зависимости от того, в какой форме проводится реорганизация юридического лица, она оформляется либо разделительным балансом (разделение, выделение), либо передаточным актом (слияние, присоединение, преобразование). При выделении, разделении или слиянии нескольких организаций возникает как минимум один новый субъект права, поэтому в таких случаях реорганизация считается законченной в момент государственной регистрации вновь созданных юридических лиц. С другой стороны, при присоединении новых юридических лиц не возникает и, следовательно, реорганизация завершается в момент исключения присоединенной организации из единого государственного реестра. Во многих случаях проведение реорганизации способно резко изменить соотношение "сил" товаропроизводителей на рынке и привести к ограничению конкуренции. Для предотвращения этих негативных последствий п.1 ст. 17 Закона РСФСР "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" устанавливает обязательную процедуру получения согласия федерального антимонопольного органа на слияние или присоединение коммерческих организаций, сумма активов которых превышает 100 тысяч минимальных размеров оплаты труда, а также на слияние или присоединение союзов или ассоциаций коммерческих организаций. Реорганизация существенно затрагивает интересы кредиторов юридического лица, коль скоро их должник прекратит свое существование. Поэтому обязательным ее условием является предварительное уведомление кредиторов, которые в таком случае вправе требовать прекращения или досрочного исполнения обязательств реорганизуемого юридического лица и возмещения убытков (ст. 60 ГК). Ликвидация юридического лица - это способ прекращения его деятельности без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам. ГК содержит развернутый перечень оснований ликвидации юридических лиц, которая (так же как и реорганизация) может носить как добровольный, так и принудительный характер. В добровольном порядке юридическое лицо ликвидируется по решению его участников или органа юридического лица, уполномоченного на то учредительными документами. Типичными основаниями добровольной ликвидации являются нецелесообразность дальнейшего существования юридического лица, истечение срока, на который оно было создано, достижение или, напротив, принципиальная недостижимость уставных целей организации. Принудительная ликвидация проводится по решению суда в случаях, когда деятельность юридического лица осуществляется без соответствующего разрешения (лицензии), либо такая деятельность прямо запрещена законом, либо сопряжена с неоднократными или грубыми нарушениями законодательства. Для отдельных видов юридических лиц законом установлены дополнительные основания ликвидации. Так, коммерческие организации (кроме казенных предприятий), потребительские кооперативы и фонды могут быть ликвидированы по причине их несостоятельности (банкротства). Для хозяйственных обществ и унитарных предприятий предусмотрено такое основание ликвидации, как утрата имущества, т.е. уменьшение стоимости чистых активов предприятия ниже уровня минимального размера уставного капитала. И в том, и в другом случае ликвидация может производиться как добровольно, так и принудительно. Порядок ликвидации юридического лица урегулирован ст. 61-64 ГК и состоит из следующих этапов: 1) участники организации, ее уполномоченный орган или суд, принявшие решение о ликвидации, назначают ликвидационную комиссию (или единоличного ликвидатора), определяют порядок и сроки ликвидации. Ликвидационная комиссия принимает на себя все полномочия по управлению юридическим лицом; 2) ликвидационная комиссия публикует в прессе сообщение о ликвидации юридического лица, порядке и сроке заявления претензий кредиторами (этот срок не может быть менее 2 месяцев), выявляет всех кредиторов и уведомляет их о ликвидации, взыскивает дебиторскую задолженность юридического лица; 3) ликвидационная комиссия оценивает состав кредиторской задолженности, принимает решение об удовлетворении (отклонении) выявленных требований и составляет промежуточный ликвидационный баланс; 4) в соответствии с промежуточным ликвидационным балансом удовлетворяются законные требования кредиторов, причем выплаты производятся в порядке очередей, установленных ст. 64 ПС Если денежных средств организации недостаточно для расчетов с кредиторами, ликвидационная комиссия продает имеющееся имущество с публичных торгов; 5) после погашения кредиторской задолженности ликвидационная комиссия составляет окончательный ликвидационный баланс и распределяет оставшееся имущество между участниками юридического лица, если иное не следует из законодательства или учредительных документов организации. Все документы, оформляющие ликвидацию, передаются регистрирующему органу, который на их основе вносит соответствующую запись в единый государственный реестр юридических лиц. С этого момента деятельность организации считается прекращенной. Особенности ликвидационной процедуры в случае несостоятельности (банкротства) юридического лица установлены Законом РФ "О несостоятельности (банкротстве) предприятий" и рядом других нормативных актов. § 3. Виды юридических лиц Основания классификаций юридических лиц. Будучи весьма сложным по своей природе правовым явлением, юридическое лицо может рассматриваться в самых различных аспектах. Поэтому и различных классификаций юридических лиц может быть тем больше, чем шире перечень юридических лиц и чем значительнее отличия одних организаций от других. Ценность любой научной классификации заключается в систематизации знаний о предмете, без которой невозможно ни дальнейшее развитие, ни применение этих знаний. Однако построить адекватную систему знаний из разрозненных фактов можно только на основе правильно выбранных критериев, отражающих наиболее существенные взаимосвязи, отношения, свойства предмета. Место, которое юридические лица занимают в системе имущественных отношений общества, своеобразие преломления в этом правовом институте фундаментальных экономических категорий позволяют определить наиболее важные основания их классификации. Социальная ценность института юридического лица воплощается прежде всего в той полезной нагрузке, которую он несет обществу, т.е. в его функциях, которые также влияют на систематизацию юридических лиц. Наконец, особенности законодательного нормирования правового положения юридических лиц позволяют сформулировать ряд практически важных классификационных критериев. Формы собственности. Так, в зависимости от формы собственности, лежащей в основе юридического лица, выделяются государственные и частные (негосударственные) юридические лица. К числу государственных (в широком смысле, т.е. включая и муниципальные) относятся все унитарные предприятия, а также некоторые учреждения. Значение такого деления становится понятым, если учесть, что государственные юридические лица (даже коммерческого характера) с необходимостью должны преследовать общегосударственные интересы, чем и обусловливается специфика их правового регулирования. В данной классификации можно усмотреть прямую аналогию с принятым за рубежом делением организаций на юридические лица публичного и частного права. Цели деятельности. Коммерческие и некоммерческие организации разделяются по тому, каковы основные цели их деятельности: извлечение прибыли, а также ее распределение между участниками, либо иные цели, не связанные с предпринимательством. По общему правилу, некоммерческие организации вправе осуществлять предпринимательскую деятельность лишь постольку, поскольку это необходимо для достижения их уставных целей. При этом они не вправе распределять полученную прибыль между своими участниками (п.1 ст. 50 ГК) . Состав учредителей. В зависимости от состава учредителей можно выделять: юридические лица, учредителями которых могут выступать только юридические лица (союзы и ассоциации), только государство (унитарные предприятия), или же любые, за отдельными исключениями, субъекты права (все остальные юридические лица). Характер прав участников. Различный характер прав участников в отношении юридического лица позволяет классифицировать: - организации, на имущество которых учредители имеют право собственности или иное вещное право: государственные и муниципальные унитарные предприятия, а также учреждения; - организации, в отношении которых их участники имеют обязательственные права: хозяйственные товарищества и общества, кооперативы; - организации, в отношении которых их участники не имеют имущественных прав: общественные объединения и религиозные организации, фонды и объединения юридических лиц. Объем вещных прав организации. В зависимости от объема прав самого юридического лица на используемое им имущество можно различать: - юридические лица, обладающие правом оперативного у правления на имущество: учреждения и казенные предприятия; - юридические лица, обладающие правом хозяйственного ведения на имущество: государственные и муниципальные унитарные предприятия (кроме казенных); - юридические лица, обладающие правом собственности на имущество: все другие юридические лица. Личное или имущественное участие. Хозяйственные товарищества и общества можно классифицировать по тому, что более важно для участников: объединение их личных усилий для достижения предпринимательских целей (товарищества) или объединение капиталов (общества). Наряду с этим по степени увеличения предпринимательского риска участников хозяйственные общества и товарищества могут выстраиваться в следующую цепочку: полное товарищество, товарищество на вере, общество с дополнительной ответственностью, общество с ограниченной ответственностью, акционерное общество. Порядок образования. Порядок создания юридического лица также может выступать в качестве критерия классификации: в таком случае юридические лица делятся на образуемые в разрешительном или нормативно-явочном порядке. Учредительные документы. По составу учредительных документов разграничиваются договорные юридические лица - хозяйственные товарищества, договорно-уставные - общества с ограниченной или дополнительной ответственностью, ассоциации и союзы, а также уставные юридические лица. Членство. Традиционным для доктрины пандектного права (Германия, Швейцария) является различение корпораций (союзов) и учреждений. Корпорации характеризуются наличием членства, общей для многих участников цели, независимостью своего существования от смены участников. Учреждения, напротив, обычно создаются одним учредителем, который сам определяет и цели юридического лица, и состав имущества, необходимый для их достижения. В юридико-техническом плане эта классификация имеет огромное значение, поскольку необходимость оформления коллективных интересов, актуальная для законодательства о корпорациях, может не приниматься в расчет при конструировании норм об учреждениях. Можно надеяться, что со временем подобная классификация возродится и в России. § 4. Хозяйственные товарищества и общества Общие положения. Хозяйственные товарищества и общества - это родовое понятие, обозначающее несколько самостоятельных видов коммерческих юридических лиц, общим для которых является то, что их уставный (складочный) капитал разделяется на доли. Именно это отличает хозяйственные товарищества и общества от других коммерческих организаций. Гражданский кодекс РФ предусматривает достаточно широкий спектр правовых форм коллективного хозяйствования, который отвечает как современным международным стандартам, так и отечественным экономическим реалиям. Организационно-правовые формы хозяйственных товариществ или обществ способны обслуживать интересы и индивидуальных коммерсантов, и малых семейных коллективов, и гигантских групп незнакомых друг с другом акционеров. Хозяйственные товарищества в российском законодательстве понимаются как договорные объединения нескольких лиц для совместного ведения предпринимательской деятельности под общим именем. Хозяйственные общества - это организации, создаваемые одним или несколькими лицами путем объединения (обособления) их имущества для ведения предпринимательской деятельности. Главное действующее лицо любого товарищества - полный товарищ - несет неограниченную ответственность по обязательствам фирмы всем своим имуществом. Поэтому в товариществах, в отличие от обществ, учредители, как правило, принимают личное участие в делах предприятия. По этой же причине лицо может являться полным товарищем лишь в одном товариществе. Круг учредителей обычно гораздо уже, чем в обществах, в силу лично-доверительных отношений между ними. Принципиальные положения, определяющие возможный состав участников хозяйственных обществ и товариществ, содержатся в п.4 ст. 66 ГК. Предпринимательство всегда связано с повышенным имущественным риском, поэтому законодатель считает правовое положение граждан и некоммерческих организаций несовместимым со статусом полного товарища. Для хозяйственных обществ характерным является объединение не столько личных усилий участников, сколько их имуществ. Участники не отвечают по обязательствам фирмы (за исключением обществ с дополнительной ответственностью), и их предпринимательский риск ограничен суммой вкладов в уставный капитал. Поэтому именно размер уставного капитала общества является основной гарантией интересов кредиторов и приобретает особое значение, нехарактерное для товариществ. Уменьшение размера уставного капитала общества возможно лишь после уведомления всех его кредиторов, которые в этом случае приобретают право требовать досрочного прекращения или исполнения обязательств и возмещения убытков (как и при реорганизации). Итак, в хозяйственных обществах и товариществах "а) личное участие постепенно сокращается по мере возрастания капиталистического элемента; б) объем ответственности уменьшается по мере усиления капиталистического элемента". Как и любая коммерческая организация, хозяйственное общество или товарищество должно обладать уставным (складочным) капиталом, образующим имущественную базу его деятельности и гарантирующим интересы кредиторов. Уставный капитал - это зафиксированная учредительными документами и оцененная в рублях сумма всех вкладов, которые учредители (учредитель) решили объединить (вьщелипь) при создании юридического лица. Уставный капитал хозяйственных товари- ществ традиционно именуется складочным капиталом, поскольку такие предприятия основаны на договоре между учредителями (а не на уставе), складывающими воедино свои взносы для коммерческой деятельности. До принятия специального закона о регистрации юридических лиц минимальная величина уставного капитала коммерческих организаций (за исключением акционерных обществ) определяется Указом Президента РФ от 8 июля 1994 г. № 1482, а для акционерных обществ установлена Федеральным законом "Об акционерных обществах". Согласно этим нормативным актам минимальный уставный капитал открытых акционерных обществ, а также предприятий организационно-правовых форм с участием иностранных инвестиций определен в размере 1000-кратной суммы минимальной месячной оплаты труда, а для всех иных предприятий, включая и закрытые акционерные общества,- в размере 100-кратной суммы минимальной месячной оплаты труда (подл. "г" п. 3 Указа, ст. 26 Закона "Об акционерных обществах"). В качестве вклада в уставный капитал может выступать любое оборотоспособное имущество, включая и имущественные права. Основным критерием допустимости тех или иных вкладов в уставный капитал является их способность увеличивать сумму активов общества . Поэтому, например, закон не допускает внесения вкладов в уставный капитал хозяйственных обществ путем зачета требований учредителя к обществу (п. 2 ст. 90 и п. 2 ст. 99 ГК). Это уменьшает пассивы общества, но не увеличивает его активов, т. е. наличного имущества. Стоимость вносимых в уставный капитал вкладов определяется соглашением сторон, но в ряде случаев подлежит независимой экспертной оценке (п. 6 ст. 66 ГК)\ Основные права и обязанности участников хозяйственных обществ и товариществ в общем виде закреплены ст. 67 ГК и могут дополняться в учредительных документах. Участники имеют право управлять делами фирмы в той или иной форме, получать информацию о ее деятельности, участвовать в распределении прибыли и получать часть имущества, оставшегося после ликвидации предприятия (т.н. ликвидационный остаток). В то же время они обязаны участвовать в образовании имущества предприятия и не разглашать конфиденциальную информацию о его деятельности. Нормы ст. 67 ГК носят императивный характер, поэтому лишить участника какого-либо из перечисленных прав или освободить от обязанности невозможно. Переходя к рассмотрению правового положения отдельных видов хозяйственных обществ и товариществ, нужно отметить один общий недостаток правового регулирования этих видов предприятий - отсутствие комплексности регулирования, слабое сопряжение гражданского права с другими отраслями права и законодательства. Зачем предпринимателям создавать хозяйственные товарищества и принимать на себя столь тяжкое бремя полной имущественной ответственности, если ни административное, ни налоговое законодательство ни в коей мере их к этому не подталкивают? Полное товарищество. Хозяйственное товарищество, участники которого солидарно несут субсидиарную (дополнительную) ответственность по его обязательствам всем своим имуществом, называется полным товариществом. Оно возникает на основе договора между несколькими участниками (полными товарищами), в качестве которых могут выступать только предприниматели - индивидуальные или коллективные. ГК исходит из принципа истинности фирмы, в соответствии с которым фирменное наименование товарищества должно включать в себя истинные имена (названия) всех его участников. Можно ограничиться и указанием имени (названия) одного из полных товарищей с добавлением к нему слов "... и компания" (например: "Полное товарищество "Жданов и компания"). При изменении персонального состава участников такого товарищества необходимо вносить соответствующие изменения в фирму. Законодатель различает случаи управления полным товариществом (ст. 71 ГК) и ведения дел товарищества (ст. 72 ГК). Управление товариществом осуществляется на основе решений, принятых всеми участниками единогласно или большинством голосов (если последнее предусмотрено учредительным договором). Ведение же дел, т. е. представительство интересов полного товарищества в обороте, по общему правилу, осуществляется каждым из участников. В этом случае полное товарищество как юридическое лицо имеет несколько самостоятельных и равноправных органов (по числу участников). Учредительный договор может устанавливать и другие схемы органов полного товарищества, например: ведение дел всеми участниками совместно (один коллегиальный орган) либо некоторыми из них (один или несколько единоличных органов). Важно отметить, что перечисленные варианты организационной структуры товарищества не могут применяться одновременно. Поэтому возложение ведения дел полного товарищества на одного из участников лишает остальных прав представлять интересы фирмы без доверенности. Законодательное нормирование размеров складочного капитала полного товарищества имеет значение лишь для его регистрации. В дальнейшем ни уменьшение складочного капитала, ни даже его полная утрата не влекут за собой драматических последствий (см. п. 2 ст. 74 ГК). Это не удивительно, поскольку требования кредиторов товарищества могут быть удовлетворены за счет имущества его участников. Полному товарищу запрещено выступать в аналогичном качестве более, чем в одном предприятии. Это правило, кстати, несвойственное большинству зарубежных законодательств, установлено в интересах кредиторов товарищества. Для защиты интересов самих товарищей предусмотрен запрет для участника совершать без согласия других сделки, однородные с совершаемыми товариществом, т. е. конкурировать с ним (п. 3 ст. 73 ГК). Ответственность участников по обязательствам полного товарищества отнюдь не подрывает принципа самостоятельной гражданско-правовой ответственности юридического лица, т.к. является субсидиарной. В первую очередь требования кредиторов должны предъявляться к самому товариществу, и лишь при недостаточности его имущества - к полным товарищам. Общие правила, регулирующие солидарную ответственность, закреплены в ст. 322-325 ГК. Специфика ее в полном товариществе заключается в том, что и первоначальные участники (учредители), и последующие в равной степени отвечают по всем обязательствам, независимо от времени их возникновения. Выход или исключение из товарищества также не сразу прекращают общность солидарной ответственности участников: выбывший товарищ продолжает отвечать по обязательствам, возникшим до его выбытия, еще в течение двух лет со дня утверждения отчета предприятия за год, в котором он из него выбыл (п. 2 ст. 75 ГК). Изменение персонального состава участников (выход, исключение, смерть или утрата полной дееспособности гражданином, признание его безвестно отсутствующим, ликвидация или принудительная реорганизация юридического лица), по общему правилу, влечет ликвидацию полного товарищества. Иное может быть предусмотрено учредительным договором или соглашением оставшихся участников (п. 1 ст. 76 ГК). Аналогичные последствия имеет и изменение имущественного положения участника - объявление его банкротом или обращение кредиторами взыскания на его долю в складочном капитале. Возможность обращения взыскания на имущество самого участника отчасти размывает границу между имуществом, вложенным в товарищество и не переданным ему (собственным имуществом товарища), лишая последнее своеобразной неприкосновенности. В таких условиях участников мало что удерживает от того, чтобы перевести большую часть своего имущества в капитал предприятия: риск возрастает незначительно. При этом их личные кредиторы могут оказаться в худшем положении, нежели кредиторы товарищества. Во избежание таких казусов ст. 80 ГК устанавливает специальную процедуру удовлетворения требований личных кредиторов полного товарища за счет имущества, соответствующего его доле в складочном капитале. Будучи по своей природе объединением лиц, полное товарищество не может состоять из единственного участника и, если все же такое случается, должно быть преобразовано в хозяйственное общество или ликвидировано (ст. 81 ГК). Товарищество на вере. Хозяйственное товарищество, состоящее из двух категорий участников: полных товарищей (комплементариев), солидарно несущих субсидиарную ответственность по его обязательствам своим имуществом, и товарищей-вкладчиков (коммандитистов), не отвечающих по обязательствам предприятия, называется товариществом на вере (или коммандитным товариществом). Аналогично полному товариществу фирменное наименование товарищества на вере должно содержать имена (названия) всех или, по крайней мере, одного полного товарища (в последнем случае - с добавлением слов - "... и компания"). Исторически эта форма коммерческого предприятия возникла еще в эпоху средневековья и получила широкое распространение как способ привлечения к ведению торгового промысла капиталов анонимных вкладчиков. Принцип анонимности коммандитистов в той или иной форме проводится и в современном зарубежном праве, однако отечественный законодатель сумел довести его до логического завершения. Так, в соответствии с п. 1 ст. 83 ГК товарищи-вкладчики могут даже не участвовать в подписании учредительного договора (хотя, как будет показано далее, это крайне желательно). Но товарищество на вере - договорное объединение лиц и поэтому учредительный договор является его единственным учредительным документом. На чем же основаны взаимные права и обязанности полных товарищей и коммандитистов? Наряду с учредительным договором в ГК упоминается свидетельство об участии, удостоверяющее внесение вклада в складочный капитал (п. 1 ст. 85 ГК). Указанное свидетельство не является ценной бумагой, поскольку не отнесено к числу таковых законодательством о ценных бумагах (ст. 143 ГК), а также потому, что вклад, удостоверенный свидетельством, может передаваться частично (подл. 4 п. 2 ст. 85 ГК). Значит, свидетельство об участии не может быть единственным документом, удостоверяющим права членства коммандитиста в товариществе. Кроме того, п. 1 ст. 85 ГК определенно говорит от обязанности коммандитиста внести свой вклад, которая, следовательно, существует еще до момента его внесения. Все это приводит к выводу о том, что отношения товарищей-вкладчиков и полных товарищей должны регулироваться договором. И если это не учредительный договор, то, значит, какой-то другой, условно называемый договором об участии в товариществе. Такая юридическая конструкция, действительно, позволяет сохранить абсолютную тайну личности коммандитиста (даже от государства), но все же представляется крайне противоречивой. Образно говоря, товарищество на вере как бы включает в себя две относительно самостоятельные структуры: полное товарищество и группу (или одного) товарищей-вкладчиков. С одной стороны, коммандитисты полностью отстранены от участия в управлении и ведении дел товарищества. С другой - они распоряжаются своими вкладами совершенно независимо от полных товарищей. Отличительная особенность прав коммандитиста на имущество товарищества заключается в том, что при выходе из предприятия он вправе претендовать лишь на возврат своего вклада, а не на получение соответствующей доли в имуществе фирмы (подл. 4 п. 2 ст. 85 ГК). Однако в случае ликвидации фирмы товарищ-вкладчик участвует в распределении ликвидационного остатка наравне с полными товарищами. Основания ликвидации товарищества на вере обладают значительной спецификой. В частности, товарищество на вере сохраняется, если в нем остаются по крайней мере один полный товарищ и один коммандитист (ч. 2 п. 1 ст. 86 ГК). Значит, во всех случаях изменений персонального состава участников товарищество, по общему правилу, продолжает существовать. В части, не затрагивающей правового положения коммандитистов, товарищество на вере аналогично полному товариществу, поэтому все сказанное о полных товариществах относится и к коммандитным (см. п. 5 ст. 82 ГК). Общество с ограниченной ответственностью. Коммерческая организация, уставный капитал которой разделен на доли заранее определенных размеров, образованная одним или несколькими лицами, не отвечающими по ее обязательствам, называется обществом с ограниченной ответственностью. Учредительными документами общества с ограниченной ответственностью являются устав и учредительный договор (последний не может заключаться, если в обществе всего один участник). Фирменное наименование общества строится по общим правилам, например: "Общество с ограниченной ответственностью "Апрель". Общество с ограниченной ответственностью относится к числу т.н. "объединений капиталов" и в отличие от товариществ личный элемент в нем играет подчиненную роль. Однако в сравнении с акционерными обществами общество с ограниченной ответственностью отличают более тесные отношения участников, более закрытый характер членства. Поэтому законом об обществах с ограниченной ответственностью предполагается установить максимальное число его участников. При его превышении общество подлежит преобразованию в АО или ликвидации. Новым для нашего законодательства является правило о том, что уставный капитал общества разделяется на доли заранее определенных учредительными документами размеров (п. 1 ст. 87 ГК). Это в значительной степени формализует имущественное участие в обществе и упрощает процедуру управления, а также передачу долей. Термин "доля в уставном капитале" употребляется ГК в двух значениях: как элементарные доли заранее определенного размера, на которые разделен уставный капитал, и как совокупная доля (сумма элементарных долей), принадлежащая конкретному участнику. Например, совокупная доля участника в уставном капитале, равная 20%, может состоять из 20 элементарных долей по 1% или 4 долей по 5%. Можно полагать, что если участник отчуждает не всю свою долю в уставном капитале, а лишь ее часть, то величина отчуждаемой части во всяком случае не может быть меньше элементарной доли. Иными словами, дробление элементарных долей при их отчуждении не допускается. Наличие доли в уставном капитале, конечно, не означает каких-либо вещных прав на имущество предприятия. Права участников по отношению к обществу (на участие в управлении, информацию, долю прибыли, ликвидационный остаток и т.п.) реализуются в рамках единого обязательства, которое можно охарактеризовать как долевое обязательство с активной множественностью лиц, поскольку его обязанной стороной выступает само общество, а управомоченной - все участники. Поэтому передача доли в уставном капитале означает на самом деле уступку доли в едином комплексе прав, принадлежащих всем участникам, вместе взятым, т. е. цессию. Передача участником своей доли (или ее части) в уставном капитале другим участникам общества является его безусловным правом, тогда как ее отчуждение третьим лицам может быть запрещено уставом или обусловлено получением согласия других участников (п. 2 ст. 93 ГК). Само общество также может выступать приобретателем доли. Формально это должно вести к уменьшению уставного капитала общества по правилам о прекращении обязательства совпадением должника и кредитора в одном лице (ст. 413 ГК). Однако такие последствия наступят, только если общество не реализует приобретенную долю другим участникам или третьим лицам в установленный срок. Прекращение членства в обществе может происходить не только в результате отчуждения доли, но и путем выхода участника из общества (ст. 94 ГК). По своим правовым последствиям заявление о выходе означает требование о принудительном выкупе доли участника обществом. Это требование подлежит обязательному удовлетворению, что может привести к уменьшению размера уставного капитала, если участники не решат восполнить убыль имущества. Правовое положение органов управления обществом должно быть детально урегулировано упоминавшимся выше законом. ГК устанавливает в этой области лишь самые общие правила. Высшим органом управления обществом является общее собрание его участников, один голос в котором соответствует одной доле в уставном капитале. Исключительная компетенция общего собрания перечислена в п.З ст. 91 ГК и включает: изменение устава общества и размера его уставного капитала, образование и прекращение исполнительных органов общества, утверждение годовых отчетов и балансов, распределение прибылей и убытков, реорганизацию и ликвидацию общества, избрание его ревизионной комиссии (ревизора). Органами общества как юридического лица могут быть как единоличный орган (директор, президент и т.п.), так и коллегиальный (правление, дирекция и т.п.), либо оба вместе. Изменения персонального состава участников общества с ограниченной ответственностью, равно как и их имущественного положения, не приводят к его ликвидации. Общество продолжает функционировать, даже если в нем остался всего один участник. Общество с дополнительной ответственностью. Коммерческая организация, уставный капитал которой разделен на доли заранее определенных размеров, образованная одним или несколькими лицами, солидарно несущими субсидиарную ответственность по ее обязательствам в размере, кратном стоимости их вкладов в уставный капитал, называется обществом с дополнительной ответственностью. Специфика общества с дополнительной ответственностью состоит в особом характере имущественной ответственности участников по его долгам. Во-первых, эта ответственность является субсидиарной, а значит, требования к участникам могут быть предъявлены лишь при недостаточности имущества общества для расчетов с кредиторами. Во-вторых, ответственность носит солидарный характер, следовательно, кредиторы вправе в полном объеме или в любой части предъявить требования к любому из участников, который обязан их удовлетворить. В-третьих, участники несут одинаковую ответственность, т. е. в равной мере кратную размерам их вкладов в уставный капитал (п.1 ст. 95 ГК). В-четвертых, общий объем ответственности всех участников определяется учредительными документами как величина, кратная (двух-, трехкратная и т. п.) размеру уставного капитала. В остальном этот вид обществ мало чем отличается от обществ с ограниченной ответственностью. Акционерное общество. Коммерческая организация, образованная одним или несколькими лицами, не отвечающими по ее обязательствам, суставным капиталом, разделенным на доли, права на которые удостоверяются ценными бумагами - акциями, называется акционерным обществом. Основное отличие акционерного общества от других юридических лиц заключается в способе закрепления прав участника по отношению к обществу: путем удостоверения их акциями. Это, в свою очередь, обусловливает специфику осуществления прав по акции и их передачи. Устав признается единственным учредительным документом АО, чем подчеркивается формальный характер личного участия в обществе (п. 3 ст. 98 ГК), и утверждается на собрании учредителей. Вместе с тем ГК говорит и о заключении учредительного договора, регулирующего отношения учредителей в процессе создания АО (п. 1 ст. 98 ГК). Такой договор служит вспомогательным средством, облегчающим создание АО, как правило, не представляется на регистрацию и впоследствии может быть расторгнут без ущерба для самого общества. Уставный капитал АО равен номинальной стоимости приобретенных акционерами акций - обыкновенных и привилегированных (ст. 99 ГК). Внесение вклада в уставный капитал общества означает в то же время совершение договора купли-продажи акции. Продавцом в этом договоре выступает само общество, которое не вправе отказаться от его заключения с учредителем. Одной из особенностей договора купли-продажи акций является то, что просрочка оплаты акции сверх сроков, определенных уставом АО или решением о размещении дополнительных акций, автоматически приводит к расторжению договора. Причем общество не вправе простить покупателю такую просрочку оплаты, поскольку соответствующая норма ч. 2 п. 4 ст. 34 Закона "Об акционерных обществах" носит императивный характер . В соответствии с п. 1 ст. 25 и п. 1 ст. 27 Закона "Об акционерных обществах" уставный капитал АО в момент его учреждения должен состоять из определенного числа обыкновенных акций с одинаковой номинальной стоимостью, а также может включать привилегированные акции разных типов (и разной номинальной стоимости), общая доля которых в уставном капитале не должна превышать 25%. Такие акции закон называет размещенными, поскольку их будущие покупатели (акционеры) уже известны. Все держатели акций регистрируются в специальном реестре акционеров, т. е. выпуск акций на предъявителя запрещен. Наряду с размещенными акциями устав АО может предусматривать существование и объявленных акций, т.е. таких которые общество вправе в дальнейшем разместить среди акционеров (ст. 27 Закона "Об акционерных обществах"). Обыкновенная (простая) именная акция - это ценная бумага, удостоверяющая права названного в ней лица на участие в общем собрании акционеров общества с правом решающего голоса, на получение информации о деятельности общества, на получение дивидендов, остатка имущества общества при его ликвидации, а также иные права, предусмотренные законодательством и уставом общества. В отличие от обыкновенной акции привилегированная, как правило, существенно ограничивает возможности ее держателя по участию в голосовании на общем собрании акционеров. Так, владельцы привилегированных акций имеют право решающего голоса лишь при решении вопросов о реорганизации и ликвидации АО и о внесении в устав общества изменений и дополнений, ограничивающих права этих акционеров. Кроме того, закон в ряде случаев предоставляет право решающего голоса владельцам привилегированных кумулятивных и конвертируемых акций Основной же "привилегией" таких акционеров является их право получать дивиденды в фиксированной сумме преимущественно перед обыкновенными акционерами независимо от прибыльности работы общества. Акция как документ состоит из двух частей: акционной и купонной. Первая из них (лицевая сторона) содержит все обязательные реквизиты акции, включая имя ее владельца, на второй (оборотная сторона или дополнительный лист) проставляются отметки о выплате дивидендов. Наряду с выпуском акций в натуре, т.е. в виде документов на бумаге, все большее распространение у нас в стране получает т.н. бездокументарная форма акций. Фактически, в этом случае акция представляет собой запись о принадлежащих ее владельцу правах, сделанную в специальном реестре. Уменьшение уставного капитала акционерного общества производится путем снижения номинальной стоимости акций либо сокращения их общего количества (т.е. амортизация акций). В обоих случаях общество обязано уведомить об этом всех своих кредиторов, а последние вправе потребовать досрочного исполнения или прекращения обязательств и возмещения причиненных этим убытков (ст. 30 Закона "Об акционерных обществах"). Уменьшение уставного капитала не допускается, если в результате этого его величина опустится ниже минимального размера уставного капитала АО (существующего на дату регистрации соответствующих изменений в уставе общества) . Увеличение уставного капитала АО производится либо путем увеличения номинальной стоимости существующих акций, либо путем размещения (выпуска) дополнительных акций. В последнем случае процедура размещения акций зависит от типа акционерного общества. Закрытое акционерное общество обязано распределять все акции новых выпусков между конкретными заранее известными лицами. Открытое акционерное общество вправе предлагать акции для приобретения неограниченному кругу лиц, т.е. проводить на них открытую подписку (п. 1 и 2 ст. 97 ГК). Проведение открытой подписки на акции может состоять из следующих основных этапов: - принятие общим собранием акционеров решения о дополнительной эмиссии акций и определение ее размера; - внесение в устав общества изменений, касающихся увеличения количества объявленных акций; - утверждение проспекта эмиссии и государственная регистрация эмитируемых акций; - издание проспекта эмиссии и публикация сообщений в средствах массовой информации о подписке на акции, т.е. совершение публичной оферты - предложения о заключении предварительного договора купли-продажи акций; - получение заявлений инвесторов, заинтересованных в приобретении акций, т. е. акцептов публичной оферты, в результате чего с ними заключаются предварительные договоры купли-продажи акций; - определение перечня инвесторов, с которыми будет заключаться окончательный договор купли-продажи акций (если сумма заявок на покупку акций меньше планируемого размера эмиссии, то удовлетворяются все заявки; если сумма заявок превышает размер эмиссии, то последние по времени поступления заявки отклоняются); - заключение договоров купли-продажи акций с инвесторами, передача им акций и получение платежей, а также утверждение результатов эмиссии и внесение соответствующих изменений в устав АО. Способами формирования уставного капитала не исчерпываются различия открытых и закрытых акционерных обществ. Число участников закрытого АО не может превышать пятидесяти, а в случае его превышения общество преобразуется в открытое АО либо ликвидируется. Акционеры закрытого АО имеют право преимущественной покупки отчуждаемых другими акционерами акций (аналогично передаче долей в обществе с ограниченной ответственностью). Отмеченные различия открытых и закрытых АО все же не приводят к расщеплению акционерных обществ на две самостоятельные организационно-правовые формы, ибо укладываются в рамки единого понятия АО и не противоречат общим принципам акционерной формы предприятия. К органам управления акционерным обществом закон относит общее собрание акционеров, а также совет директоров (наблюдательный совет), который обязательно создается, если в обществе более 50 участников. Органами АО как юридического лица, т. е. исполнительными органами, являются единоличный и (или) коллегиальный орган (правление, дирекция и т. п.). Их компетенция, процедура формирования и порядок работы определяются ст. 103 ГК, ст. 47-71 Закона "Об акционерных обществах" и уставом АО. Кроме того, управление обществом может быть по договору возложено и на сторонних управляющих - юридических или физических лиц. Поскольку акционерная форма предприятия рассчитана на объединение капиталов множества вкладчиков, Закон "Об акционерных обществах" предусматривает повышенную защиту интересов мелких держателей акций от действий более состоятельных акционеров. Так, приобретение 30 и более процентов голосующих акций крупных открытых АО способно изменить судьбу контрольного пакета акций, и тем самым ущемить права большинства акционеров. С другой стороны, Закон не может просто запретить свободную куплю-продажу акций в открытых АО, поскольку это является их обязательным признаком. Решение этой проблемы законодатель видит в том, чтобы в случае скупки контрольного пакета голосующих акций (30% и более) одним лицом предоставить остальным акционерам право потребовать выкупа их обыкновенных акций этим лицом по справедливой цене (ст. 80 Закона "Об акционерных обществах"). Таким образом, акционер, которого не устраивают перемены в контрольном пакете акций, может продать свои акции и, тем самым, выйти из общества. Также Закон защищает акционеров и от возможных недобросовестных действий управляющих и других лиц, которые могут влиять на принятие обществом решений. С этой целью ст. 81 Закона "Об акционерных обществах" определяет круг лиц, которые считаются заинтересованными в совершении обществом сделок, и определяет специальный порядок заключения таких сделок. Кроме того, совершение крупных сделок, связанных с приобретением или отчуждением имущества АО или его акций, обусловлено получением согласия совета директоров (наблюдательного совета) или общего собрания акционеров. Дочерние и зависимые общества. Аффилированные лица. Упоминаемые в ст. 105 и 106 ГК, а также ст. 6 Закона "Об акционерных обществах" дочерние и зависимые хозяйственные общества не являются самостоятельными организационно-правовыми формами юридических лиц. Их выделение преследует цель защитить интересы кредиторов и участников обществ (акционерных и с ограниченной ответственностью), оказавшихся под влиянием других предпринимательских организаций. Общество или товарищество (именуемое основным), повлиявшее на решения другого общества (дочернего) в силу преобладающего участия в его уставном капитале, в соответствии с договором или по иным основаниям несет солидарную с дочерним обществом ответственность по сделкам, совершенным в результате такого влияния. Акционеры дочернего общества вправе требовать возмещения причиненных основным обществом убытков. В случае несостоятельности дочернего общества по вине основного последнее субсидиарно отвечает по его долгам. Зависимые общества выделяются по чисто формальному критерию: принадлежности более 20% их уставного капитала (а в акционерных обществах - более 20% голосующих акций) другому хозяйственному обществу (преобладающему). Аффилированные общества и товарищества (а точнее - аффилированные лица, поскольку таковыми могут быть и граждане) также не являются особой организационно-правовой формой юридических лиц. Этот термин заимствован из англо-американского права и обозначает лиц, находящихся в состоянии той или иной зависимости друг от друга, когда одно из них может определять условия ведения хозяйственной деятельности другим. Но если на Западе аффилированные фирмы - это компании, зависящие от других, то в российском праве этот термин применяется и к зависимым, и к преобладающим лицам, что не способствует его четкому пониманию. Более подробно содержание этого понятия раскрывается в антимонопольном законодательстве. Основной обязанностью преобладающих и аффилированных лиц является предоставление (в том числе - опубликование) соответствующей информации компетентным государственным органам и (или) зависимым от них организациям. § 5. Производственные кооперативы Производственный кооператив (артель) - это объединение лиц для совместного ведения предпринимательской деятельности на началах их личного трудового и иного участия, первоначальное имущество которого складывается из паевых взносов членов объединения. В производственном кооперативе, как и в хозяйственных товариществах, решающее значение имеет личное участие его членов в деятельности организации. Но нормы о хозяйственных товариществах сконструированы в основном в расчете на то, чтобы обеспечить полным товарищам возможность непосредственного личного участия в предпринимательской деятельности. В отношении же производственных кооперативов акцент делается на непосредственном трудовом участии, предполагающем включение участника в состав трудового коллектива кооператива. Именно поэтому ст. 7 Закона "О производственных кооперативах" ограничивает количество членов кооператива, не принимающих личного трудового участия в его деятельности, всего двадцатью пятью процентами от числа членов, участвующих в работе кооператива личным трудом. Решение имущественных вопросов и управление в производственном кооперативе также обладают значительной спецификой. В фирменном наименовании вместо слов "производственный кооператив" можно использовать слово "артель", поскольку законодатель считает их синонимами. Участниками производственного кооператива являются, по общему правилу, граждане. Причем, в отличие от полных товарищей, им абсолютно не требуется статуса индивидуального предпринимателя. Наряду с ними участвовать в кооперативе могут и юридические лица, если это допускается уставом кооператива. Число членов кооператива не может быть менее пяти. Говоря об участии в кооперативе, необходимо отметить, что термин "членство" может употребляться в разных значениях: как синоним вообще участия в организации (и в этом смысле можно говорить, например, о членстве в АО) и как специфическая форма личного участия, совершенно не связанного с участием имущественным. ГК понимает членство в кооперативе именно в последнем его значении. Членство в узком смысле слова означает также, что взаимные правовые связи между членами устанавливаются не напрямую (как это происходит, например, на основе учредительного договора), а опосредуются кооперативом, который выступает своеобразным центром системы этих связей. Поэтому единственно возможным учредительным документом кооператива может быть только его устав. Имущество кооператива первоначально складывается из паевых взносов его членов, которые не идентичны долям в уставном капитале хозяйственных обществ и товариществ. Права члена в отношении кооператива отнюдь не обусловлены величиной его пая. Так, независимо от величины пая каждый член кооператива имеет один голос на общем собрании участников (п. 4 ст. 110 ГК, ч. 3 п. 2 ст. 15 Закона "О производственных кооперативах"). Распределение прибыли и ликвидационного остатка между членами кооператива обычно производится в соответствии с их трудовым участием (п. 4 ст. 109 ГК, п. 1 ст. 12 Закона "О производственных кооперативах"). В случае образования неделимого фонда пай и вовсе перестает соответствовать доле в имуществе кооператива. При выходе из кооператива его член имеет право лишь на выплату ему пая, но никак не выплаты доли во всем имуществе. Члены кооператива несут субсидиарную ответственность по всем его обязательствам в порядке и размерах, установленных уставом и законом о производственных кооперативах (п. 2 ст. 107 ГК). Система кооперативных органов состоит из общего собрания его членов (высший орган), наблюдательного совета (образование которого в отличие от АО не обязательно) и исполнительных органов: правления и (или) председателя (ст. 110 ГК). Обязательным для кооперативов является принцип комплектования его органов только из числа членов, что чересчур категорично. Члену кооператива принадлежит безусловное право выхода из его состава. По общему правилу, передача пая другому члену кооператива не требует согласия остальных участников. Переход пая к третьим лицам означает их прием в члены кооператива и поэтому возможен лишь по решению общего собрания. Исключение из членов кооператива возможно в качестве санкции за ненадлежащее исполнение членских обязанностей (п. 2 ст. Ill ГК). Причем, в отличие от хозяйственных товариществ, такое исключение производится по решению общего собрания членов кооператива. § 6. Государственные и муниципальные предприятия Государственные и муниципальные предприятия как особая разновидность коммерческих организаций. Специфика этих субъектов гражданского права состоит в том, что их имущество находится соответственно в государственной или муниципальной собственности и принадлежит такому предприятию на праве хозяйственного ведения или оперативного управления (п. 1 ст. 113 ГК). Поэтому они являются единственным видом коммерческих юридических лиц, которые имеют не право собственности на принадлежащее им имущество, а вторичное вещное право. Государственные и муниципальные предприятия являются унитарными, а их имущество неделимо и не может быть распределено по вкладам. Таким образом, государственным (муниципальным) предприятием называется юридическое лицо, учрежденное государством либо органом местного самоуправления в предпринимательских целях или в целях выпуска особо значимых товаров (производства работ или оказания услуг), имущество которого состоит в государственной (муниципальной) собственности. Учредительными документами государственных и муниципальных предприятий являются решение собственника (как правило, его представителя в лице соответствующего органа министерства государственного имущества) и устав, утвержденный указанным лицом. В соответствии с п. 2 ст. 52 ГК в учредительных документах унитарных предприятий должны быть определены предмет и цели деятельности конкретного юридического лица. Это обусловлено тем, что правоспособность государственных и муниципальных предприятий, в отличие от других коммерческих организаций, является специальной. Поэтому государственные и муниципальные предприятия не могут осуществлять любые виды деятельности, они должны заниматься только такими видами хозяйствования, которые определены им собственником в уставе. Однако это не означает, что унитарные предприятия ограничены в совершении различных сделок. Если иное специально не установлено собственником в уставе, они вправе совершать всякие сделки, необходимые им для достижения целей, предусмотренных в уставе. Так, государственное предприятие вправе передать с согласия собственника часть своего имущества в аренду, если это не помешает основному производству и позволит изыскать дополнительные источники финансирования. Тем не менее систематическая сдача своего имущества в аренду явно выходит за рамки специальной правоспособности унитарного предприятия, ибо его цель - производство продукции, а не услуги по предоставлению вещей внаем. Природа государственных и муниципальных предприятий находит свое выражение в их фирменном наименовании, которое должно содержать указание собственника их имущества. Другие средства индивидуализации государственных и муниципальных предприятий не отличаются от аналогичных средств иных коммерческих организаций. В отличие от других предпринимательских юридических лиц, органы управления государственных и муниципальных предприятий, как правило, носят единоличный характер. Возглавляет предприятие руководитель (генеральный директор, директор), который назначается на должность и освобождается от должности собственником либо уполномоченным собственником органом и им подотчетен (п.4 ст. 113 ГК). В настоящее время правовое положение государственных и муниципальных предприятий определяется ГК, а также рядом специальных нормативных актов, принятых по поводу отдельных разновидностей этих юридических лиц . В соответствии с п. 6 ст. 113 ГК должен быть принят специальный закон, посвященный правовому статусу унитарных предприятий. Унитарное предприятие, основанное на праве хозяйственного ведения. Оно создается по решению уполномоченного на то государственного органа (комитета по управлению государственным имуществом) или органа местного самоуправления (для муниципальных предприятий) и существует за счет самостоятельно извлеченной прибыли. При этом собственник имущества предприятия, основанного на праве хозяйственного ведения, не отвечает по обязательствам такого предприятия, за исключением случаев субсидиарной ответственности по обязательствам обанкротившегося вследствие его указаний юридического лица. Характер имущественной обособленности рассматриваемого предприятия определяется содержанием права хозяйственного ведения в соответствии со ст. 295 ГК. Собственник имущества унитарного предприятия имеет широкие полномочия по вопросам его деятельности. Он вправе: а) принимать решение о его создании, реорганизации и ликвидации; б) определять содержание его специальной правоспособности (предмет и цели деятельности); в) назначать на должность и освобождать от должности руководителя (директора) предприятия; г) осуществлять контроль за использованием по назначению и сохранностью принадлежащего предприятию имущества. Кроме того, собственник имеет право на часть прибыли унитарного предприятия. Сделки, которые унитарное предприятие совершает со своим недвижимым имуществом, требуют согласия собственника. До государственной регистрации унитарного предприятия, основанного на праве хозяйственного ведения, его собственник обязан полностью оплатить уставный фонд. Следовательно, поэтапное формирование уставного фонда для унитарных предприятий, в отличие от других коммерческих организаций, не допускается. Минимальный размер уставного фонда должен быть определен в законе о государственных и муниципальных унитарных предприятиях (ст. 114 ГК). Гарантией защиты интересов кредиторов унитарного предприятия является его уставный фонд. В случае снижения стоимости чистых активов предприятия ниже размера уставного фонда, зафиксированного в уставе, представитель собственника, уполномоченный создавать такие предприятия, обязан произвести уменьшение уставного фонда до величины чистых активов. При уменьшении уставного фонда предприятие обязано письменно уведомить об этом своих кредиторов. Для такого предприятия наступают последствия, аналогичные реорганизационным, т.е. его кредиторы вправе потребовать прекращения или досрочного исполнения обязательств, должником по которым является предприятие, и возмещения убытков (ср.: п. 2 ст. 60 и п. 6 ст. 114 ГК). Если же стоимость чистых активов унитарного предприятия падает ниже минимального размера уставного фонда, установленного в законе, предприятие подлежит ликвидации. Лишь применительно к унитарным предприятиям, основанным на праве хозяйственного ведения, в ГК используется понятие дочернего предприятия. Его не следует отождествлять с понятием дочернего общества. Отличительные черты дочернего предприятия таковы: 1. Единственным учредителем дочернего унитарного предприятия может быть только "материнское" унитарное предприятие, основанное на праве хозяйственного ведения. Имущество дочернего предприятия принадлежит на праве хозяйственного ведения как самому дочернему предприятию, так и его учредителю. В этом случае возникает некое вторичное право хозяйственного ведения на имущество, ранее закрепленное государством или муниципальными образованиями за унитарным предприятием-учредителем. Содержание такого права должно ограничиваться как рамками первичного права хозяйственного ведения, которые установлены ГК и уставом учредителя, так и теми пределами осуществления вторичного права, которые будут заданы "материнским" унитарным предприятием для дочернего. При этом для учредителя, несомненно, обязателен принцип "никто не может передать больше прав, чем имеет сам". 2. Учредитель самостоятельно утверждает устав дочернего предприятия. Однако для передачи имущества в хозяйственное ведение дочернего предприятия требуется получить согласие собственника имущества (п. 2 ст. 295 ГК). 3. Учредитель назначает на должность и освобождает от должности руководителя дочернего предприятия. 4. Ответственность учредителя по обязательствам дочернего предприятия аналогична ответственности собственника унитарного предприятия по обязательствам последнего (п. 8 ст. 114 ГК). Унитарное предприятие, основанное на праве оперативного управления (федеральное казенное предприятие). Правовое положение унитарного предприятия, основанного на праве оперативного управления (федерального казенного предприятия), весьма специфично. С одной стороны, казенное предприятие создается для производства продукции (выполнения работ, оказания услуг) и, следовательно, осуществляет коммерческую деятельность. С другой стороны, оно может осуществлять свою хозяйственную деятельность за счет бюджетных средств, выделенных федеральной казной. Таким образом, правоспособность казенного предприятия занимает промежуточное положение между правоспособностью коммерческой и некоммерческой организаций, т. е. такое юридическое лицо может быть условно охарактеризовано как "предпринимательское учреждение". Унитарное предприятие, основанное на праве оперативного управления, создается по особому решению Правительства Российской Федерации на базе имущества, находящегося в федеральной собственности (п. 1 ст. 115 ГК). При этом устав казенного предприятия является его учредительным документом и утверждается Правительством (п. 2 ст. 115 ГК). В постановлении Правительства от 12 августа 1994 г. № 908 было указано, что устав казенного завода утверждается федеральным органом исполнительной власти на основе Типового устава. Федеральные казенные заводы могут создаваться либо заново для решения конкретной задачи, либо в большинстве случаев на базе реорганизованного федерального государственного предприятия, основанного на праве хозяйственного ведения. В последнем случае запрещаются сокращение рабочих мест, отказ в приеме на работу работников реорганизованного предприятия и передача имущества другим лицам. Права казенного завода на закрепленное за ним имущество определяются в соответствии с правилами ГК об оперативном управлении (ст. 297, 298): он вправе отчуждать или иным способом распоряжаться закрепленным за ним имуществом лишь с согласия собственника этого имущества. Следовательно, согласие собственника требуется для распоряжения любым имуществом такого предприятия, как движимым, так и недвижимым. В Указе Президента России от 23 мая 1994 г. № 1003 установлено, что Правительство вправе изымать у казенного завода неиспользуемое им или используемое не по назначению имущество (п. 9). Источниками формирования материальной базы казенного завода являются: 1) имущество, переданное ему по решению Правительства Российской Федерации для ведения основных видов деятельности; 2) денежные и иные средства, полученные от реализации продукции (работ, услуг) предприятия; 3) средства, выделенные из федерального бюджета или внебюджетных фондов. В уставе казенного предприятия определяются: - обязательная отчетность казенного предприятия по установленным формам; - персональная ответственность руководителя казенного завода за результаты хозяйственной деятельности; - обязанность использования федеральных средств по целевому назначению; - виды деятельности и порядок распределения прибыли. Кроме того, в уставе и других документах фиксируется фирменное наименование предприятия с обязательным указанием на его казенный характер. Руководство казенным предприятием осуществляется директором, действующим на принципах единоначалия, который назначается на должность и освобождается от должности федеральным органом правительства, утвердившим его устав (п. 5.1-5.2 Типового устава казенного завода). В силу прямого указания закона (п. 5 ст. 115 ГК) Российская федерация несет субсидиарную ответственность по обязательствам казенного предприятия при недостаточности его имущества. Таким образом, государство принимает на себя риски, связанные с деятельностью предприятия, и в дополнительном порядке отвечает за его долги всем своим имуществом, на которое может быть обращено взыскание. Реорганизация и ликвидация казенных предприятий также осуществляются Правительством Российской Федерации. § 7. Некоммерческие организации Общие положения. Некоммерческими называются организации, не преследующие цели извлечения прибыли в качестве основной цели своей деятельности и не распределяющие прибыль между своими участниками (п.1 ст. 50 ГК). Установление в законе сразу двух критериев, характеризующих некоммерческую организацию, безусловно, оправданно. В сегодняшней России большинство некоммерческих организаций, не исключая и финансируемые собственником учреждения, просто вынуждено заниматься предпринимательством, чтобы свести концы с концами. Законодатель должен обеспечить такой правовой режим их деятельности, при котором неизбежное и необходимое ведение коммерции не превратится в самоцель. Зарубежный опыт показывает, что именно запрет распределять полученную прибыль между участниками юридического лица является самым действенным способом отсечения некоммерческих организаций от профессионального бизнеса. Разграничение коммерческих и некоммерческих организаций, как отмечалось в литературе, является слабым местом современного гражданского законодательства. Но проблема кроется не столько в выборе подходящих критериев разграничения этих видов организаций, сколько в последовательном применении выбранных критериев к тем или иным видам юридических лиц. Отмеченные законодателем признаки некоммерческих организаций вполне обоснованны и в совокупности с соответствующими методами статистического и бухгалтерского учета работоспособны. Вопрос лишь в том, сможет ли законодатель построить стройную, внутренне непротиворечивую систему некоммерческих организаций, опираясь на их общее понятие. Пока, к сожалению, сделать это не удается. Перечень организационно-правовых форм некоммерческих юридических лиц, предусмотренный ст. 116-123 ГК, не является исчерпывающим. Он уже существенно расширился за счет множества специальных нормативных актов, регулирующих деятельность отдельных видов организаций. Такое законодательное решение представляется весьма плодотворным, хотя и потенциально опасным. Уже история первых лет действия нового Гражданского кодекса дает множество примеров лавинообразного появления все новых и новых разновидностей юридических лиц. Но можно ли считать эти разновидности самостоятельными организационно-правовыми формами юридических лиц? Отнюдь не всегда. Организационно-правовая форма юридического лица -это совокупность конкретных признаков, объективно выделяющихся в системе общих признаков юридического лица и существенно отличающих данную группу юридических лиц от всех остальных. Поэтому, если особенности организационной структуры юридического лица, способов обособления его имущества, его ответственности, способов выступления в гражданском обороте (хотя бы один из этих аспектов) выделяют его из числа остальных, то мы имеем дело с самостоятельной организационно-правовой формой юридического лица. В противном случае речь идет об отдельных разновидностях организаций в рамках одной и той же организационно-правовой формы. Потребительские кооперативы. Объединение лиц на началах членства в целях удовлетворения собственных потребностей в товарах и услугах, первоначальное имущество которого складывается из паевых взносов, называется потребительским кооперативом. Правовое положение потребительских кооперативов определяется ст. 116 ГК и рядом специальных законов, наиболее важными из которых являются Закон РФ "О потребительской кооперации в Российской Федерации" от 19 июня 1992 г. (в ред. от II июня 1997 г.) № 3085-1 и Федеральный закон "О сельскохозяйственной кооперации" от 8 декабря 1995 г. (с изменениями от 7 марта 1997 г.) № 193-ФЗ. Сравнение этих нормативных актов ставит вопрос о том, как соотносятся понятие "потребительский кооператив", используемое ГК, и термины "потребительское общество" и "союз потребительских обществ", применяемые Законом о потребкооперации. В отличие от первоначальной редакции этого Закона, которая фактически ставила знак равенства между потребительскими кооперативами и обществами, в новой редакции от II июня 1997 г. проводится попытка разграничить эти понятия. Так, потребительскими обществами могут называться лишь организации, подпадающие под действие Закона о потребительской кооперации. Все иные потребительские кооперативы (к ним, в частности, относятся кооперативы в области сельского хозяйства и другие специализированные потребительские кооперативы) не вправе использовать в своем наименовании слово "общество". Таким образом, в рамках единой организационно-правовой формы потребительского кооператива, предусмотренной ГК, выделяются две главные разновидности: потребительские общества (регулируемые Законом о потребкооперации) и собственно потребительские кооперативы. Деятельность последних, как правило, невозможна без использования объектов недвижимости (земля, жилье) и регулируется рядом специальных законов (например, Законом о сельскохозяйственной кооперации). Другую организационно-правовую форму представляют собой союзы потребительских обществ, которые являются одной из разновидностей объединений (союзов) юридических лиц. Наименование потребительского кооператива должно содержать указание на основную цель (точнее, предмет) его деятельности и слова "кооператив", "потребительское общество" или "потребительский союз", например: "Потребительское общество по заготовке кормов "Лида". Участниками потребительских кооперативов могут быть как граждане, так и юридические лица, причем наличие хотя бы одного гражданина обязательно, в противном случае кооператив превратится в объединение юридических лиц. Основным учредительным документом любого потребительского кооператива является его устав. Правовое положение потребительского кооператива и в плане организационной структуры, и с точки зрения прав участников во многом сходно с производственным кооперативом. Высшим органом управления потребительским кооперативом является общее собрание его членов. В промежутках между заседаниями общего собрания его функции выполняет совет (в сельскохозяйственных кооперативах - наблюдательный совет). Коллегиальный исполнительный орган потребительского кооператива называется правлением. В отличие от производственных кооперативов члены потребительского кооператива не обязаны принимать личное трудовое участие в его деятельности и, по общему правилу, не отвечают по его долгам (единственное исключение предусмотрено п. 4 ст. 116 ГК). В изъятие из общих норм о статусе некоммерческих организаций потребительским кооперативам предоставлено право распределять доходы от предпринимательской деятельности между своими членами. Таким образом, потребительский кооператив занимает промежуточное положение между коммерческими и некоммерческими организациями. Товарищества собственников жилья. Некоммерческое объединение лиц - собственников помещений для совместного управления и эксплуатации единого комплекса недвижимого имущества (кондоминиума) называется товариществом собственников жилья. Приватизация жилья и развитие рыночных отношений в других сферах экономики поставили перед законодателем проблему адекватного урегулирования отношений общей собственности на недвижимое имущество. Как объединить разнообразные интересы множества собственников помещений в многоквартирных домах? Одной из возможных форм такого объединения и выступает товарищество собственников жилья. Оно создается для согласования домовладельцами порядка осуществления принадлежащих им прав на недвижимое имущество (прав по владению, пользованию и распоряжению общим имуществом в кондоминиуме), а также для обеспечения содержания, сохранения и приращения недвижимости в кондоминиуме. Товарищество собственников жилья создается не менее чем двумя домовладельцами (собственниками помещений), однако во вновь создаваемых кондоминиумах закон допускает образование товарищества единственным участником (например, заказчиком строительства или застройщиком). С момента государственной регистрации товарищества его участниками автоматически становятся все домовладельцы кондоминиума, на базе которого создано товарищество (включая и тех, кто формально вообще не участвовал в создании этой организации, либо голосовал за выбор другой формы управления кондоминиумом). Действительность этой нормы вызывает серьезные сомнения, поскольку она вступает в противоречие с п. 2 ст. 30 Конституции РФ. Высшим органом управления товариществом является общее собрание его членов. Исполнительных органов у товарищества два: коллегиальный - правление и единоличный - председатель правления. Вопросы разграничения компетенции между этими органами решаются в уставе - основном учредительном документе товарищества. Имущество товарищества образуется в основном за счет вступительных и иных взносов участников, других обязательных платежей, в том числе на содержание аппарата товарищества, а также доходов от собственной хозяйственной деятельности. В отличие от потребительских кооперативов в товариществах собственников жилья не предусмотрено образование паевого фонда. Другой отличительной особенностью является освобождение членов товарищества от субсидиарной ответственности по долгам последнего. Членство в товариществе жестко обусловлено наличием в собственности (реже в хозяйственном ведении или оперативном управлении) участника помещения в кондоминиуме. Прекращение права собственности на помещение по любым основаниям (отчуждение имущества, смерть гражданина, ликвидация юридического лица и т. п.) автоматически прекращает и членство в товариществе. Реорганизация и ликвидация товариществ производятся по общим для юридических лиц основаниям, которые дополнены п. 2 ст. 45 Закона о товариществах собственников жилья. Из содержания этой нормы следует, что общее собрание членов товарищества должно принять решение о ликвидации юридического лица в случае физического уничтожения комплекса имущества кондоминиума. Это вполне естественно, поскольку такое уничтожение означает невозможность достижения основной уставной цели товарищества. Статья 46 Закона о товариществах собственников жилья говорит о возможности создания объединений двух и более таких товариществ. Но, несмотря на то, что управление такими организациями осуществляется на основе упомянутого Закона, по своей правовой природе они являются не товариществами, а объединениями (союзами) юридических лиц. Общественные объединения. Некоммерческое объединение лиц на основе общности их интересов для реализации общих целей называется общественным объединением. Общественное объединение - это родовое понятие, обозначающее целую группу самостоятельных организационно-правовых форм некоммерческих юридических лиц. К их числу Закон об общественных объединениях (ст. 8-13) относит - общественные организации (объединения на основе членства); - общественные движения (массовые объединения, не имеющие членства); - общественные фонды (не имеющие членства объединения, цель которых заключается в формировании имущества и его использовании на общественно полезные цели. Впрочем, законодатель делает оговорку о том, что общественный фонд является одной из разновидностей некоммерческих фондов и действует в порядке, предусмотренном ГК. Очевидно, общественный фонд не рассматривается в качестве самостоятельной организационно-правовой формы некоммерческих организаций); - общественные учреждения (не имеющие членства организации, цель которых - в оказании конкретного вида услуг в интересах участников); - органы общественной самодеятельности (не имеющие членства объединения, цель которых заключается в совместном решении различных социальных проблем граждан по месту жительства, работы или учебы). Учредителями общественных объединений выступают граждане (не менее трех человек), а также другие общественные объединения с правами юридических лиц (наряду с гражданами). Закон об общественных объединениях четко, хотя и не всегда разумно, разграничивает участников и членов общественных объединений. Члены объединений оформляют свое участие в них индивидуальными заявлениями и имеют право избирать и быть избранными в их руководящие органы. Участники объединений формально не закрепляют своего участия в их деятельности и, как можно заключить из ч. 5 ст. 6 Закона, обладают более узкими правами, нежели полные члены. Правовой основой любого общественного объединения является его устав. Особенностью наименования общественного объединения является необходимость включать в него указание на территориальную сферу деятельности (общероссийское, межрегиональное, региональное, местное). При этом общероссийские объединения могут использовать в своих названиях слова "Россия", "Российская Федерация" и производные от них без специальных разрешений государственных органов (что невозможно для других негосударственных юридических лиц). Средством индивидуализации общественного объединения, в отличие от других юридических лиц, является также его символика (флаги, эмблемы, вымпелы и т.п.), подлежащая обязательной государственной регистрации. Закон об общественных объединениях определяет лишь самые общие положения, касающиеся организационной структуры этих юридических лиц, оставляя ее детальную разработку на усмотрение участников (ст. 15 Закона). Более подробно структура и компетенция органов управления установлена применительно к общественным объединениям, занимающимся благотворительной деятельностью Религиозные организации. Объединение граждан, имеющее основной целью совместное исповедание и распространение веры и обладающее соответствующими этим целям признаками , называется религиозной организацией. В таком понимании религиозная организация является самостоятельной организационно-правовой формой юридического лица, имеющей свои разновидности: общины, монастыри, братства, миссии и т.п. Деятельность в области религии осуществляют и другие организации, например, духовные образовательные учреждения или объединения религиозных организаций (централизованные религиозные организации). Их правовое положение весьма неопределенно. Закон РФ "О свободе совести и о религиозных объединениях" относит указанные организации к числу собственно религиозных, что противоречит понятию религиозной организации, сформулированному этим же Законом. Так, с одной стороны, религиозная организация - это объединение не менее чем десяти граждан (п. 1 ст. 8 и п. 1 ст. 9 Закона). С другой стороны, централизованные религиозные организации образуются не гражданами, а местными религиозными организациями (п. 4 ст. 8). Кроме того, признаются религиозными и организации, учрежденные одним юридическим лицом, например, духовные академии или семинарии (п. 6 ст. 8). Наряду с правосубъектными религиозными организациями Закон РФ "О свободе совести и о религиозных объединениях" упоминает и религиозные группы, не обладающие правами юридического лица. Представляется, что взаимные права и обязанности участников религиозных групп должны регулироваться нормами о договорах простого товарищества. Фонды. Некоммерческая организация, не имеющая членства, основанная для достижения общественно полезных целей путем использования имущества, переданного в ее собственность учредителями, называется фондом. Образовав фонд и передав ему в собственность определенное имущество, учредители утрачивают все имущественные права в отношении него. После этого фонд начинает "жить" своей собственной жизнью, руководствуясь лишь теми целями, которые учредители определили ему в уставе, и положениями законодательства. Возможна даже такая ситуация, когда устав фонда не предусматривает возможности его изменения органами фонда. Это может послужить прочной гарантией того, что имущество учредителей будет использовано должным образом, даже когда они перестанут его контролировать. В этом случае внесение каких-либо изменений в устав фонда допустимо лишь по решению суда. Высшим органом фонда является его попечительский совет, действующий на общественных началах (п. 3 ст. 7 Закона "О некоммерческих организациях"). Для достижения уставных целей фонд, как и другие некоммерческие организации, вправе заниматься предпринимательской деятельностью, в том числе путем создания или участия в хозяйственных обществах. Благотворительные фонды, однако, имеют право участвовать в хозяйственных обществах лишь в качестве их единственных членов (п. 4 ст. 12 Закона о благотворительной деятельности). Отсутствие каких-либо имущественных прав участников в отношении созданных ими фондов приводит к тому, что учредители и фонд не отвечают по обязательствам друг друга. Имея в виду особую важность имущества для достижения уставных целей фонда, закон предусматривает дополнительное основание его ликвидации, не свойственное другим юридическим лицам: недостаточность имущества фонда для осуществления его целей при условии, что вероятность его получения нереальна (подп. 1 п. 2 ст. 119 ГК). Учреждения. Организация, созданная собственником для осуществления функций некоммерческого характера и финансируемая им полностью или частично, называется учреждением. Подавляющее большинство учреждений, существующих сегодня в России, - это государственные учреждения . Организационно-правовая форма учреждения оказывается оптимальной для введения в гражданский оборот субъектов, которым требуется ограниченный объем прав, необходимый лишь для материально-технического обеспечения их деятельности. Местные и центральные органы государственного управления, правоохранительные органы, обладающие широкими полномочиями в области административного, финансового, уголовного права, оказываются достаточно скромными субъектами в сфере имущественно-стоимостных отношений. Закон также допускает создание учреждений и любыми другими субъектами. Ограничения этого права могут содержаться в нормативных актах, регулирующих правовое положение отдельных видов юридических лиц. Отличительной особенностью учреждения является характер его прав на используемое имущество. Учреждения являются единственным видом некоммерческих организаций, обладающих не правом собственности, а лишь правом оперативного управления имуществом. Этим обусловлена тесная имущественная связь учреждения и его учредителя. Меньший, нежели у других некоммерческих организаций, объем прав на имущество (ст. 296, 298 ГК) компенсируется субсидиарной ответственностью собственника по обязательствам учреждения. Взыскание по долгам учреждения может быть обращено лишь на его денежные средства и самостоятельно приобретенное им имущество. Таким образом, имущество, переданное учреждению собственником, забронировано от взысканий, что совершенно естественно. Учредительным документом учреждения является только его устав, утверждаемый собственником. Наименование учреждения должно включать в себя указание на собственника имущества и характер деятельности учреждения, например: "Частный музей А. А. Корнеева". Некоммерческие партнерства. Некоммерческая организация, члены которой сохраняют права на ее имущество, созданная для оказания содействия своим членам в ведении общеполезной деятельности, называется некоммерческим партнерством. Этот вид юридических лиц неизвестен ГК и впервые введен в оборот Законом "О некоммерческих организациях". Можно полагать, что содействие в ведении членами некоммерческого партнерства общеполезной деятельности будет в основном заключаться в выполнении тех или иных хозяйственных функций, не ориентированных на извлечение прибыли. Так же как и общественные организации, некоммерческие партнерства базируются на принципе членства. Но если первые создаются для достижения тех или иных общеполезных целей, то последние играют лишь роль вспомогательного инструмента в достижении этих целей. Кроме того, члены общественных организаций, по общему правилу, не имеют никаких прав в отношении имущества этих организаций. Тогда как в некоммерческом партнерстве объем имущественных прав участников весьма велик. В частности, в случаях выхода, исключения из партнерства или его ликвидации участник вправе требовать выдачи ему части имущества, которое ранее было передано членами в собственность некоммерческого партнерства (если иное не предусмотрено его уставом). Некоммерческое партнерство является собственником переданного ему имущества и не отвечает по обязательствам своих членов, а последние не отвечают по обязательствам партнерства. Высшим органом его управления является общее собрание членов. Согласно п. 1 ст. 17 Закона РФ "О некоммерческих организациях" некоммерческое партнерство вправе преобразоваться в общественную или религиозную организацию, фонд или автономную некоммерческую организацию, что говорит об известной близости этих правовых форм. Автономные некоммерческие организации. Учрежденная на основе добровольных имущественных взносов некоммерческая организация, имеющая целью предоставление услуг всем заинтересованным лицам, называется автономной некоммерческой организацией. Закон РФ "О некоммерческих организациях" весьма лаконичен в характеристике этого вида юридических лиц. В отличие от некоммерческих партнерств эти организации не имеют членства, а их участники не обладают никакими правами на имущество, переданное в их собственность. В области управления автономными некоммерческими организациями Закон содержит минимум обязательных предписаний (говоря лишь о коллегиальном высшем органе управления) и, тем самым, предоставляет учредителям максимальную свободу выбора. Очевидно, что любая схема управления, избранная учредителями и не оперирующая понятием членства, будет удовлетворять нормам Закона. Существенно важно, что учредители автономной некоммерческой организации могут пользоваться ее услугами только на равных условиях с другими лицами (п. 4 ст. 10 Закона РФ "О некоммерческих организациях"). Эта норма способна несколько умерить "эгоизм" учредителей организации, пусть и ценой снижения привлекательности для них этой организационно-правовой формы. Учредительным документом такой организации является ее устав, хотя Закон не запрещает участникам заключить еще и учредительный договор. Так же, как и некоммерческое партнерство, автономная некоммерческая организация вправе преобразоваться в общественную или религиозную организацию (объединение), либо в фонд. Однако преобразоваться собственно в некоммерческое партнерство нельзя, что выглядит вполне логичным: невозможно установить членские отношения в структуре, где круг участников формально не определен и документально не зафиксирован. Объединения юридических лиц. Некоммерческая организация, образованная несколькими юридическими лицами для ведения деятельности в их интересах, называется объединением юридических лиц (ассоциацией или союзом). Участниками такого объединения не могут выступать граждане или государство. Из содержания ст. 121 ГК вытекает, что объединяться в ассоциацию или союз могут либо коммерческие, либо некоммерческие организации, но не те и другие вместе. Это положение представляется вполне оправданным, поскольку слишком различны их цели деятельности в сфере хозяйствования. Если же коммерческие и некоммерческие организации хотят объединиться для достижения целей, которые действительно могут быть общими для них (общесоциальные, политические), то им придется избрать организационно-правовую форму общественного объединения того или иного вида, некоммерческого партнерства или автономной некоммерческой организации. Запрет на ведение предпринимательской деятельности (в качестве основной цели), установленный для объединений юридических лиц, предполагает, что необходимая имущественная база будет сформирована объединяющимися участниками. В ГК отсутствуют специальные нормы, посвященные образованию имущества объединений, поскольку в них главную роль играет элемент личного участия (как ни парадоксально это звучит применительно к юридическим лицам). Этот вывод основывается и на том, что вступление в ассоциацию нового участника обусловлено согласием других членов (п. 3 ст. 123 ГК). Кроме того, в случаях, предусмотренных учредительными документами, участник может быть исключен из ассоциации. Учредительными документами объединений юридических лиц являются устав и учредительный договор, основное содержание которых определено п. 2 ст. 122 ГК и ст. 14 Закона РФ "О некоммерческих организациях". Законодатель предоставляет учредителям ассоциаций большую свободу в выборе организационной структуры объединения, регулировании взаимных прав и обязанностей участников. Наименование объединения юридических лиц должно включать в себя указание на предмет деятельности его членов и слова "ассоциация" или "союз", например: "Ассоциация торговых фирм Санкт- Петербурга "Гермес". Участники не обладают какими-либо имущественными правами в отношении своих объединений, поэтому передача вклада участника другим лицам, равно как и требование выдела доли при выходе из объединения, невозможны. Ответственность участников ассоциации по ее обязательствам является субсидиарной и продолжается даже в случае выхода из нее участника в течение двух лет с момента выхода. По общему правилу, новое лицо, вступающее в ассоциацию, не отвечает по обязательствам ассоциации, возникшим до момента его вступления, однако учредительными документами может быть установлено иное правило. § 8. Филиалы и представительства юридических лиц Филиалы и представительства - это территориально обособленные структурные подразделения юридических лиц, предназначенные для расширения сферы действия создавших их организаций. В принципе и филиалы, и представительства схожи со всеми остальными функциональными элементами организационной структуры юридического лица (отделы, цеха и т. п.) с той лишь разницей, что они расположены вне места нахождения юридического лица. Представительства и филиалы выполняют различные функции. Представительства выступают в гражданском обороте от имени создавшего их юридического лица, т. е. представляют его интересы и обеспечивают их защиту. Предмет деятельности филиалов гораздо шире: они и представляют интересы, и выполняют основные функции (все или часть) юридического лица (п. 1 и 2 ст. 55 ГК). Так, представительство может заключать договоры, контролировать их исполнение, заниматься рекламой своей организации. Но вести производственную или иную хозяйственную деятельность, осуществляемую юридическим лицом, вправе только его филиал. Впрочем, и представительства, и филиалы могут создаваться некоммерческими организациями, что соответствующим образом определит характер деятельности филиала. Представительства и филиалы не могут иметь прав юридического лица и, следовательно, выступать в обороте от своего имени. Их руководители действуют от имени юридического лица на основании доверенности. Наличие у организации представительств или филиалов влияет на содержание ее учредительных документов, поскольку в них должны быть поименованы все филиалы и представительства. Сами же эти обособленные подразделения действуют на основе утверждаемых юридическим лицом положений (как правило, общего вида). Глава 8. ГОСУДАРСТВО И ГОСУДАРСТВЕННЫЕ (МУНИЦИПАЛЬНЫЕ) ОБРАЗОВАНИЯ КАК СУБЪЕКТЫ ГРАЖДАНСКОГО ПРАВА § 1. Гражданская правоспособность государства и государственных (муниципальных) образований Общие положения. Правовое положение государства и государственных (муниципальных) образований составляет важную часть учения о субъектах гражданского права, в которой тесно переплетены частно- и публично-правовые элементы. От того, как государство рассматривается в рамках права публичного, зависит и его положение как субъекта гражданского права. Государство как носитель суверенитета едино и неделимо (не может существовать двух суверенов на одной и той же территории). Соответственно государство в гражданском обороте может рассматриваться как единый и единственный субъект. В то же время Российское государство является многоуровневым образованием. Это связано как с множественностью функций, выполняемых государством в современную эпоху, так и с особенностями именно Российской Федерации, колоссальные размеры территории которой и многообразие культуры и быта населяющих ее людей уникальны. Рассматривать государство только как единого и неделимого субъекта ни в публичном, ни в гражданском праве при таких обстоятельствах нельзя. Государство подразделяется на субъекты различных Уровней - Российскую Федерацию, субъекты Федерации и муниципальные образования (города, районы, села, поселки, деревни и т.д.). Подобная многоуровневость должна учитываться при анализе пра-восубъектности государства и государственных (муниципальных) образований. Но она важна не всегда. Гражданское законодательство исходит из того, что в целом участие государства и его частей в гражданском обороте строится на одинаковых принципах. Имеются, однако, и различия. Поэтому в дальнейшем сказанное о государстве распространяется на все государственные (муниципальные) образования, если иное особо не оговорено. Государство как носитель власти. Государство, как и другие субъекты гражданского права, может участвовать в гражданско-правовых отношениях. И в этом смысле оно обладает правоспособностью. Однако его правоспособность обладает рядом особенностей, связанных с тем, что оно является также и главным субъектом публичного права, носителем власти. Эти особенности концентрированно выражают свойство суверенности, присущее государству. Государство осуществляет власть. Но функция властвования свойственна и другим субъектам. Властвует работодатель над своими работниками, родители над своими детьми, сообщества над своими членами. Однако среди них государство выделяется как единственная власть, обладающая суверенитетом. На определенной территории повеления государства преобладают над всеми иными властными велениями. Это преобладание воплощается в независимости государства от кого бы то ни было и составляет главный признак его суверенитета. Суверенитет имеет как внутреннее, так и внешнее проявление. В пределах своей территории государство олицетворяет наивысшую власть. Никто не может вмешиваться во внутренние дела государства, если только иное не вытекает из общих принципов международного права. Вовне суверенитет проявляется как независимость данного государства от других государств и иных субъектов международного права. Государство как суверен обладает свойствами, которые превращают его в особого субъекта гражданского права, а именно: - государство само принимает законы, которыми должны руководствоваться все остальные субъекты гражданского права; - государство может принимать административные акты, из которых возникают гражданско-правовые отношения независимо от воли другой стороны; - государство сохраняет властные функции даже тогда, когда оно вступает в построенные на началах равенства гражданско-правовые отношения; - государство пользуется иммунитетом. Перечисленные свойства выражают далеко не все особенности государства как участника гражданско-правовых отношений. Однако даже то, что названо, позволяет говорить об особом положении государства в гражданском праве. Это особое положение отражает две противоположные тенденции. С одной стороны, необходимость уравнивания государства в отношениях с субъектами частного права, не обладающими властными полномочиями, а с другой - использование этих полномочий для направления хозяйственного развития в определенное русло. Первая тенденция отражена в ГК в качестве общего принципа. Согласно п. 1 ст. 124 ГК государство участвует в гражданско-правовых отношениях на равных с другими субъектами началах. Иными словами, оно заранее отказывается от своего особого положения как суверена в частно-правовых отношениях. И тем не менее во многих других нормах Кодекса (см., напр. ст. 445 ГК) и в иных правовых актах полномочия государства по вмешательству в гражданско-правовые отношения достаточно широки. Государство как лицо. В этом качестве оно существует в рамках как публичного, так и частного права. При этом для современного право-понимания характерно отрицание заимствования частно-правовых конструкций для характеристики публично-правовых феноменов и наоборот. То, что государство является субъектом публично-правовых отношений, особых сомнений не вызывает. В данных отношениях оно действует не как частно-правовой субъект, и потому нельзя заимствовать какие-либо гражданско-правовые характеристики для описания государства как субъекта публичного права. В рамках этих отношений государство выступает как носитель публичной власти. В отношениях, регулируемых частным правом, государство не обладает властными полномочиями. Здесь оно подчинено общим принципам гражданского права. Таким образом, происходит своеобразное "расщепление" личности государства в зависимости от природы отношений, в которых оно участвует. И тем не менее властная (публично-правовая) сущность государства дает о себе знать и в гражданском праве. Она выражается в особом характере государства как субъекта гражданского права, поскольку оно, будучи организацией, не признается тем не менее юридическим лицом. В этом специфика правового положения государства в российском гражданском праве, где классификация субъектов предстает как трехчленная - физические лица, юридические лица и особое лицо - государство. Подчеркивая особенность государства как субъекта частного права, его тем самым выводят из общего рада субъектов. Вместе с тем конструкция "особого лица" таит в себе и ряд проблем. Следуя этой трактовке, необходимо пояснять, в чем состоят особенности государства как субъекта гражданского права. Однако законодатель идет по иному пути, распространяя на государство нормы, которые определяют участие юридических лиц в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, если иное не вытекает из закона или особенностей данных субъектов (п. 2 ст. 124 ГК). Таким образом, государство приравнено к юридическому лицу, но не названо таковым. Гражданская правоспособность государства. Правоспособность государства не может быть тождественна правоспособности различных физических и юридических лиц. В чем-то она шире, а в чем-то - уже. Рад возможностей может принадлежать только государству, например, приобретать имущество, не имеющее наследников, или выпускать государственные ценные бумаги. Выделена также особая сфера отношений, в которые, исходя из их природы, могут вступать и другие субъекты гражданского права, однако это им прямо запрещено. Такая сфера обычно называется государственной монополией. Например, устанавливается государственная монополия на экспорт и (или) импорт отдельных видов товаров (ст. 17 Закона РФ о государственном регулировании внешнеторговой деятельности. В то же время некоторые возможности, например, передавать имущество по наследству, заключать отдельные виды договоров (договор коммерческой концессии и др.), иметь свое имя, ему недоступны. Однако это только количественные различия. Но есть и различия качественные. Государство участвует в гражданском обороте не в своих частных интересах, а в целях наиболее эффективного отправления публичной власти. Эти цели предопределяют и сущность правоспособности государства. Она не может быть общей, ибо природа государства не позволяет ему приобретать рад прав и возлагать на себя некоторые обязанности. Однако она не может считаться и специальной, ограниченной лишь теми возможностями, которые прямо перечислены законом. Государство, принимая законы, само может установить более широкий объем правоспособности. Конечно, исходя из концепции правового государства, трактовка правосубъектности государства как специальной выглядит привлекательно. Но разве специальный характер правоспособности когда-либо мешал государству ее расширять? Совсем нет. Главную преграду такому расширению образует гражданское общество, которое вводит государство в определенные рамки, указывая на цели, достижению которых оно должно служить. . Поэтому правоспособность государства можно назвать целевой - она вытекает из той функции носителя публичной власти, которую в интересах всего общества выполняет государство. Таким образом, государство, вступая в гражданский оборот, должно следовать своему предназначению. Оно не может, к примеру, наживаться на своих гражданах, неосновательно освобождать себя от ответственности и т. д. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина -обязанность государства (ст. 2 Конституции РФ). Ряд обязанностей государства, касающихся его участия в гражданском обороте, вытекают и из других норм Конституции. Государство как таковое неспособно своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, а также создавать и исполнять обязанности. От его имени всегда действуют государственные органы, как являющиеся юридическими лицами, так и не признанные таковыми, в рамках которых действуют должностные лица. Именно их сознание и воля позволяют действовать государству как субъекту права. Государственные (муниципальные) образования как субъекты гражданского права, приравненные к государству. Государство участвует в гражданском обороте не как нерасчлененное целое, а как совокупность субъектов разных уровней (разной степени охвата территории, общности и т. п.). Все эти субъекты независимы друг от друга и выступают как самостоятельные участники гражданско-правовых отношений. Они отвечают по своим обязательствам принадлежащим им на праве собственности имуществом, кроме того имущества, которое закреплено за юридическими лицами или может находиться только в государственной или в муниципальной собственности (п. 1 ст. 126 ГК). Любой из этих субъектов не отвечает по обязательствам другого (пп. 4 и 5 ст. 126 ГК), если только он не дал гарантию (поручительство/ в отношении такого обязательства. В законе могут быть установлены случаи, когда такая ответственность наступает и при отсутствии гарантии (поручительства). В гражданско-правовых отношениях участвуют три категории субъектов: 1) Российская Федерация; 2) субъекты РФ -республики, края, области, города федерального значения, автономная область, автономные округа; 3) муниципальные образования. От имени Российской Федерации и субъектов РФ могут своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права и обязанности, выступать в суде органы государственной власти в рамках их компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов (п. 1 ст. 125 ГК). Особыми участниками гражданского оборота выступают муниципальные образования. Под муниципальными образованиями понимаются городское, сельское поселение, несколько поселений, объединенных общей территорией, часть поселения, иная населенная территория, в пределах которых осуществляется местное самоуправление, имеются муниципальная собственность, местный бюджет, казна и выборные органы местного самоуправления . Муниципальные образования создаются по модели образований государственных, однако в отличие от последних органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти (ст. 12 Конституции РФ, п. 5 ст. 14 Закона РФ об общих принципах организации местного самоуправления в РФ). По сути, муниципальное образование выступает в качестве особого рода корпорации, членами которой являются все жители. Подобный вывод подтверждается, в частности, тем, что права собственника могут осуществляться от имени населения муниципального образования органами местного самоуправления или непосредственно населением муниципального образования. Население, таким образом, выступает в качестве органа муниципального образования. И все-таки близость муниципальных образований к государственным по принципам их организации и деятельности позволяет рассматривать их совместно. От имени муниципальных образований своими действиями могут приобретать и осуществлять гражданские права и обязанности органы местного самоуправления в рамках их компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов (п. 2 ст. 125 ГК). В роли таких органов могут выступать представительный орган местного самоуправления, выборный глава муниципального образования (если такая должность предусмотрена) и иные органы местного самоуправления. § 2. Формы участия государства в гражданском обороте Опосредованное участие государства в гражданском обороте. Государство может участвовать в гражданском обороте как непосредственно, так и через специально созданные им для этих целей государственные юридические лица в организационно-правовых формах, предусмотренных действующим гражданским законодательством. Остановимся вначале на последней форме участия государства в гражданском обороте. Опосредованное участие государства в обороте достигается путем вступления в него созданных государством юридических лиц, действующих как таковые, принимающих обязанности и приобретающих права для себя, а не для государства. Речь идет о юридических лицах таких организационно-правовых форм, как государственные и муниципальные унитарные предприятия и финансируемые собственником (в нашем случае - государством) учреждения. Через этих юридических лиц, косвенно, опосредованно в гражданском обороте участвует и государство. Действующее законодательство закрепляет принцип раздельной ответственности учредителя и созданного им юридического лица (п. 3 ст. 56 ГК), однако у этого принципа есть немало исключений (см., напр. п. 5 ст. 115и п. 2 ст. 120 ГК), связанных в основном с государством. Именно государство в ряде случаев отвечает по долгам созданных им юридических лиц. Однако не только в этих исключениях из принципа раздельной ответственности состоит опосредованное участие государства в гражданском обороте. Государство продолжает оставаться собственником имущества, на базе которого оперируют созданные им юридические лица, и в этом смысле стоит за каждой их сделкой, пусть и совершенной ими от своего имени. В ряде наиболее важных с точки зрения государства случаев за его органами закрепляются контрольные полномочия (согласование, одобрение, утверждение, контроль и т. п.) в отношении таких юридических лиц. Сами по себе эти полномочия не свидетельствуют о непосредственном участии государства в гражданском обороте (сторонами соответствующих сделок становятся созданные государством юридические лица), однако показывают, насколько оно близко к этому. Однако далеко не всегда в случае действия созданного государством юридического лица имеет место опосредованное участие государства в гражданском обороте. Существуют такие юридические лица, которые могут одновременно действовать и от имени государства, и от своего собственного имени. Например, Министерство финансов РФ может представлять в гражданском обороте государство, но в то же время оно действует и как самостоятельное юридическое лицо, приобретающее права и обязанности для себя, а не для государства (например, при покупке канцелярских принадлежностей). Непосредственное участие государства во внутреннем гражданском обороте. Оно осуществляется путем вступления в оборот органов государственной власти, действующих при этом не как обособленные юридические лица, а как особые представители государства. Вполне возможно, что государство будет представлено органом, который является одновременно и юридическим лицом. Однако это последнее качество не имеет значения для данных отношений, поскольку такой орган представляет государство в целом и обязывает именно его. Главное, что этот орган действует от имени государства в пределах компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов (пп. 1 и 2 ст. 125 ГК). Квалифицирующим признаком участия государства в обороте не может быть действие такого государственного органа, который не является юридическим лицом. Сейчас практически все государственные органы, которые участвуют в гражданском обороте от имени государства, признаны юридическими лицами. Здесь главное - не формальный критерий наличия или отсутствия прав юридического лица, а направленность действий государственного органа, которые должны быть совершены от имени государства в пределах компетенции такого органа. В случае непосредственного участия государства в гражданском обороте мы имеем специфические отношения представительства в силу закона, к которым должна применяться глава 10 ГК . При любых обстоятельствах государство может считаться участвующим в гражданском обороте непосредственно лишь тогда, когда в законодательстве содержится полномочие какого-либо органа государства совершить действие от имени государства, тем самым связав его. От имени государства в гражданском обороте могут выступать как представительные, так и исполнительные органы Российской Федерации - Федеральное Собрание РФ, Президент РФ, Правительство РФ, Министерство финансов РФ, Федеральное казначейство РФ, Мингосимущество РФ и др., а также соответствующие им органы государственных и муниципальных образований. В случаях и в порядке, предусмотренных законодательством, от имени государства по его специальному поручению могут выступать любые лица - государственные органы, органы местного самоуправления, юридические и физические лица (п. 3 ст. 125 ГК). Например, интересы государства в органах управления акционерных обществ (хозяйственных товариществ), часть акций (доли, вклады) которых закреплена в федеральной собственности, могут представлять физические лица, заключившие соответствующие договоры на представление этих интересов. Таким образом, российское законодательство исходит из плюралистической модели участия государства в гражданском обороте, когда его представляют несколько различных органов, причем порядок взаимодействия между этими органами и даже некое подобие их иерархичности отсутствуют. Между тем многие правовые системы исходят из монистической модели участия государства в гражданском обороте, когда основным и главным участником гражданско-правовых отношений становится казна (фиск). Такая правовая конструкция восходит еще к римскому праву. Ценность ее состоит в том, что достаточно однажды зафиксировать равноправие фиска в отношениях со всеми другими участниками гражданского оборота - и в дальнейшем это положение не будет нуждаться в пересмотре. Это удобно и демократично. Плюралистическая же модель требует фиксации равноправия применительно к каждому государственному органу, представляющему государство в гражданском обороте, что вызывает дополнительные сложности и становится практически невозможным, если число этих органов все увеличивается и увеличивается. Неслучайно степень обеспеченности имущественных прав граждан и юридических лиц во взаимоотношениях с нашими государственными органами ниже, чем в странах Запада. Ситуацию не может исправить и то, что в РФ существует Федеральное казначейство. Оно создано на основании Указа Президента РФ от 8 декабря 1992 г. № 1556 "О федеральном казначействе". Положение о федеральном казначействе РФ утверждено постановлением Правительства РФ от 27 августа 1993 г. № 864. Федеральное казначейство представляет собой централизованную систему органов, состоящую из Главного управления, входящего в состав Министерства финансов РФ, и территориальных органов (на местах). Органы казначейства являются юридическими лицами в форме бюджетных учреждений. Основными функциями федерального казначейства являются управление доходами и расходами федерального бюджета РФ (учет средств, их зачисление, перемещение и расходование) и обслуживание внутреннего и внешнего долга РФ . Главное управление федерального казначейства является от имени Министерства финансов РФ официальным корреспондентом международных финансово-банковских организаций, членом которых состоит РФ, по вопросам финансовых операций Правительства РФ. Однако Федеральное казначейство РФ -не единственный орган, действующий непосредственно от имени казны. Это лишает казну присущего ей в ряде иностранных законодательств единства. Хотя и в нашем законодательстве закреплен принцип единства казны, однако он касается лишь денежных средств, зачисляемых в бюджет или перечисляемых из бюджета. Иное имущество, как движимое, так и недвижимое, выведено из "общей кассы", и в отношении него право представлять государство закреплено совсем за другими органами, а именно, за органами по управлению государственным имуществом. Последние являются распорядителями практически любого государственного имущества, кроме бюджетных средств. Поэтому-то и нельзя говорить о единстве казны (кассы). Между тем в нашем законодательстве уже появилась конструкция, исходящая, хотя и не вполне последовательно, из принципа единства казны хотя бы по названию. Речь идет о казенных предприятиях (ст. 115 ГК). Их учредителем, правда, не является федеральное казначейство, но название прямо говорит о том, что они находятся в собственности казны (хотя на деле пока -государства). По-видимому, дальнейшее развитие гражданского законодательства пойдет в направлении создания единой казны. Плюралистическая модель участия государства в гражданском обороте облегчает тяготы государственных органов, однако снижает уровень защищенности прав потерпевших. В частности, довольно странно выглядит невозможность обратить взыскание по долгам государства на его имущество, переданное в ведение (управление) других лиц. А если казенного имущества недостаточно? Это вполне возможно применительно, скажем, к муниципальным образованиям, да, пожалуй, и к субъектам РФ. Вред и в этих случаях должен быть возмещен. Очевидно, практика уже в ближайшее время потребует "снятия корпоративной маски" с некоторых государственных юридических лиц. Государство как собственник. Государство является собственником принадлежащего ему имущества, однако, в отличие от физических или юридических лиц, не обладает сознанием и волей, необходимыми для участия в гражданском обороте без посредства различных государственных органов, как наделенных правами юридического лица, так и не обладающих ими. Эти органы перечислены в ст. 125 ГК. Через посредство таких органов государство приобретает, осуществляет и прекращает право собственности в отношении своего имущества. При этом не имеет значения, закреплено ли такое имущество за каким-либо унитарным предприятием или бюджетным учреждением, или нет. Разумеется, в первом случае налицо некоторые особенности, связанные с тем, что эти государственные юридические лица обладают самостоятельными правами на такое имущество. Управление и распоряжение объектами федеральной собственности от имени государства регламентируются постановлением Правительства РФ от 10 февраля 1994 г. № 96 "О делегировании полномочий Правительства РФ по управлению и распоряжению объектами федеральной собственности". В частности: 1) создание и ликвидация федеральных государственных предприятий производятся по решению Правительства РФ; 2) учредителями от имени государства в обществах и товариществах выступают Мингосимущество РФ и Российский фонд федерального имущества по решению Правительства РФ; 3) Мингосимущество РФ производит передачу государственного имущества в хозяйственное ведение, оперативное управление, а также в аренду, осуществляет контроль за использованием государственного имущества, дает согласие на продажу, сдачу в аренду, передачу в залог или в уставный капитал обществ (товариществ) и иное распоряжение недвижимым имуществом, закрепленным за федеральным государственным предприятием. Аналогичный порядок, за некоторыми исключениями, существует и для управления и распоряжения иными объектами государственной и муниципальной собственности. Главной системой органов, осуществляющих от имени государства управление и распоряжение государственной собственностью, являются Министерство государственного имущества РФ (Мингосимущество РФ) и подчиненные ему органы в субъектах РФ. Их полномочия вытекают из ст. 7-8 Закона РФ "О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в РФ". Мингосимущество РФ и его органы на местах, осуществляя управление и распоряжение государственным имуществом (за исключением жилых помещений): - принимают решения о приватизации; - осуществляют преобразование государственных унитарных предприятий в открытые акционерные общества; - являются учредителями открытых акционерных обществ, создаваемых в процессе приватизации; - осуществляют права акционера (участника) хозяйственных обществ, акции (доли в уставном капитале) которых находятся в государственной собственности; - выступают в качестве арендодателей государственного имущества; - закрепляют государственное имущество на праве хозяйственного ведения, оперативного управления и бессрочного пользования; - дают согласие на залог государственного имущества; - совершают иные действия. Указанные действия органы системы Мингосимущества РФ совершают от имени государства как собственника соответствующего имущества. Второй по значению системой органов, уполномоченных от имени государства управлять и распоряжаться государственным имуществом, являются фонды имущества во главе с Российским фондом федерального имущества (см. Положение о Российском фонде федерального имущества, утвержденное Указом Президента РФ от 17 декабря 1993 г. №2173). Российский фонд федерального имущества и фонды, на местах осуществляют функции по: - владению переданными им объектами приватизации до момента их продажи, в том числе по осуществлению полномочий государства как акционера (участника) в хозяйственных обществах; - продаже переданных им объектов приватизации; - выступлению на основании поручения Правительства РФ учредителем хозяйственных обществ; - получению и перечислению денежных средств, полученных в результате приватизации; - осуществлению от имени РФ выпуска государственных ценных бумаг, удостоверяющих право приобретения находящихся в федеральной собственности акций открытых акционерных обществ, созданных в процессе приватизации. Указанные действия фонды имущества также совершают от имени государства как собственника соответствующего имущества. Полномочия перечисленных государственных органов в настоящее время ограничены Указом Президента РФ от 30 сентября 1995 г. № 986 "О порядке принятия решений об управлении и распоряжении находящимися в федеральной собственности акциями". Любые действия по управлению и распоряжению акциями, находящимися в федеральной собственности, в том числе их передача в управление частным лицам, в уставные капиталы организаций, в залог, а также иное их обременение возможны только на основании указов Президента РФ, проекты которых должны в обязательном порядке выноситься на подписание постановлениями Правительства РФ. Однако от имени государства действуют не только указанные выше органы. Так, при приватизации жилых помещений стороной соответствующих отношений по передаче жилых помещений в собственность граждан выступает государство как таковое, хотя заключаются соответствующие сделки государственными органами или даже государственными предприятиями от своего имени. Государство становится собственником имущества при прекращении (в том числе принудительном) на него права частной собственности по основаниям, предусмотренным ст. 225 ГК (в отношении бесхозяйных вещей), 228 (находок), 231 (безнадзорных животных), 233 (кладов, относящихся к памятникам истории и культуры), 238 (имущества, которое не может принадлежать данному собственнику), 240 (бесхозяйственно содержимых культурных ценностей), 242 (при реквизиции) и 243 (при конфискации), а также в иных случаях. Государство может участвовать и в общей долевой собственности, например, на жилые помещения в кондоминиумах. Государство как участник сделки. Государство выступает участником сделок всякий раз, когда они совершаются уполномоченными лицами от его имени. При этом государству доступна любая сделка, за исключением тех, которые рассчитаны исключительно на физических и юридических лиц. Государство не может выступать в сделках в качестве потребителя (покупателя в розничной торговле, нанимателя в договоре проката, заказчика при бытовом заказе и т.д.). Также невозможно участие государства в сделках со специальным субъектом - страховщиком, банком, финансовым агентом и т.д. Поскольку государство - не предприниматель, оно не может участвовать в сделках в качестве предпринимателя (доверительного управляющего, участника договора коммерческой концессии и т.д.). Государство (а именно Российская Федерация) выступает получателем имущества при признании сделки недействительной по ст. 169 ГК РФ. От имени государства как собственника соответствующего имущества заключаются, как правило, любые сделки по распоряжению государственным имуществом, в том числе в рамках приватизации. Государство может осуществлять финансирование и кредитование капитального строительства . Государственное финансирование может предоставляться как на безвозвратной, так и на возвратной основе, в том числе с взиманием процентов, в соответствии с заключаемыми договорами. От имени государства такие договоры с банками и заемщиками (застройщиками) заключает Министерство финансов РФ. Государство может оказывать краткосрочную финансовую поддержку в виде ссуд предприятиям любых форм собственности на основании Указа Президента РФ от 8 июля 1994 г. № 1484 "О порядке предоставления финансовой поддержки предприятиям за счет средств федерального бюджета". Краткосрочная финансовая поддержка производится для: 1) проведения структурной перестройки производства; 2) расчетов по целевым кредитам, направленным на закупку оборудования и материалов; 3) разработки, внедрения и приобретения новейших технологий, оборудования и материалов, в том числе и за рубежом. Этот перечень целей является исчерпывающим. Ссуды предоставляются на основании договора о предоставлении и возврате ссуды, заключаемого между предприятием и Министерством финансов РФ (по форме утвержденного типового договора) в соответствии с решением Правительства РФ. Ссуды предоставляются на срок, не выходящий за пределы текущего финансового года, на возвратной основе и за плату в размере, обеспечивающем уплату процентов по государственному долгу. Впрочем, ссуды могут быть и беспроцентными. Государство может на конкурсной основе предоставлять государственные капитальные вложения в коммерчески эффективные проекты. Порядок предоставления таких государственных инвестиций регламентируется Указом Президента РФ от 17 сентября 1994 г. № 1928 "О частных инвестициях в Российской Федерации" . Инвестиции распределяются на конкурсной основе и направляются в проекты, связанные в первую очередь с развитием "точек роста" экономики, причем частный инвестор должен вложить в проект не менее 20 процентов собственных средств. Срок окупаемости проектов не должен превышать, как правило, двух лет (для сельского хозяйства - пяти лет). Государственная поддержка прошедших конкурс инвестиционных проектов осуществляется за счет средств федерального бюджета, выделяемых либо на возвратной основе, либо на условиях закрепления в государственной собственности части акций создаваемых обществ, а также путем предоставления частным инвесторам государственных гарантий по возмещению вложенных средств. Предоставление государственной поддержки производится в порядке, устанавливаемом Правительством РФ. Гарантии или поручительства Правительства Российской Федерации, федеральных органов исполнительной власти по займам и кредитам должны предоставляться на конкурсной основе, причем лишь тем организациям, которые не имеют задолженности по платежам в бюджет либо государственные внебюджетные фонды. Гарантии (поручительства) могут выдаваться в самых различных случаях. Например, государство может выдавать гарантии по обязательствам государственных заказчиков продукции для федеральных нужд в пределах средств, выделяемых на эти цели из бюджета. При этом в нормах ГК о поставке товаров и подрядных работах для государственных нужд (ст. 525-534 и 763-768 соответственно) прямо о непосредственном участии государства в соответствующих отношениях не сказано. Государство вполне замещается здесь юридическими лицами, выступающими в качестве государственных заказчиков. Здесь, однако, в роли заказчика выступает государственный орган, обладающий необходимыми ресурсами, а приобретаемое имущество необходимо государству как таковому, возможность непосредственного участия государства в складывающихся отношениях не исключена. Государство может заключать соглашения о разделе продукции. Сторонами соглашения являются частный инвестор и государство - Российская Федерация в лице Правительства РФ и органа исполнительной власти субъекта РФ, на территории которого расположен участок недр, предоставленный инвестору для использования. Соглашения о разделе продукции заключаются, как правило, на основании конкурсов (аукционов). Раздел продукции состоит в том, что инвестор оставляет за собой так называемую компенсационную часть произведенной продукции (которая возмещает ему стоимость понесенных затрат) и причитающуюся ему часть "прибыльной" продукции в размере, определенном соглашением. Государство же получает свою часть "прибыльной" продукции, которая делится между Российской Федерацией и соответствующим субъектом РФ. Раздел продукции заменяет взимание с инвестора большинства налогов. Государство как участник сделок выступает при эмиссии и обращении различных ценных бумаг, в том числе и государственных ценных бумаг. Оно может быть как эмитентом, так и владельцем ценных бумаг. В соответствии с Законом РФ "О государственном внутреннем долге Российской Федерации", для покрытия своих нужд в денежных средствах государство вправе выпускать различные долговые обязательства, в том числе облигации федеральных займов. Выпуск и обращение облигаций федеральных займов регламентируются Генеральными условиями выпуска и обращения облигаций федеральных займов, утвержденными постановлением Правительства РФ № 458 от 15 мая 1995 г. Эти Генеральные условия определяют общие принципы выпуска и обращения любых облигаций федеральных займов, независимо от их конкретного вида. Однако для выпуска отдельных видов этих облигаций Министерством финансов РФ по согласованию с Центральным банком РФ должны быть утверждены специальные условия выпуска. Облигации федеральных займов представляют собой долговые обязательства Российской Федерации в форме государственных ценных бумаг, выраженных в валюте РФ. Эти облигации, как правило, являются процентными, т. е. по ним выплачивается не только номинальная стоимость облигации (сумма основного долга) или иной имущественный эквивалент, но и доход в виде процента. Эмитентом облигаций федеральных займов от имени Российской Федерации выступает Министерство финансов РФ. Центральный банк РФ выступает в качестве генерального агента по обслуживанию выпусков этих облигаций. Государство выпустило несколько видов облигаций: - государственные краткосрочные бескупонные облигации, выпускаемые на основании Основных условий выпуска государственных краткосрочных бескупонных облигаций, одобренных постановлением Совета Министров - Правительства РФ от 8 февраля 1993 г. № 107. Эти облигации являются дисконтными (продаются со скидкой, а погашаются по номинальной стоимости), выпускаются в безбумажной форме, имеют срок обращения до 1 года; - казначейские обязательства, выпускаемые на основании постановления Правительства РФ № 906 от 9 августа 1994 г. Хотя эмитентом в данном случае названо Министерство финансов РФ, нет никаких сомнений в том, что эмитентом является именно государство. Ведь сущность казначейских обязательств состоит в том, что они могут быть обменены на налоговые освобождения, т.е. приняты государством вместо денег в качестве налоговых платежей; - государственные долговые товарные обязательства. В свое время как СССР, так и Россия занимали у населения деньги под обязательства продать те или иные дефицитные товары. Не погашенные своевременно обязательства, которые были беспроцентными (государственные целевые займы 1990 года и чеки "Урожай-90") подлежат погашению исходя из принципа полной компенсации. Ранее в ряде случаев компенсации подлежала не вся рыночная стоимость соответствующих товаров, а лишь определенная часть (см. постановление Правительства РФ от 16 апреля 1994 г. № 344 "О государственных долговых товарных обязательствах"); - облигации Государственного сберегательного займа РФ. Эти облигации выпускаются на основании Генеральных условий выпуска и обращения этих облигаций, утвержденных постановлением Правительства РФ от 24 января 1997 г. № 73. Эмитентом этих ценных бумаг от имени Российской Федерации выступает Министерство финансов РФ. Облигации выпускаются в документарной форме и являются государственными ценными бумагами на предъявителя. Они предоставляют их владельцам право на получение в соответствии с условиями выпуска каждой серии процентного дохода, начисляемого к номинальной стоимости облигации; - облигации российского внутреннего выигрышного займа ; - облигации внутреннего государственного валютного займа, которые предназначаются для погашения внутреннего валютного долга перед предприятиями, организациями и учреждениями, независимо от форм собственности. Их номинал выражен в долларах США, проценты по ним выплачиваются посредством отрезания купонов, - облигации государственных нерыночных займов . Помимо облигаций государством выпускаются и другие ценные бумаги, например, жилищные сертификаты, выдаваемые гражданам РФ, лишившимся жилья в результате чрезвычайных ситуаций и стихийных бедствий . Сертификаты являются именными, необращаемыми ценными бумагами, действуют в течение года с момента их выдачи и погашаются путем предоставления жилья в размере, указанном в самом сертификате. В обыденном сознании превалирует суждение о том, что государство выступает как эмитент денег. Однако с точки зрения права все выглядит иначе. Эмитентом денег выступает Центральный банк РФ (Банк России) как отдельное от государства юридическое лицо. Причем государство не отвечает по обязательствам Банка России, а Банк России - по обязательствам государства, если они не приняли на себя такие обязательства или если иное не предусмотрено федеральными законами. Таким образом, государство не отвечает ни за обесценивание денег, ни за иные убытки, которые причинены юридическим и физическим лицам в связи с их участием в денежном обращении. Эмитированные банкноты и монета обеспечиваются лишь активами Банка России (ст. 30 Закона о Центральном банке РФ). Хотя они и не могут быть объявлены недействительными (утратившими силу законного средства платежа), если не установлен достаточно продолжительный срок их обмена на банкноты и монету нового образца, принцип полного возмещения убытков, понесенных в сфере денежного обращения вследствие действий Банка России или государства, из законодательства прямо не вытекает. Впрочем, в ряде случаев (в частности, на основании Закона РФ "О восстановлении и защите сбережений граждан Российской Федерации" ) государство гарантирует восстановление и обеспечение сохранности ценности денежных сбережений, созданных гражданами РФ в определенный период времени, а затем вследствие изменения экономической политики обесценившихся. Гарантированными государством сбережениями считаются денежные средства, помещенные; - на вклады в Сберегательный банк РФ (ранее Государственные трудовые сберегательные кассы СССР, действовавшие на территории РСФСР; Российский республиканский банк Сбербанка СССР; Сбербанк РСФСР) в период до 20 июня 1991 г.; - на вклады в организации государственного страхования РФ (ранее организации государственного страхования СССР, действовавшие на территории РСФСР; организации государственного страхования РСФСР) по договорным (накопительным) видам личного страхования в период до 1 января 1992 г.; - в государственные ценные бумаги (СССР и РСФСР), размещение которых производилось на территории РСФСР в период до 1 января 1992 г. Эти гарантированные сбережения граждан являются государственным внутренним долгом РФ, обеспеченным государственной собственностью в соответствии с Конституцией РФ и всеми активами, находящимися в распоряжении Правительства РФ. Гарантируется не номинальная стоимость, а именно ценность сделанных в свое время сбережений, которая определяется покупательной способностью денежных средств на момент их вложения (по общему правилу, покупательной способностью валюты СССР в 1990 г.). Гарантированные сбережения граждан переводятся в целевые долговые обязательства РФ, являющиеся государственными ценными бумагами. Каждый рубль вложений переводится в рубль номинала целевого долгового обязательства, если вложение сделано до 1 марта 1991 г. (к вложениям, сделанным позже этой даты, применяются понижающие коэффициенты). Долговая стоимость одной единицы номинала такого обязательства определяется из соотношения текущей покупательной способности рубля и его покупательной способности в 1990 г Целевые долговые обязательства могут быть обращены в рубли или использованы в качестве средства платежа при приватизации государственного имущества . Государство также участвует в отношениях, регламентируемых патентным правом. В соответствии со ст. 9 Патентного закона РФ в качестве патентообладателя в интересах государства может выступать Федеральный фонд изобретений России, среди источников финансирования которого указаны, в частности, средства республиканского бюджета. Фонд может приобретать патенты на свое имя и осуществлять продажу лицензий на использование этих изобретений. Государство может выступать также в наследственных правоотношениях - в роли наследника как по завещанию, так и по закону (ст. 527 и 552 ГК 1964 г.). Государство как субъект ответственности. Всякий раз, когда государство становится участником какого-либо гражданско-правового отношения, оно может быть привлечено к ответственности за нарушение прав и охраняемых законом интересов другого участника этих отношений и наоборот. Это общее правило, касающееся гражданско-правовой ответственности. Однако говоря о государстве как субъекте ответственности, нужно вести речь об ином - об особых случаях внедоговорной ответственности государства за вред, причиненный в определенных ситуациях. Вред, причиненный гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействий) государственных органов, органов местного самоуправления либо должностных лиц этих органов, в том числе в результате издания акта государственного органа или органа местного самоуправления, не соответствующего закону или иному правовому акту, подлежит возмещению. Вред возмещается за счет соответственно казны РФ, казны субъекта РФ или казны муниципального образования (ст. 16 и 1069 ГК РФ). Таким образом, в законе установлено общее правило об ответственности государства за вред, причиненный его органами или должностными лицами. Такая ответственность наступает независимо от того, является ли орган государства юридическим лицом и может ли он самостоятельно нести ответственность. Естественно, государство не отвечает вместо унитарных (казенных) предприятий и учреждений, не выполняющих властных функций, и их должностных лиц, что не исключает субсидиарной ответственности государства по обязательствам указанных субъектов. Государство отвечает перед реабилитированными жертвами допущенных им политических репрессий на основании Закона РФ "О реабилитации жертв политических репрессий" и принятых во исполнение него других нормативных актов. Эта ответственность конкретизирована в "Положении о порядке возврата гражданам незаконно конфискованного, изъятого или вышедшего иным путем из владения в связи с политическими репрессиями имущества, возмещения его стоимости или выплаты денежной компенсации", утвержденном постановлением Правительства РФ от 12 августа 1994 г. № 926. Сфера действия этого Положения, впрочем, шире простого случая ответственности государства, поскольку в нем идет речь и о возврате имущества, сохранившегося в натуре, что нельзя считать ответственностью. К. ответственности государства в строгом смысле слова относятся только возмещение стоимости имущества и выплата денежной компенсации. Соответствующие денежные выплаты производятся за счет средств федерального бюджета Министерством финансов РФ в пределах установленных лимитов. Вред (в том числе моральный), причиненный гражданину в результате незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности, незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу или подписки о невыезде, незаконного наложения административного взыскания в виде ареста или исправительных работ, возмещается за счет казны РФ, а в случаях, предусмотренных законом, - за счет казны субъекта РФ или муниципального образования в полном объеме независимо от вины должностных лиц соответствующих правоохранительных органов (ст. 1070 ГК). Вред, причиненный этими органами в других ситуациях, возмещается по общим правилам о деликтной ответственности. В раде случаев государство может принимать на себя обязанность компенсировать ущерб, понесенный теми или иными лицами, причем подобное возмещение не относится к мерам ответственности. Так, согласно ст. 306 ГК в случае принятия Российской Федерацией закона, прекращающего право собственности, причиненные собственнику убытки, в том числе стоимость его имущества, возмещаются государством. Требования, которые вытекают из перечисленных выше случаев ответственности государства, могут быть предъявлены к Министерству финансов РФ или его органам на местах и удовлетворяются за счет средств соответствующей казны (ст. 1071 ГК РФ). Однако во всех остальных случаях ответственности государства (в особенности договорной) далеко не просто найти конкретного субъекта, который не только мог бы выступить ответчиком, но и имел бы средства, достаточные для возмещения убытков. Такая ситуация связана с избранной нашим законодательством плюралистической моделью участия государства в имущественных отношениях, при которой отсутствует универсальный ответчик по любым спорам с участием государства, что позволяет последнему в ряде случаев уходить от ответственности. Непосредственное участие государства во внешнеторговом обороте. Общепризнано, что власть государства распространяется только на его территорию и некоторые другие пространства в соответствии с нормами международного права. Следовательно, за пределами своей территории государство власть обычно не осуществляет. Однако оно не теряет при этом такого своего важнейшего качества, как суверенитет. И при вступлении государства в гражданско-правовые отношения за пределами своей территории этого нельзя не учитывать. Специфика участия государства во внешнеторговом обороте вытекает из того, что ему здесь приходится действовать на чужой территории (под чужой властью). Принцип равноправия государств в международных отношениях здесь пересекается с суверенитетом государства на своей территории. Результатом такого пересечения является признание за государством, участвующим во внешнеторговом обороте, иммунитета. Иммунитет государства представляет собой его суверенитет, но как бы продолженный за пределы государственной территории. Иммунитет означает невозможность распространения государственного суверенитета на иностранное государство, действующее за пределами своей территории, без его согласия. Учение об иммунитете государства наиболее подробно развито в международном частном праве. Различают несколько разновидностей иммунитета - судебный, от принудительного обеспечения иска и от принудительного исполнения судебного решения. Эти виды иммунитета означают, что государство без его согласия неподсудно судам другого государства, что в отношении имущества государства без его согласия не могут быть предприняты принудительные меры по обеспечению иска и что, наконец, даже вынесенное против государства судебное решение не может быть без его согласия принудительно исполнено. К числу особых разновидностей относят и иммунитет собственности государства. Государство может отказаться от своего иммунитета. Применительно к внутреннему обороту оно сделало это. Достаточно обратиться к правилу п. 1 ст. 124 ГК, согласно которому государство выступает в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на равных с иными участниками этих отношений началах. Однако это правило не распространяется на внешнеторговый оборот, что вытекает из ст. 127 ГК. Поскольку особенности ответственности государства в отношениях с участием иностранных юридических лиц, граждан и государств определяются законом об иммунитете государства и его собственности, в данном случае нельзя вести речь ни о каком равенстве. Российская Федерация, субъекты РФ и муниципальные образования непосредственно осуществляют внешнеторговую деятельность только в случаях, установленных федеральными конституционными законами, федеральными законами, законами и иными правовыми актами субъектов РФ (ст. 11 Закона РФ о государственном регулировании внешнеторговой деятельности). Иной (непредпринимательской) деятельностью за пределами РФ государство вправе заниматься и без специального дозволения, содержащегося в законе. Что же касается конкретных субъектов, представляющих государство во внешнеторговом обороте, то здесь законодательство практически без изменений следует тем вариантам, которые созданы применительно к внутреннему обороту. Денежные обязательства от имени государства принимают на себя Министерство финансов РФ и Центральный банк РФ (Банк России). Согласно ст. 50 Закона о Центральном банке РФ этот банк представляет интересы Российской Федерации во взаимоотношениях с центральными банками иностранных государств, а также в международных банках и иных международных валютно-финансовых организациях. Для осуществления своих функций Банк России может открывать представительства в иностранных государствах (ст. 54 Закона о Центральном банке РФ). Выступление на внешнем рынке в качестве заемщика, кредитора или гаранта от имени Российской Федерации регламентируется Законом "О государственных внешних заимствованиях РФ и государственных кредитах, предоставляемых РФ иностранным государствам, их юридическим лицам и международным организациям" . Государственные внешние заимствования РФ образуют кредиты (займы), привлекаемые из иностранных источников, или финансовые обязательства гаранта погашения кредита. Эти заимствования образуют государственный внешний долг РФ. Предоставляемые РФ любым заемщикам кредиты образуют внешние (зарубежные) активы РФ. Государственные внешние заимствования и предоставление государственных кредитов осуществляются от имени Российской Федерации или Правительства РФ на основании международных договоров, гражданско-правовых соглашений и гарантий. Возможно произвести такие заимствования (предоставить кредиты) и от имени федеральных органов исполнительной власти или российских юридических лиц, но чтобы такие действия обязывали Российскую Федерацию, необходимо наличие полномочия, оформленного в виде постановления Правительства РФ. Если выдаваемый или получаемый кредит (гарантия) превышает предельные размеры, установленные ст. 4 Закона "О государственных внешних заимствованиях РФ и государственных кредитах...", необходима его ратификация Федеральным Собранием РФ. Переговоры с иностранными кредиторами по условиям привлечения и использования в экономике РФ финансовых кредитов проводятся Министерством финансов РФ, а товарных и инвестиционных кредитов-Министерством финансов совместно с Министерством экономики, Министерством внешних экономических связей РФ и другими заинтересованными министерствами, ведомствами и организациями. Подписание межправительственных соглашений по вопросам привлечения иностранных кредитов и предоставления гарантий осуществляется Министром финансов РФ или лицом, уполномоченным Правительством РФ. Выпуск ценных бумаг, специально предназначенных для распространения на внешнем рынке, предусмотрен постановлением Правительства РФ от 27 сентября 1994 г. № 1107 "Об урегулировании коммерческой задолженности бывшего СССР перед иностранными кредиторами". В этом постановлении речь вдет о переоформлении коммерческой задолженности бывшего СССР, за которую ответственность на себя приняла Российская Федерация, в векселя. Векселя выдаются Министерством финансов от имени Правительства РФ тем кредиторам бывшего СССР, перед которыми возникла эта задолженность. Помимо векселей Министерство финансов вправе выпускать облигации внешнего облигационного займа Соответствующие ценные бумаги эмитируются от имени Российской Федерации без регистрации проспекта эмиссии. Все расчеты по ним ведутся в долларах США. Возможность выпуска таких облигационных займов предоставлена и некоторым субъектам РФ . Однако последние должны получить кредитный рейтинг в соответствии с международными стандартами. Государство является участником инвестиционных соглашений, заключаемых с иностранными инвесторами в соответствии с Указом Президента РФ от 25 января 1995 г. № 73 "О дополнительных мерах по привлечению иностранных инвестиций в отрасли материального производства РФ". Согласно Указу, иностранные инвесторы могут получить льготы, состоящие в уменьшении в два раза таможенных пошлин на ввозимые ими в РФ товары сроком не более чем на 5 лет, если они заключат инвестиционное соглашение с федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным Правительством РФ. Таким органом является Министерство экономики РФ. Другой стороной инвестиционного соглашения может быть иностранный инвестор, вложивший в уставный капитал российской коммерческой организации не менее 10 млн.долларов США и осуществляющий прямые капиталовложения в отрасли материального производства РФ в сумме не менее 100 млн.долларов США. Что же касается иных обязательств - относительно движимого и недвижимого имущества, участия в управлении юридическими лицами, то здесь государство представляет Мингосимущество РФ . Порядок управления государственным имуществом, находящимся за рубежом, определяется постановлением Правительства РФ от 5 января 1995 г. № 14 "Об управлении федеральной собственностью, находящейся за рубежом". Решения о продаже, мене, залоге, дарении, изъятии недвижимого имущества, находящегося за рубежом и являющегося федеральной собственностью, принимаются Правительством РФ на основании совместного представления Мингосимущества РФ и федерального исполнительного органа соответствующей отрасли. В таком же порядке принимаются решения о приобретении в федеральную собственность недвижимого имущества и ценных бумаг, долей, паев и акций в находящихся за рубежом юридических лицах. Сдача в аренду недвижимого имущества, являющегося федеральной собственностью и находящегося за рубежом на балансе государственных предприятий и учреждений, за исключением отдельно стоящих зданий, сооружений, неиспользуемых земельных участков производится: на срок до 1 года -этими государственными предприятиями и учреждениями самостоятельно; на срок до 5 лет -по согласованию с Мингосимуществом РФ; на срок свыше 5 лет -по решению Правительства РФ. Решения о внесении закрепленного за государственными предприятиями имущества (включая денежные средства), являющегося федеральной собственностью, в порядке оплаты уставного капитала (выкупа соответствующих долей, паев и акций) в юридических лицах, находящихся или создаваемых за рубежом, принимаются государственными предприятиями по согласованию с Мингосимуществом РФ и федеральным исполнительным органом соответствующей отрасли. В то же время учредителем и участником от имени Российской Федерации в находящихся за рубежом юридических лицах выступает Мингосимущестео РФ, которое вправе по решению Правительства РФ вносить федеральную собственность в их уставные капиталы, за исключением имущества, закрепленного за государственными предприятиями. Последние выступают учредителями создаваемых с их участием за рубежом юридических лиц от своего имени, а не от имени государства. Мингосимущество РФ также вправе передавать в управление на конкурсной основе юридическим и физическим лицам имущество, не находящееся в оперативном управлении или хозяйственном ведении государственных юридических лиц. Что же касается акций (паев, долей), принадлежащих РФ в имуществе юридических лиц, расположенных за рубежом, то любые действия по распоряжению ими подчиняются тем же ограничениям, что и на внутреннем рынке. Мингосимущество РФ является полномочным представителем Правительства РФ по вопросам правопреемства Российской Федерации в отношении имущества бывшей Российской империи, бывшего Союза ССР, в том числе его министерств, ведомств, других организаций и учреждений, а также упраздненных министерств и ведомств РФ в отношении федеральной собственности, находящейся за рубежом, за исключением имущества, переданного в оперативное управление федеральным органам исполнительной власти, организациям и учреждениям. Мингосимущество РФ осуществляет организацию поиска, защиту, надлежащее оформление права собственности РФ на указанное имущество и управляет этим имуществом, а также выдает от имени Правительства РФ доверенности на совершение подобных действий. Особенностью участия государства во внешнеторговом обороте является то, что органы, которые уполномочены действовать от его имени, могут вступать в соответствующие отношения как непосредственно, так и через посольства, консульства или торгпредства. Последние должны иметь специальные полномочия действовать от имени перечисленных органов, представляющих государство. Таким образом, имеет место двойное представительство. Однако дипломатические и консульские службы могут выступать от имени государства и непосредственно при совершении сделок для обеспечения своей собственной деятельности за рубежом (аренда помещений, приобретение в собственность недвижимого имущества и т. п. действия), а также некоторых иных сделок. В частности, сделка, заключенная торговым представительством от имени государства, должна обязывать последнее. Глава 9. ОБЪЕКТЫ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ § 1. Понятие и юридическая классификация вещей Понятие вещей. Как отмечалось в главе 5, объектами гражданских прав являются материальные и духовные блага, по поводу которых субъекты гражданского права вступают между собой в правовые отношения. Крут этих благ (объектов) чрезвычайно широк и многообразен. В соответствии со ст. 128 ГК к объектам гражданских прав относятся вещи, включая деньги и ценные бумаги; иное имущество; работы и услуги; информация; результаты интеллектуальной деятельности, в том числе исключительные права на них (интеллектуальная собственность); нематериальные блага. Среди объектов гражданских прав особое место принадлежит вещам, что определяется, во-первых, их наибольшей распространенностью и, во-вторых, возникновением по поводу вещей правоотношений собственности. Вещи - суть материальные предметы внешнего по отношению к человеку окружающего мира. Ими являются как предметы материальной и духовной культуры, то есть продукты человеческого труда, так и предметы, созданные самой природой и используемые людьми в своей жизнедеятельности, -земля, полезные ископаемые, растения и т.д. Важнейший признак вещей, благодаря которому они и становятся объектами гражданских прав, заключается в их способности удовлетворять те или иные потребности людей. Предметы, не обладающие полезными качествами либо полезные свойства которых еще не открыты людьми, а также предметы, недоступные людям на данном этапе развития человеческой цивилизации (например, космические тела), объектами гражданско-правовых отношений не выступают. Иными словами, статус вещей приобретают лишь материальные ценности, то есть материальные блага, полезные свойства которых осознаны и освоены людьми. Следует подчеркнуть, что юридическое понимание вещей не совпадает с обыденным представлением о них. С точки зрения действующего законодательства вещами признаются не только традиционные предметы быта, средства производства и т.п., но и живые существа (например, дикие и домашние животные), сложные материальные объекты (например, промышленные здания и сооружения, железные дороги и т. п.), различные виды подвластной человеку энергии (например, тепловой, электрической, атомной и т. п.), жидкие и газообразные вещества (например, вода и газ в резервуарах, трубопроводах т. п.). Таким образом, под вещами наука гражданского права понимает данные природой и созданные человеком ценности материального мира, выступающие в качестве объектов гражданских прав. Правовое регулирование общественных отношений по поводу владения, пользования и распоряжения разнообразными вещами во многом определяется естественными свойствами последних, зависит от их экономического назначения, строится с учетом их ценности, общественных интересов и т.д. В связи с этим не только теоретическое, но и большое практическое значение приобретает научная классификация вещей, призванная служить ориентиром при выявлении правового режима того или иного имущества, определении объема и содержания прав и обязанностей участников гражданских правоотношений. Юридическая классификация вещей. Средства производства н предметы потребления. Данному экономическому подразделению вещей традиционно придавалось первостепенное значение. До последнего времени с ним связывались основные различия, существовавшие между государственной собственностью, с одной стороны, и собственностью граждан, с другой стороны. Сейчас, когда средства производства могут находиться не только в государственной собственности, но и в собственности граждан, данное деление во многом утратило свое значение. Вместе с тем правовой режим средств производства и предметов потребления нельзя признать полностью совпадающим. Так, например, собственник автомашины обладает разным кругом прав и обязанностей в зависимости от того, используется ли им машина исключительно в личных целях или в качестве средства производства (например, в части налогообложения, получения необходимых разрешений на эксплуатацию, поддержания эксплуатационных качеств и т.п.). Вещи движимые и недвижимые. Деление вещей на движимые и недвижимые, принятое практически всеми правовыми системами современности, было решительно отвергнуто советской правовой доктриной в начале 20-х годов как буржуазное и не имеющее практического значения в условиях нашей страны, где земля, ее недра, воды и леса являлись исключительной государственной собственностью. В результате в нормативных актах, вплоть до начала 90-х годов, термин "движимое и недвижимое имущество" вообще не встречался. Впервые после длительного перерыва общее деление вещей на движимые и недвижимые было восстановлено Законом РСФСР о собственности и Основами гражданского законодательства 1991 г. Однако лишь в новом ГК, придающем данному делению первостепенное значение, оно получило относительно полное и завершенное воплощение. Деление вещей на движимые и недвижимые, ведущее свою историю еще из римского права, основано на естественных свойствах объектов гражданских прав. Как правило, недвижимые вещи постоянно находятся в одном и том же месте, обладают индивидуальными признаками н являются незаменимыми. К недвижимости относятся земельные участки, участки недр, обособленные водные объекты и все, что прочно связано с землей, в том числе леса, многолетние насаждения, здания. сооружения и т.д. Иными словами, характерным признаком для большинства объектов недвижимости является их неразрывная связь с землей, именно благодаря которой они обычно обладают повышенной стоимостью. Вне связи с землей соответствующие объекты, например, деревья, выращиваемые в специальных питомниках для последующей посадки, конструкции для сборки жилого строения и т.п., недвижимыми вещами не считаются. Помимо земли и объектов, которые неразрывно с нею связаны, ст. 130 ГК относит к недвижимым вещам также подлежащие государственной регистрации воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания и космические объекты (искусственные спутники, космические корабли, орбитальные станции и т.п.). Указанные объекты не только способны к пространственному перемещению без ущерба их назначению, но и специально предназначены для этого. Признание их недвижимым имуществом, которое характерно для гражданского законодательства многих стран, обусловлено высокой стоимостью данных объектов и связанной с этим необходимостью повышенной надежности правил их гражданского оборота. Особым объектом недвижимости является предприятие как единый имущественный комплекс, используемый для осуществления предпринимательской деятельности (ст. 132 ГК). В состав предприятия как имущественного комплекса входят все виды имущества, предназначенные для его деятельности, включая земельные участки, здания, сооружения, оборудование, инвентарь, сырье, продукцию, права требования, долги, а также права на обозначения, индивидуализирующие предприятие, его продукцию, работы и услуги (фирменное наименование, товарные знаки, знаки обслуживания), и другие исключительные права, если иное не предусмотрено законом или договором. Наконец, законом к недвижимым вещам может быть отнесено и иное имущество. Например, в соответствии с Законом РФ "Об основах федеральной жилищной политики" недвижимостью в жилищной сфере, среди прочих объектов, являются квартиры, элементы инженерной инфраструктуры и т.д. Все остальные вещи, которые по прямому указанию закона не отнесены к недвижимости, включая деньги и ценные бумаги, признаются движимым имуществом. Основная специфика правового режима недвижимого имущества заключается в том, что возникновение, переход, ограничение и прекращение права собственности, других вещных (ипотека, сервитут и т. д.) и некоторых обязательственных (аренда, доверительное управление и т.д.) прав на него происходят в особом порядке, требующем соблюдения письменной формы и обязательной государственной регистрации. Указанный порядок народу сост. 131 ГК регулируется Законом РФ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" от 21 июля 1997 г. некоторыми другими специальными законами и принятыми в их развитие подзаконными актами. Государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним проводится на всей территории Российской Федерации по установленной системе записей о правах на каждый объект недвижимого имущества в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее - Единый государственный реестр прав. Данный реестр содержит информацию о существующих и прекращенных правах на объекты недвижимого имущества, данные об указанных объектах и сведения о правообладателях. В соответствии с п. 2 ст. 12 Закона РФ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" неотъемлемыми элементами Единого государственного реестра прав являются "Дела", включающие в себя правоустанавливающие документы на недвижимое имущество, и "Книги учета документов". В "Дело", которое открывается на каждый объект недвижимости, помещаются все документы, поступающие для регистрации прав на указанный объект. "Книги учета документов" содержат данные о: а) принятых на регистрацию документах об объекте недвижимого имущества, правообладателях, регистрируемом праве и заявителях; б) выданных свидетельствах о государственной регистрации прав; в) выписках и справках из Единого государственного реестра прав, об иных документах. "Дела" и "Книги учета документов" являются вечными, их уничтожение, а равно изъятие из них каких-либо документов или их частей не допускаются. Согласно п. 1 ст. 131 ГК государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним возложена на органы юстиции, в составе которых должны быть созданы специальные учреждения по государственной регистрации, действующие на территориях регистрационных округов в границах, как правило, совпадающих с границами административно-территориальных единиц. Создание системы таких учреждений поручено субъектам РФ, которые могут вводить ее по мере готовности, но не позднее 1 января 2000 т. Проведенная государственная регистрация, являющаяся единственным доказательством существования зарегистрированного права (п. 1 ст. 2 Закона РФ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним") \ удостоверяется свидетельством о государственной регистрации прав на недвижимое имущество. Государственная регистрация прав на недвижимое имущество носит открытый характер. Орган, осуществляющий государственную регистрацию прав, обязан предоставлять сведения, содержащиеся в Едином государственном реестре прав, о любом объекте недвижимости любому лицу, предъявившему удостоверение личности и заявление в письменной форме (юридическому лицу -документы, подтверждающие регистрацию данного юридического лица и полномочия его представителя). Тем самым обеспечивается гласность вещных прав на недвижимость, которая призвана служить интересам покупателей, залогодержателей, арендаторов и т. д. Интересы самих правообладателей ограждаются тем, что, во-первых, круг предоставляемых заинтересованным лицам сведений ограничивается описанием объекта недвижимости, зарегистрированными правами на него и ограничениями (обременениями) прав, и, во-вторых, им по их запросам предоставляется информация о лицах, получивших сведения об объекте недвижимого имущества. Что касается движимых вещей, то для возникновения, изменения, перехода и прекращения прав на них не требуется соблюдения столь строгих формальностей, если только иное прямо не предусмотрено законом. Вещи, не ограниченные в обороте, ограниченные в обороте и изъятые из оборота. По общему правилу, вещи, как и иные объекты гражданских прав, могут свободно отчуждаться или переходить от одного лица к другому на основании различных гражданско-правовых сделок и иных оснований, в порядке универсального правопреемства (наследование, реорганизация юридического лица) либо иным способом. Такие вещи считаются не ограниченными в обороте, могут быть объектом самых различных абсолютных и относительных гражданских правоотношений и принадлежать любым субъектам гражданского права. Некоторые виды вещей по соображениям государственной и общественной безопасности, охраны экономических интересов государства, обеспечения здоровья населения и т.п. в обороте ограничены. Так, например, горные отводы для разведки и разработки месторождений минеральных полезных ископаемых являются государственной собственностью и могут предоставляться лишь во владение и пользование гражданам и юридическим лицам. Другие вещи, ограниченные в своем обороте, могут приобретаться и в собственность, но лишь по особым разрешениям. К ним, в частности, относятся оружие, сильнодействующие яды, наркотические средства и т.д. На территории РФ ограничен оборот валютных ценностей - иностранной валюты, ценных бумаг в иностранной валюте, драгоценных металлов и природных драгоценных камней в любом виде и состоянии, за исключением ювелирных и других бытовых изделий, а также лома таких изделий. Наконец, для приобретения ряда вещей не требуется специального разрешения, но необходимо выполнение предусмотренных законом условий. Например, отчуждение и приобретение памятников истории и культуры производится с соблюдением действующих правил о преимущественном праве их покупки государством. Изъятыми из гражданского оборота считаются те вещи, которые согласно действующему законодательству не могут быть предметом гражданско-правовых сделок. К такого рода вещам относятся прежде всего объекты государственной собственности, находящиеся в общественном пользовании, в частности, дороги, реки, общественные здания и сооружения, национальные библиотеки, животный мир и т.п. Не участвуют в гражданском обороте и вещи, которые в принципе могут передаваться другим лицам, но не по гражданско-правовым основаниям, в частности, архивные материалы. Наконец, не могут быть предметом гражданско-правовых сделок вещи, запрещенные действующим законодательством, например, порнографические издания, приспособления для некоторых азартных игр, поддельные денежные знаки и платежные документы, самодельные наркотические средства и т.д. Вещи потребляемые и непотребляемые. Потребляемыми являются такие вещи, которые в процессе их использования утрачивают свои потребительные качества полностью или по частям, например продукты питания, либо преобразуются в другую потребляемую вещь, например строительные материалы. К непотребляемым относятся те из вещей, которые при их использовании по назначению амортизируются постепенно в течение сравнительно длительного времени, например, машины, оборудование, жилые дома и т.д. Указанные естественные различия между вещами учитываются законодателем при определении различных видов гражданско-правовых договоров. Так, объектом договора займа может быть только потребляемая вещь, поскольку он предполагает, что переданная по договору вещь будет израсходована заемщиком, который обязан вернуть вещь такого же рода и качества (ст. 807 ГК). Напротив, в договоре аренды или договоре безвозмездного пользования имуществом объектом всегда выступает непотребляемая вещь, которая должна быть возвращена арендодателю (ссудодателю) по истечении срока договора (ст. 607, 689 ГК). Вещи индивидуально-определенные и родовые. Деление вещей на указанные группы связано не только с естественными свойствами самих вещей, но и с теми способами их индивидуализации, которые избираются участниками гражданского оборота. Поэтому наряду с предметами, единственными в своем роде, например картиной И. К. Айвазовского "Девятый вал", к индивидуально-определенным вещам могут быть отнесены в принципе любые вещи, так или иначе выделенные участниками сделки из массы однородных вещей, например, часть урожая картофеля, складированная в определенном месте, газ, затаренный в конкретный баллон, и т.п. Напротив, если приобретаемая покупателем вещь определена лишь количественно (числом, мерой или весом) и характеризуется признаками, общими для всех вещей данного рода, налицо родовая вещь. Например, если поверенный по договору поручения примет на себя обязанность приобрести для доверителя "какую-либо из картин И. К. Айвазовского", то объект сделки будет определен родовыми признаками, хотя каждая из картин И. К. Айвазовского сама по себе уникальна. Таким образом, указанное деление вещей достаточно условно и весьма подвижно. Его юридическое значение проявляется в нескольких моментах. Так, индивидуально-определенные вещи юридически незаменимы и потому их гибель освобождает обязанное лицо от передачи их управомоченному субъекту. Напротив, гибель родовых вещей, по общему правилу, не снимает с должника обязанности по их предоставлению, поскольку oн не лишен возможности изыскать другие вещи такого же рода и качества. Степень индивидуализации передаваемого имущества лежит в основе различия сходных гражданско-правовых договоров. Например, объектом договоров займа, контрактации, поставки и некоторых других выступают, как правило, родовые вещи; в договорах имущественного и жилищного найма, безвозмездного пользования имуществом, подряда и некоторых других объект всегда индивидуализирован. Различной будет и защита прав кредитора в случае непредоставления ему индивидуально-определенной или родовой вещи (ст. 398 ГК)и др. Вещи делимые и неделимые. Делимыми признаются вещи, которые не меняют в результате раздела своего первоначального хозяйственного или иного назначения. Так, например, без всякого ущерба можно разделить на части продукты питания, топливо, материалы и т. п., ибо каждая часть этих вещей может быть использована по прежнему назначению. Неделимыми с правовой точки зрения являются те вещи, которые в результате их раздела утрачивают свое прежнее назначение либо несоразмерно теряют в своей ценности. Так, не поддаются делению на части машины, музыкальные инструменты, мебель и т. п. Неделимыми, по общему правилу, считаются и так называемые сложные (совокупные) вещи, представляющие собой комплекс однородных или разнородных предметов, которые физически вполне самостоятельны, но связаны общим хозяйственным или иным назначением, например, мебельный гарнитур, столовый сервиз, специальная библиотека и т. п. К совокупным вещам относятся, разумеется, и все парные вещи - обувь, перчатки, лыжи и т. п. Следует, однако, учитывать, что это - лишь общее правило. Участники конкретной сделки в принципе могут рассматривать любую совокупную вещь как делимую. Исключение составляет тот случай, когда совокупная вещь особо охраняется законом, например, ценная коллекция, состоящая на государственном учете как памятник истории и культуры. Различие между делимыми и неделимыми вещами имеет значение в первую очередь при разделе имущества, находящегося в общей собственности. Неделимые вещи не подлежат разделу в натуре и поэтому либо передаются одному из собственников с предоставлением другим денежной или иной компенсации, либо продаются, а вырученная от продажи сумма делится между собственниками (ст. 252 ГК). В зависимости отделимости или неделимости вещи определяется долевой или солидарный характер обязательства, возникающего по поводу данной вещи (ст. 322 ГК) и др. Главная вещь и принадлежность. Некоторые вещи, не связанные между собой физически, находятся в хозяйственной и иной зависимости, например, музыкальный инструмент и его футляр, картина и ее рама и т.п. При этом одни из них (в данном случае музыкальный инструмент, картина) имеют самостоятельное значение и называются главными вещами; другие же (футляр, рама), именуемые принадлежностями, самостоятельной ценности, как правило, не имеют и предназначены служить главной вещи. Юридическое значение такого деления состоит в том, что согласно общему правилу принадлежность следует судьбе главной вещи, если договором не установлено иное (ст. 135 ГК). Это означает, что если, например, куплена главная вещь, к примеру, автомашина, и стороны в договоре не оговорили иного, то покупателю должны быть переданы без особого за то вознаграждения и все принадлежности главной вещи - набор инструментов, насос, домкрат и т. п. Принадлежности следует, однако, отличать как от составных, так и от запасных частей главной вещи. Под составными частями вещи обычно понимаются такие ее детали, которые связаны с нею конструктивно, независимо от того, что главная вещь может функционировать и без этих деталей, например, отопитель автомобиля. Если иное не оговорено сторонами, вещь должна передаваться со всеми своими составными частями. Запасные части предназначены для замены вышедших из строя частей главной вещи, например, запасной аккумулятор автомашины. Запасные части передаются по особому соглашению сторон. Плоды, продукция и доходы. Производительное использование некоторых вещей ведет к появлению новых вещей, подразделяющихся на плоды, продукцию и доходы. Под плодами обычно понимаются продукты органического развития как одушевленных (животных), так и неодушевленных (растения) вещей. С точки зрения гражданского права плодами считаются приплод животных, урожай фруктовых деревьев и кустарников, яйца от домашней птицы и т. п. Понятием "продукция" охватывается все то, что получено в результате производительного использования вещи, будь то готовый продукт, полуфабрикат или материал, предназначенный для последующей обработки. Доходы - это денежные и иные поступления от вещи, обусловленные ее участием в гражданском обороте. К доходам относятся, в частности, арендная плата, проценты по вкладу в банке и т. п. Следует учитывать, что в отдельных случаях (см., например, ст. 305 ГК) термин "доход" употребляется и в более широком смысле, охватывая собой и натуральные поступления от вещи, т. е. плоды. Согласно общему правилу (ст. 136 ГК) поступления, полученные в результате использования вещи (плоды, продукция, доходы), принадлежат лицу, использующему эту вещь на законном основании, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором об использовании вещи. Вещи одушевленные и неодушевленные. Подавляющая часть вещей, участвующих в гражданском обороте, относится к неодушевленным предметам материального мира. Однако гражданские правоотношения могут складываться и по поводу живых существ, к которым относятся домашние и дикие животные. В целом по отношению к животным применяются общие правила об имуществе (ст. 137 ГК), из которых, однако, законом и иными правовыми актами сделан ряд существенных отступлений. Общий смысл и направленность этих отступлений определяются запретом жестокого обращения с животными, противоречащего принципам гуманности. Например, в соответствии со ст. 241 ГК домашние животные могут быть принудительно выкуплены у собственника, который обращается с ними в явном противоречии с установленными на основании закона правилами и принятыми в обществе нормами гуманного отношения к животным. Иногда при решении вопроса о праве собственности на животных принимается во внимание их привязанность к лицам, претендующим на их приобретение в собственность (ст. 231 ГК). Особой разновидностью вещей являются деньги и ценные бумаги, которые в силу присущей им специфики требуют самостоятельного рассмотрения. § 2. Деньги и ценные бумаги. Понятие имущества Деньги. Главная особенность денег как объекта гражданских прав заключается в том, что они, будучи всеобщим эквивалентом, могут заменить собой в принципе почти любой другой объект имущественных отношений, носящих возмездный характер. Иными словами, деньгами можно погасить практически любой имущественный долг, если только на это нет запрета в законе или если против этого не возражает кредитор. По своей природе деньги относятся к родовым, заменимым и делимым вещам. Но в отличие от обычных вещей такого рода, отмеченные свойства денег определяются не естественными свойствами и количеством отдельных купюр, а выраженной в них денежной суммой. Конечно, в любой момент конкретные денежные знаки могут быть выделены из остальной денежной массы и индивидуализированы, например, путем записи их номеров. В этом случае их правовой режим равнозначен режиму индивидуально-определенных вещей. Официальной денежной единицей России является рубль, состоящий из ста копеек. Рубль является законным платежным средством, обязательным к приему по нарицательной стоимости, на всей территории РФ. Исключительное право выпуска наличных денег в обращение и изъятия их из обращения принадлежит Банку России. Эмиссия наличных денег осуществляется в форме банковских билетов (банкнот) Банка России и металлической монеты. Банкноты и монета являются безусловными обязательствами Банка России и обеспечиваются всеми его активами. Использование иностранной валюты, а также платежных документов в иностранной валюте при осуществлении расчетов на территории РФ допускается в случаях, в порядке и на условиях, определенных законом или в установленном им порядке. Ценные бумаги. Помимо собственно денег в гражданском обороте участвуют иные денежные документы, особое место среди которых занимают ценные бумаги. Ценная бумага представляет собой документ, удостоверяющий с соблюдением установленной формы и обязательных реквизитов имущественные права, осуществление или передача которых возможны только при его предъявлении (ст. 142 ГК). Иными словами, бумага (документ) признается ценной не в силу присущих ей естественных свойств, а потому, что она подтверждает права ее владельца на определенные материальные или нематериальные блага - вещи, деньги, действия третьих лиц, другие ценные бумаги. При этом осуществление соответствующих прав возможно, как правило, лишь при предъявлении ценной бумаги. Распространенность ценных бумаг в развитом хозяйственном обороте обусловлена тем, что обладая определенной стоимостью, они наряду с деньгами служат удобным средством обращения и платежа, выполняют роль кредитного инструмента и обеспечивают упрощенную передачу прав на различные блага. Выполнение ценными бумагами указанных выше функций возможно благодаря тому, что они обладают рядом свойств, отличающих их от иных юридических документов, которыми также подтверждаются различные субъективные гражданские права, в частности долговых расписок, страховых полисов, завещаний и т.д. Прежде всего, любая ценная бумага должна составляться в строго определенной законом формой иметь все необходимые реквизиты. По общему правилу, ценные бумаги представляют собой составленные на специальных бланках письменные документы, имеющие ту или иную степень защиты от подделки. Наряду с ними могут применяться так называемые бездокументарные ценные бумаги. В соответствии со ст. 149 ГК в случаях, определенных законом или в установленном им порядке, лицо, получившее специальную лицензию, может производить фиксацию прав, закрепленных именной или ордерной ценной бумагой, в том числе в бездокументарной форме (с помощью средств электронно-вычислительной техники и т.п.). К. такой форме фиксации применяются правила, установленные для ценных бумаг, если иное не вытекает из особенностей фиксации. Что касается реквизитов ценных бумаг, то они устанавливаются законодательством применительно к каждому конкретному виду допускаемых к выпуску ценных бумаг. Например, в соответствии со ст. 878 ГК. чек должен содержать: 1) наименование "чек", включенное в текст документа; 2) поручение плательщику выплатить определенную денежную сумму; 3) наименование плательщика и указание счета, с которого должен быть произведен платеж; 4) указание валюты платежа; 5) указание даты и места составления чека; 6) подпись лица, выписавшего чек, - чекодателя. Аналогичные обязательные требования предъявляются законом и ко всем другим видам ценных бумаг. Отсутствие в ценной бумаге какого-либо из реквизитов или несоответствие ее установленной для нее форме влечет ничтожность ценной бумаги. Далее, во всякой ценной бумаге должна быть точно определена та юридическая возможность, на осуществление которой имеет право законный владелец ценной бумаги. Это может быть право на получение конкретной денежной суммы, дохода в виде дивидендов или процентов, определенного имущества и т. п. При этом виды прав, которые могут быть удостоверены ценными бумагами, определяются законом или в установленном им порядке. Важнейшей особенностью ценных бумаг является возможность их передачи другим лицам. В зависимости от вида ценной бумаги способы их передачи могут быть различными - от самого простого до наиболее усложненного. С передачей ценной бумаги к новому обладателю переходят в совокупности все удостоверяемые ею права. В случаях, предусмотренных законом или в установленном им порядке, для осуществления и передачи прав, удостоверенных ценной бумагой, достаточно доказательств их закрепления в специальном реестре (обычном или компьютеризованном). Ценным бумагам свойствен признак публичной достоверности. Его суть заключается в том, что законом предельно ограничен круг тех оснований, опираясь на которые должник вправе отказаться от исполнения лежащей на нем обязанности. В частности, оформленная по всем правилам ценная бумага не может быть оспорена должником со ссылкой на отсутствие основания возникновения обязательства либо на его недействительность. Допускаются лишь возражения по формальным основаниям, в частности, ссылка на пропуск срока представления ценной бумаги к исполнению, либо оспаривание ценной бумаги со ссылкой на ее подделку или подлог. Владелец ценной бумаги, обнаруживший подлог или подделку ценной бумаги, вправе предъявить к лицу, передавшему ему бумагу, требование о надлежащем исполнении обязательства, удостоверенного ценной бумагой, и о возмещении убытков. Наконец, характерным признаком ценной бумаги является то, что осуществление воплощенного в ней субъективного гражданского права возможно лишь при предъявлении ценной бумаги. Утрата ценной бумаги влечет за собой, как правило, невозможность реализации закрепленного ею права. Вместе с тем лицо, утратившее ценную бумагу на предъявителя или ордерную ценную бумагу, вправе обратиться в суд с заявлением о признании утраченной ценной бумаги недействительной и о восстановлении прав по ней. Выпуск и обращение ценных бумаг регламентированы рядом законодательных актов, в частности Гражданским кодексом РФ, Законом РФ "О рынке ценных бумаг" от 22 апреля 1996 г. Законом РФ "Об акционерных обществах" от 26 декабря 1995 г. и др. В них раскрываются такие понятия, как эмиссия ценных бумах, их размещение, подписка на ценные бумаги, конвертация и т. д., содержатся требования к профессиональным участникам рынка ценных бумаг (брокерам, дилерам, клиринговым организациям, депозитариям, регистраторам, номинальным держателям ценных бумаг и т.д.), определяются условия рекламы ценных бумаг и решаются другие вопросы, связанные с ценными бумагами. Ценные бумаги подразделяются на отдельные виды по различным классификационным основаниям. Наиболее важным их делением является то, которое основано на способе обозначения управомоченного лица и в соответствии с которым различаются предъявительские, именные и ордерные ценные бумаги. Предъявительской является такая ценная бумага, в которой не указывается конкретное лицо, которому следует произвести исполнение. Лицом, управомоченным на осуществление выраженного в такой ценной бумаге права, является любой держатель ценной бумаги, который лишь должен ее предъявить. Указанный вид ценных бумаг обладает повышенной оборогоспособностью, так как для передачи другому лицу прав, удостоверяемых ценной бумагой, достаточно простого ее вручения этому лицу и не требуется выполнения каких-либо формальностей. Примерами такого рода ценных бумаг являются государственные облигации, банковские сберегательные книжки на предъявителя, приватизационные чеки (ваучеры) и т.д. Именной ценной бумагой признается документ, выписанный на имя конкретного лица, который только и может осуществить выраженное в нем право. Такие ценные бумаги обычно могут переходить к другим лицам, но это связано с выполнением целого ряда формальностей и специально усложненных процедур, что делает этот вид ценных бумаг малооборотоспособным. Если же права, удостоверенные именной ценной бумагой, все же передаются другим лицам, это происходит в порядке, установленном для уступки требований (цессии). В соответствии со ст. 390 ГК лицо, передающее право по именной ценной бумаге, несет ответственность за недействительность соответствующего требования, но не за его неисполнение. В качестве именной ценной бумаги могут фигурировать акции, чеки, сберегательные сертификаты и т. д. Ордерная ценная бумага так же, как и именная, выписывается на определенное лицо, которое, однако, может осуществить соответствующее право не только самостоятельно, но и назначить своим распоряжением (ордером, приказом) другое управомоченное лицо. Иными словами, владельцу ордерной ценной бумаги предоставляется не обремененная особыми формальностями возможность передачи прав по ценной бумаге другим лицам. Это осуществляется путем совершения на этой ценной бумаге передаточной надписи, именуемой индоссаментом, который может быть бланковым (без указания лица, которому должно быть произведено исполнение) или ордерным (с указанием лица, которому или по приказу которого должно быть произведено исполнение). Количество индоссаментов обычно не ограничивается, т. е. каждый новый владелец ценной бумаги может передать ее дальше, в связи с чем оборотоспособность ордерных ценных бумаг является весьма высокой. Надлежащим держателем ордерной ценной бумаги будет то лицо, имя которого стоит последним в ряду индоссаментов (а при бланковом индоссаменте - любой держатель бумаги). Ордерные ценные бумаги, как правило, отличаются повышенной надежностью. Индоссант, т. е. лицо, сделавшее передаточную надпись, несет ответственность не только за действительность права, но и за его осуществление. При этом ответственность перед владельцем ордерной ценной бумаги несет, как правило, не только непосредственный должник, но и все лица, совершившие передаточные надписи, если только они не сделали специальной оговорки: "без оборота на меня", которая устраняет их ответственность. Типичным примером ордерной ценной бумаги может служить переводной вексель. Наряду с рассмотренным делением ценных бумаг возможна их классификация и по иным основаниям. С учетом того, на каких началах производится выпуск ценных бумаг, выделяются эмиссионные и неэмиссионные ценные бумаги. Эмиссионная ценная бумага одновременно характеризуется следующими признаками: а) закрепляет совокупность имущественных и неимущественных прав, подлежащих удостоверению, уступке и безусловному осуществлению с соблюдением формы и порядка, установленных Законом РФ "О рынке ценных бумаг"; б) размещается выпусками; в) имеет равные объем и сроки осуществления прав внутри одного выпуска вне зависимости от времени приобретения ценной бумаги. К эмиссионным ценным бумагам относятся акции, облигации, сберегательные сертификаты и др. Неэмиссионные ценные бумаги выпускаются в "штучном" порядке и закрепляют за их обладателями индивидуальный объем прав. Ими являются чеки, векселя, коносаменты, складские свидетельства и др. В зависимости от того, кто является эмитентом ценной бумаги, т. е. лицом, несущим от своего имени обязательства перед владельцами ценных бумаг по осуществлению закрепленных ими прав, различаются государственные ценные бумаги и ценные бумаги частных лиц. Основные положения о выпуске государственных ценных бумаг определяются Законом РФ "О государственном внутреннем долге Российской Федерации" от 13 ноября 1992 т} Долговые обязательства РФ могут носить краткосрочный (до 1 года), среднесрочный (от 1 года до 5 лет) и долгосрочный (от 5 до 30 лет) характер. Они имеют форму государственных займов, осуществляемых посредством выпуска ценных бумаг, в частности государственных облигаций, от имени Правительства РФ. Государственные ценные бумаги могут выпускаться в обращение также национально-государственными и административно-территориальными образованиями, которые несут по ним самостоятельную ответственность, если только они не были гарантированы Правительством РФ. Ценные бумаги, выпускаемые в обращение в установленном законом порядке частными лицами, гарантированы лишь имуществом самих этих лиц. По содержанию воплощенных в них прав ценные бумаги подразделяются на денежные, товарные и ценные бумаги, дающие право на участие в управлении акционерным обществом. Денежные ценные бумаги предоставляют их обладателям право на получение определенной денежной суммы. Примерами таких ценных бумаг могут служить чеки, векселя, депозитные и сберегательные сертификаты и т.д. Товарные ценные бумаги воплощают в себе права на товары и услуги. К такого рода ценным бумагам относятся, например, целевые товарные облигации и жилищные сертификаты. Товарные ценные бумаги нередко именуются еще товарораспорядительными документами, поскольку уступая такую бумагу другому лицу, владелец распоряжается принадлежащим ему товаром. Ценными бумагами, дающими, среди прочего, право на участие в управлении акционерным обществом, являются голосующие акции, выпускаемые акционерными обществами. Действующее законодательство относит к ценным бумагам государственные облигации, облигации, векселя, чеки, депозитные и сберегательные сертификаты, банковские сберегательные книжки на предъявителя, коносаменты, акции, приватизационные ценные бумаги (ст. 143 ГК). Указанный перечень не является исчерпывающим, так как законом в установленном им порядке к ценным бумагам могут быть отнесены и другие документы, отвечающие признакам ценной бумаги. Рассмотрим вкратце основные виды ценных бумаг . Облигация. Облигацией признается ценная бумага, удостоверяющая право ее держателя на получение от лица, выпустившего облигацию, в предусмотренный ею срок ее номинальной стоимости или иного имущественного эквивалента. Облигация предоставляет ее держателю также право на получение фиксированного в ней процента от номинальной стоимости облигации либо иные имущественные права. Облигация удостоверяет отношения займа между ее владельцем, являющимся кредитором, и эмитентом, являющимся должником. В роли эмитента могут выступать либо государство, либо частные лица, как правило, акционерные общества. Выпуск государственных облигаций обычно происходит в условиях дефицита государственного бюджета и преследует цель сдерживания инфляции. Кроме того, с помощью выпуска так называемых целевых облигаций может устанавливаться специальная система распределения товаров. Выпуск облигаций коммерческими юридическими лицами позволяет им привлечь дополнительные средства и сформировать заемный капитал. Облигации могут быть именными и предъявительскими, с залоговым обеспечением и без такового, свободно обращающимися и с ограниченным кругом обращения, обычными и конвертируемыми, т. е. обмениваемыми при определенных условиях на акции. Вексель. Векселем является ценная бумага, удостоверяющая ничем не обусловленное обязательство векселедателя либо иного указанного в векселе плательщика выплатить по наступлении предусмотренного векселем срока определенную сумму владельцу векселя. Вексель может быть простым и переводным. Простой вексель - это ценная бумага, которая удостоверяет ничем не обусловленное обязательство самого векселедателя оплатить в оговоренный в векселе срок денежную сумму векселедержателю или по его приказу другому лицу. В переводном векселе в качестве плательщика фигурирует не сам векселедатель, а другое лицо. Держатель такого векселя в любой момент может передать свои права, вытекающие из векселя, иному лицу путем совершения индоссамента. При этом лицо, передающее вексель посредством индоссамента, если только им прямо не оговорено иное, становится ответственным за исполнение вексельного обязательства. Вексель является удобным средством платежа и кредитования. Основными правовыми актами, регламентирующими вексельное обращение на территории РФ, в настоящее время являются постановление ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1937 г. "О введении в действие Положения о переводном и простом векселе" и Закон РФ "О переводном и простом векселе" от II марта 1997 г. Чек. Чеком признается ценная бумага, содержащая ничем не обусловленное письменное распоряжение чекодателя банку уплатить держателю чека указанную в нем сумму. В чековом правоотношении участвуют, по крайней мере, три лица: чекодатель -лицо, выписавшее чек, чекодержатель -лицо, управомоченное на получение денежных средств по чеку, и плательщик - банк или иное кредитное учреждение, имеющее лицензию на банковские операции. Обязательной предпосылкой выдачи чека является наличие соглашения между чекодателем и плательщиком, в соответствии с которым последний обязуется оплачивать чеки чекодателя за счет средств, хранящихся на его счете или специально депонированной чекодателем суммы. Во исполнение данного соглашения банк выдает чекодателю специальную чековую книжку (лимитированную или нелимитированную) с определенным числом чеков. Чек является сугубо срочной ценной бумагой и подлежит оплате плательщиком при условии предъявления его к оплате в срок, установленный законом. Отзыв чека до истечения срока его предъявления не допускается. Чеки могут быть именными и переводными. Именной чек передаче не подлежит, передача прав по переводному чеку производится в порядке, установленном ст. 146 ГК. Основным актом, регулирующим чековое обращение в РФ, является в настоящее время Гражданский кодекс РФ (§ 5 главы 46), положения которого развиты в банковских правилах. Депозитный и сберегательный сертификаты. Указанные ценные бумаги представляют собой письменное свидетельство банка о вкладе денежных средств, удостоверяющее право вкладчика на получение по истечении установленного срока суммы вклада и процентов по ней в любом учреждении данного банка. Вкладчикам-организациям выдаются депозитные сертификаты, депонирование в банках свободных денежных средств граждан оформляется с помощью сберегательных сертификатов. Оба вида сертификатов могут быть именными или на предъявителя, срочными или до востребования. Срок обращения по срочным сертификатам ограничивается одним годом, если только иное специально не согласовано банком-эмитентом с Центральным банком РФ. В случае досрочного предъявления срочного сертификата к оплате владельцу сертификата выплачиваются сумма вклада и проценты по пониженной ставке, установленной банком при выдаче сертификата. Условия выпуска и обращения сертификатов определяются Правилами по выпуску и оформлению депозитных и сберегательных сертификатов, утвержденными Центральным банком РФ 10 февраля 1992 г. Банковская сберегательная книжка на предъявителя. Данная ценная бумага подтверждает внесение в банковское учреждение денежной суммы и удовлетворяет право владельца книжки на ее получение в соответствии с условиями денежного вклада. Обладателями сберегательной книжки на предьявителя могут быть как граждане РФ, так и иностранцы. Права вкладчика могут свободно передаваться другим лицам путем простого вручения книжки. Коносамент. Им является товарораспорядительный документ, удостоверяющий право его держателя распоряжаться указанным в коносаменте грузом и получить груз после завершения перевозки. Основной сферой применения коносамента является морская перевозка грузов, где с его помощью заключается договор перевозки. Одновременно коносамент наделяется свойствами ценной бумаги, которая возлагает на перевозчика ничем не обусловленную обязанность по выдаче груза предъявителю коносамента. В частности, перевозчик не вправе ссылаться на ошибки, допущенные при составлении коносамента, и должен исполнить обязанность в точном соответствии с тем, что записано в коносаменте. Коносамент может быть именным, ордерным и на предьявителя. При составлении коносамента в нескольких подлинных экземплярах выдача груза по первому предъявленному коносаменту прекращает действие остальных экземпляров. Реквизиты и основные правила обращения коносаментов закреплены ст. 123-126 КТМ СССР. Акция. Акцией признается ценная бумага, удостоверяющая право ее держателя (акционера) на получение части прибыли акционерного общества в виде дивиденда, на участие в управлении делами акционерного общества и на часть имущества, оставшегося после его ликвидации. Выпуск акций может осуществляться лишь акционерными обществами, которые таким образом формируют свой уставный капитал. При этом акции могут быть разных видов. В зависимости от способа определения управомоченного лица различаются акции именные и на предъявителя. В настоящее время акционерные общества могут выпускать лишь именные акции, что является, надо полагать, временным ограничением, так как это обстоятельство существенно сдерживает свободный оборот акций. Далее, акции могут быть свободно обращающимися либо с ограниченным кругом обращения. Так, оборот акций закрытого акционерного общества существенно ограничен по сравнению с акциями акционерного общества открытого типа. В учредительных документах акционерного общества возможно указание на то, что держателями акций могут являться лишь физические или, напротив, юридические лица. По объему предоставляемых акционерам прав акции подразделяются на обыкновенные (простые) и привилегированные. Держателям привилегированных акций гарантируется выплата фиксированного дивиденда и преимущественное по сравнению с владельцами обыкновенных акций право на получение части имущества, оставшегося после ликвидации общества. Однако обычно, если иное не предусмотрено в уставе общества, они не имеют права голоса, т. е. устранены от участия в управлении делами общества. Учредительными документами конкретных акционерных обществ привилегированные акции могут наделяться также свойством кумулятивности, в соответствии с которым невыплаченные в соответствующем году дивиденды накапливаются и выплачиваются держателю привилегированной акции тогда, когда общество получит распределяемую между акционерами прибыль. Так называемые конвертируемые привилегированные акции могут при определенных условиях, установленных учредительными документами, обмениваться на обыкновенные акции. Наряду с акциями акционерные общества могут выпускать сертификаты акций или временные свидетельства, которые являются именными ценными бумагами и подтверждают, что держатель сертификата является собственником определенного числа акций данного акционерного общества. Выпуск и обращение акций регулируются Законом РФ "О акционерных обществах" от 26 декабря 1995 г. и принятыми в его развитие подзаконными актами. Приватизационные ценные бумаги. Ими являются государственные ценные бумаги целевого назначения, которые используются в качестве платежного средства для приобретения объектов приватизации. Примером такой ценной бумаги являются приватизационные чеки (ваучеры), которые в 1992 г. получили все граждане РФ независимо от возраста, размера доходов и срока постоянного проживания в РФ. Приватизационные чеки выпуска 1992 г. являлись предъявительскими ценными бумагами и могли свободно продаваться и покупаться без ограничения количества, не утрачивая, однако, своего основного назначения. Понятие имущества. Термин "имущество", которым нередко обозначается объект правоотношения, употребляется в гражданском праве в различных значениях. Так, чаще всего под имуществом понимаются отдельные вещи или их совокупность (ч. 2 ст. 15, ч. 2 ст. 46 ГК). Далее, понятием "имущество" могут охватываться вещи, деньги и ценные бумаги (ч. 1 ст. 302, ч. 1 ст. 307 ГК). В ряде случаев имуществом называются не только перечисленные выше объекты, но и имущественные права (ст. 18, ч. 1 ст. 56 ГК). Наконец, понятие "имущество" может обозначать всю совокупность наличных вещей, денег, ценных бумаг, имущественных прав, а также обязанностей субъекта (ч. 2 ст. 63 ГК). В связи с этим при применении соответствующих норм требуется всякий раз уяснять значение термина "имущество". § 3. Результаты творческой деятельности. Информация Результаты творческой деятельности. Большая группа гражданских правоотношений возникает в связи с созданием и использованием результатов творческой деятельности - произведений науки, литературы и искусства, изобретений, программ для ЭВМ, промышленных образцов и т. п. Указанные продукты творческой деятельности являются объектами так называемой интеллектуальной собственности. Интеллектуальная собственность - это условное собирательное понятие, которое используется в ряде международных конвенций и в законодательстве многих стран, включая и Россию, для обозначения совокупности исключительных прав на результаты интеллектуальной и прежде всего творческой деятельности, а также приравненные к ним по правовому режиму средства индивидуализации юридических лиц, продукции, работ и услуг (фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания и т. п.). Право вообще, и гражданское право в частности, процесс интеллектуальной деятельности, завершающийся созданием новых, творчески самостоятельных результатов в области науки, техники, литературы и искусства, не регулирует. Сам процесс творчества остается за пределами действия правовых норм. В лучшем случае право регулирует лишь создание организационных, имущественных и иных предпосылок творческого труда. Однако тогда, когда процесс творчества завершается производящим актом, независимо от того, какую объективную форму приобретает его результат, вступают в действие нормы гражданского права, обеспечивающие его общественное признание, устанавливающие правовой режим соответствующего объекта и охрану прав и законных интересов его творца. Результаты творческой деятельности, в отличие от вещей, представляют собой блага нематериальные. Так, произведение науки, литературы или искусства - есть совокупность новых идей, образов, понятий; изобретение, полезная модель и рационализаторское предложение - технические решения задачи; промышленный образец - художественно-конструкторское решение внешнего вида изделия и т. п. Но объектами гражданских правоотношений они становятся лишь тогда, когда облекаются в какую-либо объективную форму, обеспечивающую их восприятие другими людьми. Так, литературное произведение может быть зафиксировано в рукописи, записано на магнитную ленту и т. п.; изобретение может быть выражено вовне в виде чертежа, схемы, модели и т.д. Материальный носитель творческого результата (рукопись, магнитная запись, чертеж и т. п.) выступает в качестве вещи и может передаваться в собственность другим лицам, может быть уничтожен и т. д. Но сам результат творческой деятельности, будучи благом нематериальным, сохраняется за его создателем и может использоваться другими лицами лишь по согласованию с ним, за исключением случаев, указанных в законе. Произведения науки, литературы и искусства, результаты технического и иных видов творчества, являясь, безусловно, главной составной частью понятия "интеллектуальная собственность", не исчерпывают собой всего его содержания. Последнее охватывает также иные результаты интеллектуальной деятельности, в том числе и такие, которые не имеют творческого характера. Примером могут служить многие секреты производства ("ноу-хау"), которые хотя и представляют нередко большую коммерческую ценность, но результатами творчества часто не являются. Действующее российское законодательство не признает результатами творчества также фирменные наименования, товарные знаки и другие средства индивидуализации юридических лиц, продукции, работ и услуг. Однако поскольку правообладателям указанных объектов закон гарантирует исключительное право на их использование, правовой режим указанных объектов приравнен по ряду моментов к режиму результатов интеллектуальной деятельности и они также включаются в понятие интеллектуальной собственности. Информация. Результаты интеллектуальной деятельности как блага нематериальные могут рассматриваться в качестве определенного вида информационных ресурсов. Однако сами эти ресурсы не сводимы к произведениям творчества и другим результатам интеллектуальной деятельности и могут существовать также в виде самых разнообразных знаний научного, технического, технологического, коммерческого и иного характера. В современном мире информация уже давно приобрела товарный характер и выступает в качестве особого объекта договорных отношений, связанных с ее сбором, хранением, поиском, переработкой, распространением и использованием в различных сферах человеческой деятельности. При этом особое значение имеет машинная информация, под которой понимается информация, циркулирующая в вычислительной среде, зафиксированная на физическом носителе в форме, доступной восприятию ЭВМ, или передающаяся по телекоммуникационным каналам. Как особый объект гражданских прав информация характеризуется следующими признаками. Прежде всего информация является идеальным компонентом бытия, т.е. благом нематериальным, не сводимым к тем физическим объектам, которые выступают ее носителями (запись на бумаге, магнитная лента и т.п.). Далее, информация есть благо непотребляемое, которое подвергается лишь моральному, но не физическому старению. Важной особенностью информации является возможность ее практически неограниченного тиражирования, распространения и преобразования форм ее фиксации. Наконец, закон не закрепляет за кем-либо монополии на обладание и использование информации, за исключением той, которая является одновременно объектом интеллектуальной собственности или подпадает под понятие служебной и коммерческой тайны. Служебная и коммерческая тайна есть особая разновидность ин- формации, которая специально выделяется в ст. 139 ГК РФ. Ее образует та часть информации, которая имеет действительную или потенциальную ценность в силу неизвестности ее третьим лицам при условии, что к ней нет свободного доступа на законном основании и обладатель информации принимает меры к охране ее конфиденциальности. Состав сведений, образующих служебную и коммерческую тайну, определяется самими участниками гражданского оборота с учетом установленных законодательством ограничений. К такого рода сведениям предприниматели обычно относят данные о проводимых переговорах, заключенных сделках, контрагентах, имущественном положении и т.п. К служебной и коммерческой тайне с точки зрения действующего законодательства относятся и сведения относительно применяемых технологий, технических решениях, методах организации производства и т.д., т.е. всего того, что обычно охватывается понятием секрет производства ("ноу-хау"). § 4. Результаты работ. Услуга. Нематериальные блага Результаты работ. Наряду с результатами творческой деятельности объектами гражданских правоотношений выступают результаты иных действий. Так, предметом договора подряда является результат работы подрядчика. На момент заключения договора подряда данного результата еще не существует в природе, но это не означает, что возникшее между заказчиком и подрядчиком правоотношение безобъектно. Объект в нем присутствует, но если вначале он выражен в задании заказчика в нематериальной форме, т. е. в виде того желательного для заказчика результата, который должен быть достигнут подрядчиком, то в последующем, благодаря действиям подрядчика, он приобретает вещественную форму. Гражданско-правовое отношение складывается в данном случае именно по поводу результата работы подрядчика. Заказчика интересует прежде всего результат действий подрядчика, а не выполнение последним тех или иных работ само по себе. Поэтому если результат не достигнут, то даже тогда, когда подрядчик в этом не повинен, нельзя говорить об исполнении договора подряда. На этом, кстати говоря, основывается одно из главных различий в регулировании отношений, связанных с выполнением работ, гражданским и трудовым правом. Если последнее имеет своим предметом регулирование самой трудовой деятельности работников, то гражданское право исходит из того, что подрядчик сам организует свой труд и отвечает, как правило, лишь за достижение конечного результата. Характерным признаком результата работы как особого объекта деятельность поверенного, комиссионера, хранителя не имеет матери-лизованного результата, но представляет юридически значимый интерес для доверителя, комиссионера, поклажедателя. Нематериальные блага. Особую группу объектов гражданских прав образуют нематериальные блага, под которыми понимаются не имеющие экономического содержания и неотделимые от личности их носителей блага и свободы, признанные и охраняемые действующим законодательством. К их числу относятся жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и другие нематериальные блага. Носителями указанных благ выступают все граждане, независимо от возраста и состояния дееспособности. Нематериальные блага неотделимы от личности и соответственно они не могут отчуждаться от своих носителей. В силу этого гражданское право не регулирует связанные с ними отношения, а лишь обеспечивает их защиту (п. 2 ст. 2 ГК). гражданских прав является то, что он может быть гарантированно достигнут любым лицом, обладающим необходимыми знаниями, навыками и квалификацией. При этом результат работы не имеет тех черт уникальности, новизны, неповторимости и т. п., которые свойственны результатам творческой деятельности. В этом связи закон не придает особого значения тому, кто именно выполняет работу. В частности, подрядчик, не спрашивая согласия заказчика, может перепоручить выполнение всей или части работы другому лицу, оставаясь, однако, ответственным перед заказчиком за конечный результат. Важнейшим квалифицирующим признаком рассматриваемого объекта гражданских прав является то, что результат работы должен быть выражен в овеществленной форме, т. е. материализован в созданных, отремонтированных, переработанных и т. п. вещах. Иными словами, этот результат должен обладать способностью отделения от самих действий лица, выполняющего работу, быть осязаемым и способным к передаче лицу, для которого выполнялась работа. Если такой способностью результат работы не обладает, налицо иной объект гражданских прав - услуга. Услуги. В качестве самостоятельного объекта гражданских прав услуги юридической наукой стали выделяться относительно недавно. При этом в понятие "услуга" нередко вкладывается совершенно разное содержание - от самого широкого, когда им охватывается практически любая полезная деятельность, до предельно узкого, когда услуги сводятся к предмету договора возмездного оказания услуг, регламентированного правилами главы 39 ГК. Ни тот, ни другой подходы нельзя признать плодотворными, так как в первом случае правовое понятие услуги подменяется экономическим, а во втором из числа услуг исключаются наиболее типичные их виды, такие, как поручение, комиссия, экспедирование и др. Более правильным представляется объединение под рассматриваемым понятием тех действий субъектов гражданского оборота, которые либо вообще не завершаются каким-либо определенным результатом, а заключают полезный эффект в самих себе, либо имеют такой результат, который не воплощается в овеществленной форме. Примером услуг первого вида является деятельность развлекательного, просветительского, консультационного и тому подобного характера. Для подобного рода услуг характерно то, что с их помощью человеческие потребности удовлетворяются в процессе самой деятельности услугодателя. К услугам второго вида относятся медицинские, посреднические, аудиторские л тому подобные услуги. Эти услуги могут иметь результат (например, излечение больного, выявление ошибок в бухгалтерской отчетности), который, однако, не приобретает особой овеществленной формы. Так, Глава 10. СДЕЛКИ § 1. Понятие сделки. Виды сделок Понятие сделки. Сделки-один из наиболее распространенны" юридических фактов. Бет. 153 ГК определяется понятие сделки -это "действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей". Таким образом, сделку характеризуют следующие признаки: а) сделка -это всегда волевой акт, т.е. действия людей; б) это правомерные действия; в) сделка специально направлена на возникновение, прекращение или изменение гражданских правоотношений; г) сделка порождает гражданские отношения, поскольку именно гражданским законом определяются те правовые последствия, которые наступают в результате совершения сделок. Как волевому акту сделке присущи психологические моменты. Поскольку сделка предполагает намерение лица породить определенные юридические права и обязанности, для совершения такого действия необходимо желание лица, совершающего сделку. Такое намерение, желание называют внутренней волей. Однако наличия только внутренней воли для совершения сделки недостаточно, необходимо ее довести до сведения других лиц. Способы, которыми внутренняя воля выражается вовне, называются волеизъявлением. Все способы выражения внутренней воли могут быть сгруппированы по трем группам: 1) прямое волеизъявление, которое совершается в устной или письменной форме, например, заключение договора, сообщение о согласии возместить ущерб, обмен письмами и т. п.; 2) косвенное волеизъявление имеет место в случае, когда от лица, намеревающегося совершить сделку, исходят такие действия, из содержания которых явствует его намерение совершить сделку. Такие действия называются конклюдентными (от лат. concludere -заключать, делать вывод). Оплата проезда в метро, помещение товара на прилавке сами по себе уже означают намерение лица заключить сделку. В соответствии с п. 2 ст. 158 ГК конклюдентными действиями могут совершаться лишь сделки, которые в соответствии с законом могут быть совершены устно; 3) изъявление воли может иметь место и посредством молчания. Однако такое выражение волеизъявления допускается только в случаях, предусмотренных законом или соглашением сторон. Так, стороны могут договориться о том, что молчание одного из участников договора на предложение другого участника об изменении условий договора означает его согласие со сделанным предложением. Законом также могут быть предусмотрены случаи, когда молчание признается выражением воли совершить сделку. Воля и волеизъявление -две стороны одного и того же процесса психического отношения лица к совершаемому им действию. Естественно, что воля и волеизъявление должны соответствовать друг другу. В случае, когда воля направлена на одно действие, а волеизъявление выражает намерение совершить другое действие, сделка может вызвать споры между участниками, что препятствует ее совершению. Таким образом, для сделки важно единство воли и волеизъявления. Еще один элемент психического отношения человека к совершаемому им действию, который может иметь значение для сделки,- мотив. Побудительная причина, та социально-экономическая или иная цель, ради достижения которой лицо вступает в сделку, по общему правилу, лежит вне пределов самой сделки и не оказывает на нее никакого влияния. Действительно, приобретается ли фотоаппарат в качестве подарка члену семьи или для собственного использования, либо для занятия предпринимательской деятельностью - это никак не может повлиять на сам факт приобретения права собственности на фотоаппарат, т. е. на сделку купли-продажи. Юридически безразлично, достигло ли лицо в результате этой сделки того результата, который выступил побудительным мотивом сделки. Законодательством, однако, предусмотрены отдельные случаи, когда мотиву может придаваться юридическое значение. Так, в ст. 169 ГК содержится определение недействительной сделки, совершенной с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, т.е. мотив, цель сделки предопределяет последствия недействительности. Кроме того, стороны вправе сами придать мотивам юридическое значение, оговорив установление прав и обязанностей либо их изменение и прекращение, в зависимости от осуществления мотива или цели сделки. В таком случае мотив, оговоренный сторонами, становится условием сделки, а сама сделка будет совершенной под условием. Следует отличать мотив и цель сделки от ее основания (causa), т. с. того типового юридического результата, который должен быть достигнут исполнением сделки. Так, приобретение права собственности является основанием для купли-продажи, передача имущества в пользование - основанием для аренды и т. п. Конкретная правовая цель лиц может не совпасть с основанием сделки, в этом случае мы имеем дело с притворной или мнимой сделкой. Основание является обязательным элементом сделки, за исключением случаев, специально указанных в законе. Виды сделок. Классификация сделок на виды производится по различным признакам. Не существует какой-либо единой классификации, охватывающей все возможные виды сделок, поскольку в основу деления сделок на виды положены различные классификационные основания. В связи с этим при характеристике сделок обычно указывается видовая принадлежность той или иной сделки одновременно по нескольким группам. Например, купля-продажа -двусторонняя, возмездная, консенсуальная, каузальная сделка. В качестве классификационных оснований выступают и количество сторон в сделке, и момент возникновения прав и обязанностей, и возмездность и т. п. В зависимости от числа участвующих в сделке сторон сделки бывают односторонними, двусторонними и многосторонними. В основу этого деления положено количество лиц, выражение воли которых необходимо и достаточно для совершения сделки. Односторонней считается сделка, для совершения которой достаточно выражения воли одной стороны (п. 1 ст. 154 ГК). Например, составление завещания, принятие наследства, объявление конкурса не требуют чьего-либо согласия, эти действия совершаются одним лицом. Односторонняя сделка, как и любая иная, должна приводить к возникновению, изменению или прекращению прав и обязанностей. Права по односторонней сделке могут возникать как у лица, совершающего сделку, так и у третьих лиц, к интересу которых сделка совершена. Возникновение обязанности у третьего лица вследствие действий только одного субъекта противоречило бы общим установлениям права, поскольку право лица на действия других лиц может возникнуть либо на эквивалентно-возмездной основе либо с согласия другого лица. В связи с этим законом установлено, что обязанным по односторонней сделке является лицо, совершившее сделку. Односторонняя сделка может породить юридические обязанности для других лиц, не участвующих в данной сделке, только в случаях, установленных законом или соглашением с этими лицами (ст. 155 ГК). Сделки, для совершения которых требуется согласование воли двух или более лиц, являются двух- и многосторонними. Такие сделки именуются договорами. Договоры, в свою очередь, также классифицируются по различным признакам, однако для характеристики договоров как разновидностей сделок следует обратить внимание прежде всего на деление договоров на возмездные и безвозмездные. Возмездным признается договор, по которому сторона должна получить плату или иное встречное предоставление за исполнение своих обязанностей по договору (ст. 423 ГК). Так, в договоре купли-продажи продавец обязан передать вещь в собственность покупателя и вправе за это требовать уплаты оговоренной денежной суммы, покупатель, в свою очередь, обязан уплатить продавцу оговоренную сумму и вправе требовать передачи вещи в собственность. По общему правилу, любой договор предполагается возмездным, если иное не вытекает из закона, иных правовых актов, существа и содержания договора. Это означает, что даже если договором оплата не предусмотрена, то при отсутствии указаний закона на безвозмездность договора лицо вправе требовать плату за исполнение своих обязанностей. Размер платы - цена определяется соглашением сторон. Если цена не установлена договором, то оплата по возмездному договору должна быть произведена по цене, обычно взимаемой за аналогичные товары, работы, услуги при сравнимых обстоятельствах (ст. 424 ГК). Если сторона по договору обязуется исполнить свои обязанности без какого-либо встречного предоставления, имеющего имущественный характер, то такой договор является безвозмездным. Договоры также подразделяются на односторонние, двух- и многосторонние, однако это деление следует отличать от одноименного деления сделок. Договоры классифицируются в зависимости от того, какое количество лиц становится обязанным и приобретает права по заключенному договору. Например, договор дарения с точки зрения деления сделок является двухсторонней сделкой, поскольку для ее совершения необходимо выражение воли как дарителя, так и одаряемого. Однако с точки зрения деления договоров реальный договор дарения - односторонний договор, поскольку права и обязанности по договору дарения возникают только у одаряемого. Даритель же никаких прав и обязанностей по совершенному договору не несет. Двух- и многосторонние договоры называют взаимными, а односторонние договоры -одностороннеобязывающими. По моменту, к которому приурочивается возникновение сделки, сделки бывают реальными (от лат. res - вещь) и консенсуальными (от лат. consensus -соглашение). Консенсуальными признаются все сделки, для совершения которых достаточно достижения соглашения о совершении сделки. Например, договор купли-продажи считается совершенным в момент достижения соглашения между продавцом и покупателем. Передача вещи, уплата денег, иные действия совершаются во исполнение уже заключенной сделки. Другие сделки совершаются только при условии передачи вещи одним из участников. Такие сделки называются реальными, например, рента, заем, хранение. Для реальной сделки характерно, что права и обязанности не могут возникнуть до момента передачи вещи. Не следует смешивать фактическое исполнение сделки с моментом ее возникновения. Так, стороны вправе договориться о том, что передача вещи по договору купли-продажи может совпасть с моментом заключения договора, однако такое соглашение не делает договор купли-продажи реальным. По значению основания сделки для ее действительности различают каузальные (от лат. causa - причина) и абстрактные. По общему правилу, действительность сделки прямо зависит от наличия основания. Если каузальная сделка совершена с соблюдением всех необходимых условий, но у нее отсутствует основание, такая сделка является недействительной. Законом могут быть предусмотрены случаи, когда основание является юридически безразличным, такие сделки признаются абстрактными. Для действительности абстрактных сделок обязательно указание на их абстрактный характер в законе. Так, абстрактной сделкой является вексель. Выдаваемый в качестве платы за конкретные товары или услуги, вексель представляет собой не обусловленное никаким встречным предоставлением общее обещание выплатить определенную денежную сумму. Таким образом, надлежаще оформленный вексель сохраняет действительность независимо от основания его выдачи. Абстрактной признана и банковская гарантия (ст. 370 ГК), поскольку она не зависит от основного обязательства, в отношении которого гарантия была предоставлена. Сделки бывают бессрочными и срочными. В бессрочных сделках не определяется ни момент ее вступления в действие, ни момент ее прекращения. Такая сделка немедленно вступает в силу. Сделки, в которых определен либо момент вступления сделки в действие, либо момент ее прекращения, либо оба указанных момента, называются срочными. Срок, который стороны определили как момент возникновения прав и обязанностей по сделке, называется отлагательным. Если сделка вступает в силу немедленно, а стороны обусловили срок, когда сделка должна прекратиться, такой срок называется отменительным. Например, стороны договорились, что безвозмездное пользование имуществом должно быть прекращено до 1 января. Такой срок будет отменительным. Возможно упоминание в договоре и отлагательного и отменительного сроков. Так, договор аренды здания школы на летний период, заключенный в феврале, начнет действовать с 1 июня и прекратится 31 августа. 1 июня в этом договоре отлагательный срок, а 31 августа -отменительный. Особенность срочных сделок в том, что наступление срока обязательно должно произойти. В тех же случаях, когда возникновение прав и обязанностей по сделке приурочено к наступлению события, относительно которого неизвестно, наступит оно или нет, такие сделки называют условными. Как и сроки, условия бывают отлагательные, если возникновение прав и обязанностей зависит от наступления какого-либо события, и отменительные, если прекращение сделки поставлено в зависимость от наступления условия. События, которые могут выступать в качестве условий, должны удовлетворять критериям вероятности, т. е. должно быть неизвестно, наступит оно или нет. Нельзя в качестве условия использовать срок, дату, достижение определенного возраста, наступление других обстоятельств, относительно которых нет сомнений в их возникновении. Качество условия может быть признано не только за событиями, но и за действиями людей, что позволяет сторонам условной сделки влиять на наступление или ненастпление условия. Недобросовестное поведение одного из участников сделки может стимулировать наступление выгодного для него условия либо препятствовать наступлению невыгодного условия. При таких действиях лица искусственно вызванное событие считается ненаступившим, а предотвращенное -наступившим (п. 3 ст. 157 ГК). Следует подчеркнуть, что сама возможность влияния на наступление или предотвращение события не повлечет описанных выше последствий, если влияние осуществлялось правомерными добросовестными действиями. Например, гражданин заключил договор купли-продажи жилого дома, по которому он становился собственником дома при условии, что в течение 3 месяцев продавец сумеет найти работу в другом городе. Используя свои возможности, он оказал помощь продавцу в поисках работы. В этом случае недобросовестности в действиях покупателя нет, а его заинтересованность на наступление события не влияет, поэтому событие должно считаться наступившим без каких-либо ограничений. Кроме рассмотренных выше, выделяют биржевые сделки. Гражданский кодекс не называет биржевых сделок, однако Основы гражданского законодательства 1991 г. их предусматривали. Особенность таких сделок заключается в особом статусе субъектов, их совершающих, месте совершения и предмете сделки. К биржевым сделкам могут быть отнесены сделки, совершаемые на бирже с товаром, допущенным к обращению на бирже. Указанных признаков, на наш взгляд, недостаточно, поскольку совершать сделки на бирже могут только лица, имеющие право участвовать в биржевых торгах. Все эти признаки должны быть налицо для признания сделки биржевой. Например, один из участников биржевых торгов просит другого участника дать ему взаймы какую-либо небольшую сумму. Либо два предпринимателя заключают сделку с товаром, который может быть допущен к обращению на бирже. Будут ли такие сделки биржевыми? Представляется, что нет. Смысл выделения этой разновидности сделок заключается в установлении специального порядка подписания и специальной формы их совершения. Биржевые сделки оформляются маклерскими записками, которым при определенных условиях может быть придано значение нотариально удостоверенной формы сделки. Кроме того, биржи устанавливают собственные правила, включающие наличие специального биржевого органа по рассмотрению споров - биржевого арбитража. Таким образом, отнесение сделки к биржевой означает подчинение ее особому правовому режиму, для которого необходимо наличие всех названных выше элементов. Выделяют также фидуциарные (от лат. fiducia - доверие) сделки, которые имеют доверительный характер. Так, поручение, комиссия, передача имущества в доверительное управление связаны с наличием так называемых лично-доверительных отношений сторон. Особенность фидуциарных сделок состоит в том, что изменение характера взаимоотношений сторон, утрата их доверительного характера может привести к прекращению отношений в одностороннем порядке. Например, поверенный и доверитель в договоре поручения вправе в любое время отказаться от договора. § 2. Условия действительности сделок Общие положения. Сделка представляет собой единство четырех элементов: субъектов - лиц, участвующих в сделке, субъективной стороны - единства воли и волеизъявления, формы и содержания. Порок любого или нескольких элементов сделки приводит к ее недействительности. Недействительность сделки означает, что за этим действием не признается значение юридического факта, в связи с чем недействительная сделка не может породить юридические последствия, которые стороны имели в виду при заключении сделки. Между тем недействительная сделка приводит к определенным юридическим последствиям, связанным с устранением последствий ее недействительности. Субъекты сделки. Таковыми признаются любые субъекты гражданского права, обладающие качеством дееспособности. Способность самостоятельного совершения сделок является элементом гражданской дееспособности. В литературе было высказано мнение о том, что гражданская дееспособность состоит из отдельных качеств, таких, как сделкоспособность, деликтоспособность и т.д. Представляется, что самостоятельного значения, в отрыве от дееспособности, такие качества иметь не могут, поэтому нет необходимости дробить дееспособность на отдельные "способности". В то же время самостоятельное совершение сделок является одним из важнейших элементов дееспособности, отношение прежде всего к совершению сделок позволяет говорить о различиях в дееспособности малолетних и несовершеннолетних. Дееспособность юридических лиц характеризуется целями деятельности юридического лица, очерченными в учредительных документах, с одной стороны, и полномочиями органа юридического лица, имеющего право на совершение сделок от имени юридического лица, с другой. Воля и волеизъявление в сделке. Воля и волеизъявление имеют значение для действительности сделки в их единстве. Для действительности сделки небезразлично и то, как формировалась воля лица. Необходимым условием является отсутствие каких-либо факторов, которые могли бы исказить представления лица о существе сделки или ее отдельных элементах (заблуждение, обман и т.п.) либо создать видимость внутренней воли при ее отсутствии (угроза, насилие и т. п.). Волеизъявление должно правильно отражать внутреннюю волю и довести ее до сведения участников сделки. Законом установлено, что доведение внутренней воли до остальных участников сделки должно совершаться только способами, предусмотренными законом, т.е. в определенной законом форме. Отсутствие требуемой законом формы выражения волеизъявления может привести к недействительности сделки. Форма сделок. Одним из условий действительности сделки является облечение воли субъектов, совершающих сделку, в требуемую законом форму. Форма сделок бывает устной или письменной. Устно могут совершаться любые сделки, если: а) законом или соглашением сторон для них не установлена письменная форма, б) они исполняются при самом их совершении (исключение составляют сделки, требующие нотариальной формы, а также сделки, для которых несоблюдение простой письменной формы влечет их недействительность), в) сделка совершается во исполнение письменного договора и имеется соглашение сторон об устной форме исполнения (ст. 159 ГК). Все остальные сделки должны совершаться в письменной форме. Письменная форма бывает простой и нотариальной. Письменная форма представляет собой выражение воли участников сделки путем составления документа, отражающего содержание сделки и подписанного лицами, совершающими сделку. Нотариальная форма отличается от простой письменной формы тем, что на документе, отвечающем перечисленным выше требованиям, совершается удостоверительная надпись нотариусом или другим должностным лицом, имеющим право совершать такое нотариальное действие (ст. 160, 163 ГК). Договоры могут совершаться не только составлением единого документа, но и путем обмена документами посредством почтовой, телеграфной, телетайпной, телефонной, электронной или иной связи, позволяющей достоверно установить, что документ исходит от стороны по договору (п. 2 ст. 434 ГК). Как видно, перечень способов связи для заключения договора по закону не является исчерпывающим, что позволяет пользоваться любыми, самыми современными способами связи, в том числе и не упомянутыми в законе, при условии, что существует возможность установить факт отправления сообщения именно стороной по договору. В качестве подобного подтверждения может выступать оригинал направленного сообщения, специальное кодовое имя, известное ограниченному кругу лиц, включая сторону договора, и т. п. Например, для заключения договора по факсимильной связи одной стороне следует направить подписанный ею письменный документ другой стороне. Вторая сторона подписывает полученное факсимильное сообщение и направляет его первой стороне. В результате первая сторона имеет оригинал, подписанный ею, и факсимильное воспроизведение текста документа, подписанного второй стороной. Вторая сторона имеет документ, полученный ею по факсимильной связи, на котором поставлена подпись уполномоченного лица со второй стороны. При возникновении спора у каждой стороны имеется документ, идентично отражающий содержание договора, а подлинные подписи сторон подтверждают факт направления документа каждой из сторон. Кроме того, технические возможности факсимильной связи помогают дополнительно получать подтверждение о получении сообщения и сведения о номере получателя. При заключении договора возможны случаи, когда одна сторона направила документ другой стороне, а та, не направляя никаких документов, приступила к исполнению, т. е. к отгрузке товара, выполнению работ, уплате денег и т.д. В этом случае письменная форма договора будет считаться соблюденной в силу прямого указания п. 3 ст. 434 ГК, в отличие от общего правила, по которому конклюдентными действиями можно совершить только устную сделку (п. 2 ст. 158 ГК). Законом, иными правовыми актами или соглашением сторон могут быть дополнительно введены требования к простой письменной форме. Они могут относиться к бумаге, на которой должен составляться документ, например, бланки установленной формы, бумага с водяными знаками либо иными способами защиты. Возможно введение особой "гербовой" бумаги для составления отдельных документов. Кроме того, такие требования могут быть связаны с дополнительным подтверждением полномочий лица на совершение сделки путем удостоверения его подписи печатью организации либо скрепления печатью какой-либо третьей стороны самого документа. Могут быть предусмотрены случаи факсимильного воспроизведения подписи с помощью средств механического либо иного копирования, электронно-цифровой подписи либо иного аналога собственноручной подписи (пп. 1 и 2 ст. 160 ГК). Для соблюдения простой письменной формы обязательным условием является подписание документа уполномоченным лицом. Если гражданин не может собственноручно подписать документ вследствие физического недостатка, болезни или неграмотности, то по его просьбе документ может подписать другой гражданин. Подпись этого гражданина должна быть нотариально удостоверена с указанием причин, в силу которых совершающий сделку гражданин не мог подписаться собственноручно (п. Зет. 160 ГК). Следует иметь в виду, что рукоприкладчик - гражданин, подписывающий документ по просьбе другого лица, сам не является участником сделки. Никаких прав и обязанностей по сделке, которая им подписана, в отношении рукоприкладчика не возникает. Его роль сводится исключительно к восполнению физического недостатка, неграмотности либо проявлений болезни лица, являющегося действительным участником сделки. Законом упрощена процедура совершения сделок и выдача доверенностей на получение зарплаты и иных платежей, связанных с трудовыми отношениями, на получение вознаграждения авторов и изобретателей, пенсий, пособий и стипендий, вкладов граждан в банках и на получение корреспонденции, в том числе денежной и посылочной. Подпись лица, подписывающего такую сделку, может быть удостоверена не только нотариусом, но и организацией, где гражданин работает или учится, жилищно-эксплуатационной организацией по месту жительства гражданина, который не может собственноручно подписаться, либо администрацией стационарного лечебного учреждения, в котором он находится на излечении (п. Зет. 160, п. 4 ст. 185 ГК). Необходимость соблюдения письменной формы сделки законом ставится прежде всего в зависимость от субъектного состава сделки. Все сделки юридических лиц между собой и с гражданами должны совершаться в письменной форме (ст. 161 ГК). Исключение составляют сделки, требующие нотариальной формы, а также сделки, которые могут совершаться устно. Например, купля-продажа товара в магазине, по общему правилу, требует простой письменной формы, поскольку магазин является юридическим лицом и договор заключается с гражданином либо другим юридическим лицом. Однако исполнение сделки при самом ее совершении, т. е. обмен товара на деньги, осуществляемый одновременно, допускает возможность совершения сделки купли-продажи в устной форме. Не следует считать, что кассовый либо товарный чек является письменной формой договора купли-продажи. Чек содержит информацию не о всей сделке, а лишь о сумме, уплаченной покупателем. Кроме того, на чеке нет подписей сторон, совершающих сделку. Кассовый чек может быть использован в качестве одного из доказательств совершения сделки, но не заменяет письменную форму спелый. То же можно сказать и о так называемых "гарантийных письмах" юридических лиц, когда руководитель предприятия обращается к другому юридическому лицу с просьбой оказать услуги или продать товар, добавляя при этом, что оплата гарантируется. Указанный документ также не может рассматриваться как письменная форма сделки, поскольку не отражает ее содержания, а выражает лишь волю одного из участников. В то же время такие письма являются достаточной доказательственной базой для подтверждения факта совершения сделки. Сделки граждан между собой на сумму, превышающую не менее чем в деся1Ъ раз установленный законом минимальный размер оплаты труда, составляют вторую группу сделок, требующих простой письменной формы (ст. 161 ГК). Законодатель отказался от установления жестко фиксированной суммы, свыше которой сделки должны совершаться в письменной форме. В условиях инфляционной экономики вполне оправдано законодательное решение, устанавливающее зависимость формы сделки от минимального размера оплаты труда. Минимальный размер оплаты труда устанавливается Государственной Думой и зависит от уровня инфляции, наполнения государственного бюджета и ряда иных факторов. Цель введения простой письменной формы для сделок, превышающих определенную законом сумму, вполне очевидна-необходимо обеспечить устойчивость гражданских отношений, с одной стороны, и не усложнять гражданский оборот введением дополнительных требований, с другой. По существу закон определяет верхний предел суммы, до которой граждане вправе совершать сделки между собой устно. Нельзя не обратить внимание на срок совершения сделки. Поскольку закон связывает форму сделки с минимальным размером оплаты труда, а этот размер изменяется достаточно часто (в настоящее время изменение минимального размера оплаты труда происходит практически каждые 3-4 месяца), то следует помнить, что форма сделки определяется законом, действующим на момент ее совершения. Увеличение впоследствии минимального размера оплаты труда не может служить основанием для утверждения о несоблюдении установленной законом формы сделки. Третью группу составляют сделки между гражданами, письменная форма совершения которых предусмотрена законом. Особенность этих сделок в том, что они не зависят от суммы сделки, требование письменной формы обусловлено либо особой значимостью этих сделок по сумме, срокам, предмету сделки, либо возможностью злоупотреблений при отсутствии письменной формы. Так, соглашение о неустойке, залоге, поручительстве, других способах обеспечения исполнения обязательств, предварительный договор должны совершаться в письменной форме независимо от суммы сделки (ст. 331, 339, 380,429 ГК), при условии, что их участниками являются граждане. Если же сделки совершаются между юридическими лицами, то закон не содержит специального дополнительного требования о письменной форме, поскольку действует общее правило о письменной форме сделок, совершаемых юридическими лицами. Рассмотренные выше правила устанавливают требования со стороны закона, что не мешает гражданам облечь в простую письменную форму сделку, для совершения которой достаточно было бы и устной формы. Письменная форма наиболее распространена в деловом обороте, поскольку при наличии письменного документа можно максимально быстро и достоверно выявить волю сторон на совершение сделки. Несоблюдение требуемой законом письменной формы может приводить к различным последствиям. Общим правилом является недопущение свидетельских показаний в подтверждение сделки и ее условий (ст. 132 ГК). Таким образом, закон затрудняет доказывание факта совершения сделки, признавая допустимыми только письменные доказательства либо иные, исключая возможность применения свидетельских показаний. Однако недопущение свидетельских показаний-это лишь полумера, поскольку закон, затруднив доказывание, предполагает возможность, что даже совершенная сделка может быть не доказана в суде в связи с отсутствием других доказательств. Означает ли это недействительность недоказанной сделки? Нет. Недействительность сделок, не облеченных в требуемую законом простую письменную форму, наступает лишь в случаях, прямо указанных в законе или соглашении сторон. Например, несоблюдение простой письменной формы внешнеэкономической сделки влечет ее недействительность в силу прямого указания закона (п. 3 ст. 162 ГК). Если же таких указаний нет, суд ограничивается констатацией факта, что сделка, совершенная с нарушением требования о ее простой письменной форме, не имела места, т. е. за действиями граждан и юридических лиц, хотя и совершенных, не признается значение юридического факта. Нотариальная форма требуется для совершения сделок, прямо предусмотренных законом, а также соглашением сторон, хотя бы по закону для сделок данного вида эта форма и не требовалась (ст. 163 ГК). Нотариальная форма отличается от простой письменной формы только тем, что специально уполномоченное должностное лицо - нотариус совершает на письменном документе удостоверительную надпись. В случаях, предусмотренных законодательными актами России, удостоверительные надписи вправе совершать и иные должностные лица, например, капитаны судов загранплавания, командиры воинских частей, главные врачи, консулы и т.д. Правила совершения нотариальных действий регулируются Основами законодательства о нотариате\ а также Инструкцией о порядке совершения нотариальных действий должностными лицами органов исполнительной власти. За совершение удостоверительной надписи взимается государственная пошлина. Нотариальная форма обычно предусматривается для сделок, в которых волеизъявление сторон необходимо зафиксировать достаточно определенно, таких, например, как завещание, дарение, купля-продажа недвижимости в жилищной сфере. В ряде случаев нотариальная форма требуется и для сделок с участием юридических лиц и между ними, например, залог недвижимости - ипотека требует нотариальной формы (ст. 339 ГК). Иногда сложившаяся практика хозяйственного оборота заставляет граждан облекать сделку в нотариальную форму, хотя ни законом, ни соглашением сторон это не предусмотрено. Так, купля-продажа автомобилей между гражданами может быть совершена в простой письменной форме и не требует нотариальной формы, однако сложившаяся практика регистрации транспортных средств органами ГАИ вынуждает граждан совершать договор в нотариальной форме. Наряду с рассмотренными формами совершения сделок законом введена дополнительная стадия совершения отдельных видов сделок - государственная регистрация. Если законом предусмотрено, что та или иная сделка подлежит государственной регистрации, то до момента государственной регистрации сделка не считается облеченной в требуемую законом форму, а следовательно, и совершенной. Обязательность государственной регистрации предусмотрена Гражданским кодексом для сделок с землей и другим недвижимым имуществом. Государственная регистрация сделок с движимым имуществом определенного вида может быть введена законом. Так, Федеральным законом "О музейном фонде Российской Федерации и музеях Российской Федерации" от 26 мая 1996 г. введена обязательная регистрация перехода права собственности и других актов, направленных на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей в отношении музейных предметов и музейных коллекций, включенных в состав Музейного фонда Российской Федерации. Сделки с музейными предметами подлежат регистрации в Государственном каталоге Музейного фонда Российской Федерации (ст. 10). Требование государственной регистрации не может быть установлено соглашением сторон, т. е. стороны не вправе требовать регистрации сделки с имуществом, если его регистрация не предусмотрена законом. Государственная регистрация проводится в соответствии с требованиями закона и включает в себя прием документов, необходимых для государственной регистрации, правовую экспертизу документов и законности совершаемой сделки, установление отсутствия противоречий между заявленными требованиями о регистрации и уже зарегистрированными правами на данный объект, внесение информации о совершенных сделках в Единый государственный реестр и совершение надписей на правоустанавливающих документах. В условиях, когда в оборот все более вовлекаются земельные участки, здания, жилые дома, различные сооружения и целые предприятия, стоимость которых достаточно высока, полная и достоверная информация об имуществе является обязательным условием устойчивости гражданского оборота. В связи с этим информация о произведенной регистрации сделок с недвижимостью и правах на нее объявлена законом общедоступной. Органы юстиции, на которые возложена обязанность регистрации сделок с недвижимостью, обязаны предоставлять информацию любому лицу, даже если он и не является участником сделки. Более того, информация должна быть предоставлена и в том случае, если регистрация была осуществлена другим органом юстиции, скажем, в другом городе (ст. 131 ГК). Закон различает регистрацию прав на недвижимое имущество и регистрацию сделок с недвижимым имуществом. В отношении сделок, влекущих переход права собственности, требование о государственной регистрации самой сделки, как правило, отсутствует, поскольку регистрации подлежит переход права собственности. Исключение составляют договоры продажи жилых помещений (п. 2 ст. 558 ГК), предприятий (п. 3 ст. 560 ГК), а также договор, предусматривающий отчуждение недвижимого имущества под выплату ренты (ст. 584 ГК). Все они подлежат государственной регистрации и считаются заключенными с момента такой регистрации. Что же касается сделок с недвижимым имуществом, совершение которых не влечет смены собственника, то в одних случаях они подлежат государственной регистрации, а в других государственной регистрации подлежит передача недвижимого имущества. Государственной регистрации подлежат договор об ипотеке (п. 3 ст. 339 ГК), договор аренды здания или сооружения, заключенный на срок свыше одного года (п. 2 ст. 651 ГК), договор аренды предприятия (п. 2 ст. 658 ГК). Пункт 2 ст. 1017 ГК предусматривает, что передача недвижимого имущества в доверительное управление подлежит государственной регистрации в том же порядке, что и переход права собственности на это имущество. Что же касается самого договора о передаче недвижимого имущества в доверительное управление, то его государственная регистрация ст. 1017 ГК не предусматривается. Отказ в государственной регистрации либо уклонение как соответствующего органа, так и участников договора от его регистрации могут быть обжалованы в суд, арбитражный суд. Последствия несоблюдения нотариальной формы, а также требования о государственной регистрации отличаются более жесткими мерами, чем при несоблюдении простой письменной формы. Несоблюдение нотариальной формы сделки либо требования государственной регистрации влечет недействительность сделки. Таким образом, правило о нотариальной форме и государственная регистрация являются обязательным формальным моментом действительности сделки при условии, что законом либо соглашением сторон предусмотрена нотариальная форма сделки либо законом установлена обязательная ее государственная регистрация (п. 1 ст. 165 ГК). Процедура нотариального удостоверения и государственной регистрации связана с определенными затратами времени и средств, а также личным присутствием при удостоверении сделки нотариусом, что на практике приводит к уклонению граждан от нотариального оформления сделки или государственной регистрации. В случае, если от соответствующего оформления уклоняются обе стороны в сделке, такая сделка не приводит ни к каким юридическим последствиям, являясь недействительной. Однако нередки случаи, когда стороны исполнили сделку, но не оформили ее нотариально. Например, гражданин подарил своему знакомому дачу и передал ее во владение одаряемому, поскольку такая сделка требует нотариального оформления и регистрации, одаряемый обратился к нотариусу. Даритель же отказывается от оформления сделки, считая, что он уже передал все права и теперь оформлением пусть занимается одаряемый. В подобных случаях закон устанавливает возможность судебного доказывания факта совершения сделки. Поскольку воля дарителя была выражена, но не облечена в требуемую законом форму, суд вправе признать по требованию другой стороны совершенную сделку действительной. Решение суда как бы подменяет собой нотариальную форму, ибо после вынесения решения судом последующее нотариальное удостоверение сделки не требуется (п. 2 ст. 165 ГК). Аналогичное правило установлено и для уклонения от государственной регистрации. В этом случае суд выносит решение о регистрации сделки, и сделка регистрируется в органах юстиции на основании решения суда (п. Зет. 165 ГК). Сторона, вынужденная прибегать к помощи суда для подтверждения совершения сделки, не облеченной в нотариальную форму или не зарегистрированной в государственном реестре, как правило, несет определенные расходы не только на предъявление судебного иска, но и в связи с задержкой в совершении и регистрации сделки. В случае установления судом недобросовестного уклонения одной из сторон в сделке от ее надлежащего оформления или государственной регистрации, на нее возлагается обязанность возместить другой стороне убытки, вызванные задержкой (п. 4 ст. 165 ГК). Следует иметь в виду, что сам факт вынесения решения судом о признании сделки совершенной либо о ее регистрации еще не доказывает необоснованность уклонения другой стороны. Уклонение может быть вызвано и объективными причинами, препятствующими одной из сторон оформить сделку надлежащим образом, например, болезнью, отсутствием по служебным делам и т. п. Содержание сделки. Под содержанием сделки как основанием возникновения гражданских правоотношений следует понимать совокупность составляющих ее условий. Для действительности сделки необходимо, чтобы содержание сделки соответствовало требованиям закона и иных правовых актов, т. е. не нарушало ни запретительных, ни предписывающих норм действующего законодательства. В соответствии со ст. 3 ГК, под правовыми актами понимаются Указы Президента Российской Федерации и постановления Правительства Российской Федерации. Следовательно, министерства и иные федеральные органы исполнительной власти не вправе устанавливать требования к содержанию совершаемых сделок, за исключением случаев, когда этим органам подобные полномочия делегированы законом либо иным правовым актом. Сделки по содержанию могут отличаться от установленных законодательством диспозитивных норм либо вообще не быть предусмотренными законом, но во всяком случае они должны соответствовать общим началам и смыслу гражданского законодательства. Поскольку законом предусмотрена недействительность сделок, противных основам правопорядка и нравственности, следует полагать, что противоречие содержания сделки основам правопорядка и нравственности также может считаться основанием недействительности сделки. § 3. Недействительные сделки Виды недействительных сделок. Действительность сделки зависит от действительности образующих ее элементов. Поэтому недействительные сделки могут быть сгруппированы в зависимости от того, какой из элементов сделки оказался дефектным. Так, можно подразделить недействительные сделки на сделки с пороком субъектного состава, сделки с пороками воли, сделки с пороками формы и сделки с пороками содержания. Наряду с отдельными составами недействительных сделок закон (формулирует общую норму, согласно которой недействительной является любая сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов (ст. 168 ГК). Роль такой общей нормы проявляется в случаях, когда совершается сделка, не имеющая пороков отдельные ее образующих элементов, но противоречащая по содержанию и своей направленности требованиям закона. Например, гражданин приобрел строительные материалы у неизвестного ему водителя автомобиля однако впоследствии выяснилось, что водитель не являлся собственником этих материалов и распорядился не принадлежащим ему имуществом. С точки зрения образующих элементов сделки нарушения нет поскольку водитель дееспособен, сделка была исполнена в момент совершения, следовательно, порока формы нет, воля была выражены четко и ясно, но с точки зрения предписаний закона такая сделки недействительна, ибо водитель не являлся собственником материалов и не был управомочен на их отчуждение. Такая сделка признается недействительной пост. 168 ГК. Следуя буквальному толкованию ст. 168 ГК, следует признать, что ею охватывается и дефектность элементов, образующих сделку. Таким образом, норма, сформулированная в ст. 168 ГК, фиксирует общее понятие недействительной сделки, однако при наличии специально" нормы, устанавливающей недействительность сделки в зависимости о дефектности отдельных ее элементов, применению подлежит специальная норма. Сделки с пороками в субъекте следует подразделить на две группы Первая связана с недееспособностью граждан, а вторая - со специальной правоспособностью юридических лиц либо статусом их органов Раздельный анализ сделок, совершаемых гражданами и юридическими лицами, обусловлен характером совершаемых действий. Сделка как волевой акт требует наличия дееспособности у лица, ее совершающего Поскольку дееспособность юридического лица неразрывно связана с его правоспособностью, то составы недействительных сделок, основанных на полном или частичном отсутствии дееспособности, не могут быть применены к юридическим лицам. С другой стороны, при определении круга недействительных сделок с пороками в субъекте надлежит учитывать, что правоспособность юридических лиц, в отличие от правоспособности граждан, может быть не общей, а специальной. Недействительность сделок, участниками которых являются граждане, основывается на тех же критериях, что и общие правила с возникновении дееспособности, а именно на таких критериях, как возраст и психическое отношение к совершаемым действиям. По этим критериям законом сформулированы следующие составы недействительных сделок: а) сделки, совершаемые гражданином, признанным недееспособным (ст. 171 ГК), б) сделки, совершаемые гражданином, ограниченным судом в дееспособности (ст. 176 ГК), в) сделки, совершаемые несовершеннолетним в возрасте до 14 лет (ст. 172 ГК), г) сделки, совершаемые несовершеннолетним в возрасте старше 14 лет (ст. 175 ГК). По таким сделкам дееспособная сторона обязана, помимо исполнения общего требования по недействительным сделкам, возместить другой стороне реальный ущерб, понесенный в результате заключения недействительной сделки. Такая обязанность возлагается на дееспособную сторону в случае, если она знала или должна была знать о недееспособности другой стороны. На практике, между тем, довольно трудно подчас определить, является ли тот или иной гражданин дееспособным или нет. Критерии же, положенные в основу недействительности названных сделок, имеют объективный, не зависящий от участников сделки характер: возраст либо состоявшееся решение суда о признании гражданина недееспособным или ограниченно дееспособным. В связи с этим важно доказать, что дееспособная сторона знала или должна была знать о факте недееспособности. В данном случае нельзя руководствоваться оценочным критерием - мог ли дееспособный гражданин предвидеть, что заключает сделку с гражданином, признанным судом недееспособным. Подтвердить факт знания о недееспособности другой стороны можно, лишь представив информацию о том, что дееспособный гражданин знакомился с соответствующими документами, знал о возрасте, о ранее существовавших судебных решениях и т. п. Сделки, совершенные гражданином, признанным недееспособным, а также малолетним, т.е. не достигшим 14-летнего возраста, являются недействительными с момента их заключения, однако закон предусматривает возможность признания за этими сделками юридической силы, если сделка совершена к выгоде малолетнего или недееспособного гражданина. Для этого лица, уполномоченные законом его представлять,- родители (усыновители) или опекуны должны предъявить в суде требование о признании совершенной их подопечным сделки действительной. Обратная ситуация со сделками, совершенными несовершеннолетними старше 14 лет и гражданами, ограниченными судом в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими средствами. Поскольку у этих лиц имеется хоть частичная дееспособность, то недействительными могут быть признаны только сделки, требующие в соответствии с законом согласия родителей, усыновителей или попечителей на их совершение. Сделки, которые указанные лица вправе совершать самостоятельно, например мелкие бытовые сделки, не могут быть признаны недействительными по основаниям порочности субъектного состава. Отсутствие согласия попечителя или родителей на совершение сделки еще не делает сделку недействительной. Согласие может быть дано и после совершения сделки, если это оправданно. Указанные составы недействительных сделок дают возможность попечителю и родителям оценивать поведение их ребенка или подопечного и лишь в случае необходимости обращаться с иском в суд о признании сделки, совершенной без их согласия, недействительной. Законом предусмотрено два состава недействительных сделок юридических лиц сделки, выходящие за пределы специальной правоспособности юридического лица (ст. 173 ГК), и сделки, совершенные органами юридического лица с превышением их полномочий (ст. 174 ГК). Объединяет оба этих состава то, что их недействительность жестко связана с установлением факта, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о незаконности ее совершения. Это правило еще раз подтверждает, что законодатель стремится наделить юридическое лицо общей правоспособностью, ведь в случае незнания другим участником сделки о существующем пороке сделки, последняя не может быть признана недействительной. Следовательно, закон признает действительными сделки, совершенные с нарушением правил о правоспособности юридических лиц, если другая сторона в сделке об этом не знает. Ст. 49 ГК устанавливает, что юридическое лицо обладает правоспособностью в соответствии с целями, установленными в учредительных документах юридического лица. Для коммерческих организаций сделано исключение, за ними признана возможность иметь любые права и обязанности. На практике при учреждении коммерческих организаций их учредители указывают достаточно конкретный перечень видов и целей деятельности данной организации. В связи с этим норма, предусмотренная ст. 173 ГК, может применяться и в отношении коммерческих организаций, поскольку в ней говорится о сделках, совершенных в противоречии с целями деятельности, определенно ограниченными в учредительных документах юридического лица. Осуществление отдельных видов деятельности, перечень которых должен быть определен законом (в настоящее время он установлен постановлением Правительства России от 24 декабря 1994 г. №1418 о лицензировании отдельных видов деятельности, требует получения специального разрешения - лицензии. В постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 разъяснено, что перечень видов деятельности, которыми юридические лица могут заниматься только на основании лицензии, определяется законом (ч. 3 п. 1 ст. 49 ГК). Поэтому после введения части первой ГК в действие виды деятельности, подлежащие лицензированию, могут устанавливаться только законом. Представляется, однако, что это разъяснение не распространяется на ранее выданные лицензии. Они утрачивают силу с истечением срока, на который выданы, или, например, если занятие соответствующим видом деятельности ныне не требует лицензирования. Требование о признании сделок юридического лица недействительными в связи с нарушением его правоспособности может быть заявлено либо самим юридическим лицом, либо его учредителем (участником), либо государственным органом, осуществляющим контроль или надзор за деятельностью юридического лица, например, налоговой инспекцией, прокуратурой и т. д. К предпринимательской деятельности индивидуальных предпринимателей применяются правила, регулирующие деятельность юридических лиц, являющихся коммерческими организациями, в том числе и правила о лицензировании соответствующей деятельности, если иное не вытекает из закона, иных правовых актов или существа правоотношения. Полномочия лица на совершение сделки могут быть ограничены договором, а полномочия на совершение сделки органом юридического лица также его учредительными документами. Если сделка совершена с превышением полномочий, т. е. ограничения на ее совершение нарушены, то по иску лица, в интересах которого ограничения были установлены, она может быть признана недействительной лишь в случаях, когда доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об указанных ограничениях (ст. 174 ГК). Если же доказать этот факт не представляется возможным, применяется правило ст. 183 ГК, т.е. считается, что сделка совершена от имени и в интересах совершившего ее лица. Наиболее часто встречается ограничение полномочий органа юридического лица. Следует обратить внимание на то, что закон придает юридическое значение только таким ограничениям полномочий органа юридического лица, которые отражены в его учредительных документах. Если, например, принято решение Совета директоров акционерного общества об ограничении полномочий генерального директора, а в учредительных документах такая возможность не предусмотрена, то это решение не может послужить основанием для признания недействительной заключенной генеральным директором сделки без учета установленного ограничения. Ограничения касаются только органов юридического лица, поскольку совершать правомерные действия от имени юридического лица вправе только его органы либо назначенные ими представители, напротив, правонарушение от имени юридического лица может быть совершено любым его работником, действующим при исполнении служебных обязанностей. Требование о признании недействительной сделки, совершенной с превышением полномочий, может быть предъявлено лицом, в интересах которого установлены ограничения. Такими лицами могут быть, например, учредители (участники) юридического лица, его акционеры, доверители по договору поручения и т.п. лица, чьи интересы были защищены введением соответствующего ограничения. Применяя правила ст. 174 ГК, следует учитывать разъяснения относительно проверки полномочий руководителей филиалов и представительств на совершение сделок от имени юридического лица и последствий превышения этих полномочий, которые даны в п. 20 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8. Сделки с пороками воли можно подразделить на: сделки, совершенные без внутренней воли на совершение сделки, и сделки, в которых внутренняя воля сформировалась неправильно. Без внутренней воли совершаются сделки под влиянием насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной (ст. 179 ГК), а также гражданином, не способным понимать значение своих действий или руководить ими (ст. 177 ГК). Такие сделки признаются недействительными вследствие того, что воля самого лица на совершение сделки отсутствует, имеющее же место волеизъявление отражает не волю участника сделки, а волю какого-либо иного лица, оказывающего воздействие на участника сделки Насилие - физическое воздействие (избиение, истязание) на участника сделки со стороны его контрагента или выгодоприобретателя по заключаемой сделке. Необязательно, чтобы контрагент сам оказывал это воздействие, необходимо, чтобы он знал об этом и использовал это обстоятельство в своих интересах. Например, гражданин уговаривает другого подарить ему дом, собственник дома не соглашается. Спустя какое-то время собственник становится жертвой хулиганов; узнав об этом, гражданин приходит к собственнику и требует заключения договора, утверждая, что хулиганы действовали по его поручению, хотя на самом деле он не имел к этому факту никакого отношения. Поскольку воля собственника в данном случае отсутствовала, то последующее оформление договора дарения может быть признано недействительным. Угроза при признании сделок недействительными встречается более часто, чем насилие. Она представляет собой психическое воздействие на участника сделки, что также приводит к волеизъявлению при отсутствии внутренней воли. Не всякая угроза способна опорочить сделку, а лишь такая, которая объективно может воздействовать на участника сделки с целью понуждения его к ее заключению, т.е. существенная угроза. Для признания угрозы существенной обязательным условием является ее реальность, т. е. действительная возможность причинения значительного вреда участнику сделки либо его близким. Если угроза не существенна, то по этому основанию сделка не может признаваться недействительной. Не имеет значения, если участнику сделки угрожают правомерным действием, например, заявлением в милицию, сообщением в налоговую инспекцию. При том, что это действие правомерно, использование его в качестве угрозы порочит действительность сделки. Единственным исключением является угроза правомерным действием, приводящим к тому же результату, что и сделка, совершаемая под влиянием угрозы. Например, требование участника общей собственности о выделе его доли, под угрозой предъявления иска о разделе общей собственности . Злонамеренное соглашение представителя одной стороны с другой стороной также относится к сделкам, имеющим лишь волеизъявление при отсутствии внутренней воли. В сделках, совершаемых через представителя, последний не выражает собственную волю, его задача состоит в том, чтобы донести до контрагента волю представляемого. Вследствие злонамеренного соглашения воля представляемого не доводится и подменяется волей представителя, что и служит основанием недействительности этих сделок. Злонамеренность соглашения предполагает умышленные действия представителя и контрагента, т. е. их сговор за счет представляемого. Сделки, совершаемые гражданами, не способными понимать значение совершаемых ими действий или руководить ими, отличаются от сделок недееспособных граждан тем, что совершаются дееспособными лицами, однако вследствие заболевания, опьянения либо иного состояния психики эти лица не могут понимать, какую сделку они совершают. Наиболее часто по этому основанию признаются недействительными сделки лиц, которые впоследствии признаются недееспособными. Сделки, совершенные под влиянием обмана, заблуждения, кабальные сделки характеризуются наличием внешне выраженной, казалось бы безупречной внутренней воли, однако сформировавшейся под воздействием обстоятельств, искажающих истинную волю лица. Обман - намеренное (умышленное) введение в заблуждение стороны в сделке другой стороной либо лицом, в интересах которого совершается сделка. Обман может быть не только направлен на искаженное представление о самой сделке, ее элементах, выгодности и т. п., но и затрагивать обстоятельства, находящиеся за пределами сделки, например, мотив и цель. Действия недобросовестного контрагента могут выражаться как в активных действиях, например, сообщение ложных сведений, представление поддельной справки о стоимости или ремонте вещи и т.п., так и в пассивных действиях (бездействии) - умолчание подрядчиком о дефекте изделия, непредставление полной документации и т. п. Разумеется, обман должен затрагивать существенные моменты формирования внутренней воли, т. е. такие, при достоверном представлении о которых сделка бы не состоялась. Так, гражданин, сбывающий краденую картину, убеждает покупателя в том, что назначенная им цена низка в связи с тем, что ему срочно нужны деньги для лечения. Если бы покупатель знал об истинных мотивах продавца (сбыт краденого), вероятнее всего, сделка бы не состоялась. Заблуждение также способствует искаженному формированию воли участника сделки, однако в отличие от обмана заблуждение не является результатом умышленных, целенаправленных действий другого участника сделки. Возникновению заблуждения может способствовать недоговоренность, отсутствие должной осмотрительности, подчас самоуверенность участника сделки либо действия третьих лиц. Например, А, вложив большую часть собственных средств в акции инвестиционной компании, уговаривает то же сделать и Б., убеждая его в надежности и гарантированности вложения. Б. приобрел по совету А. привилегированные акции, цена которых упала на рынке. Обыкновенные же акции инвестиционной компании, которыми владел А., напротив, возросли в цене. Б. может утверждать, что под влиянием заблуждения, вызванного действиями А., он приобрел не те акции. Однако не всякое заблуждение может иметь значение для признания сделки недействительной, а лишь признанное судом существенным. Закон (ст. 178 ГК) определяет, какое заблуждение признается существенным: "относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению". Так, если гражданин желает приобрести письменный стол в точности такой же, как и у его соседа, а после доставки покупки к нему домой выясняется, что приобретенный им стол произведен не той фирмой и несколько отличается по оттенку, то такое заблуждение не может быть признано существенным, поскольку возможности использования письменного стола по назначению не снижаются столь значительно, как того требует закон. Наиболее часто встречается заблуждение относительно мотивов сделки. Как уже говорилось, мотив и цель лежат за пределами сделки. Так, если вы приобрели галстук в расчете на то, что он подойдет к имеющемуся у вас костюму, а на самом деле расцветка галстука не подошла, то на самый факт приобретения права собственности на галстук это заблуждение не может повлиять. Приобретаете ли вы вещь для собственного потребления, подарка либо иной цели, продавцу это абсолютно безразлично. Дальнейшее использование вещи (при условии, что она не имеет недостатков) для сделки юридически безразлично. Законом специально подчеркнуто, что заблуждение относительно мотивов не имеет существенного значения. Следует иметь в виду, что стороны могут договориться об учете мотива, однако в этом случае сделка не признается недействительной, она расторгается по соглашению сторон. В качестве примера можно привести ст. 23 Закона о защите прав потребителей, предоставляющую потребителю право отказаться от доброкачественной вещи, которая не подошла ему по фасону, расцветке или размеру. В этом случае явно имело место заблуждение со стороны потребителя, однако, в силу прямого указания закона, сделка не признается недействительной, а может быть либо изменена путем замены вещи, либо расторгнута. Кабальные сделки, совершаемые вследствие стечения тяжелых обстоятельств, имеют порок воли, поскольку их формирование протекает под воздействием таких обстоятельств, при которых практически исключается нормальное формирование воли, что побуждает заключать сделку на крайне невыгодных для себя условиях. В отличие от обмана, обстоятельства, влияющие на формирование воли, возникают независимо от другого участника сделки, однако он осознает их наличие и пользуется этим для заключения выгодной для себя, но крайне невыгодной для контрагента сделки. Кроме того, сам потерпевший от такой сделки, как правило, осознает ее кабальный характер, но волею обстоятельств он вынужден совершить эту сделку. Для определения кабального характера заключаемой сделки следует установить,что гражданин находится в состоянии крайней нужды, что его контрагент понимает это и использует в своих интересах, что условия явно невыгодны для одного из контрагентов. Невыгодность проявляется в несоразмерности уплачиваемой цены и реальной стоимости продаваемой вещи. В условиях инфляционной нестабильности, переоценки стоимости многих вещей, ранее дотируемых государством, граждане подчас просто не могут адекватно определить стоимость вещи, что может создать у них представление о кабальном характере сделки. Чтобы избежать этого, следует применять правило п. 3 ст. 424 ГК: если будет установлено, что в момент совершения сделки при сравнимых обстоятельствах обычно взималась за аналогичную вещь более высокая цена, то можно предполагать невыгодность совершаемой сделки. Говоря о недействительности сделок с пороками воли, нельзя не обратить внимание на теоретический вопрос о том, чему придается более важное значение для действительности сделки: собственно воле или волеизъявлению. В литературе высказаны на сей счет различные взгляды, которые можно сгруппировать следующим образом. По мнению одних авторов, основу действительности сделки должно составлять волеизъявление, поскольку сделка всегда есть действие, а юридические последствия связываются с волеизъявлением. Другие авторы полагают, что стержневым моментом сделки является внутренняя воля лица. Третья позиция представляется более логичной и обоснованной, поскольку она учитывает и наличие правильно сформированной внутренней воли и адекватное ее выражение в волеизъявлении в их неразрывном единстве. Выделение таких понятий, как воля и волеизъявление, не более чем результат их раздельного правового анализа, в реальной же действительности отделить волю от волеизъявления можно только на определенной степени абстракции. Единство воли и волеизъявления - непременное условие действительности сделки. Недействительность сделок вследствие порока формы сделки зависит от того, какая форма законом или соглашением сторон для совершения той или иной сделки установлена. Естественно, что невозможно представить несоблюдение устной формы сделки. Закон связывает недействительность только с письменной формой сделки. Несоблюдение простой письменной формы влечет недействительность сделки только в случаях, специально указанных в законе. Несоблюдение же требуемой законом нотариальной формы, а также государственной регистрации сделки всегда влечет ее недействительность. Сделки с пороками содержания признаются недействительными вследствие расхождения условий сделки с требованиями закона и иных правовых актов. Среди отдельных составов недействительных сделок с пороками содержания следует назвать сделки, совершаемые с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности (ст. 169 ГК), а также мнимые и притворные сделки (ст. 170 ГК). Сделки, совершаемые с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности, представляют собой квалифицированный состав недействительной сделки, не соответствующей требованиям закона. Иными словами, к составу недействительной сделки с пороком содержания добавляется квалифицирующий субъективный момент - цель. Следовательно, при установлении факта нарушения требований закона в условиях сделки такая сделка признается недействительной, но если при этом сделка была совершена с целью, заведомо противной основам правопорядка и нравственности, то наступают более жесткие последствия, предусмотренные законом,-взыскание всего полученного в доход государства. На первый взгляд, состав, предусмотренный ст. 169 ГК, имеет самостоятельный характер и не требует условия несоответствия сделки требованиям закона, достаточно лишь установить наличие противоправной цели и сделка недействительна со всеми вытекающими последствиями. Однако это не так. Гражданское право не имеет целью устанавливать меры ответственности за нарушение основ правопорядка и нравственных устоев общества. Это задачи иных отраслей права. И если заключенная сделка покупки оружия с соблюдением всех предусмотренных законом процедур совершена с целью убийства, то меры гражданского законодательства не в состоянии предотвратить это деяние или наказать виновного. В данном случае эта цель находится за пределами сделки по приобретению оружия. Законное приобретение оружия -действительная сделка, использование же этого оружия для убийства - состав уголовного преступления. В данном квалифицированном составе недействительных сделок довольно часто гражданский закон пересекается с составами различных уголовных преступлений и административных проступков. Роль гражданского закона и, в частности, ст. 169 ГК-устранение неблагоприятных имущественных последствий такого рода действий. Карательные санкции к одной или к обеим сторонам могут быть применены при наличии следующих условий. Во-первых, карательные санкции применяются при наличии умысла хотя бы у одной из сторон. Во-вторых, для применения карательных санкций достаточно, чтобы хотя бы одна из сторон произвела исполнение или во всяком случае приступила к исполнению по такой сделке. В-третьих, карательные санкции применяются к стороне, умышленно совершившей такую сделку, причем независимо от того, произвела ли она сама исполнение или ограничилась принятием исполнения от другой стороны. С учетом всех этих обстоятельств в доход государства будет взыскано либо все полученное по сделке, либо все причитавшееся в возмещение полученного, либо, наконец, и то и другое. Так, если с умыслом действовали обе стороны, но одна из сторон исполнение произвела, а другая не произвела, то со стороны, получившей исполнение по сделке, будет взыскано в доход государства как все ею полученное, так и все, что она сама должна была исполнить по сделке. Мнимые и притворные сделки - сделки с отсутствием основания, т. е. того типового юридического результата, который должен был бы иметь место в действительной сделке. Мнимая сделка совершается лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия. Подобные сделки, как правило, совершаются с целью создать видимость правовых последствий, не желая их наступления в действительности. Например, пытаясь избежать конфискации имущества, гражданин оформляет договор дарения на имя своего родственника. Гражданин действительного желания передать право собственности не имеет, он заинтересован в создании видимости перехода права собственности для следственных и судебных органов. Мнимые сделки ничтожны. Несколько иначе выглядит притворная сделка. В ней также отсутствует основание -стороны стремятся достигнуть отнюдь не того правового результата, который должен возникнуть из совершаемой сделки. В этой ситуации имеется две сделки: одна притворная, а другая та, которую стороны действительно имели в виду. Таким образом, притворная сделка как бы прикрывает своей формой истинную сделку. Поскольку притворная сделка не имеет основания, она недействительна. Однако притворные сделки не всегда возникают вследствие неблаговидных действий, нередко граждане просто не понимают, какую сделку им следовало бы совершить, либо не проводят различия, скажем, между куплей-продажей и имущественным наймом. Закон предоставляет возможность исправить подобные ошибки: признавая притворную сделку недействительной, предлагается применить к сделке, которую стороны действительно имели в виду, относящиеся к ней правила закона. Если прикрываемая сделка не противоречит требованиям закона и иных правовых актов, то она действительна и порождает соответствующие права и обязанности, если же имеется правонарушение, то она признается недействительной. Порядок и последствия признания сделок недействительными. Совершение сделки, имеющей порок какого-либо из элементов ее состава, не может породить юридических последствий. Однако в силу наличия внешней формы заключенной сделки факт ее недействительности нуждается в констатации либо в указании на наличие порока, делающего сделку недействительной. Недействительные сделки различаются в зависимости от того, требуется ли для ее признания недействительной решение суда, либо сделка является недействительной независимо от такого решения. Первые сделки именуются оспоримыми, вторые - ничтожными (ст. 166 ГК). В то же время ГК не исключает возможность предъявления исков о признании недействительной также и ничтожной сделки (см. п. 32 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8). К какой из групп отнести ту или иную недействительную сделку - определяется законом. Так, ГК (ст. 168) установил, что все сделки, по общему правилу, являются ничтожными, а оспоримыми только в случаях, прямо предусмотренных законом. Оспоримость сделки означает доказывание какого-либо факта, имеющего значение для действительности сделки. В основном подлежат доказыванию вопросы, связанные с наличием воли и правильным ее отражением в волеизъявлении, либо наличие или отсутствие согласия опекуна или попечителя на совершение сделки. Оспоримой сделка может быть признана только судом, и до вынесения судебного решения никто, в том числе и никакой государственный орган, не вправе объявлять оспоримую сделку недействительной. Если иск о признании оспоримой сделки не предъявлен в течение установленного законом срока исковой давности, то сделка считается действительной. Иной характер имеют ничтожные сделки. Ничтожная сделка недействительна изначально, ее порок настолько серьезен, что не требует установления этого факта судебным либо иным органом. Поэтому при установлении порочности какого-либо из элементов ничтожной сделки любой орган, гражданин или организация вправе потребовать применения последствий недействительности ничтожной сделки. Иногда недействительной оказывается не вся сделка в целом, а лишь какое-то из ее условий. Например, стороны заключили договор, предусмотрев в нем отказ сторон от права на судебное рассмотрение споров, которые могут возникнуть при его исполнении. Такое условие является недействительным, однако остальные части сделки не содержат никаких отступлений от действующего закона. Нужно ли в этом случае признавать всю сделку недействительной? Нет, закон предусматривает, что недействительность части сделки не порочит всю сделку в целом, если можно предположить, что сделка была бы совершена и без включения недействительной ее части (ст. 180 ГК). Таким образом, решающим является значимость недействительной части с точки зрения сторон. Если без недействительной части сделка утрачивает интерес для сторон, то она должна быть признана недействительной в целом. Например, при купле-продаже жилого дома стороны договорились, что оплата будет произведена в долларах США, при оформлении же договора цена была указана в рублях и гораздо меньшей сумме. Естественно, что при объявлении недействительной части сделки, касающейся оплаты в долларах США и сумме большей, чем указано в договоре, сделка утрачивает интерес для сторон, поскольку затрагивает существенное условие сделки. К числу оспоримых сделок законом отнесены сделки юридического лица, выходящие за пределы его правоспособности (ст. 173 ГК), сделки, совершенные представителем или органом юридического лица с превышением полномочий (ст. 174 ГК), сделки несовершеннолетних старше 14 лет и граждан, ограниченных в дееспособности вследствие злоупотребления спиртными напитками или наркотическими веществами, совершенные без согласия родителей или попечителей этих лиц (ст. 175, 176 ГК), сделки граждан, не способных понимать значение совершаемых ими действий или руководить ими (ст. 177 ГК), а также все сделки с пороками воли и волеизъявления, т.е. совершенные под влиянием заблуждения, обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой или стечения тяжелых обстоятельств (ст. 178, 179 ГК). Все остальные недействительные сделки законом объявлены ничтожными, в частности, ничтожны мнимые и притворные сделки (ст. 170 ГК), сделки недееспособных граждан (ст. 171, 172 ГК), сделки, не соответствующие требованиям закона (ст. 168 ГК), совершенные с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности (ст. 169 ГК), сделки, заключенные без соблюдения требуемой законом нотариальной формы или государственной регистрации (ст. 165 ГК). В случае, когда закон не указывает конкретно, является ли данная сделка ничтожной или оспоримой, а говорится лишь о недействительности сделки, следует обратить внимание на то, имеется ли указание закона на признание сделки недействительной судом. При отсутствии такого указания сделка является ничтожной. Независимо от того, является сделка ничтожной или оспоримой, и те и другие становятся предметом судебного разбирательства для решения вопроса не только об объявлении недействительной оспоримой сделки, но и о применении последствий недействительности ничтожной сделки в случае ее исполнения. Кроме того, в ряде случаев закон предусматривает возможность реанимации ничтожной сделки. Так, сделки, совершенные гражданином, признанным судом недееспособным, а также несовершеннолетним, не достигшим 14 лет (п. 2 ст. 171 и п. 2 ст. 172 ГК), и сделки, не облеченные в требуемую законом нотариальную форму или не прошедшие государственной регистрации (пп. 2, 3 ст. 165 ГК), могут быть признаны судом действительными. Мы назвали этот процесс реанимацией, поскольку ничтожная сделка не может порождать каких-либо прав и обязанностей, за ней не признается качеств юридического факта, т.е. юридически этого действия нет. Решение же суда по признанию ничтожной сделки действительной признает, что это действие порождает законные последствия сделки с момента ее совершения, т.е. суд придает своему решению обратную силу, распространяя юридические последствия на уже истекший промежуток времени. Обращение в суд с требованием о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий недействительности сделки (как оспоримой, так и ничтожной) может быть осуществлено в пределах срока исковой давности. Оспоримая сделка может быть признана судом недействительной в течение одного года со дня, когда лицо узнало или должно было узнать об обстоятельствах, являющихся основанием недействительности сделки. Это общий порядок начала течения срока исковой давности. Для сделок, совершенных под влиянием насилия или угрозы, закон устанавливает специальный порядок исчисления срока исковой давности, ее течение начинается со дня, когда прекратилось действие насилия или угрозы (п. 2 ст. 181 ГК). Логика законодателя понятна: поскольку насилие или угроза оказали столь сильное влияние, что привели к заключению сделки, то едва ли можно рассчитывать, что гражданин решится оспорить эту сделку в период, пока насилие или угроза продолжают свое действие. В пределах того же годичного срока может быть заявлено и требование о применении последствий недействительности оспоримой сделки. Поскольку ничтожная сделка недействительна и без признания этого факта судом, то закон устанавливает только срок исковой давности для предъявления требования о применении последствий недействительности ничтожной сделки. Этот срок гораздо более продолжительный и превышает общий срок исковой давности, он равен десяти годам и исчисляется со дня, когда началось исполнение ничтожной сделки. При отсутствии исполнения ничтожная сделка не приводит ни к каким правовым последствиям, поэтому нет необходимости исчислять срок с момента заключения ничтожной сделки. Исчисление срока исковой давности с момента начала исполнения ничтожной сделки оправдано, ибо цель предъявления иска заключается именно в устранении последствий исполнения ничтожной сделки. Закон оставил открытым вопрос о сроке исковой давности для предъявления требования о признании действительной ничтожной сделки (см., например, подлежит лишь реальный ущерб, т.е. только умаление в имуществе и фактически понесенные стороной расходы. Такие последствия предусмотрены в отношении стороны, совершившей сделку с недееспособным, если она знала или должна была знать о недееспособности (пп. 2, Зет. 171 ГК). Это правило применяется в отношении сделок, совершенных с гражданами в возрасте до и старше 14 лет, ограниченных в дееспособности или неспособных понимать значения совершаемых ими действий или руководить ими. По сделкам, в которых в отношении виновной стороны предусмотрена санкция в виде взыскания полученного в доход государства, дополнительным последствием является возмещение потерпевшему реального ущерба. В сделках, совершенных под влиянием заблуждения, дополнительные последствия применяются в отношении стороны, по вине которой возникло заблуждение. На нее возлагается обязанность возмещения реального ущерба. Если, однако, заблуждение возникло по вине самой заблуждавшейся стороны либо по обстоятельствам, от нее не зависящим, то и заблуждавшаяся сторона обязана возместить реальный ущерб другой стороне, который последняя могла понести вследствие признания заключенной сделки недействительной (п. 2 ст. 178 ГК). п. 2 ст. 174 ГК). Поскольку указанные сделки отнесены к категории ничтожных, то не может быть применен специальный срок исковой давности, установленный для оспоримых сделок,-1 год. Не может быть применен и 10-летний срок, поскольку речь идет не о применении последствий недействительности, а об ином требовании. Следовательно, следует руководствоваться общим сроком исковой давности в три года (ст. 196, 197 ГК). Признание сделок недействительными связано с устранением тех имущественных последствий, которые возникли в результате их исполнения. Общим правилом является возврат сторон в то имущественное положение, которое имело место до исполнения недействительной сделки. Каждая из сторон обязана возвратить другой стороне все полученное по недействительной сделке. Такой возврат сторон в первоначальное положение называется двусторонней реституцией. Если исполненное возвратить в натуре невозможно, как, например, в случае пользования вещью, выполнения работ, оказания услуг либо гибели или утраты вещи, то сторона обязана возместить стоимость утраченной вещи, работ, услуг или наемной платы, т.е. заменить исполнение в натуре денежной компенсацией (ст. 167). В отдельных случаях закон предусматривает санкцию за совершение недействительной сделки в виде взыскания полученного в доход государства. Эта санкция касается только виновной стороны, умышленно совершающей недействительную сделку, потерпевшей же стороне возвращается все полученное виновной стороной либо присуждается компенсация при невозможности возврата в натуре. Такая санкция предусмотрена в отношении виновной стороны за совершение сделки под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой или стечения тяжелых обстоятельств (п. 2 ст. 179 ГК). Если виновны в совершении противоправной сделки с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, обе стороны, то в доход Российской Федерации взыскивается все полученное сторонами либо причитающееся к исполнению. Если виновно действовала только одна сторона, то виновная обязана возместить другой стороне все полученное по сделке, а причитающееся виновной стороне взыскивается в доход государства (ст. 169 ГК). Наряду с общими последствиями недействительности сделок применяются и специальные в виде возложения обязанности возместить ущерб, понесенный одной из сторон вследствие заключения и исполнения недействительной сделки. Эта санкция может рассматриваться в качестве меры гражданско-правовой ответственности. Возмещению Глава II. ОСУЩЕСТВЛЕНИЕ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ И ИСПОЛНЕНИЕ ОБЯЗАННОСТЕЙ § 1. Понятие и способы осуществления гражданских прав и исполнения обязанностей Понятие осуществления субъективных гражданских прав. В соответствии с п. 1 ст. 9 ГК граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права. Это означает, что все вопросы, связанные с использованием субъективных прав, включая объем и способы их реализации, а также отказом от субъективных прав, передачей их другим лицам и т. п., решаются управомоченными лицами по их собственному усмотрению. Например, кредитор в заемном обязательстве может не только потребовать возврата долга, но и сложить его с должника, уменьшить его размер, уступить свое право требования другому лицу и т. п. При этом отказ граждан и юридических лиц от осуществления принадлежащих им прав не влечет прекращения этих прав, за исключением случаев, предусмотренных законом. Например, нельзя исключить из акционерного общества акционера, не принимающего участия в управлении делами акционерного общества. Напротив, наследник, не воспользовавшийся без уважительных причин своим правом на принятие наследства в течение 6-месячного срока после открытия наследства, утрачивает это право. При этом, однако, необходимо учитывать два следующих обстоятельства. Во-первых, некоторые субъективные права одновременно выступают в качестве гражданско-правовых обязанностей. Например, в соответствии с законом опекун не только вправе совершать от имени недееспособного гражданско-правовые сделки, но и обязан это делать, если того требуют интересы опекаемого. Поэтому реализация некоторых субъективных прав зависит не только от усмотрения управомоченных лиц, но и от предписаний закона. Во-вторых, следует подчеркнуть, что в данном случае речь вдет о конкретных субъективных правах, которыми обладают граждане и юридические лица. Вопрос о распоряжении правами, которые лишь могут возникнуть у субъекта в будущем, должен решаться с учетом правила о том, что "полный или частичный отказ гражданина от правоспособности или дееспособности и другие сделки, направленные на ограничение правоспособности или дееспособности, ничтожны, за исключением случаев, когда такие сделки допускаются законом" (п. 3 ст. 22 ГК). Поэтому, например, будет недействительным включенное в авторский договор условие, ограничивающее автора в создании в будущем произведений на данную тему или в данной области. Наиболее часто граждане и юридические лица распоряжаются принадлежащими им правами путем их осуществления. Под осуществлением права понимается реализация тех возможностей, которые предоставляются законом или договором обладателю субъективного права. Иными словами, осуществить субъективное тражданское право - значит реально воспользоваться той юридической свободой, которая гарантирована субъекту тосударством. Способы осуществления гражданских прав. Как известно, центральным элементом всякого субъективного права является свобода выбора соответствующего поведения самим управомоченным субъектом. Именно поэтому субъективные тражданские права осуществляются прежде всего посредством собственных юридически значимых активных действий управомоченных лиц. Так, например, собственник может сам пользоваться своим имуществом, может сдать его в аренду, продать, обменять и т.п. Во всех этих случаях им реализуется право на свои активные действия, с помощью которых удовлетворяются его интересы. Право на положительные действия, однако, тесно связано с другим, пусть и не главным, но необходимым элементом субъективного права - с правом требования соответствующего поведения обязанных лиц. Осуществление субъективных прав в этом плане всегда представляет собой органический сплав возможностей совершения собственных действий управомоченным лицом с возможностью требовать исполнения или соблюдения юридических обязанностей другими лицами. Конкретная реализация этих возможностей и представляет собой способы осуществления права. Выбор способа осуществления права зависит не только от усмотрения субъекта, но и от конкретного содержания субъективного права. Последнее, в свою очередь, определяется его назначением, т.е. теми целями, для достижения которых оно и предоставляется управомоченному лицу. Так, субъективное право авторства призвано обеспечить общественное признание того факта, что лицо является создателем нового, творчески самостоятельного произведения. В связи с этим на первый план выдвигается предоставленная творцу произведения возможность требовать от всех третьих лиц воздержания от каких бы то ни было действий, которые бы отрицали или ставили под сомнение данное обстоятельство. Конкретные способы реализации этой возможности, т.е. способы осуществления субъективного права авторства, могут быть самыми различными, однако суть их в данном случае будет сводиться к требованию соответствующего поведения от обязанных лиц. Наряду с этим право авторства может осуществляться субъектом и посредством собственных активных действий, хотя такой способ осуществления права является в данном случае лишь вспомогательным средством его реализации. От характера субъективного права зависит в конечном счете и то, исчерпывается ли осуществление права каким-то одним действием или выражается в длящихся, повторяющихся действиях управомоченного субъекта. Так, например, если субъективное право на принятие наследства может быть осуществлено лишь однократно, то право нанимателя по договору жилищного найма предполагает ряд длящихся, многократно повторяющихся действий по пользованию жилым помещением. Исполнение обязанностей. Осуществление субъективных прав находится в неразрывной связи с исполнением обязанностей. Наиболее наглядно это проявляется при реализации права требования, особенно в тех случаях, когда управомоченное лицо может добиваться от обязанного субъекта выполнения определенных активных действий, в частности передачи имущества, выполнения работ, оказания услуг и т. п. Связь между правом на активные действия и обязанностью третьих лиц не препятствовать их совершению менее заметна, однако безусловно присутствует в правовой действительности. Гражданско-правовая обязанность характеризуется как мера должного поведения обязанного лица, которой оно должно следовать в соответствии с требованиями управомоченного субъекта в целях удовлетворения его интересов. Гражданско-правовые обязанности, как и права, имеют неодинаковое содержание. Так, в абсолютных правоотношениях, например, правоотношении собственности, где в качестве обязанных субъектов выступают все противостоящие правообладателю третьи лица, обязанности последних носят пассивный характер. Они должны воздержаться от действий, препятствующих управомоченному лицу совершать дозволенные ему активные действия по удовлетворению своих интересов. Напротив, в относительных, в частности обязательственных, правоотношениях гражданско-правовые обязанности заключаются прежде всего в положительных действиях, совершение которых обеспечивает удовлетворение интересов управомоченного. § 2. Пределы осуществления гражданских прав Понятие пределов осуществления гражданских прав. Закрепляя принцип свободной реализации принадлежащих гражданам и юридическим лицам субъективных прав, действующее законодательство одновременно предъявляет определенные требования, которые должны соблюдаться при их осуществлении. Содержание этих требований является различным, так как зависит от характера и назначения конкретных субъективных прав. Вместе с тем закон содержит и ряд таких требований, которые могут рассматриваться в качестве общих границ (пределов) осуществления любых субъективных прав. К сожалению, в новом ГК (ст. 10) общие пределы осуществления гражданских прав обозначены весьма скупо, в связи с чем некоторые из них приходится выводить из общих начал и смысла гражданского законодательства. Прежде всего осуществление гражданских прав не должно нарушать прав и охраняемых законом интересов других лиц. Наличие подобного требования продиктовано тем очевидным обстоятельством, что права различных субъектов в обществе теснейшим образом переплетены и взаимосвязаны. Осуществляя свои права, субъект должен считаться с тем, что другие лица являются обладателями аналогичных или смежных прав, которые точно также признаются и охраняются законом. Например, наниматель (собственник) жилого помещения не может использовать его таким образом, чтобы его действия затрудняли осуществление аналогичных прав другими лицами, проживающими в данном доме. Иными словами, гражданские права одного субъекта кончаются там, где начинаются права другого субъекта. При осуществлении целого ряда гражданских прав граждане и юридические лица должны действовать разумно и добросовестно (ст. 157, 220, 234 ГК), соблюдать основы нравственности (ст. 169 ГК) и другие принятые в обществе нормы (ст. 241 ГК). Это, конечно, не означает, что гражданский закон приравнивает моральные нормы к правовым. Само по себе нарушение моральных норм не может влечь для участников гражданско-правовых правоотношений неблагоприятных юридических последствий, ибо иное толкование закона игнорировало бы различия, существующие между нормами права и нравственности. Смысл рассматриваемого требования заключается в том, чтобы ориентировать субъектов, а также правоприменительные органы на обязательный учет в своей деятельности правил общепринятой морали. Так, например, спор по поводу освободившегося изолированного жилого помещения в коммунальной квартире, на которое одновременно претендуют несколько нанимателей, имеющих формально равные юридические права на его присоединение (ст. 16 Закона РФ "Об основах федеральной жилищной политики"), может быть правильно разрешен только на основе учета морального веса прав претендентов. Моральные принципы общества играют существенную роль при разрешении целого ряда иных гражданско-правовых споров, в частности споров, связанных с выселением из-за невозможности совместного проживания, разделом имущества в натуре, устранением от наследования и др. Гражданские права должны, далее, осуществляться в соответствии с их назначением. Под назначением права понимается та цель, для достижения которой данное право предоставлено субъекту. Назначение субъективных прав либо прямо определяется гражданским законодательством, либо устанавливается самими участниками гражданских правоотношений в их договоре, либо вытекает из существа данного права. Так, по договору жилищного найма жилое помещение предоставляется нанимателю и членам его семьи для постоянного проживания, т. е. для удовлетворения потребности в жилье. Поэтому, если жилое помещение самовольно используется для других целей, например, для организации производства или ведения предпринимательской деятельности, это будет означать, что право осуществляется в противоречии с его конкретным назначением. Гражданские права, осуществляемые в противоречии с их назначением, не пользуются правовой охраной. Наряду с изложенными требованиями пределы осуществления гражданских прав определяются и некоторыми другими моментами. Так, правомерность реализации права может зависеть от объема право-, дееспособности участников гражданских правоотношений, в частности от характера специальной правоспособности юридического лица, от установленного законом или договором срока реализации права, от наличия или отсутствия определенных условий и т. п. С целью недопущения монополистической деятельности, т. е. действий хозяйствующих субъектов, направленных на недопущение, ограничение или устранение конкуренции, гражданское законодательство вводит ряд дополнительных правил, определяющих рамки осуществления гражданских прав в сфере предпринимательства. Так, хозяйствующим субъектам, занимающим на рынке производимых ими товаров (услуг) доминирующее положение, запрещается злоупотреблять этим обстоятельством. Такими злоупотреблениями, в частности, признаются действия, связанные с ограничением или прекращением производства либо изъятием товаров из обращения для создания их дефицита или повышения цены, навязывание контрагенту условий договора, не выгодных для него или не относящихся к предмету договора либо ставящих его в неравное положение по сравнению с другими хозяйствующими субъектами и др. (ст. 5 Закона РСФСР "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" от 22 марта 1991 г.. Не допускается осуществление гражданских прав и в рамках заключенных соглашений конкурирующих хозяйствующих субъектов относительно установления (поддержания) цен (тарифов), скидок, надбавок, наценок, раздела рынка по территориальному или иному признаку, устранения с него других предпринимателей и т.д. Подобные соглашения запрещены законодательством и являются недействительными. Понятие злоупотребления правом. Действия субъектов гражданских правоотношений, совершаемые в рамках предоставленных им прав, но с нарушением их пределов, характеризуются в литературе как злоупотребление правом. Хотя использование данного понятия ставилось некоторыми авторами под сомнение, его существование следует признать теоретически оправданным. Злоупотребление правом представляет собой особое гражданское правонарушение. Основная его специфика состоит в том, что действия нарушителя формально опираются на принадлежащее ему право, однако при конкретной его реализации они приобретают такую форму и характер, что это приводит к нарушению прав и охраняемых законом интересов других лиц. Так, явным злоупотреблением правом должны быть признаны действия обладателя субъективного права, если они совершаются с единственной целые причинить вред другому лицу (так называемая шикана). Не вызывает сомнений квалификация в качестве злоупотребления правом и рассмотренных выше действий предпринимателей, которые направлены на ограничение конкуренции. В обоих случаях права осуществляются с незаконной целью или, говоря иными словами, в противоречии с из назначением. Достаточно распространенной формой злоупотребления правою является реализация предоставленных им возможностей недозволенными средствами. Например, закон закрепляет за автором право на имя. одной из допустимых форм реализации которого является опубликование произведения под псевдонимом. Если, однако, в качестве псевдонима автором будет избрано имя, способное ввести публику Б заблуждение, такое использование права должно быть квалифицировано как злоупотребление им. Злоупотреблением правом следует признать и те случаи, когда субъектом используются недозволенные средства его защиты. Так, если собственник имущества в целях предохранения его от кражи применяе7 такие средства, которые представляют смертельную опасность для окружающих, он выходит за рамки предоставленных ему законом возможностей и, следовательно, злоупотребляет своим правом. Злоупотребление правом, как и всякое другое гражданское правонарушение, влечет применение к нарушителям предусмотренных законом санкций. В тех случаях, когда конкретные правовые последствия специальными нормами не определены, в качестве общей санкции соответствии со ст. 10 ГК выступает отказ в охране субъективного права. Граждане и юридические лица, по общему правилу, осуществлял свои права и обязанности самостоятельно. Вместе с тем они могут, а иногда и вынуждены прибегать к услугам других лиц - представителей. Но о представительстве печь пойдет в следующей главе. Глава 12. ПРЕДСТАВИТЕЛЬСТВО § 1. Понятие и виды представительства Понятие и значение института представительства. Под представительством понимается совершение одним лицом, представителем, в пределах имеющихся у него полномочий сделок и иных юридических действий от имени и в интересах другого лица, представляемого. Согласно ст. 182 ГК сделка, совершаемая представителем на основании его полномочий, непосредственно создает, изменяет и прекращает гражданские права и обязанности представляемого. Институт представительства имеет в гражданском обороте широкую сферу применения. Потребность в нем возникает не только тогда, когда сам представляемый в силу закона (например, из-за отсутствия дееспособности) или конкретных жизненных обстоятельств (например, из-за болезни, командировки, занятости и т.д.) не может лично осуществлять свои права и обязанности. В целом ряде случаев к услугам представителей прибегают ради того, чтобы воспользоваться специальными знаниями и опытом представителя, сэкономить время, средства и т. п. Деятельность большинства юридических лиц вообще немыслима без постоянного или хотя бы эпизодического обращения к представительству (работа продавцов и кассиров, функционирование филиалов и представительств, представительство в суде и т.п.). С помощью представительства могут осуществляться не только имущественные, но и некоторые личные неимущественные права. Так, автор изобретения может через представителя оформить и подать заявку на получение патента. Однако не допускается совершение через представителя сделок, которые по своему характеру могут быть совершены только лично, а также других сделок в случаях, предусмотренных законом (ст. 182 ГК). Так, только лично можно составить завещание, выдать доверенность, заключить договор пожизненного содержания с иждивением и др. Субъекты представительства. В отношениях представительства принято различать трех субъектов - представляемого, представителя и третье лицо, с которым у представляемого возникает правовая связь благодаря действиям представителя. В роли представляемого может выступать любой субъект гражданского права - юридическое лицо или гражданин независимо от состояния дееспособности. Круг лиц, которые могут быть представителями, является более узким. Во-первых, представители - граждане должны обладать, как правило, полной дееспособностью. В виде исключения в качестве представителей юридических лиц в сфере торговли и обслуживания могут выступать граждане, достигшие трудового совершеннолетия, т. е. 16 лет. Во-вторых, юридические лица могут принимать на себя функции представителей, если это не расходится с теми целями и задачами, которые указаны в их учредительных документах. В-третьих, законодательство содержит ряд прямых запретов в отношении выполнения представительских функций некоторыми субъектами гражданского права. Так, в соответствии со ст. 47 ГПК не вправе быть представителями в суде лица, исключенные из коллегии адвокатов, следователи, судьи, прокуроры, кроме случаев, когда они выступают в качестве уполномоченных соответствующего суда, прокуратуры или в качестве законных представителей. Главные бухгалтеры не могут получать по доверенности денежные средства по чекам и другим документам в банках, а также товарно-материальные ценности для организаций, в которых они работают. В качестве третьего лица, с которым представляемый с помощью представителя заключает гражданско-правовую сделку или совершает иное юридическое действие, может выступать также любой субъект гражданского права. Закон лишь запрещает представителю совершать сделки от имени представляемого в отношении себя лично, а также в отношении другого лица, представителем которого он одновременно является, за исключением случаев коммерческого представительства (ч. Зет. 182 ГК). Например, представитель не может сам купить то имущество, которое поручил ему продать представляемый. Правовые связи при представительстве имеют сложную структуру и складываются из трех следующих отношений: 1) между представляемым и представителем; 2) между представителем и третьим лицом; 3) между представляемым и третьим лицом. Первые два звена этой цепочки образуют соответственно внутреннюю и внешнюю стороны непосредственно представительства. Отношения между представляемым и третьим лицом являются результатом осуществления представительства и поэтому представительскими в точном смысле этого слова считаться не могут. Отличия представительства от сходных с ним правоотношений. Представительство необходимо отличать от внешне сходных с ним, но имеющих иную юридическую природу действий участников гражданских правоотношений. Так, деятельность представителя не следует отождествлять с выполнением функций посланца и посредника. Представитель хотя и действует от имени представляемого, однако выражает при совершении сделок и других юридических действий свою собственную волю. С этим обстоятельством, в частности, связаны повышенные требования к его дееспособности, а также прямая зависимость действительности совершенных им сделок с правильным формированием его внутренней воли и адекватным ее внешним выражением. В отличие от представителя посланец (посыльный) лишь передает волю (мнение, желание) одного лица другому, но свою собственную волю не выражает. Из этого, в частности, следует, что посланцем может быть и недееспособное лицо. По признаку выражения воли при совершении сделки представитель отличается и от простого рукоприкладчика, т. е. лица, подписывающего сделку по просьбе другого лица, который вследствие физического недостатка, болезни или по каким-либо иным причинам не может подписаться собственноручно (ч. 3 ст. 160 ГК). Рукоприкладчик в данном случае не выражает собственной воли и не передает воли такого гражданина, а лишь подтверждает тот факт, что гражданин выразил свою волю на сделку. Посредник (брокер), как и представитель, совершает активные юридические действия, имеющие волевой характер. Однако его действия лишь способствуют заключению договора между сторонами, но сами по себе юридически стороны не связывают. Посредник может подыскать потенциальных партнеров, провести переговоры о заключении сделки с каждым из них, но волю на совершение сделки выражают сами ее будущие участники. Деятельность же представителя не сводится только к такой технической помощи, а выражается в установлении правовых отношений между представляемым и третьим лицом. Деятельность представителя весьма близка и к деятельности комиссионера, который не просто оказывает своим клиентам техническую помощь, но и заключает в их интересах гражданско-правовые сделки. Однако в отличие от представителя комиссионер, например комиссионный магазин, совершает сделки с третьими лицами от собственного имени и сам приобретает по ним права и обязанности, которые в последующем передает своим клиентам. Аналогичные отличия имеются между представителем и другими лицами, действующими хотя и в чужих интересах, но от собственного имени (конкурсные управляющие при банкротстве, душеприказчики при наследовании и др.). Полномочия представителя. Действия представителя создают, изменяют или прекращают гражданские права и обязанности представляемого лишь тогда, когда они совершаются в пределах предоставленных представителю полномочий. Если же представитель превышает свои полномочия, представляемый свободен от каких бы то ни было обязательств перед третьим лицом, с которым представитель вступил в правовые отношения от его имени. Что же представляют собой полномочия представителя. Юридическая природа данного понятия получила в литературе различные оценки. Одни ученые рассматривают полномочие представителя как особое субъективное право, которому не соответствует чья-либо конкретная обязанность либо противостоит обязанность представляемого принять на себя все юридические последствия действий представителя. По мнению В. А. Рясенцева, полномочие есть проявление гражданской правоспособности. О. С. Иоффе полагает, что полномочие является юридическим фактом, определяющим границы присоединения к правоспособности представляемого дееспособности представителя. Каждая из этих позиций имеет как позитивные, так и уязвимые стороны, в силу чего вопрос о юридической природе полномочия продолжает оставаться дискуссионным. Как бы то ни было, со стороны своего содержания полномочие есть мера возможного поведения представителя по отношению к третьим лицам. Именно в силу предоставленного ему полномочия представитель заключает с третьими лицами сделки и совершает другие юридические действия от имени и в интересах представляемого. Основания возникновения представительства. Возникновение у представителя необходимого полномочия закон связывает прежде всего с волеизъявлением представляемого, а также с другими юридическими фактами, специально указанными в законе. Согласно ст. 182 ГК полномочия представителя могут основываться на доверенности, административном акте или законе. Объем и характер полномочий представителя, а также условия их осуществления прямо зависят от лежащих в основе представительства юридических фактов. Соответственно различаются и сами виды представительства: а) представительство, основанное на административном акте; б) представительство, основанное на законе; в) представительство, основанное на договоре. Представительство, основанное на административном акте, есть такое представительство, при котором представитель обязуется действовать от имени представляемого в силу административного распоряжения последнего. Чаще всего оно имеет место тогда, когда орган юридического лица издает приказ о назначении работника на должность, связанную с осуществлением определенных представительских функций, например, представительством в суде, составлением юридических актов, заключением сделок и т.д. Полномочия представителя в этом случае определяются изданным административным актом, либо следуют из должностной инструкции работника, либо явствуют из обстановки, в которой действует представитель (продавец, кассир, приемщик заказов и т.п.). К данному виду представительства следует отнести и такое представительство, которое основано на членстве в кооперативной или общественной организации. В ряде случаев представительские отношения возникают по прямому указанию закона, в силу чего данный вид представительства часто именуется представительством законным. Так, законными представителями малолетних детей являются их родители, полномочия которых основываются на фактах материнства и отцовства. Аналогичную роль играют усыновление, установление опеки и ряд других юридических фактов, с которыми закон связывает возникновение представительства. Особенностями данного вида представительства является то, во-первых, что оно возникает независимо от волеизъявления представляемого, и, во-вторых, что полномочия представителя непосредственно определены законом. Представительство, основанное на договоре, в отличие от двух рассмотренных выше видов обязательного представительства, является представительством добровольным. Это означает, что оно возникает по воле представляемого, который определяет не только фигуру представителя, но и его полномочия. Кроме того, на совершение юридических действий от имени представляемого требуется согласие самого представителя. Между представляемым и представителем заключается договор, определяющий их внутренние взаимоотношения (обычно договор поручения). Если стороной такого договора становится лицо, постоянно и самостоятельно представительствующее от имени предпринимателей при заключении ими договоров в сфере предпринимательства, возникает так называемое коммерческое представительство (ст. 184 ГК). Данный вид представительства имеет ряд существенных особенностей по сравнению с обычным, некоммерческим представительством. Главная из них заключается в том, что коммерческому представителю разрешено быть одновременно представителем разных сторон в сделке. Это допускается тогда, когда обе стороны согласны с таким представительством либо когда оно прямо предусмотрено законом. Коммерческий представитель при этом обязан исполнять данное ему поручение с заботливостью обычного предпринимателя. Полномочия коммерческого представителя должны быть прямо отражены в договоре, который заключается в письменной форме, либо указаны в выдаваемой ему доверенности. В тех случаях, когда коммерческий представитель одновременно выступает от имени разных сторон в сделке, он вправе требовать уплаты обусловленного вознаграждения и возмещения понесенных им при исполнении поручения издержек от сторон договора в равных долях, если иное не предусмотрено соглашением между ними. Для представительства перед третьими лицами представляемый обычно выдает представителю особый письменный документ, именуемый доверенностью. § 2. Доверенность Понятие доверенности. Доверенностью признается письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому для представительства перед третьими лицами (ч. 1 ст. 185 ГК). Чаще всего доверенность выдается для подтверждения полномочий добровольного представительства. Однако если само добровольное представительство имеет в основе договор между представляемым и представителем, то выдача доверенности по своей юридической природе представляет собой одностороннюю сделку, совершаемую по единоличному усмотрению представляемого. Иными словами, для выдачи доверенности и приобретения ею юридической силы не требуется согласие представителя. Это и понятно, так как возникающие у представителя полномочия не затрагивают его собственных гражданских прав, но дают ему право действовать от имени и в интересах представляемого. В отличие от договора, регулирующего внутренние отношения между представителем и представляемым, доверенность призвана обеспечить внешний эффект представительства, а именно установить правовую связь между представляемым и третьим лицом посредством действий представителя. Знакомясь с доверенностью, третьи лица, которым она собственно и адресуется, узнают, какими полномочиями обладает представитель. Договор же или иной юридический факт, послуживший основой для выдачи доверенности, как таковой третьих лиц не касается. Любые сделки и иные юридические действия, совершенные представителем в рамках предоставленных ему полномочий, носят для представляемого обязательный характер. В частности, представляемый не может отказаться от исполнения заключенного на основании доверенности договора, сославшись на то, что представитель нарушил заключенный между ними договор о представительстве, например, отступил от данных ему указаний, если только они не были четко отражены не только в договоре, но и в доверенности. Иными словами, в случае расхождения между договором, определяющим внутренние отношения представляемого и представителя, и выданной представителю доверенностью, права и обязанности представляемого, вытекающие из сделок, совершенных представителем с третьими лицами, определяются полномочиями, зафиксированными в доверенности, а не в договоре о представительстве (например, в договоре поручения). Требования, предъявляемые к доверенности. Будучи гражданско-правовой сделкой, доверенность должна соответствовать всем требованиям, предъявляемым к сделкам законом. В частности, доверенность может быть выдана лишь на совершение правомерных юридических действий; воля представляемого должна формироваться свободно и быть адекватно выражена в доверенности; доверенность, выданная юридическому лицу, может касаться лишь совершения сделок, не противоречащих специальной правосубъектности, и т.д. Наряду с этим составление доверенности подчиняется ряду специальных правил, несоблюдение которых может повлечь за собой недействительность доверенности. Основные предъявляемые к доверенности требования сводятся к следующему. Во-первых, доверенность должна быть специальным образом оформлена. Закон определяет доверенность как письменный документ, вне которого доверенности не существует. В устной форме может быть совершен договор, на основе которого возникает представительство; доверенность же всегда требует письменной фиксации полномочий представителя. По общему правилу, для действительности доверенности достаточно того, чтобы она была облечена в простую письменную форму. При этом она может быть составлена как в виде особого документа, названного доверенностью, так и в любом другом виде, например, в форме письма, телеграммы, факса, части договора, содержащей описание полномочий представителя, и т. п. Важно лишь, чтобы в этом документе были четко отражены полномочия представителя и содержались другие реквизиты, необходимые для доверенности. Функции доверенности могут выполняться и некоторыми другими письменными документами, например, служебным удостоверением директора филиала, страхового агента, путевым листом, выдаваемым водителю, и т. п. В случаях, прямо указанных в законе, к форме доверенности предъявляются повышенные требования. Чаще всего они выражаются в том, что доверенность должна быть определенным образом удостоверена. Так, в нотариальном порядке должны быть удостоверены доверенности на совершение сделок, требующих нотариальной формы, за исключением случаев, предусмотренных законом (ч. 2 ст. 185 ГК). В соответствии сост. 187 ГК нотариально должна быть оформлена доверенность, выдаваемая в порядке передоверия. При этом к нотариально удостоверенным доверенностям закон приравнивает: а) доверенности военнослужащих и других лиц, находящихся на излечении в госпиталях, санаториях и других военно-лечебных учреждениях, удостоверенные начальником такого учреждения, его заместителем по медицинской части, старшим или дежурным врачом; б) доверенности военнослужащих, а в пунктах дислокации воинских частей, соединений, учреждений и военно-учебных заведений, где нет нотариальных контор и других органов, совершающих нотариальные действия, также доверенности рабочих и служащих, членов их семей и членов семей военнослужащих, удостоверенные командиром (начальником) этой части, соединения, учреждения и заведения; в) доверенности лиц, находящихся в местах лишения свободы, удостоверенные начальником места лишения свободы; г) доверенности совершеннолетних дееспособных граждан, находящихся в учреждениях социальной защиты населения, удостоверенные администрацией этого учреждения или руководителем (его заместителем) соответствующего органа социальной защиты населения. Доверенность на получение заработной платы и иных платежей, связанных с трудовыми отношениями, на получение вознаграждения авторов и изобретателей, пенсий, пособий и стипендий, вкладов граждан в банках и на получение корреспонденции, в том числе денежной и посылочной, может быть удостоверена также организацией, в которой доверитель работает или учится, жилищно-эксплуатационной организацией по месту его жительства и администрацией стационарного лечебного учреждения, в котором он находится на излечении. Доверенность на получение представителем гражданина его вклада в банке, денежных средств с его банковского счета, адресованной ему корреспонденции в организациях связи может быть удостоверена соответствующим банком или организацией связи. Причем такая доверенность удостоверяется бесплатно. Доверенности, выдаваемые от имени юридических лиц, кроме выдаваемых в порядке передоверия, нотариального или какого-либо иного специального удостоверения не требуют. Однако они должны быть подписаны руководителями или иными уполномоченными лицами этих организаций с приложением печати организации, а доверенности на получение или выдачу денег и других имущественных ценностей должны быть подписаны также главными (старшими) бухгалтерами (ч. 5 ст. 185 ГК). Формы доверенностей на совершение операций в банке и доверенностей на совершение сделок в области внешней торговли определяются специальными правилами. Во-вторых, доверенность является сугубо срочной сделкой. Максимальный срок ее действия в соответствии со ст. 186 ГК составляет три года. Если в доверенности срок ее действия не указан, она сохраняет силу в течение одного года со дня ее совершения. Исключение составляет нотариально удостоверенная доверенность, выданная для совершения действий за границей, которая сохраняет силу до ее отмены, если в самой доверенности не содержится указаний о конкретном сроке ее действия. В любом случае в доверенности должна содержаться дата ее совершения, без которой доверенность признается недействительной. В-третьих, доверенность является именным документом. Это означает, что в доверенности должно быть указано лицо, которому она выдана, а также лицо, которое составило доверенность. При этом доверенность может быть выдана как на имя одного лица, так и на имя нескольких лиц, которые могут выступать сообща или каждый по отдельности. Выдать доверенность может также не только одно лицо, но и несколько лиц, например, лица, выступающие в качестве стороны в договоре. Передоверие. Лицо, которому выдана доверенность, должно лично совершить те действия, на которые оно уполномочено. Вместе с тем при наличии определенных условий представитель может возложить выполнение этих действий на другое лицо в порядке передоверия. В соответствии со ст. 187 ГК это возможно, если, во-первых, представитель прямо уполномочен на это доверенностью либо, во-вторых, представитель вынужден к этому силой обстоятельств для охраны интересов представляемого. По смыслу закона представляемый может в любой момент разрешить передоверие, наделив представителя соответствующим полномочием на основании его запроса или по собственной инициативе (например, в письме, телеграмме и т.д.). Представитель, передавший свои полномочия другому лицу, должен известить об этом представляемого и сообщить ему необходимые сведения о своем заместителе. В противном случае вся ответственность за действия заместителя возлагается на представителя, передавшего свои полномочия. Срок действия доверенности, выданной в порядке передоверия, не может превышать срока действия доверенности, на основании которой она выдана. Виды доверенностей. Действующее законодательство предусматривает несколько видов доверенностей. В зависимости от объема и характера выраженных в доверенности полномочий принято различать генеральные (общие), специальные и разовые доверенности. Генеральной считается доверенность, которая уполномочивает представителя на совершение широкого круга сделок и других юридических действий, связанных, как правило, со всем объемом деятельности представляемого. Примерами такой доверенности могут служить доверенность на управление имуществом гражданина, а также доверенность управляющего филиалом юридического лица. Специальная доверенность предоставляет представителю право совершать также неограниченное число сделок или иных юридических действий от имени представляемого, однако в ней либо очерчивается определенная сфера деятельности представителя, либо перечисляются конкретные, как правило, однородные возможные действия представителя. Например, специальной будет считаться доверенность, выданная адвокату на ведение дела в суде либо экспедитору на получение и отправление грузов. Разовая доверенность выдается на совершение одной конкретной сделки или иного юридического действия, например, получение почтового перевода, подписание договора, составление акта и т. п. Прекращение доверенности. Обстоятельства, прекращающие действие доверенности, могут быть сведены к трем следующим группам. Во-первых, доверенность прекращается вследствие истечения ее срока, а применительно к разовой доверенности - совершения представителем того действия, на которое он был уполномочен. Во-вторых, в любой момент лицо, выдавшее доверенность, может ее отменить, а лицо, получившее доверенность, может от нее отказаться. Такое обоюдное право на одностороннее прекращение действия доверенности связано с фидуциарным (доверительным) характером доверенности как сделки. Закон особо подчеркивает, что согласие на отказ от этого права является недействительным. На лицо, выдавшее доверенность, возлагается обязанность известить об ее отмене лицо, которому доверенность выдана, а также известных ему третьих лиц, для представительства перед которыми дана доверенность. В-третьих, прекращение действия доверенности закон связывает с прекращением юридического лица, смертью, признанием недееспособным или ограниченно дееспособным или безвестно отсутствующим гражданина, которым (которыми) была выдана доверенность. Права и обязанности, возникшие в результате действий представителя до того, как он узнал о прекращении доверенности, сохраняют силу для представляемого и его правопреемников в отношении третьих лиц. Данное право не применяется, если третье лицо знало или должно было знать о том, что действие доверенности прекратилось. По прекращении действия доверенности представитель или его правопреемник обязаны немедленно возвратить доверенность представляемому или его правопреемникам. § 3. Представительство без полномочий Понятие представительства без полномочий. Наличие у представителя полномочий - непременное условие всякого представительства. В гражданском обороте встречаются, однако, и такие случаи, когда сделки и иные юридические действия от имени и в интересах одних лиц совершаются другими лицами, не имеющими на это необходимых полномочий. Иногда такая ситуация возникает в чистом виде, когда между участниками гражданского оборота вообще отсутствует какая-либо предварительная договоренность о представительстве. Например, гражданин, зная, что его знакомый нуждается в дачном помещении, но не имея от него на этот счет никакого конкретного поручения, заключает от его имени договор об аренде дома. Чаще, однако, в реальной жизни имеет место так называемое мнимое представительство, когда участники гражданского оборота полагают, что действуют в соответствии с правилами о представительстве, но в действительности представитель соответствующим полномочием не обладает. Примерами такого мнимого представительства могут служить случаи неправильного оформления доверенности, прекращения ее действия в связи с истечением срока, отменой ее представляемым и т. п. Наконец, нередко случается, что представитель располагает полномочием, однако при его осуществлении выходит за его пределы, например, заключает договор о приобретении для представляемого имущества в гораздо большем количестве, чем ему было поручено. Правовые последствия представительства без полномочий. Во всех случаях сделки и иные юридические действия, совершенные одним лицом от имени и в интересах другого, не порождают для последнего соответствующих прав и обязанностей. Вместе с тем деятельность без полномочий или с превышением полномочий не является и совершенно безразличным фактом и при определенных условиях может повлечь за собой возникновение, изменение или прекращение гражданских правоотношений. Так, лицо, от имени которого совершена сделка или иное юридическое действие, может восполнить отсутствие или недостаток полномочий путем последующего одобрения совершенной сделки. Такое одобрение должно последовать в пределах нормально необходимого или установленного при совершении сделки срока. По своей юридической природе последующее одобрение сделки является односторонней сделкой, совершенной по усмотрению представляемого. Оно может быть выражено как в письменной форме, например, в виде письма, телеграммы, факса и т.п., так и путем конклюдентных действий, например, принятием исполнения, производством расчетов и т.п. Важно лишь, чтобы из действий представляемого однозначно следовало прямое одобрение им совершенной сделки. Одобрение сделки представляемым действует с обратной силой, т.е. делает сделку действительной с момента ее совершения. Заключение сделки при посредстве лица, не имеющего соответствующих полномочий или действующего с их превышением, влечет правовые последствия для третьего лица. Правило, согласно которому представляемый может одобрить совершенную от его имени сделку, установлено прежде всего в интересах лица, для которого эта сделка совершена. Что касается третьего лица, с которым заключена сделка, то предполагается, что оно знало или должно было знать о неуправомоченности представителя, так как имелась возможность путем знакомства с доверенностью проверить полномочия последнего. Поэтому, если третьим лицом в этом отношении проявлена беспечность или если такая сделка заключена им сознательно (например, в расчете на последующее одобрение сделки представляемым), он считается связанным совершенной сделкой. В частности, если сделка будет одобрена представляемым и, следовательно, приобретет юридическую силу, третье лицо, знавшее о неуправомоченности представителя, не может отказаться от принятого на себя обязательства со ссылкой на это обстоятельство. Наконец, деятельность без полномочий или с превышением их пределов может иметь серьезные юридические последствия для лица, выступавшего в качестве представителя. Если представляемый впоследствии прямо не одобрит данную сделку, она в соответствии с ч. 1 ст. 183 ГК считается заключенной от имени и в интересах совершившего ее лица. Поэтому именно он будет нести перед контрагентом по данной сделке все обязанности и ответственность за ее неисполнение или ненадлежащее исполнение. Разумеется, это лишь общее правило, которое применяется в тех случаях, когда неуправомоченный представитель может выступать стороной в такой совершенной им сделке. Например, наиболее часто правила о представительстве нарушаются на практике при заключении сделок работниками юридических лиц, которые выходят за пределы предоставленных им полномочий либо вовсе их не имеют. Было бы, однако, нелепо полагать, что именно на самих конкретных работников в этих случаях возлагаются обязанности по исполнению заключенных ими сделок, например, по снабжению энергией и газом, перевозке грузов, капитальному строительству и т.п. Такие сделки, если только они не одобрены впоследствии представляемым, должны считаться несостоявшимися и не порождающими тех юридических последствий, на которые они были направлены. Что касается неуполномоченного представителя, то, если его действия носили противоправный и виновный характер, он может быть в этом случае привлечен третьим лицом к ответственности за причинение вреда. Глава 13. ЗАЩИТА ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ § 1. Понятие защиты гражданских прав Охрана и защита гражданских прав. Нормальный гражданский оборот предполагает не только признание за субъектами определенных гражданских прав, но и обеспечение их надежной правовой охраны. В соответствии со сложившейся в науке традицией понятием "охрана гражданских прав" охватывается вся совокупность мер, обеспечивающих нормальный ход реализации прав. В него включаются меры не только правового, но и экономического, политического, организационного и иного характера, направленные на создание необходимых условий для осуществления субъективных прав. Что касается собственно правовых мер охраны, то к ним относятся все меры, с помощью которых обеспечивается как развитие гражданских правоотношений в их нормальном, ненарушенном состоянии, например, закрепление гражданской право-, дееспособности субъектов, установление обязанностей и т. п., так и восстановление нарушенных или оспоренных прав и интересов. Наряду с таким широким пониманием охраны в науке и в законодательстве используется и понятие охраны в узком смысле слова. В этом случае в него включаются лишь те предусмотренные законом меры, которые направлены на восстановление или признание гражданских прав и защиту интересов при их нарушении или оспариваний. В целях избежания терминологической путаницы охрану в узком значении этого слова принято именовать защитой гражданских прав. Защита гражданских прав -одна из важнейших категорий теории гражданского и гражданско-процессуального права, без уяснения которой весьма сложно разобраться в характере и особенностях гражданско-правовых санкций, механизме их реализации и других вопросах, возникающих в связи с нарушением гражданских прав. Исследование данной категории предполагает, в свою очередь, выяснение содержания и соотношения ряда взаимосвязанных понятий, к числу которых в первую очередь относится само право на защиту. Субъективное гражданское право на защиту. В общем виде право на защиту можно определить как предоставленную управомоченному лицу возможность применения мер правоохранительного характера для восстановления его нарушенного или оспариваемого права. Правовая квалификация данной возможности вызывает споры в литературе. Согласно традиционной концепции, право на защиту является составной частью самого субъективного права наряду с правом на собственные действия, а также правом требовать определенного поведения от обязанных лиц. По мнению ряда ученых, обеспеченность субъективного права возможностью государственного принуждения - это его неотъемлемое качество и такая возможность существует не параллельно с другими, закрепленными в субъективном праве возможностями, а свойственна им самим, так как без этого они не были бы юридическими возможностями. Несмотря на некоторые различия, существующие между этими точками зрения, принципиальных расхождений между ними нет, так как в обоих случаях право на защиту рассматривается в качестве обязательного элемента самого субъективного права. Такому пониманию права на защиту противостоит получающее все большее распространение в литературе мнение, в соответствии с которым право на защиту представляет собой самостоятельное субъективное право. Данное право в качестве реальной правовой возможности появляется у обладателя регулятивного гражданского права лишь в момент нарушения или оспаривания последнего и реализуется в рамках возникающего при этом охранительного гражданского правоотношения. Эта позиция представляется наиболее убедительной. Как и любое другое субъективное право, право на защиту включает в себя, с одной стороны, возможность совершения управомоченным лицом собственных положительных действий и, с другой стороны, возможность требования определенного поведения от обязанного лица. Право на собственные действия в данном случае включает в себя такие меры воздействия на нарушителя, как, например, необходимая оборона, применение так называемых оперативных санкций и т.д. Право требования определенного поведения от обязанного лица охватывает, в основном, меры воздействия, применяемые к нарушителю компетентными государственными органами, к которым потерпевший обращается за защитой нарушенных прав. Предметом защиты являются не только субъективные гражданские права, но и охраняемые законом интересы (ст. 3 ГПК). Субъективное гражданское право и охраняемый законом интерес являются очень близкими и зачастую совпадающими правовыми категориями, в связи с чем они не всегда разграничиваются в литературе. В самом деле, в основе всякого субъективного права лежит тот или иной интерес, для удовлетворения которого субъективное право и предоставляется управомоченному. Одновременно охраняемые интересы в большинстве случаев опосредуются конкретными субъективными правами, в связи с чем защита субъективного права представляет собой и защиту охраняемого законом интереса. Так, например, интерес арендатора в пользовании имуществом выступает в форме субъективного права владения и пользования имуществом, защитой которого обеспечивается и защита соответствующего интереса. Однако субъекты гражданского права могут обладать и такими интересами, которые не опосредуются субъективными правами, а существуют самостоятельно в форме охраняемых законом интересов и, как таковые, подлежат защите в случае их нарушения. Примерами могут служить требования о защите чести и достоинства, об охране жилищных интересов членов семьи нанимателя при принудительном обмене, о признании сделки недействительной и т. д. Защита охраняемого законом интереса, а не собственно субъективного права, имеет место и в тех случаях, когда в результате правонарушения само субъективное право прекращается. Например, при уничтожении вещи право собственности на нее не может быть защищено, так как его уже не существует. Следовательно, речь может идти лишь о защите охраняемого законом интереса бывшего собственника вещи в восстановлении своего имущественного положения, который обеспечивается с помощью иска из причинения вреда или иного адекватного взаимоотношениям сторон способа защиты. Таким образом, охраняемый законом интерес нередко выступает в гражданском праве в качестве самостоятельного предмета защиты. Форма защиты. Защита субъективных гражданских прав и охраняемых законом интересов осуществляется в предусмотренном законом порядке, т.е. посредством применения надлежащей формы, средств и способов защиты. Под формой защиты понимается комплекс внутренне согласованных организационных мероприятий по защите субъективных прав и охраняемых законом интересов. Различают две основные формы защиты - юрисдикционную и неюрисдикционную. Юрисдикционная форма защиты есть деятельность уполномоченных государством органов по защите нарушенных или оспариваемых субъективных прав. Суть ее выражается в том, что лицо, права и законные интересы которого нарушены неправомерными действиями, обращается за защитой к государственным или иным компетентным органам (в суд, арбитражный, третейский суд, вышестоящую инстанцию и т. д. которые уполномочены принять необходимые меры для восстановления нарушенного права и пресечения правонарушения. В рамках юрисдикционной формы защиты, в свою очередь, выделяются общий и специальный порядок защиты нарушенных прав. По общему правилу, защита гражданских прав и охраняемых законом интересов осуществляется в судебном порядке. Основная масса гражданско-правовых споров рассматривается районными, городскими, областными и иными судами общей компетенции. Наряду с ними судебную власть осуществляют арбитражные суды, которые разрешают споры, возникающие в процессе предпринимательской деятельности. По соглашению участников гражданского правоотношения спор между ними может быть передан на разрешение третейского суда. В тех случаях, когда конституционные права и свободы граждан нарушены или могут быть нарушены законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле, рассмотрение которого завершено или начато в суде или ином органе, граждане обладают правом на обращение в Конституционный Суд РФ. В качестве средства судебной защиты гражданских прав и охраняемых законом интересов выступает, по общему правилу, иск, Т--обращенное к суду требование об отправлении правосудия, с одной стороны, и обращенное к ответчику материально-правовое требование о выполнении лежащей на нем обязанности или о признании наличия или отсутствия правоотношения, с другой стороны. В отдельных случаях средством судебной защиты являются заявление, в частности по делам особого производства, или жалоба, в частности при обращении в Конституционный Суд РФ. Судебный или, как его нередко называют, исковой порядок защиты применяется во всех случаях, кроме тех, которые особо указаны в законе. Специальным порядком защиты гражданских прав и охраняемых законом интересов, в соответствии сост. II ГК, следует признать административный порядок их защиты. Он применяется в виде исключения из общего правила, т.е. только в прямо указанных в законе случаях. В таком порядке происходит, например, защита прав и охраняемых законом интересов граждан и организаций от действий яиц, самоуправно занявших жилое помещение (ст. 99 ЖК). Средством защиты гражданских прав, осуществляемой в административном порядке, является жалоба, подаваемая в соответствующий управленческий орган лицом, права и законные интересы которого пострадали в результате правонарушения. В некоторых случаях в соответствии с законом применяется смешанный, т. е. административно-судебный порядок защиты нарушенных гражданских прав. В этом случае потерпевший, прежде чем предъявить иск в суд, должен обратиться с жалобой в государственный орган управления. В таком порядке разрешаются, например, отдельные споры патентного характера, некоторые дела, возникающие из правоотношений в сфере управления, и др. Неюрисдикционная форма защиты охватывает собой действия граждан и организаций по защите гражданских прав и охраняемых законом интересов, которые совершаются ими самостоятельно, без обращения за помощью к государственным и иным компетентным органам. В новом ГК указанные действия объединены в понятие "самозащита гражданских прав" и рассматриваются в качестве одного из способов защиты гражданских прав (ст. 12 ГК). С данной их квалификацией в научном плане согласиться невозможно, так как здесь смешаны близкие, но отнюдь не совпадающие понятия - способ и форма защиты гражданских прав. Самозащита гражданских прав с позиций теории - это форма их защиты, допускаемая тогда, когда потерпевший располагает возможностями правомерного воздействия на нарушителя, не прибегая к помощи судебных или иных правоохранительных органов. В рамках этой формы защиты обладатель нарушенного или оспариваемого права может использовать различные способы самозащиты, которые должны быть соразмерны нарушению и не выходить за пределы действий, необходимых для его пресечения (ст. 14 ГК). К допускаемым мерам самозащиты относятся, в частности, действия лица в состоянии необходимой обороны (ст. 1066 ГК) и крайней необходимости (ст. 1067 ГК), применение к нарушителю так называемых оперативных санкций, например, отказ совершить определенные действия в интересах неисправного контрагента (отказ от оплаты, от передачи вещи и т. п.), поручение выполнения работы, не сделанной должником, другому лицу за счет должника (ст. 397 ГК) и некоторые другие действия. Защита гражданских прав и охраняемых законом интересов обеспечивается применением предусмотренных законом способов защиты. § 2. Способы защиты гражданских прав Понятие способа защиты. Под способами защиты субъективных гражданских прав понимаются закрепленные законом материально-правовые меры принудительного характера, посредством которых производится восстановление (признание) нарушенных (оспариваемых) прав и воздействие на правонарушителя. Общий перечень этих мер дается ст. 12 ГК, где говорится, что гражданские права защищаются путем их признания; восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки; признания недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления; самозащиты права; присуждения к исполнению обязанности в натуре; возмещения убытков; взыскания неустойки; компенсации морального вреда; прекращения или изменения правоотношения; неприменения судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону; иными способами, предусмотренными законом. Данный перечень едва ли можно признать научно обоснованным ввиду того, что некоторые из указанных в нем способов защиты взаимно перекрывают друг друга, а форма защиты (самозащита) признана одним из ее способов. Тем не менее, закрепление в законе даже в таком несовершенном виде наиболее распространенных способов защиты является полезной мерой, так как потерпевшие ориентируются на возможный инструментарий средств защиты своих нарушенных прав, что облегчает их выбор. Выбор способа защиты. Как правило, обладатель нарушенного права может воспользоваться не любым, а вполне конкретным способом защиты своего права. Зачастую способ защиты нарушенного права прямо определен специальным законом, регламентирующим конкретное гражданское правоотношение. Так, например, собственник, который незаконно лишен владения вещью, в соответствии со ст. 301 ГК, вправе истребовать ее из чужого незаконного владения, т. е. восстановить положение, существовавшее до нарушения права. Чаще, однако, обладателю субъективного права предоставляется возможность определенного выбора способа защиты своего нарушенного права. Например, в договоре подряда, если подрядчик допустил отступления от условий договора, ухудшившие работу, или допустил иные недостатки в работе, заказчик вправе по своему выбору потребовать безвозмездного исправления указанных недостатков в разумный срок, или уменьшения установленной за работу цены, или возмещения своих расходов на устранение недостатков, когда право заказчика устранять их предусмотрено в договоре подряда (ст. 723 ГК). Закрепление в специальных нормах тех или иных способов защиты, равно как и выбор способа защиты из числа предусмотренных ст. 12 ГК в тех случаях, когда в специальных нормах нет указаний на конкретные способы защиты, в свою очередь, определяются спецификой защищаемого права и характером нарушения. Например, такие способы защиты, как возмещение убытков и взыскание неустойки, применяются чаще всего при нарушении имущественных прав. Напротив, пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, является типичным способом защиты личных неимущественных прав. Достаточно очевидно влияние на выбор конкретных способов защиты и характера правонарушения. Так, если в результате правонарушения субъективное право полностью уничтожается, восстановить положение, существовавшее до нарушения права, практически невозможно, и потому подлежат применению те способы защиты, которые направлены на заглаживание причиненного вреда, - взыскание убытков и неустойки, возмещение вреда в натуре и т.п. Таким образом, хотя обладатель нарушенного субъективного права в очерченных законом рамках самостоятельно выбирает конкретный способ его защиты, сам этот выбор обычно предопределяется отмеченными выше обстоятельствами. Меры защиты и меры ответственности. Следует учитывать, что указанные в ст. 12 ГК способы защиты неоднородны по своей юридической природе, что также оказывает существенное влияние на возможности их реализации. Наиболее распространенным в литературе является их подразделение на меры защиты и меры ответственности, которые различаются между собой по основаниям применения, социальному назначению и выполняемым функциям, принципам реализации и некоторым другим моментам. Наибольшую практическую значимость при этом имеет то обстоятельство, что, по общему правилу, меры ответственности, в отличие от мер защиты, применяются лишь к виновному нарушителю субъективного права и выражаются в дополнительных обременениях в виде лишения правонарушителя определенных прав или возложения на него дополнительных обязанностей. Среди способов защиты гражданских прав, предусмотренных ст. 12 ГК, мерами ответственности могут быть признаны лишь возмещение убытков, взыскание неустойки и компенсация морального вреда; все остальные являются мерами защиты. Конкретные способы защиты. Обратимся к более детальному анализу закрепленных ст. 12 ГК конкретных способов защиты. Первым из них названо признание субъективного права. Необходимость в данном способе защиты возникает тогда, когда наличие у лица определенного субъективного права подвергается сомнению, субъективное право оспаривается, отрицается или имеется реальная угроза таких действий. Зачастую неопределенность субъективного права приводит к невозможности сто использования или, по крайней мере, затрудняет такое использование. Например, если собственник жилого дома не имеет на него правоустанавливающих документов, он не может этот дом продать, подарить, обменять и т.д. Признание права как раз и является средством устранения неопределенности во взаимоотношениях субъектов, создания необходимых условий для сто реализации и предотвращения со стороны третьих лиц действий, препятствующих его нормальному осуществлению. Признание права как средства его защиты по самой своей природе может быть реализовано лишь в юрисдикционном (судебном) порядке, но не путем совершения истцом каких-либо самостоятельных односторонних действий. Требование истца о признании права обращено не к ответчику, а к суду, который должен официально подтвердить наличие или отсутствие у истца спорного права. В большинстве случаев требование о признании субъективного права является необходимой предпосылкой применения иных предусмотренных ст. 12 ГК способов защиты. Например, чтобы восстановить положение, существовавшее до нарушения, или принудить должника к выполнению обязанности в натуре, истец должен доказать, что он обладает соответствующим правом, защиты которого он добивается. Однако нередко требование о признании права имеет самостоятельное значение и не поглощается другими способами защиты. Так, признание права является распространенным способом защиты права собственности, других абсолютных (право хозяйственного ведения, право авторства и т.д.) и относительных прав. Восстановление положения, существовавшего до нарушения права, как самостоятельный способ защиты применяется в тех случаях, когда нарушенное регулятивное субъективное право в результате правонарушения не прекращает своего существования и может быть реально восстановлено путем устранения последствий правонарушения. Данный способ защиты охватывает собой широкий круг конкретных действий, например, возврат собственнику его имущества из чужого незаконного владения (ст. 301 ГК), выселение лица, самоуправно занявшего жилое помещение (ст. 99 ЖК) и др. Восстановление положения, существовавшего до нарушения права, может происходить посредством применения как юрисдикционного, так и неюрисдикци-онного порядков защиты. Распространенным способом защиты субъективных прав является пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения. Как и признание права, данный способ защиты может применяться в сочетании с другими способами защиты, например, взысканием убытков или неустойки, или иметь самостоятельное значение. В последнем случае интерес обладателя субъективного права выражается в том, чтобы прекратить (пресечь) нарушение его права на будущее время или устранить угрозу его нарушения. Так, например, автор произведения, которое незаконно используется (готовится к выпуску в свет без его ведома, искажается, подвергается переделке и т.п.) третьими лицами, может потребовать прекратить эти действия, не выдвигая никаких иных, например, имущественных претензий. Нередко назначение данного способа защиты состоит в устранении препятствий для осуществления права, создаваемых нарушителем. Обычно это имеет место при длящемся правонарушении, которое само по себе не лишает лицо субъективного права, но мешает ему нормально им пользоваться. Так, собственник имущества в соответствии со ст. 304 ГК может потребовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения. Признание оспоримой сделки недействительной и применение последствий ее недействительности, применение последствий недействительности ничтожной сделки представляют собой частные случаи реализации такого способа защиты, как восстановление положения, существовавшего до нарушения права, так как совпадают с ним по правовой сущности. Наиболее очевидным это является при приведении сторон, совершивших недействительную сделку, в первоначальное положение. Но и тогда, когда в соответствии с законом к одной из сторон недействительной сделки применяются конфискационные меры в виде взыскания всего полученного или причитающегося по сделке в доход государства, права и законные интересы другой стороны защищаются путем восстановления для нее положения, существовавшего до нарушения права. Защита прав и охраняемых законом интересов граждан и юридических лиц может осуществляться путем признания недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления. Это означает, что гражданин или юридическое лицо, гражданские права или охраняемые законом интересы которых нарушены изданием не соответствующего закону или иным правовым актам административного акта, а в случаях, предусмотренных законом, - и нормативного акта, имеют право на их обжалование в суд. Установив, что соответствующий акт является, с одной стороны, противоправным ввиду его расхождения с законом или иными правовыми актами, например, принят не уполномоченным на то органом, и, с другой стороны, нарушает субъективные гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина или юридического лица, суд принимает решение о признании его недействительным полностью или частично. Какой-либо дополнительной отмены акта со стороны издавшего его органа при этом не требуется. По смыслу закона граждане и юридические лица могут добиваться признания недействительными не только незаконных актов государственных органов и органов местного самоуправления, но и актов, изданных органами управления юридических лиц, если эти акты не соответствуют закону и иным нормативным актам и нарушают права и охраняемые законом интересы этих граждан и юридических лиц. В частности, подлежат рассмотрению судами споры по искам о признании недействительными решений собрания акционеров, правления и иных органов акционерного общества, нарушающих права акционеров, предусмотренные законодательством. По общему правилу, незаконные акты признаются недействительными с момента их издания, если только они не стали таковыми с момента принятия нового закона или иного правового акта. Требование о признании незаконного акта недействительным может сочетаться с другими мерами защиты, например, требованием о возмещении убытков, либо носить самостоятельный характер, если интерес субъекта права сводится лишь к самой констатации недействительности акта, препятствующего, например, реализации права. К рассмотренному способу защиты близко примыкает и такой указанный в ст. 12 ГК "способ" защиты гражданских прав, как неприменение судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону. В теоретическом плане признание подобных действий самостоятельным способом защиты гражданских прав вряд ли оправдано, так как, во-первых, защита прав по самой своей сути не может заключаться в воздержании от каких-либо действий, а, напротив, предполагает их совершение, и, во-вторых, неприменение противоречащих закону актов есть обязанность суда, которой тот должен придерживаться во всей своей деятельности в соответствии с принципом законности. Однако с практической точки зрения специальное указание в законе на данное обстоятельство можно признать полезным, поскольку при игнорировании незаконного правового акта суд может теперь опереться на конкретную норму закона, которая предоставляет ему такую возможность. Как представляется, указанная мера распространяется как на индивидуально-правовые, так и нормативные акты государственных органов и органов местного самоуправления. В обоих случаях суд должен обосновать, почему им не применяется в конкретной ситуации тот или иной правовой акт, какой норме и какого закона он противоречит. Следует указать, что судом не должны применяться незаконные акты любых государственных органов и органов местного самоуправления, включая и те из них, признание недействительности которых не относится к его компетенции. Например, районный суд не может признать недействительным не соответствующий закону акт министерства или ведомства, но он обязан его игнорировать как противоречащий закону при разрешении конкретного гражданско-правового спора. Если же вопрос о признании недействительным незаконного акта государственного органа или органа местного самоуправления входит в компетенцию данного суда, последний не может ограничиться лишь игнорированием этого акта, а должен объявить его недействительным. Наконец, надлежит отметить, что не применять незаконные акты должен не только суд, но и любые другие органы, осуществляющие защиту прав граждан и юридических лиц. Присуждение к исполнению обязанности в натуре, нередко именуемое в литературе еще реальным исполнением, как самостоятельный способ защиты гражданских прав характеризуется тем, что нарушитель по требованию потерпевшего должен реально выполнить те действия, которые он обязан совершить в силу обязательства, связывающего стороны. Исполнение обязанности в натуре обычно противопоставляется выплате денежной компенсации. Вполне очевидно, что интерес потерпевшего отнюдь не всегда может быть удовлетворен такой заменой. Он вправе настаивать на том, чтобы его контрагент фактически совершил действия, являющиеся предметом соответствующего обязательства, например, реально передал вещь, выполнил работу, оказал услугу и т.п. Лишь в тех случаях, когда реальное исполнение стало объективно невозможным либо нежелательным для потерпевшего, данный способ должен быть заменен иным средством защиты по выбору потерпевшего. Возмещение убытков и взыскание неустойки представляют собой наиболее распространенные способы защиты гражданских прав и охраняемых законом интересов, которые применяются в сфере как договорных, так и внедоговорных отношений. В отличие от возмещения вреда в натуре, например, путем предоставления должником кредитору вещи того же рода и качества, в данном случае имущественный интерес потерпевшего удовлетворяется за счет денежной компенсации понесенных им имущественных потерь. При этом такая компенсация может быть либо прямо увязана с размером причиненного вреда (возмещение убытков), либо связана с ними лишь косвенным образом или вообще независима от него (взыскание неустойки). Основной формой компенсации причиненного потерпевшему ущерба является возмещение убытков; взыскание неустойки (штрафа) производится в случаях, прямо предусмотренных законом или договором. В соответствии с п. 2 ст. 15 ГК под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный . ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Более детально вопросы о понятии и составных частях убытков будут рассмотрены в главе 27, посвященной гражданско-правовой ответственности. Такой способ защиты гражданских прав, как компенсация морального вреда, состоит в возложении на нарушителя обязанности по выплате потерпевшему денежной компенсации за физические или нравственные страдания, которые тот испытывает в связи с нарушением его прав. Применение данного способа защиты ограничивается двумя основными обстоятельствами. Во-первых, требования о компенсации морального вреда могут быть заявлены только конкретными гражданами, так как юридические лица физических или нравственных страданий испытывать не могут Во-вторых, нарушенные права должны носить, по общему правилу, личный неимущественный характер. При нарушении других субъективных гражданских прав возможность компенсации морального вреда должна быть прямо указана в законе. Эти случаи и иные условия компенсации морального вреда будут рассмотрены в главе 15, посвященной нематериальным благам и их защите. Своеобразным способом защиты гражданских прав и охраняемых законом интересов является прекращение или изменение правоотношения. Так, покупатель в случае существенного нарушения требований к качеству товара вправе по своему выбору либо отказаться от исполнения договора купли-продажи и потребовать возврата уплаченной за товар денежной суммы, либо потребовать замены товара ненадлежащего качества товаром, соответствующим договору (п. 2 ст. 475 ГК); получатель ренты при существенном нарушении плательщиком ренты своих обязательств вправе потребовать возврата недвижимого имущества, переданного в обеспечение пожизненного содержания, либо выплаты ему выкупной цены ренты (п. 2 ст. 605 ГК) и т.д. Чаще всего данный способ защиты реализуется в юрисдикционном порядке, так как связан с принудительным прекращением или изменением правоотношения, но в принципе не исключается его самостоятельное применение потерпевшим. Например, при существенном нарушении поставщиком или покупателем договора поставки потерпевшая сторона может в одностороннем порядке расторгнуть договор путем уведомления об этом другой стороны, т. е. без обращения в арбитражный суд (п. 4 ст. 523 ГК). Важно, однако, чтобы возможность прекращения или изменения правоотношения была прямо предусмотрена законом или договором. Прекращение (изменение) правоотношения как способ защиты гражданских прав и охраняемых законом интересов может применяться в связи как с виновными, так и невиновными действиями контрагента. Например, если выселение лица за невозможностью совместного проживания (ст. 98 ЖК) прямо связано с его виновными противоправными действиями, то принудительный выдел доли из общего имущества (ст. 252 ГК) может быть осуществлен заинтересованным лицом независимо от субъективной оценки действий других собственников. Рассмотренные способы защиты прав и охраняемых законом интересов граждан и организаций не исчерпывают собой все возможные меры защиты. Это прямо вытекает из ст. 12 ГК, которая отсылает к иным способам защиты, предусмотренным законодательными актами. В качестве примера иных способов защиты можно назвать право кредитора выполнить работу за счет должника (ст. 397 ГК), обращение взыскания залогодержателем на имущество должника (ст. 349 ГК), удержание комиссионером причитающейся ему по договору комиссии суммы из всех сумм, поступивших к нему за счет комитента (ст. 997 ГК), и др. Более подробное освещение рассмотренных и иных способов защиты применительно к конкретным видам гражданских правоотношений будет дано в последующих главах учебника. Глава 14. СРОКИ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ И ЗАЩИТЫ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ § 1. Понятие, исчисление и виды сроков Понятие срока. Осуществление и защита гражданских прав неразрывно связаны с фактором времени. С определенными моментами или периодами времени гражданский закон связывает возникновение, изменение и прекращение правоотношений, необходимость совершения предусмотренных законом или договором действий, возможность принудительного осуществления нарушенного права и т.д. Моменты или периоды времени, наступление или истечение которых влечет определенные правовые последствия, получили в гражданском праве наименование сроков. Поскольку наступление (истечение) сроков носит объективный характер, т. е. не зависит от воли субъектов гражданского права, сроки относятся к категории событий. Правила исчисления сроков. Гражданское законодательство содержит подробные правила, посвященные исчислению сроков (гл. II ГК). Согласно ст. 190 ГК срок может определяться календарной датой, истечением периода времени, а также указанием на событие, которое неизбежно должно наступить. Ссылки на конкретную календарную дату чаще всего встречаются в договорах, когда осуществление гражданских прав и исполнение обязанностей увязывается с точным моментом времени, например, 31 декабря 1997 г., однако может иметь место и в решениях судов, а также определяться самим законом, например, путем указания на определенное число месяца, когда должны производиться периодические платежи за коммунальные услуги, по обязательству страхования, налоговым платежам и т. п. Сроки, представляющие собой периоды времени, определяются указанием на их продолжительность и исчисляются годами, месяцами, неделями, днями или часами (ст. 190 ГК), а иногда и более краткими периодами. Особенность определения срока путем указания на событие, которое неизбежно должно наступить, состоит в том, что участники гражданского правоотношения не знают заранее точной даты его наступления. Например, окончание договора пожизненного содержания с иждивением закон связывает со смертью продавца, которая неизбежно наступит, хотя и неизвестно, когда это произойдет. Аналогичное значение в транспортных договорах имеют ссылки на начало или конец навигации, установление санного пути и т. п. Для правильного исчисления срока важное значение имеет точное определение его начала и окончания. Согласно ст. 191 ГК течение срока начинается на следующий день после календарной даты или наступления события, которыми определено его начало. Например, если наследодатель умер 14 сентября, установленный ст. 546 ГК 1964 г. 6-месячный срок на принятие наследства или отказ от него начинает течь с 15 сентября. Точно так же решается вопрос в тех случаях, когда срок исчисляется в часах и минутах: срок начинает течь со следующей единицы времени. Что касается правил окончания течения срока, то они различаются в зависимости от используемой единицы времени. Срок, исчисляемый годами, истекает в соответствующие месяц и число последнего года срока (ч. 1 ст. 192 ГК). Например, трехлетний срок исковой давности, начавший течь 1 апреля 1995 г., истечет 1 апреля 1998 г. Аналогичным образом решается вопрос о последнем дне срока, исчисляемого кварталами, месяцами и неделями (ч. 2-4 ст. 192 ГК). При этом, если окончание срока, исчисляемого месяцами, приходится на такой месяц, в котором нет соответствующего числа, то срок истекает в последний день этого месяца. Так, если согласованный сторонами 2-месячный срок исполнения обязанности начал течь 1 января, окончание этого срока выпадает на 28 или 29 февраля. Срок, определенный в полмесяца, рассматривается как срок, исчисляемый днями и считается равным 15 дням, независимо от числа дней в соответствующем месяце. В тех случаях, когда последний день срока приходится на нерабочий день, днем окончания срока считается ближайший следующий за ним рабочий день (ст. 193 ГК). Если срок установлен для совершения какого-либо действия, оно может быть выполнено, по общему правилу, до 24 часов последнего дня срока. Однако, когда это действие должно быть совершено в организации, срок истекает в тот час, когда в этой организации по установленным правилам прекращаются соответствующие операции, например, заканчивается рабочий день, закрывается склад и т. п. Все письменные заявления и извещения, хотя бы и предназначенные для подачи в соответствующие организации, но сданные на почту или на телеграф до 24 часов последнего дня срока, считаются поданными в срок. Виды сроков. Многочисленные сроки, встречающиеся в гражданском праве, могут быть классифицированы по целому ряду конкретных оснований. В зависимости от того, кем устанавливаются сроки, разли- чаются законные, договорные и судебные сроки. Законные сроки зафиксированы в законах и иных нормативных актах. Например, законом установлен 6-месячный срок для принятия наследства или отказа от него (ст. 546 ГК 1964 г.), срок наступления полной гражданской дееспособности (ст. 21 ГК), срок исковой давности (ст. 196 ГК) и т.д. Сроки, устанавливаемые соглашением сторон, именуются договорными. Судебные сроки - это сроки, установленные судом, арбитражным или третейским судом. Например, суд может назначить срок для безвозмездного устранения подрядчиком недостатков в работе (ст. 723 ГК), для опубликования опровержения сведений, порочащих честь и достоинство гражданина (ст. 152 ГК), и т.п. По правовым последствиям сроки делятся на правообразующие, правоизменяющие и правопрекращающие. Так, момент передачи вещи, по общему правилу, определяет момент возникновения права собственности (ст. 223 ГК). Наступление или истечение правоизменяющего срока влечет за собой изменение гражданских прав и обязанностей. Например, при просрочке передачи или приемки результата работы в договоре подряда риски случайной гибели материалов и самого результата работы переходят на сторону, допустившую просрочку (ст. 705 ГК). Правопрекращающие сроки приводят к прекращению прав и обязанностей. Так, если кредиторы наследодателя не заявят свои претензии в течение 6 месяцев со дня открытия наследства, эти претензии считаются погашенными (ст. 554 ГК 1964 г.). По характеру их определения различаются сроки императивные и диспозитивные, абсолютно определенные, относительно определенные и неопределенные, общие и специальные, и некоторые другие. Императивные сроки точно определены законом и не могут быть изменены по соглашению сторон. К ним, в частности, относятся сроки исковой (ст. 196 ГК) и приобретательной давности (ст. 234 ГК), сроки существования многих гражданских прав и др. Диспозитивными являются сроки, которые хотя и предусмотрены законом, но могут быть изменены соглашением сторон. Например, должник обязан исполнить обязательство, определенное моментом востребования, в 7-дневный срок со дня предъявления требования кредитором (ст. 314 ГК), однако своим соглашением стороны могут предусмотреть немедленное исполнение или более длительный льготный срок. Абсолютно определенные сроки указывают на точный момент или период времени, с которыми связываются юридические последствия. К ним относятся, например, сроки, обозначенные календарной датой или конкретным отрезком времени. Относительно определенные сроки характеризуются меньшей точностью, однако также связаны с каким-либо конкретным периодом или моментом времени. Такими сроками будут, например, период поставки, определенный в договоре как второй квартал, срок, обозначенный указанием на событие, которое неизбежно должно наступить, а также предусмотренные некоторыми нормами закона "нормально необходимые" (ст. 441 ГК), "разумные" (ст. 314 ГК) и т. п. сроки. Неопределенные сроки имеют место тогда, когда законом или договором вообще не установлен какой-либо временной ориентир, хотя и предполагается, что соответствующее правоотношение имеет временные границы. Так, имущество может быть передано во временное безвозмездное пользование или в аренду без указания на конкретный срок такого пользования. Сроки, имеющие общее значение, т. е. касающиеся любых субъектов гражданского права и всех однотипных случаев, называются общими сроками. Например, общий предельный срок действия доверенности определен законом в 3 года (ст. 186 ГК). Специальные срока установлены в качестве исключений из общего правила и действуют лишь в случаях, прямо указанных в законе. Примером специального срока может служить срок действия доверенности, предназначенной для совершения действий за границей, которая сохраняет силу до отмены ее лицом, выдавшим доверенность (ч. 2 ст. 186 ГК). Наконец, важное значение имеет деление сроков по их назначению на сроки осуществления гражданских прав, сроки исполнения гражданских обязанностей и сроки защиты гражданских прав. § 2. Сроки осуществления гражданских прав и исполнения гражданских обязанностей Сроки осуществления гражданских прав. Под сроками осуществления гражданских прав понимаются сроки, в течение которых обладатель субъективного права может реализовать те возможности, которые заложены в субъективном праве. Чаще всего они устанавливаются законом или иными нормативными актами, но могут предусматриваться и соглашением сторон. Указанные сроки, в свою очередь, могут быть подразделены на сроки существования гражданских прав, пресекательные, претензионные, гарантийные сроки, сроки годности, службы, реализации, хранения, транспортабельности и некоторые другие. Сроки существования гражданских прав - это сроки действия субъективных прав во времени. Выделение их в особую группу связано с тем, что наряду с бессрочными правами, например, правом собственности, правом авторства, правом нанимателя жилого помещения и т. д., и правами с неопределенным сроком действия, например, правом пользования имуществом по договору аренды, заключенному на неопределенный срок, существуют субъективные права, пределы действия которых ограничены во времени. Так, доверенность может быть выдана на срок не более трех лет (ст. 186 ГК), срок действия патента на изобретение ограничен двадцатью годами, авторское право действует в течение всей жизни автора и пятидесяти лет после его смерти (кроме тех авторских правомочий, которые охраняются бессрочно) и т.д. Причины введения таких временных ограничений действия субъективных прав носят различный характер, однако чаще всего это обусловлено необходимостью разумного сочетания интересов личности с интересами общества в целом. От сроков существования субъективных прав следует отличать так называемые пресекательные (преклюзивные) сроки. Они также предоставляют управомоченному лицу строго определенное время для реализации своего права. Однако, если сроки существования прав определяют нормальную продолжительность этих прав, то пресекательные сроки имеют своим назначением досрочное прекращение субъективных прав в случае их неосуществления или ненадлежащего осуществления. Так, одним из оснований прекращения договора найма жилого помещения может служить длительное отсутствие нанимателя, если это предусмотрено договором найма; поручительство прекращается, если кредитор в течение одного года со дня наступления срока обязательства не предъявит иск к поручителю (ст. 367 ГК) и др. Следует отметить, что многие авторы не разграничивают сроки существования субъективных прав и пресекательные сроки, относя их к единому виду пресекательных сроков. С таким подходом трудно согласиться, ибо нельзя игнорировать различия, существующие между этими сроками. В отличие от сроков существования субъективных прав пресекательные сроки затрагивают лишь те субъективные права, которые могли бы существовать и дальше при условии их надлежащего осуществления управомоченным субъектом. Вопреки распространенному мнению, пресекательных сроков в гражданском праве не так уж много. Помимо указанных выше сроков, к ним можно отнести сроки учета бесхозяйного имущества (ст. 225 ГК), хранения находки (ст. 228 ГК), содержания безнадзорных животных (ст. 231 ГК), извещения порта о намерении собственника поднять затонувшее имущество (ст. 98 КТМ), пятилетний срок возможного неиспользования зарегистрированного товарного знака (ст. 22 Закона РФ "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров" от 23 сентября 1992 г.) и некоторые другие. Претензионный срок - это срок, в течение которого управомоченный субъект вправе, а иногда и должен обратиться непосредственно к обязанному лицу в целях урегулирования возникшего между ними разногласия до обращения в суд, арбитражный или третейский суд за защитой нарушенного права. Установление данного правила продиктовано стремлением законодателя сократить количество арбитражных и судебных дел, уменьшить непроизводительные процессуальные расходы и ускорить восстановление нарушенных гражданских прав в тех случаях, когда обстоятельства дела достаточно очевидны, между сторонами практически нет спора и вопрос о защите нарушенного права может быть решен в добровольном порядке. В этих целях закон возлагает на нарушителя гражданских прав обязанность в письменной форме уведомить заявителя о результатах рассмотрения претензии. В настоящее время предъявление претензии служит обязательной предпосылкой для последующего предъявления иска в суд, арбитражный или третейский суд лишь в отношениях между организациями транспорта и связи и их клиентурой. Иск, предъявленный с нарушением претензионного порядка, возвращается без рассмотрения. Что же касается иных споров, то вопрос о заявлении претензии или непосредственном обращении в суд с иском, по общему правилу, решается по усмотрению заинтересованного лица. В отношении продукции (товаров, работ, услуг), предназначенной для длительного пользования или хранения, законом, а также стандартами, техническими условиями или договором могут предусматриваться более длительные сроки для установления кредитором недостатков с последующим предъявлением поставщику (продавцу, подрядчику) претензионных требований об устранении этих недостатков или о замене продукции. Иными словами, в течение указанных сроков, которые именуются гарантийными, должник ручается за безотказную службу изделия и обязуется устранить за свой счет все выявленные недостатки или заменить изделие. По смыслу закона, гарантийные сроки устанавливаются для того, чтобы обезопасить покупателя (заказчика) от скрытых недостатков изделия, которые не могут быть обнаружены при обычной его приемке, но могут выявляться в процессе его использования, хранения, обработки, эксплуатации и т.п. Иногда гарантия предоставляется не на календарный срок, а иными способами, например, на километраж пробега легкового автомобиля. Начало течения гарантийного срока в зависимости от вида договора или специфики его объекта приурочивается к моменту получения товара покупателем, дню ввода изделия в эксплуатацию и некоторым иным моментам. Гарантийный характер носят и некоторые другие предусмотренные законом сроки, например, сроки годности, хранения, реализации, транспортабельности и др. В связи с этим они обычно не выделяются в отдельные группы и рассматриваются в литературе в качестве разновидностей гарантийных сроков. Между тем каждый из них обладает известной спецификой и влечет особые правовые последствия. Так, в отношении продуктов питания, парфюмерно-косметических товаров, медикаментов, изделий бытовой химии и других товаров, потребительские свойства которых могут ухудшаться с течением времени, устанавливаются сроки годности. Продажа товаров с просроченным сроком годности запрещается (п. 2 ст. 18 Закона РСФСР "О защите прав потребителей"). Срок годности товара исчисляется со дня его изготовления и определяется либо периодом времени, в течение которого товар пригоден к использованию, либо датой, до наступления которой товар пригоден к использованию. Со сроком годности схож срок службы товара, в течение которого изготовитель обязан обеспечивать потребителю возможность использования товара (работы) по назначению и нести ответственность за существенные недостатки, возникшие по его вине. Однако, если сроки годности определяются обычно нормативно-технической документацией, то сроки службы устанавливаются самими изготовителями или согласуются ими с потребителями. Срок службы товара исчисляется со дня его продажи потребителю, а если его установить невозможно - со дня изготовления. В целях обеспечения возможности использования товара по назначению изготовитель обязан организовать ремонт и техническое обслуживание товара, а также выпуск и поставку в торговые и ремонтные организации в необходимых для ремонта и технического обслуживания объемах и ассортименте запасных частей в течение срока производства товара и после снятия его с производства в течение срока службы товара, а при отсутствии такового - в течение 10 лет со дня передачи товара потребителю (ст. 6 Закона РФ "О защите прав потребителей"). Под сроком транспортабельности понимается срок, в течение которого при надлежащем соблюдении правил отгрузки отправителем и правил перевозки транспортной организацией гарантируется качественная сохранность груза. Он устанавливается при транспортировке скоропортящихся грузов самим грузоотправителем (в соответствующих случаях - органом контроля за качеством) в зависимости от качественного состояния и индивидуальных свойств данного груза и условий его транспортировки. Срок транспортабельности служит критерием при решении вопроса о возможности приема груза к перевозке с учетом срока его доставки, а также оказывает существенное влияние на судьбу спора по поводу порчи груза в процессе его транспортировки. Специфическое значение, не совпадающее со значением гарантийных сроков, имеют и иные известные действующему законодательству сроки - сроки хранения, реализации, испытания, обкатки и др. Сроки исполнения обязанностей. Со сроками осуществления гражданских прав тесным образом связаны сроки исполнения гражданских обязанностей. Поскольку праву субъекта всегда корреспондирует чья-то конкретная обязанность, срок осуществления права одним лицом является одновременно сроком исполнения обязанности другим лицом. Срок исполнения обязанности, т. е. срок, в течение которого должник обязан совершить определенные действия или, наоборот, воздержаться от их совершения, может быть предусмотрен законом, административным актом или договором. Принято различать общие и частные (промежуточные) сроки исполнения обязанностей. Общий срок охватывает собой весь период исполнения обязанности. Таким общим сроком будет, в частности, согласованный сторонами срок поставки, например, 1997 г. В пределах общего срока участники гражданского правоотношения могут договориться о частных (промежуточных) сроках выполнения обязательства. Так, в договоре поставки часто оговариваются сроки поставки отдельных партий товаров (периоды поставки), которые конкретизируются в графике поставки (ст. 508 ГК); в договоре подряда могут быть предусмотрены сроки завершения отдельных этапов работы (ст. 708 ГК) и т. д. При этом надлежащим исполнением обязанности со стороны должника будет считаться не только ее исполнение к общему сроку, но и с соблюдением установленных сторонами промежуточных сроков. Закон содержит специальные правила относительно возможности досрочного исполнения обязанности (ст. 315 ГК), ответственности за просрочку (ст. 405-406 ГК) и т.д., которые будут освещены в дальнейших главах учебника. § 3. Исковая давность Понятие и значение срока исковой давности. Под сроком защиты гражданских прав понимается срок, в течение которого лицо, право которого нарушено, может требовать принудительного осуществления или защиты своего права. Поскольку основным средством защиты нарушенного гражданского права является иск, указанный срок получил наименование срока исковой давности. Следует, однако, помнить, что в соответствии сост. II ГК защита гражданских прав осуществляется не только судом, арбитражным и третейским судом, но в предусмотренных законом случаях и иными, в частности административными, органами, а также путем применения мер самозащиты (см. § 1 гл. 13 настоящего учебника). Конкретные сроки, в пределах которых эти органы или сам управомоченный могут осуществлять защиту нарушенных прав, законом не определены. Применительно к отдельным мерам самозащиты этот вопрос, конечно, и не возникает. Так, само состояние необходимой обороны (ст. 1066 ГК) или крайней необходимости (ст. 1067 ГК) предполагает, что соответствующие защитные действия могут быть предприняты лишь для отражения наличной опасности. Соответственно и срок их применения ограничен временем нападения или присутствия другой реальной угрозы правам и интересам субъекта. Аналогично решается вопрос и относительно сроков применения кредитором некоторых оперативных санкций. Например, отказаться от оплаты продукции покупатель должен сразу, как только ему стало известно о том, что продукция не соответствует по качеству стандартам, техническим условиям или образцам. В отдельных случаях срок защиты гражданских прав, осуществляемой во внесудебном порядке, устанавливается нормативными актами. Так, например, Патентным законом РФ подробно регламентированы сроки подачи заявителем возражений в Апелляционную палату Патентного ведомства при несогласии заявителя с решениями экспертизы по его заявке. Однако нередко сроки подобной защиты нарушенного права законом не конкретизированы. В этих случаях следует руководствоваться общим сроком исковой давности, который установлен применительно к исковой форме защиты гражданских прав. Необходимость регламентации сроков, в течение которых обладатель нарушенного права может добиваться принудительного осуществления и защиты своего права, объясняется рядом обстоятельств. Прежде всего институт исковой давности облегчает установление судами объективной истины по делу и тем самым содействует вынесению правильных решений. Если бы возможность принудительной защиты нарушенного права не ограничивалась определенным сроком, это чрезвычайно затруднило бы разрешение гражданских дел в связи с большей вероятностью утраты доказательств, возросшей возможностью неадекватного отражения обстоятельств дела участвующими в нем лицами и т.п. Исковая давность содействует стабилизации гражданского оборота, устранению неопределенности в отношениях его участников, которая неизбежно возникала бы из-за того, что нарушителя гражданского права бесконечно долго держали бы под угрозой применения мер государственного принуждения. Устойчивый гражданский оборот предполагает конкретизацию объема прав и обязанностей участвующих в нем субъектов, а значит, скорейшее разрешение возникающих между ними споров по поводу гражданских прав. Нельзя сбрасывать со счетов и соображения справедливости. Отсутствие разумных временных ограничений для принудительной защиты гражданских прав ущемляло бы охраняемые законом права и интересы ответчиков и третьих лиц, которые не всегда могут заранее учесть необходимость собирания и сохранения соответствующих доказательств. Кроме того, длительное непредъявление иска истцом обычно свидетельствует о том, что он либо не слишком заинтересован в осуществлении своего права, либо нетвердо уверен в обоснованности своих требований. Наконец, исковая давность служит укреплению договорной дисциплины, стимулирует активность участников гражданского оборота в осуществлении принадлежащих им прав и обязанностей, а также усиливает взаимный контроль за исполнением обязательств. Право на иск в процессуальном и материальном смыслах. Будучи сроком принудительной защиты нарушенного права, исковая давность тесным образом связана с процессуальным понятием права на иск. Право на иск - есть обеспеченная законом возможность заинтересованного лица обратиться в суд с требованием о рассмотрении и разрешении материально-правового спора с ответчиком в целях защиты нарушенного или оспариваемого права или охраняемого законом интереса лица'. Согласно общепринятой точке зрения, право на иск состоит из двух правомочий - права на предъявление иска и права на удовлетворение иска. Право на предъявление иска, которое часто именуется правом на иск в процессуальном смысле, - это право требовать от суда рассмотрения и разрешения возникшего спора в определенном процессуальном порядке. Условия и предпосылки осуществления данного права определяются гражданско-процессуальным законодательством. В данном случае важно подчеркнуть, что право на иск в процессуальном смысле, по общему правилу, не зависит от истечения каких бы то ни было сроков. Обратиться в суд с иском можно в любое время независимо от истечения срока исковой давности (ч. 1 ст. 199 ГК). По-иному обстоит дело с правом на удовлетворение иска или, говоря другими словами, правом на иск в материальном смысле, под которым понимается возможность принудительного осуществления требования истца через суд. Истечение исковой давности погашает именно эту возможность и служит основанием для отказа в иске (ч. 2 ст. 199 ГК). Императивность правил об исковой давности. Правила закона, определяющие сроки исковой давности и порядок их исчисления, носят в основной своей части императивный характер. Так, стороны не могут своим соглашением изменить продолжительность срока исковой давности, по-иному, чем в законе, определить начало его течения, обстоятельства, приостанавливающие исковую давность и т.д. Вместе с тем закон содержит чрезвычайно важное правило о том, что исковая давность применяется судом, арбитражным или третейским судом только по заявлению стороны в споре (ч. 2 ст. 199 ГК)\ Это означает, что, если ответчик не желает воспользоваться фактом истечения давности, о чем он прямо заявляет суду, последний должен рассмотреть дело по существу и вынести решение по материально-правовому спору между истцом и ответчиком независимо от истечения какого-либо срока. Представляется, что данное правило не должно толковаться расширительно в том смысле, что стороны в любой момент, например, при заключении сделки, могут договориться о неприменении к их возможным спорам срока исковой давности. Такое соглашение будет считаться недействительным как противоречащее закону. Заявить о неприменении исковой давности можно лишь в отношении уже возникшего спора, который передан истцом на разрешение судебного органа. Требования, на которые исковая давность не распространяется. По общему правилу, исковая давность распространяется на все гражданские правоотношения. В виде исключения срок исковой давности не применяется к ряду требований, которые прямо указаны в законе. Так, в соответствии со ст. 208 ГК исковая давность не распространяется на требования, вытекающие из нарушения личных неимущественных прав и других нематериальных благ, кроме случаев, предусмотренных законом; на требования вкладчиков к банку о выдаче вкладов; на требования о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью гражданина. В последнем случае требования, предъявленные по истечении срока давности, удовлетворяются не более чем за три года, предшествовавшие предъявлению иска. Исковая давность не применяется также к требованию собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были соединены с лишением владения (негаторный иск). Указанный перечень не является исчерпывающим, так как законом могут устанавливаться и иные случаи неприменения исковой давности. Отличия срока исковой давности от других видов сроков. Срок исковой давности следует отличать от других видов сроков и прежде всего сроков существования прав, пресекательных и претензионных сроков. Со сроками существования гражданских прав и пресекательными сроками исковую давность сближает то обстоятельство, что во всех трех случаях с истечением срока закон связывает погашение тех возможностей, которые заложены в субъективном праве. В этом смысле срок исковой давности также может считаться сроком существования права (имеется в виду право на защиту как самостоятельное субъективное право). Однако между этими сроками имеется и существенное различие, состоящее в том, что если срок существования права, равно как и пресекательный срок, - это сроки существования субъективного права в ненарушенном состоянии, то давностный срок - это период, в течение которого допускается принудительное осуществление нарушенного права. Практическое значение четкого разграничения этих сроков состоит в том, что на сроки осуществления гражданских прав не распространяются правила о приостановлении, перерыве и восстановлении исковой давности (ст. 202-203 ГК), что они в отличие от исковой давности в ряде случаев могут быть изменены соглашением сторон и т. д. Срок исковой давности и претензионный срок роднит то, что оба они связаны с нарушенным субъективным правом, начинают течь, как правило, одновременно и взаимно поглощают друг друга. Но если претензионный срок устанавливается законом для урегулирования спора непосредственно самими сторонами, то срок исковой давности ограничивает временные рамки принудительного осуществления субъективного права через суд, арбитражный или третейский суд, а также иные компетентные органы. Виды сроков исковой давности. Сами сроки исковой давности подразделяются на общий и специальные. Общий срок исковой давности, равный трем годам, распространяется на все правоотношения, кроме тех, в отношении которых установлены специальные сроки. Специальные сроки исковой давности применяются к отдельным, особо указанным в законе требованиям. Поскольку они, как правило, являются менее продолжительными, чем общий срок давности, их еще именуют сокращенными сроками. Так, законом установлен годичный срок давности по искам, вытекающим из ненадлежащего качества работы, выполненной по договору подряда, кроме зданий и сооружений (ст. 725 ГК), из перевозки грузов (ст. 797 ГК) и др. Сокращенные сроки исковой давности призваны стимулировать скорейшее предъявление иска для правильного разрешения дела. Примером более продолжи- тельного срока исковой давности (по сравнению с общим) может служить 10-летний срок исковой давности, установленный ч. 1 ст. 181 ГКдля иска о применении последствий недействительности ничтожной сделки, исчисляемый со дня, когда началось ее исполнение. Начало течения исковой давности. Большое значение имеет правильное определение начала течения давностного срока. В соответствии со ст. 200 ГК исковая давность начинает течь со дня, когда лицо узнало или должно узнать о нарушении своего права. Изъятия из этого правила устанавливаются только ГК и иными законами. Таким образом, начало течения исковой давности закон связывает, с одной стороны, с объективным моментом, т.е. нарушением субъективного права, а с другой стороны, с субъективным моментом, т.е. моментом, когда управомоченный узнал или должен был узнать о нарушении своего права. Очевидно, что эти моменты не всегда совпадают, хотя и предполагается, что потерпевший узнает о нарушении своего права в момент его нарушения. Однако если истец докажет, что он узнал и мог узнать о нарушении лишь позднее, предпочтение отдается субъективному моменту. Такое решение вопроса представляется вполне справедливым, так как если управомоченное лицо не знает о нарушении своего права, то оно, естественно, не может воспользоваться правом на защиту. Но в этом случае уже ответчик может доказывать, что о нарушении права истец должен был узнать раньше, чем он узнал об этом фактически. И если действительно будет установлено, что истец не узнал своевременно о нарушении своего права из-за своей халатности, давность начинает течь с того момента, когда по обстоятельствам дела истец должен был узнать о нарушении. Момент начала исковой давности для защиты некоторых субъективных прав имеет определенную специфику. В относительных правоотношениях решающее влияние на начало давностного срока оказывает содержание этих правоотношений. В том случае, если обязанность должника состояла в совершении им определенного действия в обусловленный договором срок, исковая давность начинает течь с момента наступления (истечения) срока исполнения. Когда исполнение обязательства определено моментом востребования (ст. 314 ГК), давность исчисляется с момента истечения 7-дневного льготного срока, если обязанность немедленного исполнения не вытекает из закона, договора или существа обязательства. Если обязанность должника состоит в совершении ряда последовательных однородных действий, например, в осуществлении поставок или оказании услуг, срок исковой давности применяется по каждому требованию отдельно. В тех относительных правоотношениях, в которых обязанностью должника является, среди прочего, воздержание от каких-либо действий (например, по авторскому договору о передаче исключительных прав автор должен не передавать свое произведение для использования определенным способом другим лицам в течение всего срока договора), исковая давность начинает течь с того дня, когда кредитору стало или должно было стать известным о совершении должником соответствующего действия. В таком же порядке определяется момент начала давностного срока при нарушении большинства абсолютных прав. По регрессным обязательствам течение исковой давности начинается с момента исполнения основного обязательства. Применительно к отдельным требованиям гражданский закон устанавливает особые правила о начале течения срока давности. Так, специальный годичный срок давности для требований, предъявляемых в связи с ненадлежащим качеством работы, выполненной по договору подряда, начинается со дня заявления о недостатках, которое, в свою очередь, должно быть сделано в пределах гарантийного срока (п. 3 ст. 725 ГК). Приостановление, перерыв и восстановление исковой давности. В большинстве случаев исковая давность, начавшись, течет непрерывно. Однако закон учитывает, что в реальной жизни могут возникнуть такие обстоятельства, которые препятствуют или по крайней мере затрудняют управомоченному лицу предъявить иск в пределах давностного срока. Эти обстоятельства носят различный характер и могут служить основанием для приостановления, перерыва или восстановления исковой давности. Сущность приостановления течения исковой давности состоит в том, что время, в течение которого действует обстоятельство, препятствующее защите нарушенного права, не засчитывается в установленный законом срок исковой давности. К числу оснований, приостанавливающих течение давностного срока, в соответствии со ст. 202 ГК относятся: 1) непреодолимая сила, т. е. чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство; 2) нахождение истца или ответчика в составе Вооруженных Сил, переведенных на военное положение; 3) установленная на основании закона Правительством РФ отсрочка исполнения обязательств (мораторий); 4) приостановление действия закона или иного правового акта, регулирующего соответствующее отношение. Понятием "непреодолимая сила" или форс-мажорным обстоятельством охватываются как стихийные бедствия (землетрясения, наводнения, снежные заносы и т. п.), так и общественные явления (беспорядки, гражданские войны, забастовки и т. п.), которые нарушают нормальную работу транспорта, связи, судов и иных органов и тем самым препятствуют своевременному предъявлению иска. Чтобы то или иное событие могло квалифицироваться как непреодолимая сила, оно должно характеризоваться прежде всего чрезвычайностью, т.е. быть необычным, выпадающим из нормального хода развития и, как правило, непредвидимым заранее явлением. Кроме того, оно должно быть объективно непредотвратимым с помощью наличных при данных условиях технических и иных средств. Последнее обстоятельство свидетельствует об относительности понятия "непреодолимая сила", поскольку то, что нельзя предотвратить при одних условиях места и времени, может быть предотвращено при иных условиях. Поэтому оценка тех или иных событий в качестве непреодолимой силы должна опираться на конкретные жизненные обстоятельства. Нахождение истца или ответчика в Вооруженных Силах, переведенных на военное положение, само по себе не исключает предъявление иска, но делает это крайне затруднительным, в силу чего также учитывается законом в качестве приостанавливающего исковую давность обстоятельства. Однако давностный срок не приостанавливается в связи с простым призывом гражданина на службу в Вооруженные Силы или на военные сборы. Мораторий как основание приостановления исковой давности отличается от непреодолимой силы тем, что создает не фактические, а юридические препятствия для предъявления иска. В данном случае компетентный государственный орган в лице Правительства РФ отодвигает срок исполнения обязательств, и тем самым "замораживает" на определенный период существующие права требования на принудительное исполнение обязательства должниками. Мораторий может относиться ко всем обязательствам (общий мораторий) или распространяться лишь на отдельные их виды (частный мораторий). Объявление моратория, который на практике применяется весьма редко, вызывается, как правило, чрезвычайными обстоятельствами - военными действиями, экономическими реформами и т. п. К мораторию близко примыкает приостановление действия закона или иного правового акта, регулирующего соответствующее отношение. Решение об этом может быть принято компетентным государственным органом, который, не отменяя нормативный акт в принципе, блокирует его действие на период существования определенных, как правило, чрезвычайных обстоятельств. Рассмотренные обстоятельства приостанавливают исковую давность лишь в том, однако, случае, если они имели место, т. е. возникли или продолжали существовать, в последние шесть месяцев срока давности, а применительно к сокращенным срокам - в течение всего срока давности, если этот срок равен или менее шести месяцев. Предполагается, что, если соответствующие события возникли и прекратились ранее, то у кредитора достаточно времени для предъявления иска. По этой же причине срок, оставшийся после прекращения действия обстоятельств, приостанавливающих исковую давность, удлиняется до шести месяцев или полной продолжительности сокращенного давностного срока, если он не превышал шести месяцев. Помимо случаев, предусмотренных ст. 202 ГК, закон предусматривает и некоторые другие основания для приостановления давности по отдельным требованиям. Так, если судом оставлен без рассмотрения иск, предъявленный в уголовном деле, то начавшееся до предъявления иска течение срока исковой давности продолжается со дня вступления в законную силу приговора, которым иск оставлен без рассмотрения (ст. 204 ГК). Иными словами, период нахождения гражданского иска в уголовном деле исключается из срока исковой давности. Перерыв исковой давности означает, что время, истекшее до наступления обстоятельства, послужившего основанием перерыва, в давност-ный срок не засчитывается и он начинает течь заново. Если приостановление исковой давности вызывается, как правило, независящими от воли заинтересованных лиц событиями длящегося характера, то перерыв исковой давности закон связывает с волевыми действиями истца или ответчика. В соответствии со ст.203 ГК течение исковой давности прерывается: 1) предъявлением иска в установленном законом порядке и 2) совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга. Первое из этих обстоятельств охватывает собой лишь такое обращение в суд, арбитражный или третейский суд, которое сделано в полном соответствии с требованиями материального и процессуального законодательства. Это, в частности, означает обязательное соблюдение истцом правил о подведомственности спора, принятие им необходимых мер к его досудебному урегулированию, предъявление иска дееспособным лицом и т.д. Иск, предъявленный с нарушением любого из этих и иных установленных законом требований, не принимается судом к производству (ст. 129 ГПК) либо оставляется судом без рассмотрения (ст. 210 ГПК) и не прерывает исковую давность. Иногда, однако, иск, предъявленный по всем правилам, оказывается не рассмотренным по существу, например, ввиду появления обстоятельств, приостанавливающих производство по делу (ст. 214 ГПК). Так, суд обязан приостановить производство по делу в случае смерти гражданина, если спорное правоотношение допускает правопреемство, пребывания ответчика в действующей части Вооруженных Сил и т.д. Во всех случаях приостановления производства по делу исковая давность прерывается в момент предъявления иска и начинает течь заново. Признание долга как обстоятельство, прерывающее исковую давность, может выражаться в любых действиях должника, подтверждающих наличие долга или иной обязанности. Такими действиями могут быть, в частности, просьба об отсрочке исполнения, частичная уплата ' долга или процентов по нему и т. п. Действия, свидетельствующие о признании долга, должник может совершить как по отношению к кредитору, так и по отношению к третьим лицам. Указанные в ст. 204 ГК обстоятельства, прерывающие исковую давность, носят исчерпывающий характер и не дополняются какими-либо специальными правами закона. Наряду с приостановлением и перерывом исковая давность может быть восстановлена судом, если причины ее пропуска будут признаны уважительными. Данный случай принципиально отличается от рассмотренных выше тем, что восстанавливается уже истекшая давность и суд исходит из этого обстоятельства. Восстановление исковой давности рассматривается законом как исключительная мера, которая может применяться лишь при наличии ряда обстоятельств. Во-первых, причина пропуска исковой давности может быть признана судом уважительной только тогда, когда она связана с личностью истца, в частности его тяжелой болезнью, беспомощным состоянием, неграмотностью и т.п. Обстоятельства, связанные с личностью ответчика, во внимание не принимаются. Во-вторых, вопрос о восстановлении исковой давности может ставиться лишь потерпевшим-гражданином. Просьбы юридических лиц и граждан-предпринимателей о восстановлении давностного срока удовлетворяться не могут. В-третьих, причины пропуска срока исковой давности могут признаваться уважительными, если они имели место в последние шесть месяцев срока давности, а если этот срок равен шести месяцам или менее шести месяцев - в течение срока давности. При этом решение данного вопроса зависит от суда - он может признать причины пропуска давностного срока уважительными, а может и не признать. В соответствии с прямым указанием закона (ст. 201 ГК) перемена лиц в обязательстве не влечет за собой изменение срока исковой давности, т.е. не прерывает ее и не приостанавливает и, по общему правилу, не может служить основанием для ее восстановления. Такая перемена лиц происходит при уступке права требования (ст. 382 ГК) или переводе долга (ст. 391 ГК), при наследовании, реорганизации юридического лица и в других случаях правопреемства. Правопреемник, заинтересованный в защите перешедшего к нему права, должен уложиться в остаток срока исковой давности, который имеется на момент перехода к нему нарушенного права. Последствия истечения срока исковой давности. Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, до предъявления иска является основанием к отказу в иске (ч. 2 ст. 199 ГК), т.е. погашает право на иск в материальном смысле. Иными словами, если при рассмотрении дела выясняется, что истцом пропущен срок исковой давности, суд должен отказать в иске, хотя бы из обстоятельств дела вытекало, что истец обладает соответствующим правом и это право нарушено ответчиком. Данный вопрос однозначно решен законом и дискуссий не вызывает. Однако долгие годы ведется спор вокруг вопроса о том, погашается ли истечением исковой давности само принадлежащее истцу субъективное гражданское право или нет. По мнению одной группы ученых, с истечением давностного срока прекращается само субъективное право, неразрывно связанное с возможностью его принудительного осуществления, которая утрачивается в данном случае. С точки зрения В. П. Грибанова и С. М. Корнеева, субъективное право утрачивается лишь с момента вынесения судом решения об отказе в иске на основании пропуска истцом исковой давности. Наконец, по мнению многих авторов, с истечением исковой давности субъективное право не погашается, а продолжает существовать, хотя и не может быть реализовано в принудительном порядке . Наиболее убедительной представляется последняя точка зрения, как в наибольшей степени согласующаяся с правилами, установленными действующим законодательством. Так, в случае исполнения обязанности должником по истечении срока исковой давности он не вправе требовать исполнение обратно, хотя бы в момент исполнения он и не знал об истечении давности (ст. 206 ГК). Закрепляя подобное правило, закон исходит из того, что должник исполняет лежащую на нем правовую, а не только моральную обязанность. Подтверждением сохранения у истца субъективного права служит также предоставленная суду возможность признать причины пропуска давности уважительными. Если исходить из того, что истечение давностного срока автоматически погашает субъективное право, пришлось бы констатировать, что в этом случае суд наделяет лицо субъективным правом, что не входит в его полномочия и противоречит основным принципам гражданского судопроизводства. Кроме того, необходимо учитывать, что исковая давность применяется судом, арбитражным или третейским судом только по заявлению сторон в споре. Если связывать с истечением давности само существование субъективного права, а не только возможность его принудительного осуществления, необходимо было бы заключить, что вопрос о праве истца зависит от усмотрения ответчика, что также не согласуется с принципами гражданского права. Наконец, введение в закон приобретательной давности, т.е. установление особых правил приобретения права собственника по давности владения, также, хотя и косвенно, подтверждает, что истечение исковой давности само по себе не прекращает субъективного права, но его обладатель лишается возможности осуществить это право в принудительном порядке. Глава 15. НЕМАТЕРИАЛЬНЫЕ БЛАГА И ИХ ЗАЩИТА § 1, Понятие нематериальных благ и их виды Понятие нематериального блага. К особой группе объектов гражданских прав относятся нематериальные блага, под которыми понимаются не имеющие экономического содержания и не отделимые от личности их носителя блага и свободы, признанные действующим законодательством. Характерная особенность этой группы объектов состоит в том, что они: 1) не имеют материального (имущественного) содержания; 2) неотделимы от личности их носителя; 3) обладают свойством индивидуализации самой личности обладателя этих прав. Действующий ГК содержит правила, направленные на урегулирование и защиту нематериальных благ, которые существенно отличаются от прежнего гражданского законодательства. Если раньше ГК 1964 г. предусматривал правила о защите отдельных личных прав граждан и юридических лиц, то ныне действующий ГК закрепляет общие для всех личных неимущественных прав и других нематериальных благ правила об их регламентации и защите. Регулирование и защита нематериальных благ осуществляются комплексно, нормами рада отраслей права. Применительно к гражданскому праву в теории права существовали, по крайней мере, две точки зрения на предмет гражданско-правового регулирования отношений по поводу нематериальных благ и связанных с ними личных неимущественных прав. По мнению одной группы ученых, гражданское право не регулирует, а лишь охраняет личные неимущественные права. По мнению других, правовое регулирование и охрана прав не могут противопоставляться, поскольку регулирование означает охрану прав, а их охрана осуществляется путем регулирования соответствующих отношений. В последние годы едва ли не господствующим стало мнение, что гражданское право как регулирует, так и охраняет нематериальные блага. Действующий ГК подразделил личные неимущественные отношения на регулируемые и защищаемые гражданским законодательством. Личные неимущественные отношения, связанные с имущественными, основанные на равенстве, автономии воли и имущественной самостоятельности их участников, регулируются гражданским законодательством (п. 1 ст. 2 ГК). Неотчуждаемые права и свободы человека и другие нематериальные блага защищаются гражданским законодательством, если иное не вытекает из существа этих нематериальных благ (п. 2 ст. 2 ГК). Нематериальные блага рассматриваются ГК в качестве разновидности объектов, по поводу которых могут возникать гражданские правоотношения. Статья 150 ГК дает примерный перечень юридически защищаемых нематериальных благ, подразделяя их на: а) нематериальные блага, приобретаемые гражданами и юридическими лицами в силу рождения (создания), и б) нематериальные блага, приобретаемые ими в силу закона. То, что ГК дает лишь примерный перечень нематериальных благ, пользующихся гражданско-правовой защитой, позволяет сделать вывод о том, что объектом гражданско-правовых отношений может оказаться и не названное ГК нематериальное благо. К нематериальным благам, приобретаемым гражданами и юридическими лицами в силу рождения (создания), ГК относит жизнь, здоровье, достоинство личности, личную неприкосновенность, честь и доброе имя, деловую репутацию, неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну; к нематериальным благам, приобретаемым в силу закона, -право свободного передвижения, право выбега места пребывания и жительства, право на имя, иные личные неимущественные права. В качестве иных нематериальных прав, принадлежащих личности, могут оказаться право на жизнь, здоровье и пр. Личное неимущественное право, корреспондирующее нематериальному благу или существующее отдельно от него, оказывается как бы благом второго уровня, а сами жизнь, здоровье и пр. являются благом, предшествующим праву на него, и в этом смысле могут признаваться благом первого уровня. По действующему ГК понятие "нематериальное благо" является собирательным, относящимся как к самому "благу", так и к личным неимущественным правам. Наличием двух слагаемых нематериального блага можно объяснить то, что в ст. 2 ГК, посвященной характеристике отношений, регулируемых гражданским законодательством, говорится, с одной стороны, о регулировании (п. 1 ст. 2 ГК), а с другой, о защите нематериальных благ (п. 2 ст. 2 ГК), что не следует понимать как противопоставление регулирования защите, и наоборот, ибо осуществление защиты предполагает регулирование, а регулирование может оказаться бессмысленным при отсутствии защиты. Блага первого уровня неразрывно связаны с самим существованием личности. Они объективно существуют независимо от их правовой регламентации и только в случаях посягательств на эти блага нуждаются в правовой защите. Право граждан на защиту чести, достоинства, деловой репутации является их конституционным правом, а деловая репутация юридических лиц - одним из условий их успешной деятельности (см.: постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 18 августа 1992 г. №11 "О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан и организаций" в редакции постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 1993 г. № Ни от 25 апреля 1995 г. № 6)\ Блага второго уровня: право на имя, право авторства и иные личные неимущественные права - являются субъективными правами, образующими содержание конкретного правоотношения и тем самым уже урегулированными нормами права. В случае же нарушения этих прав они пользуются правовой защитой. Правоотношение, элементом которого является субъективное право лица на нематериальное благо, является абсолютным, так как управомоченному субъекту противопоставляются абсолютно все, обязанные воздерживаться от нарушения этого права. Однако в случае его нарушения оно приобретает характер относительного правоотношения. Для обоих слагаемых "нематериальных благ" характерными оказываются, по крайней мере, два неразрывно связанных между собой признака. Это: 1) отсутствие материального (имущественного) содержания и 2) неразрывная связь с личностью носителя, предопределяющая неотчуждаемость и непередаваемость этого блага. Неотчуждаемость нематериальных благ не исключает того, что их осуществление и защита могут быть поручены третьим лицам, например, иски о защите чести и достоинства несовершеннолетних могут предъявить их законные представители. Нетоварность, отсутствие экономического содержания нематериального блага, его неразрывная связь с личностью носителя являются необходимыми, но не исключительными признаками. Будучи неотделимым от личности носителя данного нематериального блага, наличие этого блага индивидуализирует, делает неповторимой саму личность носителя. Нематериальные блага характеризуют общественное состояние их обладателя и являются его неотъемлемым, хотя и подверженным изменениям, качеством в течение всего периода его существования. Нематериальные блага существуют без ограничения срока их действия. Надлежит, впрочем, отметить, что оба эти признака в известной мере носят условный характер. Ущемление нематериальных благ может иметь для их носителя весьма ощутимые последствия экономического характера. Так, подрыв деловой репутации юридического лица или индивидуального предпринимателя может вызвать отток клиентуры, ужесточение условий предоставления кредита и т.д. С другой стороны, сложившаяся деловая репутация служит гарантом того, что лицо, занимающееся предпринимательской деятельностью, останется на плаву и тогда, когда его дела временно пошатнулись. Что же касается другого признака нематериальных благ, а именно неотторжимости от их носителя, то и его значение не следует преувеличивать. Многие из них изначально предназначены к тому, чтобы циркулировать в гражданском обороте и приносить прибыль. Это относится, в частности, к такому нематериальному благу, как интеллектуальная собственность. Специфично основание возникновения личных неимущественных прав на нематериальные блага: не в силу юридического факта, а непосредственно на основании указания закона. Содержание личного неимущественного права не включает, по общему правилу, совершение положительных гражданско-правовых действий, хотя управомоченный субъект по своему усмотрению использует принадлежащие ему личные нематериальные блага. Обязанные лица должны воздерживаться от нарушения соответствующего блага, например, от вторжения в личную жизнь гражданина, от неправомерного использования наименования юридического лица (имени гражданина). Вместе с тем не допускается использование принадлежащего гражданину (юридическому лицу) права исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах (ч. 1 п. 2 ст. 10 ГК). Особенность осуществления личных неимущественных прав состоит в том, что законом определяются не пределы реализации нематериальных благ управомоченным лицом, а устанавливаются границы вторжения посторонних лиц в личную сферу и, если эти пределы нарушаются, допускается применение принудительных мер к их восстановлению. При установлении границ поведения управомоченных и обязанных лиц существенное значение приобретают нормы морали. Личные нематериальные блага представляют самостоятельную ценность для их носителя и существуют независимо от степени и характера их правового урегулирования. В последние годы под влиянием многих факторов экономического, политического, международно-правового характера расширена правовая регламентация личных неимущественных отношений и расширен перечень нематериальных благ, подлежащих защите гражданско-правовыми способами. ГК разделяет нематериальные блага на: 1) принадлежащие гражданам от рождения (нематериальные блага первого уровня) и 2) принадлежащие гражданам в силу закона (нематериальные блага второго уровня). По степени связанности личных неимущественных прав с имущественными правами обладателей этих прав личные неимущественные права подразделяются на личные неимущественные права, связанные с имущественными, и личные неимущественные права, не связанные с имущественными. По целевой направленности личные неимущественные права можно классифицировать на: 1) личные неимущественные права, направленные на индивидуализацию личности: право на имя (наименование юридического лица), право на честь, достоинство, деловую репутацию и т.п.; 2) личные неимущественные права, направленные на обеспечение физической неприкосновенности личности (жизнь, свобода, выбор места пребывания, места жительства и т. п.); 3) личные неимущественные права, направленные на неприкосновенность внутреннего мира личности и ее интересов (личная и семейная тайна, невмешательство в частную жизнь, честь и достоинство). § 2. Защита нематериальных благ Общие положения. Гражданско-правовые способы защиты распространяются на те нематериальные блага "первого" и "второго" уровней, по поводу которых складываются отношения, регулируемые гражданским правом. Специфика гражданско-правовых способов защиты личных нематериальных благ проявляется в том, что в случаях нарушения нематериальных благ они подлежат восстановлению (если это возможно) независимо от вины правонарушителя. Гражданско-правовая защита личных нематериальных благ направлена также на то, чтобы предупредить их нарушение в будущем. При защите нематериальных благ допустимо использование любых форм и способов защиты гражданских прав, если это не противоречит существу нарушенного блага и характеру правонарушения (например, таких, как признание права, пресечение действий, нарушающих право, возмещение убытков, компенсация морального вреда). Основания и способы защиты нематериальных благ различаются в зависимости от того, нарушены ли права физического или юридического лица. При жизни носителя личных неимущественных прав и других нематериальных благ в первую очередь от него зависит, воспользуется ли он предусмотренными законом способами защиты этих благ и, если воспользуется, то какими именно. Третьи лица могут осуществлять и защищать личные неимущественные права, принадлежащие третьему лицу, если уполномочены на то носителем права или законом и если это не противоречит существу нарушенного права. Личные неимущественные права и иные нематериальные блага, принадлежащие умершему, при наличии юридически значимого интереса могут осуществлять и защищать другие лица, в том числе наследники правообладателя. В силу ст. 208 ГК исковая давность не распространяется на требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ, кроме случаев, предусмотренных законом. Защита чести, достоинства и деловой репутации. Право на честь, достоинство и деловую репутацию - это право на самооценку и социально значимую оценку моральных, деловых и иных черт и свойств гражданина или юридического лица (организации), от которых зависит их положение в обществе. Существует объективная и субъективная оценка этих качеств, и каждая из них имеет право на существование, если она зиждется на фактах, соответствующих действительности. Под достоинством понимается самооценка личности, осознание ею своих личных качеств, способностей, мировоззрения, выполненного долга и своего общественного значения. Самооценка должна основываться на социально значимых критериях оценки моральных и иных качеств личности. Достоинство определяет субъективную оценку личности. Честь - объективная оценка личности, определяющая отношение общества к гражданину или юридическому лицу, это социальная оценка моральных и иных качеств личности. Репутация - сложившееся о лице мнение, основанное на оценке общественно значимых его качеств. Деловая репутация - оценка профессиональных качеств. Действующий ГК устанавливает особый гражданско-правовой способ защиты чести, достоинства и деловой репутации, проводя при этом различия в основаниях и способах защиты нарушенных прав гражданина, с одной стороны, и юридического лица, с другой. Гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство и деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности (п. 1 ст. 152 ГК). Из содержания ст. 152 ГК следует, что имеется в виду опровержение по суду таких сведений, которые: 1) порочат честь и достоинство гражданина, 2) распространены ответчиком, 3) не соответствуют действительности. В постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан и организаций" от 18 августа 1992 г. №11 разъяснено, что понимается под каждым из перечисленных условий. Порочащими являются такие не соответствующие действительности сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином действующего законодательства или моральных принципов (о совершении нечестного поступка, неправильном поведении в трудовом коллективе, быту и другие сведения, порочащие производственную и общественную деятельность, репутацию и т.п.), которые умаляют его честь и достоинство. Под распространением сведений, порочащих честь и достоинство граждан, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидеопрограммам, демонстрацию в кинохроникальных программах и других средствах массовой информации, изложение в судебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в иной, в том числе устной, форме нескольким лицам или хотя бы одному лицу. Сообщение таких сведений только тому лицу, которого они касаются, не может признаваться их распространением. Статья 152 ГК устанавливает специальный порядок опровержения порочащих сведений, которые были распространены в средствах массовой информации: опровержение должно последовать в тех же средствах массовой информации. В порядке ст. 152 ГК не рассматриваются требования об опровержении сведений, содержащихся в судебных решениях и приговорах, постановлениях органов предварительного следствия и других официальных документах, для обжалования которых установлен законом иной порядок. При рассмотрении в суде дела о защите чести и достоинства истец доказывает лишь сам факт распространения порочащих его сведений лицом, к которому предъявлен иск. Обязанность доказывания соответствия действительности распространенных сведений возлагается на ответчика. Фактами, соответствующими действительности, гражданин порочит себя сам и в этом случае защищаться ему не от кого. Специальный порядок установлен и для опровержения сведений, содержащихся в документе, исходящем от организации: такой документ подлежит замене. Например, запись в трудовой книжке об увольнении за систематическое нарушение трудовой дисциплины признана судом не соответствующей действительности; в этом случае работник вправе требовать замены трудовой книжки без внесения в нее порочащей записи. Порядок опровержения в иных случаях устанавливается судом с учетом способа, которым порочащие сведения были распространены. Согласно п. 3 ст. 152 ГК гражданин, в отношении которого средствами массовой информации опубликованы сведения, ущемляющие права или охраняемые законом интересы, имеет право на опубликование своего ответа в тех же средствах массовой информации. Представляется, что гражданин имеет право на реплику как в тех случаях, когда опубликованные сведения сами по себе его не порочат, гак и в тех, когда они содержат порочащие гражданина сведения. Ответчиками по искам об опровержении сведений, порочащих честь и достоинство, являются лица, распространившие эти сведения. Бели иск содержит требование об опровержении сведений, распространенных в средствах массовой информации, в качестве ответчиков привлекаются автор и редакция соответствующего средства массовой информации. При опубликовании или ином распространении таких сведений без обозначения имени автора (например, в редакционной статье) ответчиком по делу является редакция соответствующего средства массовой информации. В случае, если редакция средства массовой информации не является юридическим лицом, к участию в деле в качестве ответчика должен быть привлечен учредитель данного средства массовой информации. По искам об опровержении порочащих сведений, изложенных в служебных характеристиках, ответчиками являются лица, их подписавшие, и предприятие, учреждение, организация, от имени которых выдана характеристика. Если действия лица, распространившего порочащие другое лицо сведения, содержат признаки преступления, потерпевший вправе обратиться в суд с заявлением о привлечении виновного к уголовной ответственности, а также предъявить иск о защите чести и достоинства в порядке гражданского судопроизводства. Если установить лицо, распространившее сведения, порочащие честь, достоинство или деловую репутацию гражданина, невозможно, лицо, в отношении которого такие сведения распространены, вправе обратиться в суд с заявлением о признании распространенных сведений де соответствующими действительности (п. 6 ст. 152 ГК). При предъявлении иска о защите чести и достоинства закон не предусматривает обязательного предварительного обращения с таким требованием к ответчику, в том числе и в случае, когда иск предъявлен к средству массовой информации, распространившему сведения, которые, по мнению истца, необоснованно порочат его честь, достоинство или деловую репутацию. Если иск предъявлен в связи с отказом средств массовой информации в публикации опровержения или ответа опороченного лица, то это требование может быть рассмотрено судом при условии, что редакция средства массовой информации в такой публикации отказала либо не произвела ее в установленном законом порядке. При невыполнении решения суда суд вправе наложить на нарушителя штраф, взыскиваемый в размере и порядке, предусмотренных процессуальным законодательством. Пункт 2 ст. 150 ГК предусматривает возможность использования при защите нематериальных блат любого способа, названного в ст. 12 ГК, а также иных способов, установленных Кодексом и другими законами, если только существо нарушенного нематериального блага и характер последствий этого нарушения допускают такую защиту. В соответствии с п. 5 ст. 152 ГК гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением. Пунктом 7 ст. 152 ГК предусмотрено, что правила о защите деловой репутации гражданина соответственно применяются к защите деловой репутации юридического лица. Это означает, что юридическое лицо вправе требовать опровержения не соответствующих действительности порочащих его деловую репутацию сведений, имеет право на помещение ответа в средствах массовой информации и на установление в судебном порядке факта несоответствия распространенных порочащих сведений действительности, а также на возмещение причиненного в связи с посягательствами на деловую репутацию имущественного ущерба. Что касается возмещения морального вреда, то в ст. 151 ГК этот вопрос урегулирован лишь применительно к нарушениям прав граждан. Некоторые комментаторы ГК на основании этого приходят к выводу, что юридическим лицам моральный вред возмещаться не должен. Однако в п. 5 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" от 20 декабря 1994 г. № 10 разъясняется, что правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случаях распространения таких сведений в отношении юридического лица. На требования о защите чести, достоинства и деловой репутации исковая давность не распространяется. Защита иных личных неимущественных прав. Целью гражданско-правовой защиты личных неимущественных прав граждан является предоставление и обеспечение им физической и интеллектуальной неприкосновенности, а также неприкосновенности внутреннего мира личности, с тем чтобы гражданин имел определенную самостоятельность от общества и его социальных и государственных образований. Такая автономия может обеспечиваться предоставлением гражданину свободы и неприкосновенности, а также охраной тайны личной жизни. Гражданско-правовые нормы наряду с нормами других отраслей права направлены на охрану жизни человека в плане не только предотвращения произвольного лишения жизни, но и регулирования отношений, связанных с трансплантацией органов человека, искусственным оплодотворением, искусственным прерыванием беременности и пр. Нормы, направленные на защиту здоровья, призваны обеспечить нормальную жизнедеятельность человека, его физическое и психическое благополучие. Индивидуальная свобода гражданина обеспечивается предоставлением ему ряда личных неимущественных прав, призванных охранять от постороннего вмешательства различные стороны проявления его личности. Неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна -это право лица по своему усмотрению определять личное поведение в индивидуальной жизнедеятельности. Правовая защита этого блага направлена на исключение любого вмешательства в его личную жизнь со стороны других лиц, кроме случаев, предусмотренных законом. Гражданско-правовые средства защиты эффективны в тех случаях, когда нарушение тайны личной жизни, распространение информации о различных сторонах жизнедеятельности гражданина нанесли ему ущерб. Защита названных благ предполагает обеспечение неприкосновенности частной жизни, с одной стороны, и сохранение тайн этой жизни, с другой. Неприкосновенность частной жизни предполагает неприкосновенность жилища, средств личного общения, тайны перезафиксированные в ГК. Статья 151 ГК определяет моральный вред по существу так же, как и Основы гражданского законодательства 1991 г., а именно как причинение гражданину физических или нравственных страданий. Наряду с этим законодатель по-разному подходит к случаям причинения морального вреда посягательством на принадлежащие гражданину личные неимущественные права либо иные нематериальные блага, с одной стороны, и посягательством на те права и интересы гражданина, которые не охватываются категорией нематериальных благ, с другой. Если моральный вред причинен гражданину посягательством на принадлежащее ему нематериальное благо, то он, при наличии предусмотренных законом условий, возмещается независимо от того, предусмотрено ли такое возмещение специальным законом или нет. В указанных случаях достаточным основанием для возмещения вреда служит ст. 151 ГК. А вот если моральный вред причинен посягательством на какое-либо материальное благо, которое находит свое выражение в имущественном праве, то он подлежит возмещению лишь тогда, когда существует специальный закон, такое возмещение предусматривающий. Таковым законом является, в частности, Закон РФ "О защите прав потребителей". В случаях, подпадающих под действие этого закона, моральный вред потерпевшему лицу возмещается независимо от того, причинен ли он посягательством на нематериальное благо или на имущественное право. Таким образом, в ст. 151 ГК, по сравнению со ст. 131 Основ, круг случаев, в которых моральный вред подлежит возмещению, сужен. Указанное обстоятельство нужно учитывать, если моральный вред был причинен после 1 января 1995 года. В ст. 151 ГК предпринята попытка найти ориентиры, из которых суд мог бы исходить при определении размеров компенсации морального вреда. Суд принимает во внимание степень вины нарушителя, иные заслуживающие внимания обстоятельства, а также учитывается степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред. В самом деле, один человек легко раним и остро переживает неправомерное вторжение другого лица в сферу его нематериальных и имущественных прав и интересов. А другому лицу все как "с гуся вода", и он довольно спокойно реагирует на действия, наносящие ему какой-либо урон. При этом, поскольку возмещение морального вреда является мерой гражданско-правовой ответственности, надлежит исходить из тех оснований ответственности, которые должны быть налицо в том или ином конкретном случае. Так, если ответственность наступает независимо от вины (например, за вред, причиненный источником повышенной опасности), то и моральный вред, в принципе, подлежит возмещению независимо от вины. Но, пожалуй, наиболее сложным является вопрос, кому именно моральный вред может быть причинен: только гражданину или также юридическому лицу. Из определения морального вреда, данного в ст. 151 ГК, и условий его возмещения может быть сделан вывод, что моральный вред может быть причинен только физическому лицу. Повторим еще раз: юридическому лицу физические и нравственные страдания вроде бы причинены быть не могут. Однако в ст. 152 ГК, : предусматривающей защиту чести, достоинства и деловой репутации, сказано, что правила о защите деловой репутации гражданина, соответственно, применяются и к защите деловой репутации юридического лица. А в числе этих правил предусмотрены не только возмещение убытков, но и компенсация морального вреда. Опираясь на эти положения, Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 20 декабря 1 1994 года № 10, специально посвященном вопросам компенсации 1 морального вреда, разъяснил, что правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, применяются и в случаях распространения таких сведений в отношении юридических лиц (см. п. 5 постановления). Иными словами, Пленум склоняется к тому, что моральный вред может быть причинен и юридическому лицу в тех случаях, когда распространены сведения, порочащие деловую репутацию юридического лица, и этот моральный вред подлежит возмещению. Однако в последнее время чаша весов склоняется в пользу того, что моральный вред юридическому лицу, исходя из самой категории морального вреда как причинения физических и нравственных страданий, причинен быть не может. В тех случаях, когда деловой репутации юридического лица нанесен урон распространением каких-либо порочащих сведений, юридическое лицо может требовать возмещения причиненных ему убытков, в том числе и в виде упущенной выгоды. Но размер этих убытков, разумеется, должен быть доказан. А это значительно сложнее, поскольку размер причиненного морального вреда не подлежит столь же точной дозировке, как размер убытков . Раздел II. ВЕЩНОЕ ПРАВО Глава 16. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ О ВЕЩНОМ ПРАВЕ § 1. Понятие и признаки вещного права Понятие вещного права. Под вещным правом принято понимать право, обеспечивающее удовлетворение интересов управомоченного лица путем непосредственного воздействия на вещь, которая находится в сфере его хозяйственного господства. Вещное право принадлежит к числу категорий, которые широко использовались в далеко (отстоящие друг от друга исторические эпохи. Не составляет исключения и наше время. Живучесть вещного права во многом объясняется тем, что оно закрепляет отношение лица к вещи (имуществу), обеспечивая за счет этой вещи удовлетворение самых различных потребностей. Указанное обстоятельство приводит, однако, к тому, что категория вещного права достаточно уязвима и не раз подвергалась критике в цивилистической науке. Можно сказать, что недостатки, присущие вещному праву как правовой категории, в известной мере являются продолжением ее достоинств. Под категорию вещных прав нередко подводят права, которые имеют мало общего друг с другом. В результате происходит обесценение и самой категории вещных прав. Впрочем, так всегда бывает, когда пределы того или иного понятия определяют чрезмерно широко. Из данного выше определения вещного права не следует, будто вещное право сводится к тому, что закрепляет отношение лица к вещи. Если бы так обстояло дело, то вещное право на роль права вообще не могло бы претендовать. Антитеза вещных и обязательственных прав состоит в том, что в области вещных прав решающее значение для удовлетворения интересов управомоченного имеют его собственные действия, в то время как в области обязательственных прав удовлетворение интересов управомоченного происходит прежде всего в результате действий обязанного лица. В то же время в обоих случаях осуществление субъективного права, независимо от того, относится ли оно к вещному или обязательственному, юридически обеспечивается должным поведением обязанных лиц. Но если при осуществлении обязательственных прав указанное обстоятельство видно невооруженным глазом (ясно, например, что интерес кредитора в заемном обязательстве не будет удовлетворен до тех пор, пока заемщик не вернет долг), то в области вещных прав поведение обязанных лиц на первый план не выступает, поскольку они обязаны лишь к тому, чтобы не препятствовать управомоченному лицу совершать (или не совершать) действия по осуществлению своего права. Иными словами, их обязанности по отношению к управомоченному сводятся к пассивному издержанию. Но от этого они не становятся менее значимыми. Стоит кому-т( из обязанных лиц нарушить свою обязанность, вторгнуться в сфер хозяйственного господства управомоченного лица, и в осуществления вещного права может произойти затор со всеми вытекающими из этого последствиями: придется прибегать к мерам государственной охраны или к мерам самозащиты, чтобы заставить обязанное лицо вести себя должным образом, загладить последствия правонарушения и т.д. Словом, носитель вещного права не находится в бeзвoздушнoм пространстве, не остается с вещью один на один, он всегда дeйcтвуeт в сложной сети социальных связей и отношений, в результате чего характер юридически значимого приобретает как его собственное поведение, так и поведение окружающих его третьих лиц. В истории отечественного законодательства судьба вещного права складывалась по-разному. На примере вещного права можно убедиться в том, что свою судьбу имеют не только люди и книги, но также v права. В дореволюционной России под категорию вещного права подводили широкий спектр гражданских прав, особенно в облает" поземельных отношений. В советский период вещное право поначалу было узаконено. В ГК 1922 г. был особый раздел, который так v назывался: "Вещное право". В нем к числу вещных прав были отнесены: право собственности, право застройки и залог. В дальнейшем, однако в связи с признанием за гражданами права собственности на жилой дом сошло на нет и было отменено право застройки. Что же касается залога, то в науке в тот период преобладало мнение, что он тяготеет к обязательственному праву, будучи одним из способов обеспечения обязательств. Все это наводило на мысль, что прочные научные основания для выделения вещных прав в качестве одного из подразделений системы гражданского законодательства отсутствуют. На судьбе вещных прав отрицательно сказалось и то, что земля и другие природные ресурсы относились к объектам исключительной собственности государства и были изъяты из гражданского оборота, а также то, что в законодательстве не проводилось (за редчайшими исключениями) деления имущества на недвижимое и движимое. Правда, попытки реанимировать категорию вещных прав в науке периодически предпринимались. Так, к вещным относили иногда право оперативного управления, право бессрочного пользования землей, право нанимателя жилого помещения в государственном и общественном жилищною фонде и ряд других. Однако поддержки со стороны законодательной власти в тот период они не получили. Что же касается сервитутов: которые во всех правовых системах традиционно относились к числу вещных прав, то подспудно они в нашем законодательстве присутствовали всегда, но их юридической квалификации дано не было. Например, право пожизненного проживания в чужом доме могло быть установлено в силу завещательного отказа или договора об отчуждении имущества под условием пожизненного содержания. Споры между владельцами прилегающих друг к другу земельных участков (например, об определении их границ) признавались неподведомственными суду, а споры об определении порядка пользования неразделенным земельным участком суд мог рассматривать. Словом, до тех пор, пока права владельцев земельных участков были резко ограничены, а оборот недвижимого имущества заморожен, трудно было рассчитывать на возрождение категории вещных прав. На отрицательное отношение законодателя к категории вещных прав повлияла и ее оценка в юридической науке. В работах В. К. Райхера, О. С. Иоффе и других ученых довольно убедительно доказывалось, что четкие критерии для ее вычленения отсутствуют, а социально-экономические и правно-политические основания для ее закрепления в нашем законодательстве отпали . Все это привело к тому, что в кодификационных актах гражданского законодательства шестидесятых годов -Основах гражданского законодательства 1961 года и принятых вслед за ними ГК союзных республик вещное право в качестве одного из подразделений системы гражданского законодательства закреплено не было. Вслед за общими положениями в указанные акты был включен раздел "Право собственности". Возрождение вещного права в отечественном законодательстве началось с принятием Закона РСФСР о собственности, в котором впервые после длительного перерыва были узаконены вещные права (см., напр., ст. 5 и 6 Закона). Дальнейший шаг в том же направлении сделали Основы гражданского законодательства 1991 г., в которых появился специальный раздел "Право собственности и другие вещные права". Тот же раздел, но в более расширенном объеме и с разбивкой на главы, мы находим и в первой части ГК, принятой в 1994 г. Все это обязывает к тому, чтобы раскрыть содержание вещного права. Общее определение вещного права, которое ранее было дано, для этих целей недостаточно. Необходимо выявить присущие вещным правам признаки. Но вначале придется сделать одно предварительное замечание. Главенствующее место в системе вещных прав занимает право собственности, характеристике которого будет уделено особое внимание. Далеко не все признаки, присущие праву собственности, могут быть распространены и на другие вещные права. На данном этапе изложения задача будет состоять в том, чтобы выявить общие признаки, присущие всем вещным правам. Что же касается тех качеств, которые характеризуют право собственности, то мы попытаемся раскрыть их содержание в главах настоящего раздела, посвященных именно праву собственности. Признаки вещного права. В юридической науке существует самый различный набор признаков, присущих вещным правам, да и содержание этих признаков раскрывают по-разному. Во многом это объясняется разноголосицей в определении круга вещных прав: иногда этот круг определяют чрезмерно широко, в других случаях слишком узко. Если суммировать высказанные на сей счет суждения, то в числе признаков вещного права чаще всего фигурируют указания на то, что вещное право носит бессрочный характер; объектом этого права является вещь; требования, вытекающие из вещных прав, подлежат преимущественному удовлетворению по сравнению с требованиями, вытекающими из обязательственных прав; вещному праву присуще право следования и что, наконец, вещные права пользуются абсолютной защитой. Целый ряд из перечисленных признаков не могут претендовать на роль общих для всех без исключения вещных прав. Так, бессрочный характер из всех вещных прав присущ, пожалуй, лишь праву собственности. С другой стороны, не все указанные признаки могут быть отнесены только к вещным правам. Например, вещи могут быть объектом не только вещных, но и обязательственных прав. В то же время объекты вещных прав далеко не всегда сводятся к вещи. Известные сомнения вызывает и такой признак, как преимущественное удовлетворение вещно-правовых требований. Так, если Закон о несостоятельности (банкротстве) действительно исключал требования, обеспеченные залогом, из состава конкурсной массы, за счет которой подлежат удовлетворению требования остальных кредиторов, то ГК пошел в этом вопросе по иному пути. В случае несостоятельности индивидуального предпринимателя, а также при ликвидации юридического лица, в том числе и по несостоятельности, требования, обеспеченные залогом, хотя и отнесены к числу привилегированных, подлежат все же удовлетворению в третью либо в четвертую очередь (см. п. Зет. 25, п. 1 ст. 64-в редакции Закона от 15 ноября 1995 г.; п. 3 ст. 65 ГК). По тому же пути идет и процессуальное законодательство (ст. 421 ГПК). Видимо, не случайно законодатель из всех признаков, якобы присущих вещным правам, закрепил только два: право следования и абсолютный характер защиты (пп. 3 и 4 ст. 216 ГК). Суть первого из указанных признаков сводится к тому, что переход права собственности на имущество к другому лицу не является основанием для прекращения других вещных прав на это имущество. Иными словами, право следует за вещью. Отсюда и обозначение этого признака: право следования. Так, залог сохраняется при переходе права на заложенное имущество к другому лицу (ст. 353 ГК). То же имеет место и при переходе к другому лицу права собственности на имущество, сданное в аренду (имущественный наем): договор аренды сохраняет силу и для нового собственника (ст. 617 ГК). Другой признак, получивший закрепление в законе, состоит в том, что вещные права лица, не являющегося собственником, защищаются от их нарушения любым лицом в порядке, предусмотренном ст. 305 ГК. Забегая вперед, отметим, что согласно ст. 305 ГК владелец, не являющийся собственником, но имеющий право на владение имуществом по основанию, предусмотренному законом или договором, пользуется против третьих лиц той же зашитой, что и собственник. Защита предоставляется ему и против самого собственника. Оба эти признака (и право следования и абсолютный характер защиты) свидетельствуют о шаткости позиции, занятой законодателем при вычленении вещных прав, поскольку оба они могут быть присущи и правам, которые лишь с большой натяжкой относятся к вещным, а то и вовсе не относятся к ним. Но как бы там ни было, с позицией законодателя в этом вопросе приходится считаться. Выявляя присущие вещным правам признаки, обратим внимание на субъектный состав правоотношений, одним из элементов которых выступает соответствующее право. Для всех вещных прав, разумеется, кроме права собственности, характерно то, что за каждым из них "маячит" фигура самого собственника. Поэтому носитель вещного права находится не только в абсолютном правоотношении со всеми третьими лицами, но и в относительном правоотношении с собственником, каковы бы ни были основания возникновения и юридическая природа указанного правоотношения. Так, носитель права хозяйственного ведения или права оперативного управления находится в правоотношении с собственником соответствующего имущества. Носитель вещного права может находиться в относительных правоотношениях и с третьими лицами. В случаях, предусмотренных законом, относительные правоотношения могут возникать и между носителями однородных по своей юридической природе вещных прав (например, между участниками общей собственности). Завершая характеристику признаков, присущих вещным правам, обратим внимание на одно положение, не очень четко сформулированное в п. 2 ст. 216 ГК. Вместе с тем оно важно для понимания того. как соотносится право собственности с другими вещными правами. Вот оно: "Вещные права на имущество могут принадлежать лицам, не являющимся собственниками этого имущества". Не забывая о том, что вещные права на имущество в первую очередь принадлежат его собственнику, поскольку именно право собственности в системе вещных прав занимает главенствующее место, попытаемся в этом положении разобраться. Речь идет о том, что собственник не может быть одновременно носителем какого-либо ограниченного вещного права на ту же вещь, что было бы несовместимо с полнотой и исключительностью права собственности. Иными словами, одно лицо не может персонифицировать и право собственности и ограниченное по своему содержанию вещное право. Применительно к сервитутам это положение было четко выражено в римском праве: sua res nemini servit (своя вещь никому не служит). Нельзя иметь сервитут на собственную вещь, ибо это противоречило бы самой природе права собственности. § 2. Виды вещных прав и их место в системе законодательства и курса гражданского права Виды вещных прав. В ст. 216 ГК к вещным правам отнесены: право собственности; право пожизненного наследуемого владения землей; право постоянного (бессрочного) пользования землей; право хозяйственного ведения; право оперативного управления; сервитуты. Этот перечень носит примерный характер, поскольку он сопровождается оговоркой: в частности . Пожалуй, наибольшую трудность и представляет вопрос, какие права, помимо перечисленных в ст. 216 ГК, могут быть отнесены к вещным. Исходя из места соответствующих прав в системе гражданского законодательства и природы этих прав, по-видимому, есть известные основания для включения в состав вещных прав: принадлежащего учреждению права самостоятельного распоряжения имуществом (п. 2 ст. 298 ГК); залога недвижимости (ипотеки) (п. 1 ст. 131, п. 2 ст. 3 34 ГК); права члена кооператива на кооперативную квартиру до ее выкупа; права членов семьи собственников жилого помещения на пользование этим помещением (ст. 212 ГК); права пожизненного проживания в жилом помещении, принадлежащем дру нету стр 332 декабря 1993 г. В подтверждение этого приведем авторитетное свидетельство ведущих разработчиков проекта ГК-А.Л. Маковского и С. А. Хохлова: "Потребность в урегулировании реально сложившихся отношений отразилась в норме, указывающей на право собственника передать свое имущество в доверительное управление другому лицу. Определены основные условия такого управления (п. 4 ст. 209 ГК). Введение этих правил исключает дальнейшие попытки внедрения в российскую правовую систему несовместимого с ее особенностями института так называемой доверительной собственности (траста)" . С введением в действие части второй ГК, в которой кодифицированы отдельные виды обязательств, все точки над в этом вопросе поставлены. В нее включена гл. 53 Доверительное управление имуществом". Тем самым обязательственно-правовая природа отношений, складывающихся при доверительном управлении имуществом, не должна вызывать сомнений. В абз. 2 п. 1 ст. 1012 ГК специально подчеркивается, что передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности на это имущество к доверительному управляющему. Разумеется, предложенный выше перечень вещных прав достаточно тому лицу, по договору или в силу завещательного отказа (§ 4 гл. 33 ГК; ч. 2 ст. 538 ГК 1964 г.). Что же касается идеи доверительного управления (доверительной собственности), то попытки использовать ее на почве отечественного законодательства за сравнительно короткий период претерпели существенные изменения. В проекте Закона Российской Федерации "О доверительном управлении", принятого в первом чтении 2 июня 1993 г., доверительное управление мыслилось в виде одного из институтов обязательственного права. В связи с роспуском Верховного Совета РФ этот проект был похоронен. На смену ему пришел Указ Президента РФ "О доверительной собственности (трасте)" от 24 декабря 1993 г. Само название этого Указа ориентирует на то, что доверительной собственности было уготовано место в системе вещных прав. Нужно, однако, сказать, что попытка механически пересадить институт доверительной собственности из англо-американского права на отечественную почву встречала решительные возражения как до, так и после принятия Указа от 24 декабря 1993 г. Небезынтересно отметить, что в этом вопросе сомкнулись позиции как сторонников, так и противников хозяйственного права. Против использования института доверительной собственности в российском законодательстве выступили В. В. Лаптев, В. А. Дозорцев, А. Л. Маковский, С. А. Хохлов и другие ученые. Цивилисты Санкт-Петербургского университета А. А. Иванов и Д. А. Медведев убедительно показали, что конструкция доверительной собственности уходит своими корнями в англо-американскую систему права, которая делится на две ветви - общее право и право справедливости. Согласно этой системе доверительный собственник - полноценный собственник по общему праву, а выгодоприобретатель - по праву справедливости. Именно поэтому в условиях дуализма, присущего англо-американской системе права, конструкция доверительной собственности вполне совместима с общим понятием права собственности как абсолютного вещного права. В условиях же отечественной правовой системы, которая тяготеет к континентальным образцам и не знает деления на общее право и право справедливости, эта конструкция просто-напросто не будет работать. Похоже, что в новом ГК законодатель вернулся к той модели доверительного управления, которая предусматривалась в проекте Закона, принятого в первом чтении, и отказался от конструкции, заложенной в Указе Президента от 24 уязвим, но мы не склонны раздувать его до бесконечности, как это иногда бывает. В частности, относить к вещным права нанимателя, за исключением разве аренды с предоставлением арендатору права выкупа арендованного имущества. Нет оснований квалифицировать в качестве вещных и права нанимателя жилого помещения в государственном и муниципальном жилищном фонде. В действующем законодательстве, которое после длительного перерыва делает первые шаги на пути признания вещных прав, классификация этих прав по существу отсутствует, поскольку перечень указанных прав, к тому же примерный, заменить ее не может. Членение вещных прав может производиться по самым различным основаниям. Вне его должно оставаться лишь право собственности, поскольку все остальные вещные права от него так или иначе производны. В числе вещных могут быть выделены права, которые привязаны к определенному имуществу (например, к земельному участку), и права, которые приурочены к определенному лицу (например, право пожизненного проживания в чужом доме); вещные права, которые установлены в публичных интересах (например, публичные сервитуты), и права, которые установлены в частных интересах (например, право пожизненного наследуемого владения земельным участком); права, которые предоставляют право пользования чужой вещью в известном ограниченном отношении (например, сервитуты), и права, которые предоставляют право распоряжения чужой вещью (например, ипотека). Вещные права можно классифицировать по основаниям их возникновения (по договору, одностороннему волеизъявлению, судебному решению и т.д.) и прекращения (например, в случае гибели вещи, обремененной сервитутом, совпадения в одном лице права собственности как на участок, обремененный сервитутом, так и на господствующий участок и т.д.). Место вещных прав в системе законодательства и курса гражданского права. По каким бы основаниям ни классифицировались вещные права и какова бы ни была их природа, положения о вещных правах, сосредоточенные в правовых актах иной отраслевой принадлежности (например, в Земельном кодексе), должны соответствовать Гражданскому кодексу (абз. 2 п. 2 ст. 3). Представляется, что в специальной главе, посвященной ограниченным вещным правам, подлежат изучению право пожизненного наследуемого владения, право постоянного пользования земельным участком и сервитуты. При этом указанные права подлежат изучению в части, относящейся к гражданскому праву, с отсылкой в необходимых случаях к другим главам курса, а также к смежным дисциплинам. Так, право пожизненного наследуемого владения землей изучается в соответствующей главе главным образом с точки зрения распоряжения землей с отсылкой по вопросам, касающимся наследования, к разделу "Наследственное право". Право хозяйственного ведения и право оперативного управления будут рассмотрены при изучении государственной и муниципальной собственности, поскольку право хозяйственного ведения и право оперативного управления используются преимущественно при осуществлении указанных форм собственности. В тех же главах, где будут затрагиваться вопросы хозяйственного ведения и оперативного управления, сделаны отсылки к той главе, в которой указанные права подробно рассмотрены. То же можно сказать и относительно принадлежащего учреждению права самостоятельного распоряжения имуществом. Ипотека подлежит рассмотрению в главе "Обеспечение обязательств" в числе других видов залога. Право пожизненного проживания в чужом доме изучается в зависимости от оснований его возникновения в главах, посвященных рентным обязательствам и наследственному праву. Наконец, право члена кооператива на кооперативную квартиру до ее выкупа и права членов семьи собственника жилого помещения рассматриваются в главе, посвященной жилищным правоотношениям. Что же касается места главы, специально посвященной ограниченным вещным правам, то она замыкает изучение материально-правовых институтов, входящих в состав вещного права. Соответственно этому она помещена вслед за главой об общей собственности и предшествует главе о защите права собственности и иных вещных прав. Вернемся теперь к вопросу, насколько оправдано вычленение категории вещных прав, если критерии, с помощью которых можно было бы четко определить место вещных прав в ряду других гражданских прав, до сих пор не найдены. В известной мере категория вещных прав находится в том же положении, что и другая не менее уязвимая категория - интеллектуальная собственность, которая широко используется в международных конвенциях и признана в отечественном законодательстве (см., например, ст. 44 Конституции РФ; ст. 138 ГК). Тем не менее многие исследователи отмечают, что интеллектуальная собственность - это скорее литературный образ, нежели точный юридический термин. По-видимому, то же можно сказать и о вещном праве. Приживется ли эта категория в нашем законодательстве, покажет будущее. Глава 17. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ О ПРАВЕ СОБСТВЕННОСТИ § 1. Собственность и право собственности Собственность как экономическая категория. Собственность принадлежит к числу таких понятий, вокруг которых на протяжении многих веков скрещиваются лучшие умы человечества. Однако борьбой в теоретическом плане дело не ограничивается. Социальные потрясения, от которых порой содрогается весь мир, одной из главных своих причин имеют, в конечном счете, попытки изменить сложившиеся отношения собственности, утвердить новый строй этих отношений. В одних случаях эти попытки приводили к успеху, в других терпели крах. Бывало, что общество действительно переходило на новую, более высокую ступень своего развития. Но случалось, что в результате ломки отношений собственности общество оказывалось отброшенным далеко назад и попадало в трясину, из которой не знало, как выбраться. В нашей стране на протяжении двадцатого века дважды происходила ломка отношений собственности. Первая началась в октябре 1917 г. и завершилась невиданной катастрофой, последствия которой будет расхлебывать еще не одно поколение. Вторая происходит в наши дни. Ее основная цель - вернуть отношениям собственности их подлинное содержание, сколотить достаточно широкий слой частных собственников, который стал бы социальной опорой нынешнего режима. Так что же такое собственность? В самом первом приближении собственность можно определить как отношение ивдивида или коллектива к принадлежащей ему вещи как к своей. Собственность покоится на различении моего и твоего. Любой тип и любая форма собственности, как бы высок в том или ином конкретном случае ни был уровень обобществления или, что то же самое, уровень коллективизации собственности, могут существовать лишь при условии, что кто-то относится к условиям и продуктам производства как к своим, а кто-то как к чужим. Без этого вообще нет собственности. С этой точки зрения любая форма собственности является частной, какой бы идеологической мишурой, преследующей вполне прозаические цели, это ни прикрывалось . Из элементарного определения собственности, которое дано, следует, что собственность - это отношение человека к вещи. К этому, однако, содержание собственности не сводится. Поскольку собственность немыслима без того, чтобы другие лица, не являющиеся собственниками данной вещи, относились к ней как к чужой, собственность означает отношение между людьми по поводу вещей. На одном полюсы этого отношения выступает собственник, который относится к вещ" как к своей, на другом - несобственники, т. е. все третьи лица, которых обязаны относиться к ней как к чужой. Это значит, что третьи лице обязаны воздерживаться от каких бы то ни было посягательств на чужую вещь, а следовательно, и на волю собственника, которая воплощена в этой вещи. Из определения собственности следует, что она обладает материальным субстратом в виде вещи. Собственности присуще " волевое содержание, поскольку именно суверенная воля собственник определяет бытие принадлежащей ему вещи. Собственность - это общественное отношение. Без отношения других лиц к принадлежащей собственнику вещи как к чужой не было бы и отношения к ней самого собственника как к своей. Содержание собственности как общественного отношения раскрывается при посредстве тех связей и отношений, в которые собственник необходимо вступает с другими людьми в процессе производства, распределения обмена и потребления материальных благ. Итак, собственность-это общественное отношение, которому присущи материальный субстрат и волевое содержание. Собственность - это имущественное отношение, причем в ряду имущественных отношений она занимает главенствующее место. Этого, однако, для характеристики собственности недостаточно. Необходимо показать, в каких конкретных формах могут выражаться волевые акты собственника в отношении принадлежащей ему вещи. Разумеется, речь не идет о том чтобы выстроить в ряд перечень таких актов. Это и невозможно, ибо в принципе собственник может совершать в отношении своей вещи все что не запрещено законом либо не противоречит социальной природе собственности. Воля собственника в отношении принадлежащей ей вещи выражается во владении, пользовании и распоряжении ею. К ним, в конечном счете, сводятся конкретные акты собственника в отношении вещи. Владение означает хозяйственное господство собственника над вещью. Во владении выражается статика отношений собственности закрепленность вещей за индивидами и коллективами. Пользование означает извлечение из вещи полезных свойств путем ее производительного и личного потребления. Распоряжение означает совершение в отношении вещи актов, определяющих ее судьбу, вплоть до уничтожения вещи. Это и отчуждение вещи, и сдача ее внаем, и залог вещи, к многое другое. В пользовании и распоряжении выражается уже динамика отношений собственности. С учетом сказанного конкретизируем данное ранее определение собственности. Собственность - это отношение лица к принадлежащей ему вещи как к своей, которое выражается во владении, пользовании и распоряжении ею, а также в устранении вмешательства всех третьих лиц в ту сферу хозяйственного господства, на которую простирается власть собственника. В социально-экономической литературе, в том числе и юридической, широко распространено определение собственности как присвоения индивидом или коллективом средств и продуктов производства внутри и посредством определенной общественной формы или как самой общественной формы, посредством которой совершается присвоение. Определение собственности с помощью категории присвоения восходит к работам К. Маркса, в которых категории собственности и присвоения действительно увязываются друг с другом. Особенно рельефно эта связь прослеживается во введении "К критике политической экономии". Такой подход к определению собственности в принципе возможен. Следует, однако, учитывать, что понятие присвоения нуждается в конкретизации, а потому едва ли может быть использовано для раскрытия содержания собственности без определения его самого. К тому же в понятие присвоения исследователи, в том числе и К. Маркс, вкладывали различное содержание. С этой точки зрения, владение, пользование и распоряжение, как более конкретные экономические категории, обладают несомненными преимуществами по сравнению с предельно абстрактной категорией присвоения. Коэффициент полезного действия указанных категорий в определении собственности неизмеримо выше, чем категории присвоения. Собственность как экономическая категория сопутствует человеческому обществу на протяжении всей его истории, за исключением, пожалуй, тех начальных его этапов, когда человек еще не выделился из природы и удовлетворял свои потребности с помощью таких более простых способов присвоения, как владение и пользование. Разумеется, на протяжении многовековой истории человечества собственность претерпевала существенные изменения, обусловленные главным образом развитием производительных сил, иногда довольно бурным, как, например, это имело место в период промышленной революции или имеет место сейчас в эпоху научно-технической революции. Принято различать первобытно-общинный, рабовладельческий, феодально-крепостнический и капиталистический типы собственности. До недавнего времени в качестве особого выделяли также социалистический тип собственности, для чего, по-видимому, достаточных оснований не было. Ни в одной из стран мира, входивших некогда в социалистическое содружество, социализм на самом деле построен не был. Непосредственные производители в этих странах по-прежнему подвергались эксплуатации, воссоединения средств производства с работниками производства в действительности не произошло. Тот тип собственности, который в условиях тоталитарного режима (иногда неприкрытого, но в ряде случаев завуалированного) в этих странах утвердился, причудливо сочетал в себе характерные черты, свойственные типам собственности как предшествующих эпох, так и ныне существующих. Признание собственности особой и в то же время исторически изменчивой экономической категорией при всех различиях в подходах к ней является господствующим как в политико-экономической, так и в юридической науке. Есть на сей счет и другое мнение, представленное главным образом в трудах экономиста В. П. Шкредова. Он полагает, что собственность как особая экономическая категория не существует и речь о ней может идти только как о категории правовой. Основанием для столь категоричного вывода для автора послужило то, что собственность выражается во всей системе производственных отношений, а потому и вычленение ее как самостоятельной экономической категории, якобы, невозможно. Проявление собственности во всей системе производственных отношений не вызывает сомнений. Однако именно поэтому оправдано вычленение собственности из этой системы. Только идя таким путем, можно раскрыть сущность собственности. В противном случае мы рискуем подменить сущность собственности внешними формами ее проявления, чего не избежал и В. П. Шкредов. До сих пор речь шла о собственности как об особой экономической категории, что должно служить своего рода заставкой для раскрытия юридического содержания собственности. К этому мы сейчас и перейдем. Содержание и понятие права собственности. В обществе с государственно-правовой надстройкой экономические отношения собственности неизбежно получают юридическое закрепление. Это выражается как в системе правовых норм, регулирующих указанные отношения и образующих институт права собственности, так и в закреплении определенной меры юридической власти за конкретным лицом, являющимся собственником данной вещи. В первом случае говорят о праве собственности в объективном смысле, во втором - в субъективном смысле, или о субъективном праве собственности. Чтобы определить право собственности в объективном смысле, необходимо выявить специфические признаки, присущие субъективному праву собственности. Выявление указанных признаков позволит отразить их в определениях права собственности как в объективном, так и в субъективном смысле. Содержание права собственности составляют принадлежащие собственнику правомочия по владению, пользованию и распоряжению вещью. Указанные правомочия, как и субъективное право собственности в целом, представляют собой юридически обеспеченные возможности поведения собственника, они принадлежат ему до тех пор, пока он остается собственником. В тех случаях, когда собственник не в состоянии эти правомочия реально осуществить (например, при аресте его имущества за долги или когда имуществом незаконно владеет другое лицо), он не лишается ни самих правомочий, ни права собственности в целом. Чтобы раскрыть содержание права собственности, необходимо дать определение каждого из принадлежащих собственнику правомочий. Начнем с владения. Правомочие владения - это юридически обеспеченная возможность хозяйственного господства собственника над вещью. Речь при этом идет о хозяйственном господстве над вещью, которое вовсе не требует, чтобы собственник находился с ней в непосредственном соприкосновении. Например, уезжая в длительную командировку, собственник продолжает оставаться владельцем находящихся в его квартире вещей. Владение вещью может быть законным и незаконным. Законным называется владение, которое опирается на какое-либо правовое основание, т. е. на юридический титул владения. Законное владение часто именуют титульным. Незаконное владение на правовое основание не опирается, а потому является беститульным. Вещи, по общему правилу, находятся во владении тех, кто имеет то или иное право на владение ими. Указанное обстоятельство позволяет при рассмотрении споров по поводу вещи исходить из презумпции законности фактического владения. Иными словами, тот, у кого вещь находится, предполагается имеющим право на владение ею, пока не доказано обратное. Незаконные владельцы, в свою очередь, подразделяются на добросовестных и недобросовестных. Владелец добросовестен, если он не знал и не должен был знать о незаконности своего владения. Владелец недобросовестен, если он об этом знал или должен был знать. В соответствии с общей презумпцией добросовестности участников гражданских прав и обязанностей (п. 3 ст. 10 ГК) следует исходить из предположения о добросовестности владельца. Деление незаконных владельцев на добросовестных и недобросовестных имеет значение при расчетах между собственником и владельцем по доходам и расходам, когда собственник истребует свою вещь с помощью виндикационного иска, а также при решении вопроса, может ли владелец приобрести право собственности по давности владения или нет. Правомочие пользования - это юридически обеспеченная возможность извлечения из вещи полезных свойств в процессе ее личного или производительного потребления. Нередко одна и та же вещь может использоваться как в целях личного потребления, так и в производственных целях. Так, швейную машину можно использовать для пошива одежды не только своей семье, но и на сторону за плату. Правомочие пользования обычно опирается на правомочие владения. Но иногда можно пользоваться вещью, и не владея ею. Например, ателье по прокату музыкальных инструментов сдает их напрокат с тем, что пользование инструментом происходит в помещении ателье, скажем, в определенные дни и часы. То же и при пользовании игровыми автоматами. Правомочие распоряжения - это юридически обеспеченная возможность определить судьбу вещи путем совершения юридических актов в отношении этой вещи. Не вызывает сомнений, что в тех случаях, когда собственник продает свою вещь, сдает ее внаем, в залог, передает в виде вклада в хозяйственное общество или товарищество или в качестве пожертвования в благотворительный фонд, он осуществляет распоряжение вещью. Значительно сложнее юридически квалифицировать действия собственника в отношении вещи, когда он уничтожает вещь, ставшую ему ненужной, либо выбрасывает ее, или когда вещь по своим свойствам рассчитана на использование лишь в одном акте производства или потребления. Если собственник уничтожает вещь или выбрасывает ее, то он распоряжается вещью путем совершения односторонней сделки, поскольку воля собственника направлена на отказ от права собственности. Но если право собственности прекращается в результате однократного использования вещи (например, Вы съедаете яблоко или сжигаете дрова в камине), то воля собственника направлена вовсе не на то, чтобы прекратить право собственности, а на то, чтобы извлечь из вещи ее полезные свойства. Поэтому в указанном случае имеет место осуществление только права пользования вещью, но не права распоряжения ею. Ныне действующее гражданское законодательство, как и то, которое ему предшествовало, ограничивается перечислением принадлежащих собственнику правомочий (иногда способов их осуществления), не определяя ни одно из них. А это отрицательно сказывается не только на раскрытии содержания права собственности, но и на практике применения законодательства. Трудно, в частности, ответить на вопрос: какое содержание вкладывает законодательство в понятие права владения и кого можно считать владельцем вещи? В этом вопросе можно было последовать примеру либо римского права и разграничить понятия владения и держания, либо законодательств германской группы и закрепить институт двойного владения с выделением фигуры владеющего слуги. К сожалению, ни одного из этих вариантов законодатель не избрал. Затруднительно поэтому ответить на вопрос, продолжает ли собственник оставаться владельцем вещи при сдаче ее внаем или владельцем вещи на период найма признается только наниматель. Раскрытие содержания права собственности еще не завершается определением принадлежащих собственнику правомочий. Дело в том, что одноименные правомочия могут принадлежать не только собственнику, но и иному лицу, в том числе носителю права хозяйственного ведения или права пожизненного наследуемого владения. Необходимо поэтому выявить специфический признак, который присущ указанным правомочиям именно как правомочиям собственника. Он состоит в том, что собственник принадлежащие ему правомочия осуществляет по своему усмотрению. Применительно к праву собственности, осуществление права по своему усмотрению, в том числе и распоряжение им, означает, что власть (воля) собственника опирается непосредственно на закон и существует независимо от власти всех других лиц в отношении той же вещи. Власть же всех других лиц не только опирается на закон, но и зависит от власти собственника, обусловлена ею. Правда, в новейшем гражданском законодательстве этот признак в известной мере размыт, поскольку лица, которым принадлежат гражданские права, все эти права (а не только право собственности) осуществляют по своему усмотрению (см. п. 2 ст. 1 и п. 1 ст. 9 ГК). Полагаем, однако, что поскольку указанный признак в отношении права собственности закреплен специально (см.п. 2 ст. 209 ГК), задача состоит в том, чтобы выявить присущее ему содержание применительно к праву собственности, что и было сделано. Собственник вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, в том числе отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, отдавать имущество в залог и обременять его другими способами, распоряжаться им иным образом (п. 2 ст. 209 ГК). Право собственности обладает свойством упругости или эластичности. Это значит, что ему присуща способность восстанавливаться в прежнем объеме, как только связывающие его ограничения отпадут. Право собственности относится к числу исключительных прав. Это значит, что собственник наделен правом исключать воздействие всех третьих лиц на закрепленную за ним в отношении принадлежащего ему имущества сферу хозяйственного господства, в том числе и с помощью мер самозащиты. Сказанное, однако, не означает, что власть собственника в отношении принадлежащей ему вещи безгранична. В соответствии с дозволительной направленностью гражданско-правового регулирования собственник действительно может совершать в отношении своего имущества любые действия, но только не противоречащие законам и иным правовым актам. Собственник обязан принимать меры, предотвращающие ущерб здоровью граждан и окружающей среде, который может быть нанесен при осуществлении его прав. Он должен воздерживаться от поведения, приносящего беспокойство его соседям и другим лицам, и тем более от действий, совершаемых исключительно с намерением причинить кому-то вред. Кроме того, собственник не должен выходить за общие пределы осуществления гражданских прав, установленные ст. 10 ГК. На собственника также возлагается обязанность в случаях, на условиях и в пределах, предусмотренных законом и иными правовыми актами, допускать ограниченное пользование его имуществом другими лицами. Указанные обстоятельства подлежат учету при формулировании общего определения права собственности. Наконец, давая определение права собственности, следует опираться на общее определение субъективного гражданского права, которое распространяется и на право собственности. Применительно к праву собственности это общее определение должно быть конкретизировано с учетом присущих праву собственности специфических признаков. Исходя из ранее изложенных положений, дадим определение субъективного права собственности. Субъективное право собственности -это закрепленная за собственником юридически обеспеченная возможность владеть, пользоваться и распоряжаться принадлежащим ему имуществом по своему усмотрению и в своем интересе путем совершения в отношении этого имущества любых действий, не противоречащих закону и иным правовым актам и не нарушающих права и охраняемые законом интересы других лиц, а также возможность устранять вмешательство всех третьих лиц в сферу его хозяйственного господства. Субъективное право собственности является элементом абсолютного правоотношения, в котором собственнику противостоят все третьи лица, обязанные воздерживаться от нарушений этого права. Субъективное право собственности является элементом вещного правоотношения, поскольку удовлетворение интересов собственника обеспечивается путем непосредственного воздействия на принадлежащую ему вещь (имущество). Опираясь на определение права собственности как субъективного права, определим это право как правовой институт. Право собственности -это система правовых норм, регулирующих отношения по владению, пользованию и распоряжению собственником принадлежащей ему вещью по усмотрению собственника и в его интересах, а также по устранению вмешательства всех третьих лиц в сферу его хозяйственного господства. В тех случаях, когда собственник сам владеет и пользуется вещью, ему для осуществления своего права обычно достаточно того, чтобы третьи лица воздерживались от посягательств на эту вещь. Но так бывает далеко не всегда. Чтобы распорядиться вещью (продать ее, сдать внаем, заложить и т.д.), собственник, как правило, должен вступить в отношение с каким-то конкретным лицом (например, с тем, кто хочет купить вещь, получить ее внаем или в залог). Хотя путем установления отношений с конкретным лицом собственник и осуществляет свое право, их регулирование выходит за пределы права собственности, а сам собственник выступает в маске продавца, наймодателя, залогодателя и т.д. Если же право собственности нарушено, то все зависит от того, сохраняется это право или нет. Если сохраняется, то восстановление нарушенного отношения происходит при помощи норм института права собственности. Если же право собственности не сохраняется (скажем, вещь уничтожена), то для восстановления нарушенных прав придется прибегнуть к нормам других правовых институтов (например, обязательств из причинения вреда или страхового права). Таким образом, нормы, образующие институт права собственности, находятся в постоянном контакте и взаимодействии с нормами других правовых институтов, как гражданско-правовых, так и иной отраслевой принадлежности. Указанное обстоятельство подлежит учету при выборе правовых норм, регулирующих тот или иной участок имущественных отношений, в том числе и отношений собственности. § 2. Формы и виды права собственности по российскому законодательству Формы права собственности. Вопрос, к которому мы сейчас обратимся, имеет не только теоретическое, но и практическое значение. В зависимости от того, к какой форме и к какому виду относится право собственности, принадлежащее тому или иному конкретному лицу, определяется правовой режим имущества, составляющего объект этого права, и спектр тех возможностей, которыми в отношении указанного имущества располагает его собственник. Согласно п. 2 ст. 8 ныне действующей Конституции, в Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности. Аналогичное положение закреплено ив ст. 212 ГК, которая этим, однако, не ограничивается, подвергая названные формы собственности дальнейшему членению в зависимости от того, находится ли имущество в собственности граждан и юридических лиц. Российской Федерации, субъектов Российской Федерации или муниципальных образований. Из содержания ст. 212-215 ГК может быть сделан вывод, что частная собственность по российскому законодательству подразделяется на собственность граждан и юридических лиц, а государственная собственность - на федеральную, принадлежащую Российской Федерации, и собственность, принадлежащую субъектам федерации -республикам, краям, областям, городам федерального значения, автономной области и автономным округам. Что же касается муниципальной собственности, то в качестве ее субъектов выступают городские и сельские поселения, а также другие муниципальные образования. Обратим внимание на то, что перечень форм собственности, данный как в Конституции, так и в ГК, не является исчерпывающим, поскольку сопровождается оговоркой, в силу которой в Российской Федерации признаются и иные формы собственности. Эта оговорка открывает путь к тому, чтобы классификация форм собственности в зависимости от стоящих перед законодателем целей и задач проводилась и в несколько иной плоскости. Так, в Законе РФ об основах федеральной жилищной политики существующий в Российской Федерации жилищный фонд подразделяется на частный, государственный, муниципальный и общественный, т.е. фонд, состоящий в собственности общественных объединений (см. ст. 7 Закона "Об основах федеральной жилищной политики" в ред. Закона от 21 апреля 1997 г.). Выделение общественного жилищного фонда, который мог бы быть отнесен к фонду, состоящему в частной собственности юридических лиц, объясняется особенностями его правового режима. Он во многом сходен с правовым режимом государственного и муниципального фондов. С другой стороны, правовой режим общественного жилищного фонда существенно отличается от правового режима жилых домов, находящихся в собственности иных юридических лиц, не относящихся к общественным объединениям. Трудно, однако, согласиться с В. А. Тарховым, который наряду с частной и государственной собственностью (муниципальную собственность он считает экономической частью государственной) выделяет такие виды собственности, как коллективная и личная. К коллективной он относит собственность всех товариществ (кроме простого) и обществ, а также общественных и религиозных организаций, к личной -собственность граждан, участвующих в общественном производстве. Конституция РФ и ГК РФ не выделяют ни коллективную, ни личную собственность. Коллективную собственность они относят к частной собственности юридических лиц, а личную собственность - к частной собственности граждан. С иных позиций к обоснованию наличия коллективной собственности подходит В. И. Иванов. Выделяя общину как субъект права, он приходит к выводу, что она может стать еще одним субъектом права наряду с гражданами, государством, юридическими лицами и органами. Придавая общинам публично-правовую окраску, он признает общину субъектом коллективной собственности, которая не относится ни к собственности юридического лица, ни к общей собственности. В публично-правовой природе коллективной собственности общины В. И. Иванов усматривает важнейший аргумент в пользу признания общины новым субъектом права. Вопрос этот ввиду его новизны и сложности требует специального обсуждения. Здесь же ограничимся указанием на то, что попытка автора обнаружить в праве собственности не только частно-, но и публично-правовые моменты, т. е. не замыкать это право целиком в границах частного права, заслуживает поддержки. Характеризуя государственную собственность, следует отметить, что она согласно Конституции и ГК принадлежит не только государствам (Российской Федерации и входящим в ее состав республикам), но и иным субъектам федерации, которые не являются государствами (краям, областям, городам федерального значения, автономной области и автономным округам). Итак, собственность в Российской Федерации подразделяется на частную, государственную и муниципальную. В свою очередь, в составе частной собственности различается собственность граждан и юридических лиц, государственной -федеральная собственность и собственность субъектов федерации, муниципальной - собственность городских и сельских поселений и собственность других муниципальных образований. Имущество, относящееся к государственной или муниципальной собственности, если оно не закреплено за государственными или муниципальными предприятиями и учреждениями, составляет имущество казны. В зависимости от того, кому принадлежит это имущество, оно составляет общегосударственную казну, казну субъекта федерации или муниципальную казну. Виды и подвиды права собственности. Классификация форм права собственности не является единственно возможной. Эти формы, в свою очередь, могут подразделяться на виды. Так, собственность граждан и юридических лиц, федеральная собственность и собственность субъектов федерации могут рассматриваться в качестве видов соответствующих форм собственности. Классификация собственности на виды может производиться по самым различным основаниям. Она может не выходить за пределы одной формы собственности, как это имеет место в только что приведенных примерах, но может и не зависеть от форм собственности. Например, общая собственность, которая характеризуется тем, что принадлежит не одному лицу, а двум или более лицам, подразделяется на два вида: долевую и совместную. При этом общая долевая собственность может принадлежать нескольким лицам независимо от того, какую форму собственности каждый из них представляет. Что же касается общей совместной собственности, то поскольку отношения между ее участниками носят куда более лично-доверительный характер, нежели в общей долевой собственности, она возможна только между гражданами. Трудно поэтому согласиться с формулировкой абз. 2 ст. 3 Закона РФ "О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации", из которой следует вывод о существовании совместной собственности физических и юридических лиц. По-видимому, о совместной собственности говорится здесь в смысле общности имущества. Правильнее было бы вести речь именно об общей долевой собственности, на худой конец -об общей собственности, но во всяком случае не о совместной собственности. Деление собственности на виды может проводиться в зависимости от того, о каком имуществе идет речь. С этой точки зрения, можно различать, например, право собственности на недвижимое и движимое имущество. Наконец, виды права собственности могут подлежать дальнейшей, более дробной классификации на подвиды. Так, в составе собственности юридических лиц как вида частной собственности, в свою очередь, можно различать собственность хозяйственных обществ и товариществ, производственных и потребительских кооперативов, общественных и религиозных организаций и т.д. Совместная собственность как вид общей собственности, в свою очередь, подразделяется на совместную собственность супругов и совместную собственность членов крестьянского (фермерского) хозяйства и т. д. Словом, классификация форм, видов и подвидов права собственности может осуществляться по самым различным основаниям. Но к какой бы классификации мы ни прибегли, она не должна быть самоцелью и призвана обеспечить познание сущности подлежащих изучению явлений. § 3. Основания возникновения и прекращения права собственности Возникновение права собственности. Право собственности принадлежит к числу таких субъективных прав, которые могут возникнуть лишь при наличии определенного юридического факта, а иногда и их совокупности. Эти юридические факты называются основаниями возникновения права собственности. В цивилистической науке основания возникновения права собственности издавна принято подразделять на первоначальные и производные. Что же касается критерия разграничения первоначальных и производных способов возникновения права собственности, то в одних случаях предпочтение отдают критерию воли, в других-критерию правопреемства. Соответственно этому, сторонники критерия воли к первоначальным относят такие способы, при которых право собственности возникает независимо от воли, а к производным -такие, при которых оно возникает по воле предшествующего собственника. Те же кто в основу разграничения кладут критерий правопреемства, к первоначальным относят способы, в основе которых правопреемства нет, а к производным - способы, которые покоятся на правопреемстве. Это1 спор имеет не только теоретическое, но и практическое значение Например, сторонники критерия воли безоговорочно относят национализацию, т. е. обращение имущества, принадлежавшего ранее отдельным физическим и юридическим лицам, в собственность государства. к первоначальным способам возникновения права собственности, поскольку государство при национализации становится собственником вопреки воле предшествующего собственника. Напротив, те, кто предпочитают критерий правопреемства, рассматривают национализацию как производный способ возникновения права собственности, поскольку при национализации имеет место правопреемство (по крайней мере преемство в правах). В основу разграничения способов приобретения права собственности должен быть положен критерий правопреемства что же касается критерия воли, то он не во всех случаях выдерживает практическую проверку. Так, наследник, имеющий право на обязательную долю (так называемый необходимый наследник), получает эту долю вопреки воле предшествующего собственника, т.е. наследодателя. Несомненно, однако, что и в указанном случае наследование относится к производных способам приобретения права собственности. Для сторонников же критерия правопреемства отнесение этого случая к производным способам приобретения права собственности затруднений не вызывает, поскольку наследование обязательной доли также покоится на правопреемстве. Деление способов приобретения права собственности на первоначальные и производные в действующем законодательстве прямо не закреплено. Однако оно может быть выведено путем его доктринального толкования, к чему цивилистическая наука как раз и призвана. Что же касается практического значения указанного деления, то оно неоспоримо, поскольку с наличием или отсутствием правопреемства закон связывает вполне определенные последствия. Сказанное в отношении оснований возникновения права собственности и критериев их разграничения с известными оговорками приложимо и к другим вещным правам. Указанные права, будь то право хозяйственного ведения, право оперативного управления, право пожизненного наследуемого владения и т.д., также возникают лишь при наличии тех или иных юридических фактов. Основания возникновения этих прав в зависимости от того, покоятся ли они на правопреемстве или нет, подразделяются на первоначальные и производные. При этом возможен переход вещных прав из одной классификационной рубрики в другую, а также обязательственных прав в разряд вещных и наоборот. Так, в случае преобразования государственного предприятия в акционерное общество прекращается право государственной собственности и право хозяйственного ведения указанного предприятия и возникает право собственности самого акционерного общества. Член кооператива, полностью внесший паевой взнос за квартиру, дачу, гараж, иное строение или помещение, предоставленное ему в пользование, приобретает на это имущество право собственности. Если же наниматель жилого помещения в доме государственного или муниципального жилищного фонда приватизирует квартиру, то взамен права пользования по договору жилищного найма у гражданина возникает право собственности на квартиру (до, которое он может осуществлять по своему усмотрению. С особенностями возникновения и прекращения иных, помимо права собственности, вещных прав мы будем знакомиться по мере их изучения. Нынешний переходный период характеризуется сложным переплетением самых различных способов приобретения и прекращения права собственности, зачастую противоположных по своей направленности и социальному назначению. С одной стороны, бурно протекает процесс приватизации, при которой государственные и муниципальные предприятия, жилье, объекты социально-культурного назначения из собственности государства, национально-государственных, административно-территориальных и муниципальных образований переходят в собственность юридических и физических лиц. С другой, наблюдается и обратное, когда в государственную или муниципальную собственность поступает имущество, ранее принадлежавшее гражданам, кооперативным, общественным и иным организациям. Это происходит, в частности, с собственностью ряда общественных организаций. Прежде чем перейти к систематизации способов приобретения права собственности и их рассмотрению, остановимся на том, как они соотносятся со способами прекращения права собственности. К этому обязывает сама структура ГК, в котором способы приобретения и прекращения права собственности выделены в особые главы -14 и 15. В тех случаях, когда право собственности возникает впервые или прекращение права собственности у одного лица не влечет его приобретения другим лицом, этой проблемы не существует. Однако во многих случаях возникновение права собственности у одного лица сопровождается его прекращением у другого и наоборот. Указанное обстоятельство учитывает и законодатель (см., напр. п. 2 ст. 218 и п. 1 ст. 235 ГК). В связи с этим и возникает вопрос, как определить место того или иного способа возникновения и прекращения права собственности в ряду способов возникновения или прекращения этого права. Как, скажем, определить место конфискации, при которой имеет место, с одной стороны, лишение собственника принадлежащего ему имущества, а с другой, - обращение его в собственность государства. То же можно сказать и о многих других способах. В целях удобства изложения способы приобретения права собственности систематизированы независимо от того, сопровождаются ли они прекращением права собственности у другого лица или нет, равно как и независимо от того, прекращается ли право собственности по воле собственника или в принудительном порядке. Под этим углом зрения на первоначальные и производные разделены все способы приобретения права собственности. Исходя из ранее избранного критерия их разграничения, к первоначальным способам приобретения права собственности относятся: приобретение права собственности на вновь изготовленную вещь (п. 1 ст. 218 ГК); переработка (ст. 220 ГК); обращение в собственность общедоступных вещей (ст. 221 ГК); приобретение права собственности на бесхозяйное имущество (п.З ст. 218; ст. 225 и 226; п. 1 ст. 235, ст. 236 ГК), находку (ст. 227-229 ГК); безнадзорных животных (ст. 230-232 ГК); клад (ст. 233); приобретательная давность (ст. 234 ГК); приобретение права собственности на самовольную постройку (ст. 222 ГК); от неуправомоченного отчуждателя. К производным способам приобретения права собственности относятся: национализация (ч.З п.2 ст.235, ст.ЗОб ГК); приватизация (ст. 217, ч. 2 п.2 ст. 235 ГК); приобретение права собственности на имущество юридического лица при его реорганизации и ликвидации (п. 7 ст. 63 и абз. 3 п.2 ст. 218 ГК); обращение взыскания на имущество собственника по его обязательствам (подпункт 1 п.2 ст. 235 и ст. 238 ГК); обращение имущества в собственность государства в интересах общества (реквизиция) или в виде санкции за правонарушение (конфискация) - ст. 242 и 243 ГК; выкуп недвижимого имущества в связи с изъятием земельного участка, на котором оно находится (ст. 239 ГК); выкуп бесхозяйственно содержимого имущества (ст. 240, 293 ГК); выкуп домашних животных при ненадлежащем обращении с ними (ст. 241 ГК); прекращение права собственности лица на имущество, которое не может ему принадлежать (подпункт 2 п.2 ст. 235, ст. 238 ГК); приобретение права собственности по договору; приобретение права собственности в порядке наследования. Есть и такие способы приобретения права собственности, которые в одних случаях выступают как первоначальные, а в других - как производные. Таково, в частности, приобретение права собственности на плоды, продукцию и доходы (ст. 136 и абз. 2 п. 1 ст. 218 ГК). Приступим теперь к изучению отдельных способов приобретения прав собственности. Вне рассмотрения останутся такие способы, как приобретение права собственности от неуправомоченного отчуждателя, а также в порядке наследования, которые подлежат изучению в других главах учебника. Что же касается вопросов, связанных с выкупом земельного участка, то они изучаются в курсе земельного права. Их мы будем касаться лишь в той мере, в какой это затрагивает интересы собственника недвижимого имущества, расположенного на подлежащем выкупу земельном участке. Начнем с первоначальных способов приобретения права собственности. Приобретение права собственности на вновь изготовленную или созданную вещь относится к первоначальным способам, поскольку право собственности возникает на вещь, которой раньше не было, т. е. возникает на эту вещь впервые. Собственником вещи становится тот, кто изготовил или создал ее для себя с соблюдением закона и иных правовых актов (абз. 1 п. 1 ст. 218 ГК). Вновь изготовленная или созданная вещь может быть как движимой, так и недвижимой. При этом право собственности на вновь создаваемое недвижимое имущество, подлежащее государственной регистрации, в соответствии с общим правилом ст. 131 ГК возникает с момента такой регистрации (ст. 219 ГК). Переработка или спецификация как способ приобретения права собственности на вновь изготовленную движимую вещь характеризуется тем, что вещь создается в результате приложения труда одного лица к материалу, принадлежащему другому лицу. Если иное не предусмотрено договором, право собственности на эту вещь приобретает собственник материала. Таким образом, в договоре может быть предусмотрено, что собственником станет спецификатор (см. абз. 1 п. 1 ст.220 ГК). Правило абз. 2 п. 1 ст. 220 ГК рассчитано на те случаи, когда спецификатор использует чужой материал при отсутствии договора между ним и собственником материала. Спецификатор может стать собственником новой вещи лишь при одновременном наличии трех условий: стоимость труда существенно превышает стоимость материала; спецификатор добросовестен, т. е.до завершения переработки он не знал и не должен был знать о том, что использует чужой материал; спецификатор осуществил переработку для себя, а не в коммерческих целях. При отсутствии хотя бы одного из этих условий собственником изготовленной вещи становится собственник материала. Если иное не предусмотрено договором, собственник материала, ставший собственником вещи, обязан возместить спецификатору стоимость переработки; если же собственником стал спецификатор, то он обязан возместить собственнику материалов их стоимость. Эти правила подлежат применению и тогда, когда договор между собственником материала и спецификатором вообще отсутствует. Более жесткие правила применяются в тех случаях, когда собственник материалов утратил их в результате недобросовестности спецификатора: последний обязан не только передать новую вещь в собственность тому, кто утратил материал, но и возместить ему причиненные убытки. К числу первоначальных способов приобретения права собственности относится также обращение в собственность общедоступных для сбора вещей (сбор ягод, лов рыбы, сбор или добыча других общедоступных вещей и животных). Такой сбор может иметь место, когда он допускается в соответствии с законом, общим разрешением, данным собственником, или местным обычаем. Право собственности на указанные вещи приобретает лицо, осуществившее их сбор или добычу. В то же время обращение в собственность общедоступных для сбора вещей не относится к оккупации в юридико-техническом смысле слова, поскольку лицо, осуществившее сбор или добычу, приобретает право собственности не на вещи, которые никому не принадлежат, а на вещи, которые к моменту сбора и добычи составляют чью-то собственность (например, государства или муниципального образования). Обратимся теперь к такому первоначальному способу, как приобретение права собственности на бесхозяйное имущество, находку, безнадзорных животных и клад. Выступая в гражданском обороте как объект права, имущество вместе с тем имеет субъекта, которому оно принадлежит. Возможны, однако, случаи, когда имущество в силу тех или иных юридических фактов оказывается бесхозяйным (бессубъектным). Согласно ст. 225 ГК бесхозяйной является вещь, которая не имеет собственника или собственник которой неизвестен, либо вещь, от права собственности на которую собственник отказался. Отметим, что к бесхозяйным в числе других относятся вещи, от которых собственник отказался. В то же время такой отказ сам по себе не влечет прекращения прав и обязанностей собственника в отношении соответствующего имущества до тех пор, пока право собственности на него не приобретено другим лицом (ст. 236 ГК). Собственник не может бросать свое имущество на произвол судьбы. И это понятно, поскольку имущество, которое находится на положении неприкаянного, может представлять опасность для окружающих, наносить ущерб природной среде и т.д. В ГК определены основания и порядок приобретения права собственности на бесхозяйные недвижимые вещи (п. 2 ст. 225 ГК) и на движимые вещи, от которых собственник отказался (ст. 226 ГК). Недвижимые вещи по заявлению органа местного самоуправления принимаются на учет органом, на который возложена государственная регистрация прав на недвижимость. Учет ведется по месту нахождения недвижимости. Через год после постановки на учет орган по управлению муниципальным имуществом может обратиться в суд с требованием о признании недвижимости муниципальной собственностью. Если суд не признает недвижимость муниципальной собственностью, она может быть вновь принята оставившим ее собственником либо приобретена в собственность по давности владения. Что же касается движимых вещей, брошенных собственником, то они могут быть обращены другими лицами в собственность в порядке, предусмотренном п. 2 ст. 226 ГК. В их числе лицо, в собственности, владении или пользовании которого земельный участок, водоем или иной объект, где находится брошенная вещь. Если стоимость вещи явно ниже установленного законом минимума (ниже пяти минимальных зарплат), то указанное лицо, приступив к использованию вещи либо совершив иные действия по обращению ее в собственность, может стать собственником вещи. То же относится к таким вещам, как брошенный лом металлов, бракованная продукция, топляк от сплава, отвалы и сливы, образуемые при добыче полезных ископаемых, отходы производства и другие отходы. При отсутствии на указанные вещи других претендентов обращаться в суд для приобретения на эти вещи права собственности не требуется. Другие брошенные вещи (например вещи, которые хотя и находятся на соответствующем земельном участке, но стоимость которых явно превышает установленный законом минимум) поступают в собственность завладевшего ими лица, если по его заявлению они признаны судом бесхозяйными. Вновь выявляемые объекты, представляющие историческую, научную, художественную или иную культурную ценность, которые не имеют собственника или собственник которых неизвестен, поступают в собственность государства, если законодательством не предусмотрено иное (ст. 4 Закона РСФСР "Об охране и использовании памятников истории и культуры"). Правовой режим находки, безнадзорных животных и клада определяется ст. 227-233 ГК. Находкой признается вещь, выбывшая из владения собственника или иного управомоченного на владение лица помимо его воли вследствие потери и кем-либо обнаруженная. При находке случайность имеет место на стороне как потерявшего вещь, так и нашедшего ее. Статья 227 ГК очерчивает круг обязанностей лица, нашедшего потерянную вещь. В их числе обязанность немедленно уведомить о находке потерявшего вещь или другое лицо, имеющее право получить ее. Если указанное лицо или место его пребывания неизвестны, нашедший обязан заявить о находке в милицию или в орган местного самоуправления. Нашедший вещь вправе хранить ее у себя либо сдать на хранение в милицию, орган местного самоуправления или указанному ими лицу. За утрату или повреждение вещи нашедший отвечает лишь в случае умысла или грубой неосторожности и в пределах стоимости вещи. Если в течение шести месяцев с момента уведомления милиции (органа местного самоуправления) о находке лицо, управомоченное получить найденную вещь, не будет установлено или не заявит о своем праве получить вещь, нашедший приобретает на эту вещь право собственности. В случае отказа нашедшего от приобретения вещи в собственность, она поступает в муниципальную собственность. Помимо возмещения расходов, связанных с находкой, нашедший имеет право на вознаграждение за находку в размерах до двадцати процентов стоимости вещи. Возмещение расходов и вознаграждение за находку можно требовать, в зависимости от того, к кому вещь поступит, либо от лица, которому вещь будет возвращена, либо от органа местного самоуправления. Нашедший не имеет права на вознаграждение, если не заявил о находке или пытался ее утаить. К правилам о находке примыкают положения, определяющие правовой режим безнадзорных животных (ст. 230-232 ГК). Они распространяются как на безнадзорный или пригульный скот, так и на других безнадзорных домашних животных. На безнадзорных диких животных (например, на рысь, вырвавшуюся на волю из зоосада) эти положения не распространяются. Безнадзорным считается животное, которое к моменту задержания не находилось в хозяйстве какого-либо другого лица, пригульным -животное, которое к моменту задержания оказывается в чьем-либо хозяйстве (например, пропавшая корова пристала к фермерскому стаду). Круг обязанностей лица, задержавшего безнадзорное (пригульное) животное, во многом совпадает с теми, которые возлагаются на лицо, нашедшее утерянную вещь (ср. ст. 227 и 230 ГК). Предусмотрено, что если в течение шести месяцев собственник безнадзорных животных не будет обнаружен или сам о себе не заявит, лицо, у которого животные находились на содержании и в пользовании, приобретает право собственности на них. При отказе этого лица от приобретения животных в собственность они поступают в муниципальную собственность. В то же время, с учетом особенностей животных как объекта прав и необходимости обеспечить гуманное к ним отношение (ст. 137 и 241 ГК), предусмотрено, что в случае явки прежнего собственника животных после их перехода к новому прежний собственник вправе требовать возврата животных, если животные сохранили к нему привязанность или новый собственник обращается с ними ненадлежащим образом (например, жестоко или не кормит). Животных можно требовать по договоренности с новым собственником, а если она не достигнута -через суд на условиях, определяемых судом. В случае возврата животных лицо, задержавшее животных, а также лицо, у которого они находились на содержании и в пользовании, имеет право требовать от их собственника возмещения необходимых расходов на содержание животных, но с зачетом выгод, извлеченных от пользования ими (например, можно требовать расходов на прокорм коровы, но с зачетом стоимости полученного от коровы молока). Если выгоды равны расходам или превышают их, то возмещения расходов требовать нельзя; возмещать, собственно говоря, нечего. Лицо, задержавшее безнадзорных животных, имеет право на вознаграждение по тем же правилам, которые применяются при выплате вознаграждения нашедшему утерянную вещь (ч. 2 ст. 232, п. 2 ст. 229 ГК). Клад - это намеренно скрытые ценности, собственник которых не может быть установлен или в силу закона утратил на них право. В отличие от находки, при которой вещь из владения собственника или иного управомоченного лица всегда выбывает помимо его воли, кладом можно считать лишь намеренно скрытые ценности. Способы сокрытия ценностей различны. Клад может быть зарыт в земле, замурован в стене, спрятан в дупле дерева и т.д. Кладом можно считать не всякое намеренно скрытое имущество, а лишь деньги (золотые и серебряные монеты, отечественная и иностранная валюта) или иные ценные предметы (драгоценные камни, жемчуг, драгоценные металлы в слитках, изделиях и ломе, антиквариат и т.д.). Наконец, клад -это не всякое намеренно скрытое имущество, а лишь такое, собственник которого не может быть установлен или утратил на него право. При отсутствии хотя бы одного из указанных признаков имущество нельзя считать кладом. Клад поступает в собственность лица, которому принадлежит имущество (земельный участок, строение и т. п.), где клад был сокрыт, и лица, обнаружившего клад, в равных далях, если соглашением между ними не установлено иное. При этом раскопки и поиск клада, с одной стороны, не должны входить в круг трудовых или служебных обязанностей обнаружившего клад лица, но, с другой, обнаружившее клад лицо должно быть допущено собственником соответствующего имущества к совершению таких действий, при которых клад и был обнаружен. В первом случае на лицо, обнаружившее клад, не распространяются правила ст. 233 ГК (см.п. 3 той же статьи), во втором судьба клада определяется в соответствии с абз. 1 п. 1 ст. 233 ГК. Так, участнику археологической экспедиции, обнаружившему ценности при раскопках древнего кургана, вознаграждение по правилам ст. 233 ГК не выплачивается. Но если клад был обнаружен при бурении на земельном участке скважины для сооружения колодца или при сломе дома для возведения на его месте нового строения, вознаграждение должно быть выплачено на общих основаниях. Не исключено также заключение между собственником имущества и кладоискателем гражданско-правового договора, в котором на одну из сторон возложен поиск клада, а на другую выплата обусловленного вознаграждения, если клад будет обнаружен. Размер вознаграждения может быть определен по правилам абз. 1 п. 1 ст. 232 ГК. Особые правила установлены на случай обнаружения клада, относящегося к памятникам истории или культуры. Такой клад поступает в государственную собственность (Российской Федерации или субъекта федерации в зависимости от того, относится ли он к памятникам федерального значения или нет). При этом собственник имущества, где клад был сокрыт, и лицо, обнаружившее клад, имеют право на вознаграждение в размере пятидесяти процентов стоимости клада, которое распределяется в равных долях, т. е. по двадцать пять процентов каждому, если соглашением между ними не установлено иное. Но если раскопки и поиск ценностей производились без согласия собственника, то вознаграждение в размере пятидесяти процентов стоимости клада, относящегося к памятникам истории или культуры, поступает только ему. Все споры, связанные с оценкой клада, отнесением его к памятникам истории или культуры, распределением стоимости клада и т.д., как споры о праве гражданском, могут рассматриваться на общих основаниях судом. Первоначальным способом приобретения права собственности является и приобретательная давность, т. е. приобретение права собственности по давности владения (ст. 234 ГК). Но прежде чем приступить к ее изучению, отметим, что нормы ГК о приобретении права собственности на бесхозяйное имущество, находку, безнадзорных животных и клад подлежат приоритетному применению по сравнению с нормами о приобрстательной давности. Это значит, что если, например, имущество может быть приобретено в собственность как бесхозяйное, и в то же время открывается возможность стать его собственником по давности владения, то предпочтение следует отдавать нормам, определяющим основания и порядок перехода имущества в собственность того или иного лица как бесхозяйного. Указанное обстоятельство прямо отражено в ст. 225 ГК. Приобретательная давность относится к первоначальным способам приобретения права собственности, какой бы критерий ни был положен в основу разграничения первоначальных и производных способов: воли или правопреемства. Право собственности на стороне давностного владельца возникает помимо воли и независимо от прав предшествующего собственника. По давности владения может быть приобретено в собственность имущество, относящееся к любой форме собственности, кроме того, которое вообще изъято из гражданского оборота либо не может находиться в собственности владеющего им лица. Приобрести право собственности по давности владения может как физическое, так и юридическое лицо, а также Российская Федерация, субъект федерации или муниципальное образование, иными словами, любое лицо, которое признается субъектом гражданского права, если приобретение данного имущества в собственность не выходит за пределы его правоспособности. Для приобретения права собственности по давности владения необходимы следующие предусмотренные в законе обязательные условия (реквизиты). Во-первых, должен истечь установленный в законе срок давности владения, который различается в зависимости от того, идет ли речь о приобретении права собственности на недвижимость (например, жилой дом) или на движимость (например, автомобиль). Срок этот для недвижимости составляет пятнадцать лет, а для движимости - пять лет. При этом давностный владелец может присоединить ко времени своего владения время, в течение которого имуществом владел его предшественник, если его владение также удовлетворяло всем указанным в законе реквизитам и если к нынешнему владельцу имущество перешло в порадке общего или специального правопреемства (напр., по наследству или по договору). В то же время течение срока приобретательной давности не может начаться до тех пор, пока не истек срок исковой давности по иску об истребовании имущества из незаконного владения лица, у которого оно находится (п. 4 ст. 234 ГК). В силу прямого указания закона право собственности на недвижимое и иное имущество, подлежащее государственной регистрации, возникает улица, которое приобрело имущество по давности владения, с момента такой регистрации (абз. 2 п. 1 ст. 234 ГК). В развитие этого правила Закон РФ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" допускает государственную регистрацию права собственности на недвижимое имущество, приобретаемое в силу приобретательной давности, после установления факта приобретательной давности в предусмотренном законом порядке (см. п. 3 ст. 6 Закона). Согласно постановлению Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 31 октября 1996 г. №13 арбитражному суду в числе других дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение, подведомственны дела об установлении факта добросовестного, открытого и непрерывного владения как своим собственным недвижимым имуществом в течение 15 лет либо иным имуществом в течение 5 лет. При этом от указанной категории дел отличаются дела об установлении факта принадлежности строения или земельного участка на праве собственности, которые также подведомственны суду (см. п. 2 указанного постановления). Во-вторых, давностный владелец должен владеть имуществом как своим собственным или, что то же самое, в виде собственности, без оглядки на то, что у него есть собственник. В противном случае отсутствует не только указанный реквизит приобретательной давности, но и ставятся под сомнение два других -добросовестность и открытость владения. В-третьих, он должен владеть имуществом добросовестно. Это значит, что, владея имуществом, владелец не знает и не должен знать об отсутствии у него права собственности. Однако отсутствие правоустанавливающего документа (например, на жилой дом) само по себе еще не означает недобросовестности владельца. В-четвертых, владелец должен владеть имуществом открыто, т. е. без утайки. В противном случае возникают сомнения как в добросовестности владельца, так и в наличии других требуемых законом реквизитов. В-пятых, давностное владение, отвечающее всем перечисленным выше условиям, должно быть непрерывным. Течение срока, необходимого для приобретения права собственности по давности владения, прерывается совершением со стороны владельца действий, свидетельствующих о признании им обязанности вернуть вещь собственнику, а также предъявлением к нему управомоченным лицом иска о возврате имущества. После перерыва давность владения, если реквизиты, необходимые для приобретения права собственности, налицо, начинает течь заново, причем время, истекшее до перерыва, в давностный срок не засчитывается. Закон предусматривает защиту давностного владельца до того, как он стал собственником (п. 2 ст. 234 ГК). Разумеется, он не может получить эту защиту против собственника, а также против других лиц, имеющих право на владение имуществом в силу предусмотренного законом или договором основания, поскольку до истечения давностного срока (соответственно пятнадцати или пяти лет) сам он является беститульным владельцем. Однако он может получить защиту против тех лиц, которые, как и он, права на владение имуществом не имеют. По сравнению с ними он обладает тем преимуществом, что является давностным владельцем и владение его при наличии всех требуемых законом реквизитов с истечением установленного срока может перерасти в право собственности. Поэтому, если третье лицо (гражданин или организация) неправомерно лишает давностного владельца владения имуществом или чинит ему препятствия во владении имуществом как своим собственным, он вправе требовать восстановления нарушенного владения и устранения чинимых помех, т. е. воспользоваться теми же средствами защиты, какими согласно ст. 301 и 305 ГК располагает собственник и иной титульный владелец. Если давностный владелец в установленном законом порядке восстановит нарушенное владение, течение срока, необходимого для приобретения права собственности по давности, продолжается так, как если бы нарушения владения вообще не было, т. е. непрерывно. Наконец, следует обратить внимание на то, что, согласно закону о введении первой части ГК в действие, правилам закона о приобретательной давности придана обратная сила. Напомним, что приобретательная давность впервые была признана на территории РФ Законом РФ о собственности, введенным в действие с 1 января 1991 г., причем нормам о приобретательной давности обратная сила по этому закону придана не была. В связи с этим возникает вопрос, следует ли включать в срок давностного владения лишь то время, течение которого началось с 1 января 1991 г., или также и тот срок, течение которого началось ранее. В срок давностного владения следует включать и тот срок, течение которого началось до 1 января 1991 г. При ином ходе рассуждений нормам ГК о приобретательной давности незачем было бы придавать обратную силу, поскольку с 1 января 1991 г. в соответствии с Законом о собственности и без того началось течение сроков приобретательной давности, которое продолжалось (и продолжается) и после введения ГК в действие, если к этому моменту они не истекли. Может показаться странным, почему вопросы, связанные с сооружением самовольных, построек, рассматриваются там, где речь идет о способах приобретения права собственности. Действительно, в ряде случаев они не укладываются в рамки соответствующей проблематики. Более того, может случиться так, что в результате самовольного строительства право собственности вообще ни на чьей стороне не возникнет. Поскольку, однако, самовольное строительство при наличии предусмотренных в законе условий может повлечь возникновение права собственности либо у застройщика, либо у другого лица, открывается путь к освещению указанных вопросов в том месте, которое для них избрано. По тому же пути идет и Гражданский кодекс, в котором статья 222 "Самовольная постройка" помещена в гл. 14 "Приобретение права собственности". Согласно п. 1 ст. 222 ГК самовольной постройкой является жилой дом, другое строение, сооружение или иное недвижимое имущество, созданное на земельном участке, не отведенном для этих целей в установленном порядке, либо созданное без получения необходимых разрешений или с существенным нарушением градостроительных норм и правил. Лицо, осуществившее самовольную постройку, не приобретает на нее право собственности. Соответственно этому оно не вправе распоряжаться такой постройкой - продавать, дарить, сдавать в аренду, совершать с нею другие сделки. Самовольная постройка подлежит сносу осуществившим ее лицом либо за его счет, кроме случаев, предусмотренных п. 3 ст. 222 ГК. Самовольному застройщику вручается предписание о сносе постройки и приведении в порядок земельного участка, на котором она возведена. В предписании указывается срок, в течение которого застройщик обязан совершить указанные действия. В то же время предписание о сносе не лишает самовольного застройщика, осуществившего постройку на не принадлежащем ему земельном участке, права требовать признания за ним права собственности на эту постройку в судебном порядке. Однако это требование суд может удовлетворить лишь при условии, что данный участок будет предоставлен указанному лицу в установленном порядке под возведенную постройку (см. п. 34 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. № 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой ГК РФ"). Но суд может признать право собственности и за лицом, в собственности, пожизненном наследуемом владении или постоянном пользовании которого находится земельный участок, на котором осуществлена постройка. В этом случае указанное лицо возмещает самовольному застройщику расходы на постройку. Приобретение права собственности на самовольную постройку относится к первоначальным способам независимо от того, за кем признано это право - за самовольным застройщиком или лицом которому принадлежит земельный участок. В то же время право собственности на самовольную постройку не может быть признано ни за одним из указанных лиц, если сохранение постройки нарушает права и законные интересы других лиц либо создает угрозу жизни и здоровью граждан. Перейдем теперь к рассмотрению производных способов приобретения права собственности. Как уже отмечалось, все они характеризуются тем, что приобретение права собственности, происходит ли оно по воле или независимо от воли предшествующего собственника, покоится на правопреемстве, т.е. на юридической зависимости прав приобретателя от прав его предшественника. Исторически основным способом установления господствующего типа собственности, который в свое время утвердился в нашей стране в результате Октябрьской революции, принято считать национализацию, т.е. обращение в собственность Советского государства имущества, принадлежавшего юридическим и физическим лицам. В собственность государства в первую очередь были обращены средства производства или, как принято было говорить, основные командные высоты в экономике. Сама национализация проводилась под различными наименованиями (национализация, конфискация, объявление собственностью республики, секвестр или реквизиция) и по самым различным поводам, но сущность ее оставалась при этом неизменной. За редчайшими исключениями национализация носила безвозмездный характер, т. е. прежним собственникам не выплачивалось никакой компенсации за изымаемое у них имущество. В то же время новый собственник - государство не без успеха доказывало, что национализированное имущество перешло к нему, государству, со всеми активами. Указанное обстоятельство как раз и позволяет относить национализацию к производным способам приобретения права собственности. Уже в разгар проведения национализации самые ревностные ее сторонники вынуждены были признавать: "Сегодня только слепые не видят, что мы больше нанационализировали, наконфисковали, набили и наломали, чем успели подсчитать. А обобществление тем как раз и отличается от простой конфискации, что конфисковать можно с одной "решительностью", без умения правильно учесть и правильно распределить, обобществить же без такого умения нельзя". Истекшие десятилетия воочию показали, что государство, обратив в свою собственность львиную долю производственного потенциала страны, взвалило на себя такое экономическое бремя, с которым само не в состоянии справиться. На деле обобществить производство так и не удалось, как и не удалось создать такой организации труда, которая строилась бы на сознательной дисциплине всех трудящихся. В настоящее время подход к возможным случаям принудительного изъятия имущества физических и юридических лиц в собственность государства претерпел в нашей стране коренные изменения. Опираясь на ст. 35 Конституции РФ, гражданское законодательство устанавливает, что обращение в государственную собственность имущества, находящегося в частной собственности граждан и юридических лиц (национализация), производится на основании закона с возмещением государством собственнику стоимости этого имущества и других убытков. Споры о возмещении убытков разрешаются судом (см. ч. 3 п. 2 ст. 235 и ст. 306 ГК). Таким образом, закон о национализации оспариванию в суде в порядке гражданского судопроизводства не подлежит, но суд может разрешать споры о возмещении причиненных собственнику убытков, в том числе о размере убытков, которые должны быть ему возмещены. Ныне полным ходом идет процесс приватизации, в результате которого имущество, входившее в состав государственной и муниципальной собственности, переходит в собственность хозяйственных обществ и товариществ, отдельных граждан, других физических и юридических лиц. Из государственной (муниципальной) собственности выбывают предприятия, жилищный фонд, земельные участки, предметы религиозного культа и многое другое В указанных случаях прекращение права государственной (муниципальной) собственности и приобретение права собственности другим лицом - физическим иди юридическим - происходят в порядке правопреемства. Так, при преобразовании государственного предприятия в предприятие, основанное на других формах собственности, оно становится его правопреемником (см. п. 5 ст. 58 ГК). Приватизация имеет место и тогда, когда государство в лице соответствующих органов возвращает храмы, монастыри, другое имущество, принадлежавшее до революции религиозным организациям, их прежним владельцам -православной церкви и другим конфессиям. Под приватизацией в широком смысле слова следует понимать как возмездное, так и безвозмездное отчуждение государственного и муниципального имущества в собственность физических и юридических лиц. Так, действие Закона РФ "О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации" распространяется лишь на случаи возмездного отчуждения соответствующего имущества в собственность физических и юридических лиц. При этом в самом Законе предусмотрен широкий круг случаев, на которые его действие не распространяется, хотя бы отчуждение имущества и было возмездным (см. ст. 3 Закона). Закон РФ "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации", который вначале допускал при определенных условиях сочетание как бесплатной, так и платной передачи государственного и муниципального жилищного фонда гражданам, ныне предусматривает лишь бесплатную передачу жилья в собственность граждан. Существенно различается не только круг подлежащих приватизации объектов, но и круг ее участников. Так, если по Закону о приватизации государственного и муниципального имущества оно может быть приобретено в собственность как физическими, так и юридическими лицами, то по Закону о приватизации жилищного фонда жилье передается, и притом бесплатно, только в собственность граждан. Дадим теперь краткую характеристику ряда положений Закона о приватизации государственного и муниципального имущества. Законом допускаются следующие способы приватизации указанного имущества: - продажа имущества, в том числе акций созданных в процессе приватизации открытых акционерных обществ на аукционе; - продажа имущества на коммерческом конкурсе с инвестиционными и (или) социальными условиями; - продажа акций созданных в процессе приватизации открытых акционерных обществ их работникам; - выкуп арендованного имущества; - преобразование унитарных предприятий в открытые акционерные общества, в которых 100% акций находится в государственной или муниципальной собственности; - внесение имущества в качестве вклада в уставные капиталы хозяйственных обществ; - отчуждение находящихся в государственной или муниципальной собственности акций открытых акционерных обществ владельцам государственных или муниципальных ценных бумаг, удостоверяющих право приобретения таких акций. Осуществление приватизации способами, отличными от установленных настоящим Законом, не допускается, а соответствующие сделки приватизации считаются ничтожными и не влекут за собой правовых последствий. Это, однако, не распространяется на сделки приватизации, совершенные до вступления настоящего Закона в силу, если, разумеется, нет иных оснований для признания их недействительными (см., напр., п. 2 ст. 31 Закона. Имущество продается на аукционе, если его покупатели не должны выполнять в отношении объектов приватизации какие-либо условия. Право собственности на объект приватизации переходит к покупателю, предложившему в ходе торгов наивысшую цену. Если же имущество продается на коммерческом конкурсе, то право собственности переходит к победителю конкурса только после выполнения им всех условий конкурса, как инвестиционных, так и социальных. Победитель конкурса не вправе до перехода к нему права собственности на объект приватизации отчуждать его или распоряжаться им иным образом (например, закладывать). Если, однако, объектом приватизации является предприятие как имущественный комплекс, то победитель конкурса несет риск его случайной гибели или случайного повреждения уже со дня подписания устроителем и победителем конкурса передаточного акта о передаче предприятия победителю конкурса (п. 2 ст. 563 ГК). Таким образом, риск случайной гибели предприятия победитель конкурса несет еще до того, как он стал собственником предприятия. Дабы приватизация государственного и муниципального имущества не носила мнимый характер, предусмотрено, что одновременное закрепление в государственной или муниципальной собственности акций открытого акционерного общества и использование в отношении его специального права на участие в управлении указанным обществом (так называемой "золотой акции") не допускаются. Преобразование отношений государственной собственности происходит и в тех случаях, когда имущество, принадлежавшее одному государству, переходит в собственность другого. Например, имущество Российской Федерации переходит в собственность входящей в ее состав республики. Ни разгосударствления, ни приватизации в строгом юридическом смысле слова здесь нет, имущество как было, так и осталось государственной собственностью. Поскольку, однако, сама эта собственность носит многоуровневый характер, субъект права собственности все же меняется. Этот способ приобретения права собственности также надлежит отнести к производному, поскольку новый собственник при отсутствии иного указания в законе или межгосударственном договоре не освобождается от обязательств прежнего. Следующий способ приобретения права собственности - это приобретение права собственности на имущество юридического лица при его реорганизации и ликвидации. В случае реорганизации юридического лица право собственности на принадлежавшее ему имущество переходит к юридическим лицам-правопреемникам реорганизованного юридического лица согласно передаточному акту или разделительному балансу (см.абз. 3 п. 2 ст. 218, ст. 58 и 59 ГК). Сложнее обстоит дело при ликвидации юридического лица, т.е. его прекращении без перехода прав и обязанностей к правопреемникам. Судьба имущества зависит от того, как она определена в законодательстве и учредительных документах данного юридического лица, а также от оснований его ликвидации. Имеет также значение, сохраняют ли учредители (участники) юридического лица какие-либо права на его имущество или не сохраняют и если сохраняют, то какие. Согласно п. 7 ст. 63 ГК имущество, оставшееся после удовлетворения требований кредиторов юридического лица, передается его учредителям (участникам), имеющим на это имущество вещные или обязательственные права, если иное не предусмотрено в законодательстве или учредительных документах данного юридического лица. Если учредители имеют на имущество ликвидированного юридического лица вещные права, то нет оснований говорить о том, что они приобретают на это имущество право собственности, оно и без того им принадлежит. Например, при ликвидации государственного или муниципального предприятия, основанного на праве хозяйственного ведения или на праве оперативного управления, имущество, оставшееся после удовлетворения требований кредиторов, продолжает быть государственной или муниципальной собственностью, а не становится таковой в результате ликвидации. О приобретении учредителями права собственности может идти речь, когда они имели в отношении ликвидированного юридического лица как ее учредители обязательственные права. В указанных случаях трансформация принадлежавших учредителям обязательственных прав в вещные, в том числе и в право собственности, действительно возможна. Если же ликвидировано юридическое лицо, участники которого никаких прав на его имущество не сохраняют (например, общественная организация), то судьба имущества зависит от того, как она определена в законодательстве и учредительных документах (см. п. 4 ст. 213 ГК), а также от оснований ликвидации юридического лица. Так, согласно Закону РФ "Об общественных объединениях" от 19 мая 1995 г., имущество, оставшееся в результате ликвидиции общественного объединения, после удовлетворения требований кредиторов направляется на цели, предусмотренные уставом объединения. При отсутствии указания на эти цели в уставе они определяются органом общественного объединения, принявшим решение о его ликвидации, а в спорных случаях -судом (см. ст. 26 и 44 Закона). К числу производных способов приобретения права собственности относится и такой, который связан с принудительным обращением взыскания на имущество собственника по его обязательствам. На первый взгляд, прекращение права собственности у одного лица напрямую не связано здесь с возникновением его у другого. Однако в п. 2 ст. 237 ГК предусмотрено, что право собственности на имущество, на которое обращается взыскание, прекращается у собственника лишь с момента возникновения права на это имущество у другого лица. Важной гарантией для собственника является то, что принудительное взыскание на его имущество обращается по решению суда, если иной порядок не предусмотрен законом или договором. При обращении взыскания следует учитывать перечень имущества граждан и юридических лиц, на которое взыскание обратить нельзя (см., напр., ч. 2 ст. 24, п. 2 ст. 56; п. 2 ст. 120 ГК), очередность удовлетворения претензий и другие правила, установленные как в гражданском, так и в гражданском процессуальном законодательстве. К числу производных способов приобретения права государственной собственности относятся реквизиция и конфискация (ст. 242 и 243 ГК). В случае стихийных бедствий, аварий, эпидемий, эпизоотий, массовых беспорядков, межнациональных конфликтов и при иных обстоятельствах, носящих чрезвычайный характер, имущество в интересах общества по решению государственных органов может быть изъято у собственника в порядке и на условиях, установленных законом, с выплатой ему стоимости имущества. А это и есть реквизиция. Оценка, по которой собственнику возмещается стоимость реквизированного имущества, может быть оспорена им в суде. Лицо, имущество которого реквизировано, вправе при прекращении обстоятельств, в связи с которыми произведена реквизиция, требовать по суду возврата сохранившегося имущества. К реквизиции примыкает возмездное изъятие предмета, явившегося орудием совершения или непосредственным объектом административного правонарушения. Так, ст. 173 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях предусматривает возмездное изъятие огнестрельного гладкоствольного охотничьего и нарезного оружия и боевых припасов при нарушении гражданами правил их хранения и перевозки. В случаях, предусмотренных законом, имущество может быть безвозмездно изъято у собственника по решению суда в виде санкции за совершение преступления или иного правонарушения. Это и есть конфискация. Таким образом, в отличие от реквизиции, конфискация во всех случаях носит безвозмездный характер и применяется в виде санкции за совершенное правонарушение. Государство не отвечает по обязательствам бывших собственников конфискованного имущества, если эти обязательства возникли после принятия государственными органами мер по охране имущества и без согласия указанных органов. По обязательствам, подлежащим удовлетворению, государство отвечает лишь в пределах перешедшего к нему актива имущества. УК РФ 1996 г. предусматривает конфискацию в виде дополнительной меры уголовного наказания за тяжкие и особо тяжкие преступления, совершенные из корыстных побуждений. Она может быть назначена только судом и лишь в случаях, предусмотренных Уголовным кодексом. Имущество, необходимое осужденному или лицам, находящимся на его иждивении, не подлежит конфискации. Перечень такого имущества устанавливается уголовно-исполнительным законодательством. УК предусматривает применение конфискации за совершение целого ряда преступлений в сфере экономики, преступлений против общественной безопасности и общественного порядка, преступлений против государственной власти, а также преступлений против мира и безопасности человечества (см. разделы VIII-X, XII УК). При этом в одних случаях конфискация предусмотрена в виде обязательной дополнительной меры уголовного наказания, в других вопрос решается альтернативно - конфискация может быть, а может и не быть назначена (ср., например, п. 2 и 3 ст. 163 УК). В случаях, предусмотренных законом, конфискация может быть применена в административном порядке. Решение о конфискации, принятое в административном порядке, может быть обжаловано в суд. Конфискация может применяться в качестве как основного, так и дополнительного административного взыскания. Возникает вопрос, насколько правило п. 2 ст. 243 ГК, допускающее в принципе конфискацию имущества в административном порядке, соответствует тому, что в силу ч. 3 ст. 35 Конституции РФ никто не может быть лишен своего имущества иначе, как по решению суда. Этот вопрос относится не только к п. 2 ст. 243 ГК, но и к целому ряду других норм, допускающих конфискацию имущества в административном порядке, в том числе норм Кодекса РСФСР об административных правонарушениях и Таможенного кодекса РФ. С ним столкнулся Конституционный Суд РФ при проверке конституционности пп. 4 и 6 ст. 242 и ст. 280 Таможенного кодекса РФ. Конституционный Суд признал указанные нормы в части, касающейся права таможенных органов выносить постановление о конфискации имущества как санкции за совершенное правонарушение, при наличии гарантии последующего судебного контроля за законностью и обоснованностью такого решения, соответствующими Конституции РФ\ В обоснование этого вывода Конституционный Суд сослался на то, что поскольку решение о конфискации имущества, вынесенное в административном порядке, может быть обжаловано в суд, лишение лица принадлежащего ему имущества происходит в тот момент, когда свое решение по данному вопросу выносит суд. Аргумент более чем шаткий, поскольку решение административных органов о конфискации имущества, хотя бы это решение и было незаконным, заинтересованным лицом может и не быть обжаловано в суд (например, вследствие юридической неграмотности, неуверенности в исходе дела, нежелания терять время). Особое мнение судьи А. Л. Кононова, который не согласился с постановлением Конституционного Суда по данному делу, куда более обоснованно. Этих злоключений можно было бы избежать, если бы на ч. Зет. 35 Конституции РФ не лежал изрядный налет популизма и она была бы сформулирована следующим образом: "Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда, кроме случаев, предусмотренных федеральным законом. Решение о конфискации имущества, принятое в административном порядке, может быть обжаловано в суд. Принудительное отчуждение имущества для государственных нужд может быть произведено только при условии предварительного и равноценного возмещения". Тогда все встало бы на свое место, а Конституционный Суд не оказался бы между Сциплой и Харибдой и не должен был бы становиться на путь создания весьма искусственных юридических конструкций. Конфискацией в соответствии со ст. 29 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях признается принудительное безвозмездное обращение в собственность государства предмета, явившегося орудием совершения или непосредственным объектом административного правонарушения. Как правило, конфискован может быть лишь предмет, находящийся в собственности граждан. Однако законодательством предусмотрены и случаи конфискации предметов, являющихся собственностью организаций. Так, в соответствии с п. 28 Положения об охране континентального шельфа СССР должностные лица органов рыбоохраны конфискуют запрещенные орудия лова, принадлежащие рыбопромысловым организациям. Имущество создаваемых на территории Российской Федерации коммерческих организаций с иностранным участием не подлежит реквизиции или конфискации в административном порядке. Аналогичное правило установлено в отношении находящегося на территории Российской Федерации имущества и активов Международного фонда "За выживание и развитие человечества", его отделений и представительств, а также ряда других фондов с иностранным участием. Гражданско-правовая конфискация может применяться в виде санкции за совершение недействительной сделки (см. ст. 169 и 179 ГК). Лицо, потерпевшее от незаконной реквизиции или конфискации, имеет право в судебном порядке требовать возмещения имущественного ущерба за счет соответственно казны Российской Федерации, субъекта федерации или муниципального образования. Иск предъявляется к финансовым органам, если обязанность выступать от имени казны не возложена на другой орган, юридическое лицо или гражданина (ст. 16; гл. 5 ГК; ст. 1060-1071 ГК). Порядок возврата конфискованного имущества определяется Положением о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда , Положением о порядке возврата гражданам незаконно конфискованного, изъятого или вышедшего иным путем из владения в связи с политическими репрессиями имущества, возмещения его стоимости или выплаты денежной компенсации. Положением о порядке учета, оценки и реализации конфискованного, бесхозяйного имущества, имущества, перешедшего по праву наследования к государству, и кладов , инструкцией Министерства финансов СССР от 19 декабря 1984 г. № 185 о порядке применения этого Положения, постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 29 сентября 1953 г. №7 "О судебной практике по применению конфискации имущества" и другими нормативными актами. Указанные акты подлежат применению в части, не противоречащей приведенным выше нормам ГК, а также иным правовым актам Российской Федерации, принятым после 12 июня 1990 г. Рассмотрим теперь такой способ приобретения права собственно ста, как выкуп (продажа с публичных торгов) недвижимого имущества в связи с изъятием земельного участка, на котором оно находится (ст. 239 ГК). Название данного способа приобретения права собственности избрано не случайно. Оно отличается как от того, которым снабжена ст. 239, так и от названий тех статей, к которым в ст. 239 содержится отсылка. Объясняется это тем, чтобы сосредоточиться на последствиях прекращения права собственности на недвижимое имущество, которое сопровождается возникновением права на это имущество у другого лица. Последствия же изъятия земельного участка, на котором расположено недвижимое имущество, в соответствии со структурой настоящего учебника рассматриваются лишь в той части, в какой они связаны с последствиями изъятия самого имущества. В тех случаях, когда изъятие земельного участка для государственных или муниципальных нужд либо ввиду ненадлежащего использования земли невозможно без прекращения права собственности на недвижимое имущество, которое находится на участке, оно может быть изъято у собственника путем выкупа государством либо продажи с публичных торгов. Решение о выкупе может быть принято органом исполнительной власти Российской Федерации либо субъекта федерации. Решение об изъятии земельного участка (соответственно о выкупе участка и находящегося на нем недвижимого имущества) подлежит государственной регистрации. Собственник должен быть извещен о регистрации с указанием ее даты. О предстоящем выкупе собственник должен быть уведомлен не позднее чем за год. Выкуп возможен по соглашению сторон либо по решению суда. До истечения года выкуп допускается только с согласия собственника. Если собственник не согласен с решением о выкупе либо с ним не достигнуто соглашение об условиях выкупа, государственный орган, принявший такое решение, может предъявить иск о выкупе в суд. Иск может быть предъявлен в течение двух лет с момента направления собственнику уведомления о выкупе. Иск об изъятии недвижимого имущества на началах выкупа не подлежит удовлетворению, если истец не докажет, что использование земельного участка в целях, для которых он изымается, невозможно без прекращения права собственности на указанное имущество. При определении выкупной цены в нее включаются рыночная стоимость участка и находящегося на нем недвижимого имущества, а также все причиняемые собственнику убытки, включая упущенную выгоду. До достижения соглашения о выкупе либо до вынесения решения судом собственник может владеть, пользоваться и распоряжаться участком и находящимся на нем имуществом по своему усмотрению и производить необходимые затраты, обеспечивающие использование участка и имущества по назначению. Однако при определении выкупной цены он несет риск отнесения на него затрат и убытков, связанных со строительством, расширением и реконструкцией зданий и сооружений на земельном участке с момента государственной регистрации решения об изъятии участка до достижения соглашения о выкупе либо до вынесения решения судом. Основания и порядок изъятия земельного участка ввиду его ненадлежащего использования, а также прекращения права собственности на недвижимое имущество, находящееся на этом участке, определены в ст. 284-286 ГК. Выкуп (продажа с публичных торгов) бесхозяйственно содержимого имущества предусмотрен ст. 240 и 293 ГК. Указанное имущество в отличие от бесхозяйного имеет собственника, который известен, но относится к нему нерадиво, допуская его порчу и разрушение. Если имущество не представляет значительной ценности и бесхозяйственное обращение с ним не нарушает ничьих интересов, право вовсе не реагирует на поведение нерадивого собственника. Иначе обстоит дело, если речь идет об имуществе, представляющем значительную экономическую, историческую (например, памятнике истории и культуры), научную, художественную или иную ценность для общества, или об имуществе, бесхозяйственное содержание которого угрожает общественным или государственным интересам. Общество не может безучастно относиться к порче и разрушению антикварных ценностей, картины выдающегося художника, рукописного наследия известного писателя, композитора, ученого, уникальной библиотеки и т.д. Последствия бесхозяйственного содержания культурных ценностей определены в ст. 240 ГК. Если собственник культурных ценностей, отнесенных в соответствии с законом к особо ценным и охраняемым государством, бесхозяйственно их содержит, что грозит утратой ими своего значения, такие ценности по решению суда могут быть изъяты у собственника путем выкупа государством или продажи с публичных торгов. Иск об изъятии ценностей предъявляет государственный орган, к ведению которого относится обеспечение сохранности соответствующего имущества. Иск об изъятии ценностей может предъявить прокурор, а также общественная организация, заинтересованная в их сохранности и располагающая для этого необходимыми возможностями (например, фонд культуры или союз писателей). При продаже ценностей крайне важно, чтобы они попали в надежные руки. Поэтому было бы правильнее продавать ценности не с публичных торгов, как предусмотрено ст. 240 ГК, а путем проведения конкурса. При выкупе культурных ценностей собственнику возмещается их стоимость в размере, установленном соглашением сторон, а в случае спора - судом. При продаже с публичных торгов вырученная от продажи сумма передается собственнику, за вычетом расходов на проведение торгов. Бесхозяйственно содержимые культурные ценности могут быть изъяты в порядке, установленном законом, как у граждан, так и у юридических лиц. Последствия бесхозяйственного содержания жилого помещения определены в ст. 293 ГК. Если собственник жилого помещения, будь то гражданин или юридическое лицо, использует его не по назначению, систематически нарушает права и интересы соседей либо бесхозяйственно обращается с жильем, допуская его разрушение, орган местного самоуправления может предупредить собственника о необходимости устранить нарушения (например, собственник установил в своем доме оборудование, использование которого нарушает права и интересы соседей, или разместил производство, отходы и выбросы которого причиняют ущерб природной среде). В тех случаях, когда допущенные нарушения влекут разрушение помещения, собственнику назначается соразмерный срок для ремонта помещения. Если собственник и после предупреждения продолжает нарушать права и интересы соседей или использовать жилое помещение не по назначению либо без уважительных причин не произведет необходимый ремонт, суд по иску органа местного самоуправления может вынести решение о продаже жилого помещения с публичных торгов с выплатой собственнику вырученных от продажи средств за вычетом расходов на исполнение судебного решения. Поскольку собственнику передается вырученная от продажи жилого помещения с торгов сумма, он, если речь идет о гражданине, может быть выселен из этого помещения без предоставления жилой площади, хотя бы и не был обеспечен другим жильем. Одним из производных способов приобретения права собственности является выкуп домашних животных при ненадлежащем обращении с ними (ст. 241 ГК). В тех случаях, когда собственник домашних животных обращается с ними в явном противоречии с нормами права и принятыми в обществе нормами гуманного отношения к животным, эти животные могут быть изъяты у собственника путем их выкупа лицом, обратившимся с соответствующим иском в суд. Цена выкупа определяется соглашением сторон, а в случае спора - судом. Прекращение права собственности лица на имущество, которое не может ему принадлежать, предусматривает подпункт 2 п. 2 ст. 235 и ст. 238 ГК. Приступая к изучению названного способа прекращения и соответственно приобретения прав собственности, зададимся вопросом, нет ли противоречия в самом его формулировании. С одной стороны, лицо является собственником имущества, а с другой, оно не может ему принадлежать. Противоречие здесь только кажущееся. Вполне возможны ситуации, когда имущество оказалось в собственности лица по основаниям, допускаемым законом, но эти основания отпали. Например, изменился правовой режим вещи. Из вещи, находившейся в свободном обращении, она перешла в разряд ограниченно оборото-способных или изъятых из оборота вещей и более не может находиться в собственности данного лица. Или изменился статус юридического лица, наделенного специальной правоспособностью, в результате чего отпали основания, чтобы то или иное имущество было в его собственности. На эти и аналогичные случаи и рассчитаны правила пп. 1 и 2 ст. 238 ГК. В тех случаях, когда по основаниям, допускаемым законом, в собственности лица окажется такое имущество, оно должно быть отчуждено собственником в течение одного года, если законом не установлен иной срок. Срок этот исчисляется с того момента, когда отпали основания нахождения имущества в собственности данного лица, который может и не совпадать с моментом возникновения у него права собственности. Имущество подлежит отчуждению тому лицу, в собственности которого оно может быть. Это обстоятельство собственник должен учитывать. Если имущество не будет отчуждено собственником в установленный срок, соответствующий государственный орган или орган местного самоуправления обращается в суд с заявлением о принудительном отчуждении имущества. По решению суда имущество, с учетом его характера и назначения, подлежит принудительной продаже с передачей бывшему собственнику вырученной суммы либо передаче в государственную или муниципальную собственность с возмещением ему стоимости имущества, определенной судом, за вычетом затрат на отчуждение имущества. Аналогичный порядок прекращения прав собственности применяется в тех случаях, когда в собственности гражданина или юридического лица по основаниям, допускаемым законом, окажется вещь, на приобретение которой необходимо особое разрешение, а в его выдаче собственнику отказано. Например, к гражданину по наследству перешло ружье, которое находилось в собственности наследодателя по особому разрешению. Наследнику в выдаче разрешения отказали. Право собственности на ружье подлежит прекращению в порядке, установленном пп. 1 и2 ст. 238 ГК. Применяя ст. 238 ГК, надлежит учитывать, что состав, количество и стоимость имущества, которое может быть в собственности граждан и юридических лиц, не ограничиваются, кроме случаев, установленных законом (п. 1 ст. 213 ГК). Если таких ограничений нет, ст. 238 ГК применению не подлежит. К числу производных способов относится возникновение права собственности у приобретателя имущества по договору. Для возникновения права собственности необходимо, чтобы между отчуждателем имущества и его приобретателем был заключен договор, соответствующий требованиям закона. Так, если закон под страхом недействительности предписывает совершение договора в определенной форме, то договор лишь тогда служит основанием для возникновения на стороне приобретателя права собственности, когда он совершен в требуемой законом форме. Право собственности всегда является правом на индивидуально-определенную вещь. Вследствие этого на вещи, определенные в договоре родовыми признаками, право собственности от отчуждателя к приобретателю не может перейти, во всяком случае до тех пор, пока не произойдет индивидуализация вещей, т. е. выделение их из массы других вещей того же рода. Индивидуализация чаще всего происходит в момент передачи вещи от отчуждателя к приобретателю. В отношении же вещей, определенных индивидуальными признаками, переход права собственности может быть приурочен либо к моменту заключения договора, либо к моменту передачи вещи на основе и в соответствии с договором. Система, при которой право собственности на индивидуально-определенные вещи переходит к приобретателю в момент заключения договора, называется системой соглашения, в момент передачи вещи-системой передачи. Действующее законодательство избрало последнюю систему. Право собственности у приобретателя имущества по договору возникает с момента передачи вещи, если иное не предусмотрено законом или договором (п. 1 ст. 223 ГК). Поскольку норма о моменте возникновения права собственности является диспозитивной, переход права собственности на индивидуально-определенные вещи по соглашению сторон или в силу нормативного акта может произойти либо до, либо после передачи вещи. Если же предметом договора является вещь, определенная родовыми признаками, право собственности на нее не может перейти до тех пор, пока она не передана приобретателю. Вместе с тем по соглашению сторон или по закону момент перехода права собственности может быть приурочен к какому-то последующему моменту, например, к моменту полного погашения покупателем покупной цены или к моменту полного выполнения победителем коммерческого конкурса всех условий конкурса, как инвестиционных, так и социальных (см. п. 2 ст. 21 Закона о приватизации государственного имущества). Но в этом случае вещь с момента выделения ее из рода становится индивидуально-определенной. Вот почему правило о моменте перехода права собственности является диспозитивным лишь в отношении индивидуально-определенных вещей. В отношении же вещей, определенных родовыми признаками, возможен только один момент перехода права собственности на них - момент передачи. В тех случаях, когда переход права собственности на имущество подлежит государственной регистрации, право собственности у приобретателя возникает с момента такой регистрации, если иное не установлено законом (п. 2 ст. 223 ГК). Так, государственной регистрации подлежат право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение. Право собственности на недвижимые вещи, как создаваемые вновь, так и при переходе от одного лица к другому, возникает у соответствующего лица только с момента государственной регистрации. Если договор об отчуждении имущества подлежит государственной регистрации или нотариальному удостоверению, право собственности у приобретателя возникает в момент регистрации или удостоверения договора, а при необходимости как нотариального удостоверения, так и государственной регистрации договора - в момент его регистрации. Так, договор купли-продажи жилых домов, помимо совершения его в требуемой законом форме, подлежит государственной регистрации. Право собственности на жилой дом возникает у покупателя только с момента регистрации договора. Согласно ст. 7 Закона РФ о приватизации жилищного фонда договор о передаче жилья в собственность граждан не требует нотариального удостоверения, но подлежит государственной регистрации. Право собственности на приобретенное жилье возникает с момента регистрации договора. Ответ на вопрос, что следует понимать под передачей, содержится в ст. 224 ГК. Передачей признается прежде всего фактическое вручение вещей приобретателю, т. е. передача вещей во владение приобретателя. Если вещи отчуждены без обязательства доставки, к передаче приравнивается сдача вещей транспортной организации для отправки приобретателю или сдача вещей на почту для пересылки приобретателю. Если же вещи были отчуждены с обязательством доставки, сдача вещей предприятию транспорта или связи не приравнивается к передаче: вещи могут считаться переданными приобретателю лишь после того, как обязательство по их доставке будет выполнено. Пункт 2 ст. 224 ГК в числе способов переноса на приобретателя прав собственности предусматривает передачу так называемой короткой рукой. Если к моменту заключения договора об отчуждении вещи она уже находится во владении приобретателя, вещь признается переданной ему с этого момента, т.е. с момента заключения договора. В этом случае не требуется передавать вещь во владение отчуждателя, чтобы последний вновь передавал ее приобретателю. Поскольку вещь уже находится у приобретателя, а воля сторон, направленная на то, чтобы перенести на него право собственности, с достаточной определенностью выражена в договоре, это право с момента заключения договора считается возникшим на стороне приобретателя. Именно поэтому здесь и идет речь о передаче короткой рукой. К передаче приравнивается также вручение распорядительного документа на товары, например, коносамента (ст. 143 ГК). Коносамент в качестве товарораспорядительного документа предусмотрен для морской перевозки (ст. 123-127, 152 Кодекса торгового мореплавания). Вручение товарораспорадительного документа означает передачу приобретателю всех правомочий по распоряжению вещами. Приобретатель, которому в установленном порядке передан товарораспорядительный документ, может путем совершения сделок с указанным документом продать товар, заложить его и т.д. Поэтому передача товарораспорадительного документа и приравнивается к передаче самой вещи. Перечень способов возникновения права собственности, закрепленный в ст. 224 ГК, не является исчерпывающим. Возможны и иные способы. К ним относятся прежде всего случаи так называемой символической передачи. Так, передача может быть совершена посредством вручения ключей от помещения, в котором находится товар, особых знаков распоряжения вещью и т.п. Возможен и такой способ, при кагором стороны, заключив договор об отчуждении индивидуально-определенной вещи, решили временно оставить ее во владении отчуж-дателя (например, внаем). В этом случае с того момента, когда между сторонами достигнуто соглашение временно оставить вещь у отчужда-теля, приобретатель становится собственником вещи, хотя она и не была ему передана. Собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества и риск его случайной гибели или случайного повреждения, если иное не предусмотрено законом или договором (ст. 210 и 211 ГК). Поэтому ответственность за гибель или порчу вещи вследствие случайных обстоятельств, по общему правилу, ни на кого возложить нельзя. Собственник несет риск случайной гибели или случайной порчи вещи, если только он не переложил этот риск полностью или в части на страховщика, застраховав принадлежащую ему вещь. Риск случайной гибели или случайной порчи отчуждаемых вещей переходит на приобретателя одновременно с переходом к нему права собственности. Поскольку право собственности на стороне приобретателя возникает с момента передачи ему вещи, если иное не предусмотрено законом или договором, с этого же момента на приобретателя переходит и риск случайной гибели или порчи вещи. Тем самым система традиции в наилучшей степени обеспечивает сохранность вещи до передачи ее приобретателю, ибо до этого момента собственником остается отчуждатель и, таким образом, риск случайной гибели или порчи вещи возлагается на лицо, в хозяйственной сфере которого вещь находится. Правило о переходе на приобретателя риска случайной гибели или порчи отчуждаемых вещей одновременно с переходом к нему права собственности является диспозитивным, поскольку оно применяется, если иное не установлено законом или договором. Так, стороны могут установить, что риск случайной гибели проданной вещи перейдет на покупателя уже с момента заключения договора купли-продажи до передачи вещи покупателю, т.е. до перенесения на последнего права собственности. Возможность такого соглашения в тех случаях, когда предметом купли-продажи являются вещи индивидуально-определенные, не вызывает сомнений. Аналогичное соглашение возможно в принципе и тогда, когда предметом договора являются вещи, определенные родовыми признаками с указанием их количества. Необходимо лишь, чтобы предметом договора был не род вообще, а ограниченный род. Если между продавцом и покупателем достигнуто соглашение о покупке 100 кг картофеля из партии картофеля, находящейся в особом хранилище, то по соглашению сторон на покупателя может быть возложен риск случайной гибели 100 кг картофеля еще до выделения их из массы других вещей того же рода. При случайной гибели всей партии картофеля риск гибели купленных 100 кг целиком падет на покупателя; при гибели части партии картофеля на покупателя будет возложен риск гибели предмета договора в соответствующей части. С другой стороны, по соглашению сторон риск случайной гибели отчуждаемых вещей может быть приурочен к моменту, следующему за переходом к приобретателю права собственности. Так, по соглашению сторон на отчуждателя может быть возложен риск случайной гибели товара в пути его следования, хотя право собственности на указанный товар перешло на покупателя уже с момента сдачи товара транспортной организации. Согласно п. 2 ст. 563 ГК покупатель несет риск случайной гибели предприятия уже с момента подписания продавцом и покупателем передаточного акта, в то время как право собственности на предприятие переходит к покупателю лишь с момента государственной регистрации этого права (п. 1 ст. 564 ГК). Таким образом, в силу прямого указания закона покупатель несет риск случайной гибели предприятия еще до того, как стал его собственником. По договору финансовой аренды (договору лизинга) лизингодатель (арендодатель) остается собственником имущества, приобретенного им у продавца и переданного во временное владение и пользование лизингополучателю (арендатору), однако риск случайной гибели или случайной порчи этого имущества несет лизингополучатель, если иное не предусмотрено договором (ст. 665 и 669 ГК). Гибель или порча отчуждаемых вещей могут произойти в тог период, когда отчуждатель просрочил передачу вещей или приобретатель просрочил их принятие. При просрочке риск случайной гибели или случайной порчи вещи несет просрочившая сторона, независимо от того, кто из сторон в момент гибели или порчи вещи являлся ее собственником. Если бы состояния просрочки не было, вещь была бы перемещена из одной хозяйственной сферы в другую, а тем самым не произошло бы гибели или порчи вещи. Выше отмечено, что есть такие способы приобретения права собственности, которые в одних случаях выступают как первоначальные, а в других как производные. К их числу относится приобретение права собственности на плоды, продукцию и доходы (ст. 136 и абз. 2 п.1 ст.218 ГК). Необходимо различать естественные (натуральные) плоды и гражданские плоды (доходы). К естественным плодам относят органические произведения самой вещи. Таковы плоды фруктовых деревьев, приплод скота, шерсть, молоко и т.д. К гравданским плодам относят все те доходы, которые приносит вещь, выступая в обороте как предмет договора найма, займа и иных гражданско-правовых отношений. Таковы наемная плата за пользование вещью, проценты, начисляемые по банковским вкладам, дивиденды по акциям и т.д. Приобретение права собственности на плоды относится к первоначальным способам правоприобретения, поскольку право собственности на плоды возникает впервые; на доходы-к производным, поскольку здесь имеет место зависимость права приобретателя от права предшественника. Когда плоды еще не отделены от плодоприносящей вещи, они образуют составную часть последней. Поэтому право собственности на такие плоды принадлежит собственнику плодоприносящей вещи. С момента отделения плодов они выступают в гражданском обороте как самостоятельная вещь. В связи с этим и возникает вопрос: кому принадлежит право собственности на плоды с момента отделения их от плодоприносящей вещи? Когда вещь находится в хозяйственной сфере собственника и последний сам использует вещь, приобретение собственником права собственности на плоды с момента отделения их от плодоприносящей вещи сомнений не вызывает. Право собственности на плоды с этого момента принадлежит ее собственнику, если иное не установлено законом или договором. Аналогичное правило действует и в отношении такой разновидности плодов, как приплод скота, который принадлежит собственнику самки, если иное не установлено законом или договором. Сложнее вопрос, кому принадлежит право собственности на отделенные от вещи плоды, когда вещь находится в хозяйственной сфере другого лица. Согласно ст. 136 ГК поступления, полученные в результате использования имущества (плоды, продукция, доходы), принадлежат лицу, использующему это имущество на законном основании, если иное не предусмотрено законодательством или договором. По договору имущественного найма право собственности на плоды, отделенные от плодоприносящей вещи в соответствии с договором и назначением вещи, принадлежит нанимателю. Если же наемная плата за пользование вещью определена в виде части получаемых нанимателем плодов, то наймодатель приобретает право собственности на плоды при отсутствии иного указания в договоре лишь с момента их передачи. При этом для наймодателя плоды, полученные в ввде платы за пользование вещью, выступают уже не как естественные, а как гражданские плоды (доходы). Согласно ч. 2 ст. 606 ГК плоды, продукция, доходы, полученные арендатором (нанимателем) в результате использования арендованного имущества в соответствии с договором, являются его собственностью. Если вещь находится у добросовестного владельца, то он становится собственником плодов с момента отделения их от плодоприносящей вещи. Собственнику принадлежат не только плоды, но и доходы, приносимые вещью. Если доходы еще не получены собственником, указание закона на то, что доходы принадлежат собственнику вещи, означает, что именно собственнику принадлежит право требовать от обязанного лица плату за пользование имуществом, уплату процентов по договору займа и т.д. Право на доходы принадлежит собственнику вещи, если иное не установлено законом или договором. Так, если добросовестный владелец сдал не принадлежащую ему вещь внаем, то именно он может взыскать с нанимателя наемную плату соразмерно времени добросовестного владения. Если наниматель с разрешения собственника сдал вещь в поднаем, то именно ему принадлежит право получить с поднанимателя плату за пользование имуществом. Собственник может извлекать из принадлежащего ему имущества естественные плоды и доходы способами, не противоречащими закону. В противном случае его поведение квалифицируется как неправомерное и может служить основанием для применения установленных законом санкций. Прекращение права собственности. Неприкосновенность права собственности, закрепленная как конституционным, так и гражданским законодательством, разумеется, не означает, что право собственности на ту или иную вещь или совокупность вещей во всех случаях сохраняется за данным собственником - гражданином или организацией -до тех пор, пока он продолжает быть субъектом права. Циркуляция вещей в гражданском обороте, которая в условиях рыночной экономики резко возрастает, означает и смену их владельцев. А это влечет прекращение права собственности у одних лиц и возникновение его у других. С другой стороны, и сами вещи в процессе их использования претерпевают изменения, вплоть до полного исчезновения вещей. По этим и многим другим причинам прекращение права собственности у одного лица с возникновением или без возникновения его у другого неизбежно. В предшествующем изложении случаи прекращения права собственности у одного лица с возникновением этого права у другого уже рассмотрены. Но прекращение права собственности может иметь место и без возникновения его у другого лица. Помимо случаев потребления вещи ее собственником, это происходит, когда сам собственник уничтожает вещь (например, потому что она ему не нужна) или она подлежит уничтожению по обязательному для собственника предписанию компетентного государственного органа (например, убой заболевшего скота по предписанию органов ветнадзора в целях прекращения эпизоотии), в силу событий или неправомерного поведения третьих лиц. Однако указанные случаи либо вовсе не требуют юрвдического нормирования (например, при уничтожении вещи самим собственником, если это не затрагивает ничьих интересов), либо подпадают под действие норм не только о праве собственности, но и иных правовых институтов (страхования, обязательств из причинения вреда и т.д.). Этим и объясняется, что указанные способы прекращения права собственности законом специально не нормируются и подлежат изучению в других разделах курса гражданского права. Случаи же принудительного изъятия у собственника принадлежащего ему имущества, перечисленные в п. 2 ст. 235 ГК, поскольку все они так или иначе связаны с возникновением права собственности на это имущество у другого лица, рассмотрены в предшествующем изложении. Глава 18. ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ ГРАЖДАН § 1. Понятие права собственности граждан Собственность граждан как социально-экономическая категория. Чтобы жить, каждый человек должен хотя бы в минимальной степени удовлетворять свои материальные и духовные потребности - в пище, одежде, жилище, получении образования, которое давало бы ему возможность приспособиться к нынешним условиям производства и обмена, медицинской помощи, овладении достижениями культуры и т.д. Основные из этих потребностей члены общества удовлетворяют за счет той доли общественного продукта, которая поступает в их собственность и которой они владеют, пользуются и распоряжаются по своему усмотрению и в своих интересах, устраняя всех других лиц от вмешательства в закрепленную за ними как за собственниками сферу хозяйственного господства над принадлежащим им имуществом. В доперестроечный период основным принципом общества провозглашался принцип распределения по труду, а право на труд было закреплено в числе важнейших социально-экономических прав граждан. Запрещалась эксплуатация человека человеком, безраздельно господствовали социалистические формы собственности на средства производства. Основным источником собственности граждан, которая называлась личной, являлось приложение их труда к обобществленным средствам производства. Из совокупного общественного продукта гражданам на основе принципа распределения по труду вьвделялась в личную собственность определенная доля этого продукта, за счет которой главным образом и удовлетворялись их потребности. Наряду с этим одним из важнейших источников пополнения личной собственности являлись выплаты из общественных фондов потребления в виде пособий, пенсий, стипендий. Удовлетворение потребностей граждан обеспечивалось также за счет бесплатной медицинской помощи, низкой оплаты жилья, коммунальных, транспортных, информационных и иных услуг, поддержания на социально доступном уровне цен на основные продукты питания, одежду, лекарства и т.д. В ныне действующей Конституции РФ не закреплены ни право на труд, ни принцип распределения по труду, что отражает реалии, в условиях которых функционирует наше общество. В то же время провозглашается, что каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности. Гарантируется свобода творчества. Соответственно этому претерпели существенные изменения как источники образования собственности граждан, которая именуется теперь частной, так и формы ее проявления. Основными источниками образования собственности граждан служат ныне их труд в качестве наемных работников и их собственная экономическая деятельность. Из последней, в свою очередь, выделяется предпринимательская деятельность, т. е. самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке (абз. 3 п. 1 ст. 2 ГК). Предпринимательская деятельность может осуществляться как без применения, так и с применением наемного труда. С учетом сказанного, частная собственность граждан выступает ныне в следующих формах: собственность граждан, источником образования которой является их труд в качестве наемных работников безотносительно к тому, в какой сфере хозяйства и культуры и к чьим средствам производства этот труд прилагается; собственность, источником образования которой служит собственная экономическая деятельность, не направленная на извлечение прибыли; собственность. которая образуется за счет предпринимательской деятельности, основанной на собственном труде; собственность, которая образуется за счет предпринимательской деятельности, основанной на привлечении наемного труда. В свою очередь, последний вид предпринимательской деятельности может протекать как без образования, так и с образованием юридического лица. При этом в законе отсутствуют препятствия для перехода от одного вида частной собственности к другому, более того, такой переход поощряется, поскольку труд и капитал должны устремляться туда, где они могут принести наибольший экономический и иной социальный эффект. Разумеется, и в нынешних условиях нельзя сбрасывать со счетов как общесоциальные, так и общегражданские способы образования собственности граждан. К. числу первых относятся пособия и выплаты из общественных фондов потребления, гуманитарная помощь из-за рубежа и за счет благотворительных фондов и т.д.; к числу вторых - проценты на капитал (например, дивиденды на акции), наследование, дарение и т.д. Роль и значение первых, за исключением разве гуманитарной помощи, в условиях перехода к рынку падает, вторых - возрастает. Отметим также, что собственность одного лица образуется, как правило, за счет не одного, а нескольких источников. Например, гражданин как пенсионер получает пенсию, как наемный работник - заработную плату, как акционер -дивиденды, как лицо, ведущее подсобное хозяйство на земельном участке в пригородной местности,- доходы от собственной экономической деятельности, не направленной на извлечение прибыли. Собственность граждан как правовая категория. Отношения собственности получают юридическое выражение как в системе правовых норм, образующих институт права собственности, так и в субъективном праве собственности, т. е. в той мере власти, которую закон и иные правовые акты закрепляют за собственником. Не составляет исключения и собственность граждан. Для правового регулирования перестроечного периода характерно раскрепощение собственности граждан от многочисленных пут, которые ранее ее связывали. На собственность граждан в полной мере распространен принцип дозволительной направленности гражданско-правового регулирования, который получил закрепление в новейшем законодательстве. Если ранее, давая характеристику собственности граждан, центр тяжести переносили на ее потребительское назначение, что соответствовало действовавшему в то время законодательству, то ныне не меньшее внимание уделяется возможностям этой формы собственности как одного из средств приращения общественного богатства. Резко расширен круг объектов, которые могут находиться в собственности граждан, причем поощряется их использование не только в целях удовлетворения материальных и духовных потребностей самого собственника, но и в целях извлечения прибыли. Более того, многие из них по своему функциональному назначению призваны именно к тому, чтобы приносить собственнику прибыль. Определения права собственности как правового института и как субъективного права, которые были даны в главе 17 настоящего учебника, полностью приложимы и к праву собственности граждан. Подчеркнем лишь, что принципы неприкосновенности собственности, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, беспрепятственного осуществления гражданских прав, равенства защиты всех форм собственности и восстановления нарушенных прав, закрепленные как на конституционном уровне, так и на уровне отраслевого законодательства, имеют для частной собственности граждан особое значение. Пожалуй, наиболее важно уберечь собственность граждан от произвольного вмешательства органов государственной власти и местного самоуправления. Не менее важно придать частной собственности граждан цивилизованный облик, направить ее развитие по такому руслу, в котором она в полной мере обеспечивала бы удовлетворение интересов собственника, в том числе и в области предпринимательства, и в то же время не использовалась бы во вред интересам общества и других граждан, например, в целях ограничения конкуренции и злоупотребления доминирующим положением на рынке. Эта двуединая задача и должна определять принципы и конкретное содержание правового регулирования отношений частной собственности граждан. § 2. Субъекты права собственности Общие положения. На первый взгляд, ответ на вопрос о субъекте права собственности граждан предельно прост: в качестве такового выступает гражданин. Дело, однако, в том, что гражданин как субъект права собственности выступает в разных правовых качествах. В одних случаях перед нами наемный работник, в других - индивидуальный предприниматель, в третьих - предприниматель, выступающий в маске юридического лица, и т.д. Все это не может не сказаться на положении гражданина как субъекта права собственности. Обратим внимание на то, что гражданин может заниматься предпринимательской деятельностью, лишь будучи зарегистрирован в установленном законом порядке. Поэтому все случаи, когда гражданин в качестве собственника вводит свое имущество в гражданский оборот, следует разбить на две труппы. К первой отнести те, когда выступление гражданина в качестве собственника регистрации не требует, ко второй те, когда такая регистрация требуется. К. их рассмотрению мы сейчас и перейдем. Случаи, когда выступление гражданина в качестве собственника не требует регистрации. Если исходить из классификации видов частной собственности граждан, которая ранее дана, то можно утверждать, что регистрации не требуется, если гражданин выступает в качестве наемного работника, а также лица, которое занимается экономической деятельностью, не направленной систематически на извлечение прибыли. При этом в собственности гражданина может находиться имущество, подлежащее специальной регистрации (например, недвижимость). Он может также совершать подлежащие регистрации сделки (например, приватизировать занимаемое им жилое помещение). Более того, может быть зарегистрировано его хозяйство. Так, в похо-зяйственной книге органа местного самоуправления регистрируется подсобное хозяйство гражданина, проживающего в сельской местности. Однако во всех этих случаях в понятие регистрации вкладывается иной смысл, и она относится либо к принадлежащему гражданину имуществу, либо к совершаемым им сделкам, но не к его деятельности в качестве собственника, причем к деятельности как таковой. В указанных случаях собственником соответствующего имущества продолжает оставаться сам гражданин и никакого удвоения субъекта права не происходит. Случая, когда выетупление грахеданина в качестве собственника требует регистрации. Регистрация требуется в тех случаях, когда гражданин, выступая в гражданском обороте в качестве собственника, занимается предпринимательской деятельностью. Напомним, что эти случаи, в свою очередь, сводятся к трем: когда гражданин занимается предпринимательской деятельностью, основанной на собственном труде; когда гражданин занимается предпринимательской деятельностью с привлечением наемного труда, но без образования юридического лица; когда гражданин занимается предпринимательской деятельностью с привлечением наемного труда на базе образования юридического лица. В первых двух случаях, как и в тех, когда регистрации не требуется, удвоения субъекта права не происходит. Регистрация направлена на то, чтобы установить контроль за законностью предпринимательской деятельности и обеспечить поступление в казну налогов. В объяснении нуждается последний случай, когда гражданин занимается предпринимательством, создав самостоятельно или с другими лицами юридическое лицо. В этом случае собственником имущества, которое гражданин выделил юридическому лицу, хотя бы он и единолично учредил его, становится само юридическое лицо, а гражданин имеет в отношении него обязательственные права (см. абз. 2 п. 2 ст. 48 ГК). Здесь как раз и происходит удвоение субъекта права, причем в этом может быть заинтересован и сам гражданин, который, по общему правилу, не отвечает по обязательствам учрежденного им юридического лица и в случае финансового краха рискует потерять лишь то имущество, которое он в это юридическое лицо вложил. § 3. Объекты права собственности Общие положения. В условиях рыночной экономики принципиальные изменения претерпел подход законодателя к определению круга объектов, которые могут находиться в собственности граждан. По ранее действовавшему законодательству собственность граждан в соответствии с ее потребительским назначением распространялась тлавным образом на предметы потребления, причем и их количество зачастую ограничивалось. Что же касается средств производства, то гражданин мог быть собственником лишь мелких средств производства, а их использование с привлечением наемного труда, как правило, не допускалось. Ныне положение изменилось коренньтм образом. Начиная с законов о собственности, принятых на общесоюзном, а затем и на республиканском уровне, нормогворческие органы пошли по пути снятия существовавших на сей счет ограничений. И это вполне понятно, поскольку ныне всячески поощряется использование гражданами своего имущества не только в потребительских, но и в предпринимательских целях, что, в свою очередь, привело к отказу от попыток замкнуть собственность граждан почти исключительно на предметах потребления. В новом гражданском законодательстве относительно круга объектов, собственниками которых могут быть граждане, закреплены следующие принципиальные положения. Во-первых, в собственности граждан может находиться любое имущество, за исключением отдельных видов имущества, которое в соответствии с законом не может им принадлежать. Во-вторых, количество и стоимость имущества, которое может находиться в собственности граждан, не ограничиваются, за исключением случаев, когда такие ограничения установлены федеральным законом в целях, предусмотренных п. 3 ст. 55 Конституции РФ и абз. 2 п. 2 ст. 1 ГК (см. пп. 1 и 2 ст. 213 ГК). Напомним, что эти ограничения могут быть установлены законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Следует особо подчеркнуть, что отнесение отдельных видов имущества к числу такового, которое вообще не может принадлежать гражданам, равно как и установление ограничений по количеству и стоимости имущества, которое может находиться в собственности граждан, могут быть предусмотрены только законом. В иных правовых актах, в том числе в указах Президента и постановлениях правительства, эти вопросы не могут и не должны решаться, что является для собственника гарантией, в какой-то мере обеспечивающей устойчивость его имущественного положения и беспрепятственное осуществление его прав. Правовой режим объектов права собственности гразвдан. Указанные объекты могут подпадать как под общий, так и под специальный правовой режим. Если в законах и подзаконных нормативных актах, изданных соответствующими органами в пределах их компетенции, для объектов, находящихся в собственности граждан, не установлен специальный правовой режим, то они подпадают под действие общего режима. Это значит, что в отношении указанных объектов нет каких-либо специальных правил, которые граждане должны соблюдать, и что при осуществлении своих прав на них они не должны лишь выходить за те общие пределы, которые очерчены в п. 1 ст. 10 ГК. Ясно, например, что так называемые шиканозные действия закон запрещает независимо от того, совершает ли их собственник с помощью имущества, подпадающего под общий или специальный правовой режим. Сложнее обстоит дело с имуществом, в отношении которого установлен специальный правовой режим. На какой круг имуществ он распространяется и в чем выражается? Прежде всего на недвижимое имущество - земельные участки, жилые дома, многолетние насаждения и т.д. Вещные права на указанное имущество, равно как и сделки с ним, подлежат государственной регистрации. Отдельные виды недвижимого имущества подлежат также специальной регистрации (например, морские суда). Особые правила установлены для приобретения прав на объекты, относящиеся к недвижимости. Так, регистрации прав на земельный участок предшествует его отвод. Для возведения жилого дома, помимо отвода участка и регистрации права на него за застройщиком, требуется утверждение проекта постройки дома, получение разрешения на строительство, соблюдение целого ряда землеустроительных, противопожарных, санитарных, эколотических, строительных и иных норм и правил. И после приобретения в установленном законом порядке прав на недвижимость на собственнике лежит целый рад повинностей и обременений. В их числе уплата налога на недвижимость. Специальный правовой режим распространяется и на объекты, не относящиеся к недвижимости. Таковы транспортные средства, подлежащие специальной регистрации, оружие, на приобретение которого требуется специальное разрешение, сильнодействующие яды, которые могут применяться в лечебных, научных и производственных целях, и ряд других объектов, оборотоспособность которых отраничена. Специальный режим указанных объектов выражается в особых правилах их хранения и учета, в запрещении передавать их кому бы то ни было без надлежащего разрешения, в соблюдении особых мер предосторожности при обращении с ними. Специальный правовой режим распространяется на продуктивный и рабочий скот и прочих домашних животных (соблюдение ветеринарных и санитарных правил их содержания, правил благоустройства населенных пунктов и т.д.). В связи с тем что все большее число граждан становится участниками хозяйственных товариществ и обществ, выступает на рынке ценных бумаг, в их собственности оказывается немало акций и иных ценных бумаг, удостоверяющих их участие в соответствующем товариществе (обществе) и дающих право на получение прибыли (дивиденда). Их оборот подчиняется особым правилам, и в этом смысле они также подпадают под специальный правовой режим. В тех случаях, когда гражданину отказывают в даче разрешения на приобретение какого-либо имущества и удостоверении прав на него, накладывают на имущество обременения, чинят препятствия в осуществлении прав на него, гражданин может обратиться в суд с жалобой на действия соответствующих государственных органов, органов местного самоуправления и их должностных лиц. § 4. Содержание и осуществление права собственности Содержание права собственности. В силу ст. 18 ГК граждане могут иметь имущество на праве собственности. В то же время эта бланкетная возможность, будучи элементом правоспособности, еще не составляет субъективного права собственности. Чтобы это право возникло, необходимо наступление юридического факта, с помощью которого абстрактная возможность правообладания, заложенная в правоспособности, переводится в состояние субъективного права. Необходимо, иными словами, чтобы гражданин купил какое-то имущество, принял его в дар, унаследовал, приобрел путем изготовления вещи или постройки дома и т.д. Данное в гл. 17 определение субъективного права собственности распространяется и на право собственности граждан. Его содержание составляют правомочия собственника по владению, пользованию и распоряжению имуществом по своему усмотрению и в своем интересе. Каждое из них обеспечивает собственнику конкретную возможность определенного поведения в абсолютном правоотношении, которое связывает собственника со всеми третьими лицами. Другая сторона субъективного права собственности - в возможности собственника устранять вмешательство всех третьих лиц в ту сферу хозяйственного господства, которую закон закрепляет за собственником. Осуществление права собственности. Всякое право, каким бы емким ни было его содержание, имеет свои границы. При определении границ права собственности граждан, а следовательно, и границ его осуществления надлежит исходить из присущих гражданскому праву принципа дозволительной направленности гражданско-правового регулирования и принципа диспозитивности. Действие первого принципа означает, что гражданину при осуществлении принадлежащих ему прав, в том числе и права собственности, дозволено все, что не запрещено законом. Действие принципа диспозитивности означает, что гражданин по своему усмотрению осуществляет право собственности или не осуществляет его, сам избирает цели осуществления права и средства их достижения. Расширение границ субъективного права собственности, целей и средств его осуществления, разумеется, не означает вседозволенности. Если в доперестроечные времена содержание права собственности граждан чрезмерно ограничивали, сводя его функциональное назначение к удовлетворению потребительских нужд собственника, то ныне наблюдается обратная крайность -даже явно противоправные действия собственника зачастую квалифицируются как не выходящие за пределы его права и не влекут применения к собственнику санкций. В условиях, когда объекты собственности граждан использовались главным образом в потребительских целях, при осуществлении права собственности на первый план выдвигались такие правомочия, как владение и пользование. К осуществлению правомочия распоряжения собственник прибегал сравнительно редко. Теперь при осуществлении права собственности все чаще идет в ход правомочие распоряжения, поскольку многие товары производятся и приобретаются собственником для последующей продажи на рынке в целях извлечения прибыли. Оборотоспособность объектов права собственности граждан, как, впрочем, и права собственности вообще, резко возросла, что вполне соответствует духу времени и без чего немыслима рыночная экономика. Ранее действовавшее законодательство было нацелено на борьбу с нетрудовыми доходами. Извлечение таких доходов могло повлечь для собственника самые неблагоприятные последствия, вплоть до изъятия у него имущества, из которого систематически извлекался нетрудовой доход (см., например, ст. III ГК. 1964 г.). Ныне положение коренным образом изменилось. Собственнику не только не возбраняется извлекать из своего имущества нетрудовой доход, присваивая неоплаченный труд наемного работника или используя благоприятную рыночную конъюнктуру, но, наоборот, он к этому поощряется. В то же время гражданское законодательство присущими ему специфическими средствами (наряду с уголовным и административным) по-прежнему призвано вести борьбу с извлечением собственником незаконных доходов. Такие доходы могут быть получены путем злоупотребления доминирующим положением на рынке, недобросовестной конкуренции, занятия без лицензирования деятельностью, требующей получения лицензии, и т.д. В новом ГК нет норм, которые специально предусматривали бы применение санкций к собственнику, извлекающему из своего имущества незаконный доход. Правило ч. 4 ст. 473 ГК 1964 г. в нем также не воспроизведено. Сказанное, однако, не означает, что гражданское и примыкающее к нему законодательство безучастно относится к извлечению собственником незаконных доходов, отдавая применение санкций к нему на откуп административному и уголовному законодательству. Применение санкций в виде изъятия в доход государства предмета противозаконной сделки предусматривает ст. 169 ГК. Санкции за получение незаконных доходов установлены Законом РФ "О валютном регулировании", Законом РФ "О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках" и целым родом других законодательных актов. В разъяснении применительно к обсуждаемому вопросу нуждается п. 2 ст. 10 ГК, который в виде санкции за злоупотребление правом вроде бы предусматривает лишь отказ лицу в защите судом принадлежащего ему права. Из этого, на первый взгляд, может быть сделан вывод, что лицо, злоупотребившее правом, лишить самого права нельзя. Если, скажем, гражданин путем совершения противозаконной сделки извлекает из своего имущества незаконный доход, а затем предъявит иск о взыскании такого дохода, то ему в этом будет откачано. Но изъять в доход государства имущество, из которого извлекается незаконный доход, якобы нельзя. Представляется, однако, что отказ в иске о взыскании незаконного дохода не исключает в принципе, с учетом тяжести совершенного правонарушения, применение санкций, предусмотренных ст. 169 ГК, т.е. изъятие в доход государства предмета противозаконной сделки. В противном случае действие ст. 169 ГК применением п. 2 ст. 10 ГК было бы парализовано. Сложнее обстоит дело, если собственник уже получил незаконный доход от использования принадлежащего ему имущества. В подобной ситуации в доход государства могут быть изъяты либо незаконно полученный доход, либо имущество, за счет которого он получен. Изъять в доход государства и то и другое нельзя, поскольку это означало бы применение двойной санкции за одно и то же правонарушение. Иными словами, ориентиром здесь могут служить разъяснения, которые были даны Верховным судом РСФСР по спорам, связанным с применением санкций к собственнику жилого дома, который извлекал из него нетрудовой доход. Верховный суд разъяснил, что нельзя изъять у собственника как жилой дом, так и нетрудовой доход, поскольку законодательство не предусматривает для этих случаев применения к собственнику двойной санкции. В настоящее время имеются тем большие основания учитывать эти разъяснения, чем тогда, когда они были даны. Глава 19. ПРАВО ГОСУДАРСТВЕННОЙ И МУНИЦИПАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ § 1. Субъекты права собственности Общие положения. В странах с развитой рыночной экономикой, не говоря уже о тех, где превалируют централизованные методы управления хозяйством, удельный вес государственной собственности в структуре основных производственных фондов страны достаточно высок. Это относится к таким отраслям, как транспорт и связь, атомная энергетика, военно-промышленный комплекс и ряду других. В собственности государства сосредоточены немалые материальные резервы в виде запасов продовольствия, топлива и других средств жизнеобеспечения на случай всякого рода чрезвычайных обстоятельств. Сохранение в собственности государства значительного числа объектов производственного, социально-культурного и иного назначения объясняется главным образом двумя факторами. Во-первых, каждое государство в нынешнем непредсказуемом мире должно думать о своей безопасности, причем не только военной, но также экологической, санитарно-эпидемиологической, продовольственной и т.д. Во-вторых, государство выполняет широкий круг социализаторских функций, призванных обеспечить достаточный прожиточный минимум населения и поддержку власть предержащих со стороны электората, среди которого немало обездоленных. А для всего этого необходимо располагать соответствующей материально-технической и финансовой базой. В доперестроеч-ный период наше государство взвалило на себя непосильное экономическое бремя, с которым само не могло справиться. В руках государства было сосредоточено около 90 процентов основных производственных фондов страны. Государственная собственность оказалась обюрокраченной и оказененной, недостаточно восприимчивой к достижениям научно-технической революции. Ныне полным ходом идет процесс приватизации, т. е. передачи государственной и муниципальной собственности в частную собственность юридических и физических лиц. По замыслам проводников политики приватизации, в результате должно произойти воссоединение средств производства с работниками производства, а собственность обретет свое подлинное содержание, основанное на строгом различении "моего" и "твоего". Оценка политики приватизации, связанных с нею плюсов и минусов выходит за рамки учебника. Отметим лишь, что широкомасштабных целей, которые перед нею ставились, достичь пока не удалось. Продолжается спад общественного производства, обнищание народа, разрушение хозяйственных связей. Собственность постепенно концентрируется в руках немногих, представляющих далеко не лучшую часть общества. В невиданных размерах происходит утечка капиталов за рубеж. Акционирование предприятий, на которое возлагались такие надежды, далеко не во всех случаях привело к превращению трудовых коллективов в подлинных хозяев производства и притоку инвестиций. В ходе проведения приватизации были допущены серьезные просчеты и прямые злоупотребления, что вынуждены признавать даже самые ревностные ее сторонники. Вот какое красноречивое признание прозвучало в августе 1997 г. из уст одного из молодых реформаторов: "Нужно, чтобы в России возник класс собственников, поэтому скорость приватизации была поставлена во главу угла, а качество поставлено на третье-четвертое место. Нельзя за бесценок отдавать собственность. А то, что было раньше, нужно забыть, как страшный сон". Ну что ж, яснее не скажешь. Вот только едва ли этот "сон" забудут десятки миллионов людей, которые не во сне, а наяву оказались ограбленными. Накопленный опыт приводит к выводу, что нормальное функционирование общества возможно лишь на началах здоровой конкуренции различных форм собственности, каждая из которых должна доказывать свою жизнеспособность на конкретных участках приложения труда и капитала. Субъекты права государственной собственности. В доперестроечный период государство было конституировано в нашем законодательстве как единый собственник всего государственного имущества. Из этого был сделан вывод о том, что государственная собственность составляет единый фонд, что все государственное имущество, в чем бы оно ни выражалось и в чьем бы ведении ни находилось, принадлежит на праве собственности единому и единственному собственнику - Советскому государству. Этот вывод получил обоснование и в научной литературе, в первую очередь в трудах академика А. В. Бенедиктова. Лишь представители аграрно-правовой науки, поскольку объекты права собственности, с которыми они имеют дело, чаще всего характеризуются прикрепленностью к определенной территории, задумывались над тем, о каком государстве, собственно говоря, идет речь: о Союзе ССР или союзных республиках, либо, наконец, как о Союзе ССР, так и о республиках. Однако этот вопрос так и не получил разрешения ни в доктрине, ни в законодательстве. В связи с расширением прав регионов и государственных предприятий, а также с нарастанием центробежных тенденций многие ученые и практики сочли тезис о принадлежности государственной собственности лишь одному-единственному собственнику несовместимым с происходящими в жизни реалиями. В противовес была выдвинута идея о многоуровневом характере государственной собственности. Одним из первых с ее обоснованием выступил В. П. Мозолин. На этих путях пытались преодолеть отрыв государственной собственности от тех, кому она должна реально принадлежать,- в первую очередь непосредственных производителей, повысить эффективность управления ею, вырвать ее из рук бюрократического чиновничьего аппарата. Эти усилия не прошли незамеченными для законодателя. Вначале в общесоюзном законе о собственности, а затем в республиканском законе о собственности и Основах гражданского законодательства 1991 г. был закреплен многоуровневый характер государственной собственности. При этом, если в общесоюзном законе о собственности под понятие государственной собственности подпадала также и коммунальная собственность, то ныне муниципальная собственность выделена из государственной, да и круг субъектов муниципальной собственности не совпадает с тем, как был очерчен в законе круг субъектов коммунальной собственности. В то же время предложения о наделении государственных предприятий правом собственности на закрепленное за ними имущество или хотя бы на часть его законодатель не поддержал. В настоящее время многоуровневый характер государственной собственности и круг ее субъектов определены в гражданском, а в известной мере и в конституционном законодательстве (см., например, ст. 212, 214 ГК; п. "д" ст. 71; подл. "г" п. 1 ст. 72 Конституции РФ). Государственная собственность подразделяется на федеральную собственность, т. е. собственность, принадлежащую Российской Федерации, и собственность, принадлежащую субъектам федерации -республикам, краям, областям, городам федерального значения, автономной области, автономным округам. Означает ли это, что тезис о единстве фонда государственной собственности должен быть сдан в архив? По-ввдимому, нет. Государственная собственность по-прежнему характеризуется единством фонда, но лишь в пределах того субъекта, которому она принадлежит, как бы он ни вводил ее в гражданский оборот: непосредственно или при посредстве действующих от своего имени юридических лиц, что чаще всего и бывает. Субъекты права муниципальной собственности. Отпочкование муниципальной собственности от государственной впервые было проведено в российском законе о собственности. Вслед за ним по тому же пути пошли и другие законодательные акты. В настоящее время муниципальная собственность закреплена в качестве одной из форм собственности -наряду с частной, государственной и иными - как в Конституции РФ, так и в ГК (см.п. 2 ст. 8 и п.2 ст. 9 Конституции РФ; ст. 212, 215 ГК). Но если круг субъектов государственной собственности очерчен в законе достаточно четко, то этого нельзя сказать о субъектах муниципальной собственности, в отношении которых употреблена расплывчатая формулировка -в качестве таковых выступают городские и сельские поселения, а также другие муниципальные образования. В Законе РФ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" вслед за Конституцией и ГК муниципальная собственность определена как собственность муниципальных образований'. К числу субъектов права муниципальной собственности могут быть отнесены города (кроме городов федерального значения - Москвы и Санкт-Петербурга, признанных субъектами государственной собственности), рабочие, дачные и курортные поселки, села, деревни и т.д. В то же время субъектом права муниципальной собственности не может быть признано административно-территориальное образование, не имеющее центра, к которому это право могло бы быть приурочено. Так, в условиях Санкт-Петербурга не существует собственности районов, входящих в черту города, если они не имеют своего центра (например, собственности Адмиралтейского района), хотя они и могут быть наделены широкими полномочиями по управлению принадлежащими городу объектами государственной собственности. В то же время на территории, находящейся в административном подчинении Санкт-Петербурга, в пригородной зоне, а ныне и в пределах городской черты, находятся города, поселки и иные образования, которые выступают в качестве субъектов муниципальной собственности. Таковы Пушкин, Павловск, Сестрорецк, Зеленогорск, Кронштадт, Ломоносов и ряд других. Множественность субъектов права муниципальной собственности не исключает единства ее фонда в пределах субъекта, которому она принадлежит, как бы в том или ином конкретном случае ни осуществлялось управление ею. Таким образом, тезис о единстве фонда собственности в очерченных пределах сохраняет силу в отношении не только государственной, но и муниципальной собственности. § 2. Объекты права собственности Общие положения. Объекты гражданских прав подразделяются на изъятые из оборота; ограниченные в обороте; находящиеся в свободном обращении. Эта классификация распространяется и на объекты права собственности. В условиях, когда государственная собственность принадлежала одному субъекту, круг ее объектов был неограниченным. Иными словами, государство могло быть и на деле являлось собственником любого имущества, независимо от того, дано ли оно самой природой или создано трудом человека, равно как и независимо от того, участвует ли имущество в гражданском обороте или нет. Ныне это положение в полной мере может быть распространено лишь на одного су&ьекта государственной собственности - Российскую Федерацию. Что же касается других субъектов права государственной собственности - субъектов федерации и тем более субъектов права муниципальной собственности, то оно может быть распространено на них лишь с известными ограничениями. Ясно, например, что ядерное оружие может находиться лишь в собственности Российской Федерации, оно не может принадлежать ни субъектам федерации, ни муниципальным образованиям. Природные ресурсы как объекты права собственности. В числе объектов государственной и муниципальной собственности должны быть особо выделены природные ресурсы, которые ныне стали оборо-тоспособными. Согласно Конституции РФ земля и другие природные ресурсы могут находиться в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности. Определение правового режима природных ресурсов отнесено к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов. В числе федеральных законов, устанавливающих правовой режим природных ресурсов, могут быть названы Земельный кодекс, Основы лесного законодательства, Закон о недрах, Водный кодекс, Закон о федеральных природных ресурсах и ряд других. Гражданское законодательство в отношении природных ресурсов закрепляет два принципиально важных положения: во-первых, природные ресурсы, не находящиеся в собственности граждан, юридических лиц либо муниципальных образований, являются государственной собственностью; во-вторых, природные ресурсы могут отчуждаться или переходить от одного лица к другому иными способами в той мере, в какой их оборот допускается законами о земле и других природных ресурсах. Таким образом, в законе закреплена презумпция права государственной собственности на природные ресурсы, а их оборот ограничен и подчинен специальным правилам. Недвижимые имущества как объекты права собственности. В раду объектов государственной и муниципальной собственности особое место занимает недвижимое имущество. Ранее действовавшее законодательство советского периода за редчайшими исключениями деления имущества на движимое и недвижимое прямо не проводило, хотя подспудно оно и присутствовало. Упразднение этого деления в известной мере было связано с отменой в одном из первых декретов Советской власти права частной собственности на землю. Ныне это деление, имеющее в российском законодательстве прочные исторические корни, восстановлено. Примерный перечень имуществ, относящихся к недвижимостям, дан в п. 1 ст. 130 ГК. Правда, из указанного перечня выпало предприятие. По-видимому, это объясняется тем, что правовой режим предприятия как объекта прав специально закреплен в ст. 132 ГК. Предприятие как объект прав-это имущественный комплекс, используемый в целях предпринимательской деятельности'. Понятие предприятия как имущественного комплекса не сводится ни к орудиям и средствам производства, составляющим "тело предприятия", ни даже к имуществу, а охватывает также принадлежащие предприятию исключительные права, если иное не предусмотрено законом или договором. Объектом сделок, связанных с установлением, изменением и прекращением вещных прав, может быть как предприятие в целом, так и его часть. Бет. 132 ГК особо подчеркивается, что предприятие в целом как имущественный комплекс признается недвижимостью. Деление имущества на недвижимое и движимое имеет важное значение при раскрытии содержания, пределов и способов осуществления права государственной и муниципальной собственности, что будет показано в дальнейшем. § 3. Содержание права государственной и муниципальной собственности Право государственной и муниципальной собственности как субъективное право. Общее определение права собственности как субъектив- ного права полностью приложимо к праву государственной и муниципальной собственности. Его содержание составляют принадлежащие собственнику правомочия по владению, пользованию и распоряжению имуществом, которые собственникосуществляетпосвоемуусмотрению и в своем интересе. Право государственной и муниципальной собственности, как и право собственности вообще, является элементом абсолютного правоотношения. Поскольку это право всегда принадлежит той или иной социальной общности людей, будь то российский народ в целом, если речь идет о федеральной собственности, либо народ (население), проживающий на определенной территории, входящей в состав Российской Федерации, если речь идет о собственности субъектов федерации либо о муниципальной собственности, каждый член общества по отношению к указанным формам собственности выступает в разных правовых качествах. С одной стороны, он входит в состав тех социальных общностей, которым право собственности принадлежит,- в состав российского народа, народа республики - субъекта Российской Федерации, населения края, области, муниципального образования и т.д. В то же время члены общества по отношению к указанным формам собственности выступают в качестве обязанных лиц, причем независимо от того, принадлежит она им или нет. Их обязанности состоят в том, что они не должны посягать на целостность государственной и муниципальной собственности, кому бы она ни принадлежала. Эти особенности надлежит учитывать при определении субъектного состава правоотношений государственной и муниципальной собственности. В условиях административно-командной системы при раскрытии содержания государственной собственности, субъектом которой признавалось в то время только государство, и притом в единственном числе, нередко подчеркивался ее властный характер. Это качество, хотя и в меньшей степени, чем раньше, присуще государственной собственности и сейчас, оно выражается главным образом в способах ее осуществления. Присуще оно и муниципальной собственности. В то же время в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, и Российская Федерация, и ее субъекты, и муниципальные образования, которым как раз принадлежит право государственной и муниципальной собственности, выступают на равных началах с другими участниками этих отношений. Таким образом, властное начало, действительно присущее государственной и муниципальной собственности, никак не должно сказываться на отношениях по реализации указанных форм собственности в гражданских правоотношениях, независимо от того, идет ли речь об имуществе казны или об имуществе, закрепленном за предприятиями и учреждениями как самостоятельными юридическими лицами. Этот вывод подкрепляется тем, что в Российской Федерации допускаемые законом формы собственности признаются и защищаются равным образом (см. п. 2 ст. 8 Конституции РФ; п. 4 ст. 212 ГК). Сказанное, разумеется, не означает, что правовой режим всех форм собственности во всех случаях одинаков. Так, если широкий круг имуществ, принадлежащих гражданам, забронирован от взысканий со стороны кредиторов, то взыскание может быть обращено на все имущество государственных и муниципальных предприятий. Давая общую характеристику права собственности, мы подчеркивали, что собственник может совершать в отношении своего имущества любые действия, лишь бы они не противоречили закону и не нарушали права и охраняемые законом интересы других лиц. Правомочия собственника по своему содержанию и способам осуществления неизбежно ограничены, что вытекает также из определения субъективного права как меры юридически возможного и обеспеченного поведения. Если бы дело обстояло иначе, то говорить о праве собственности как мере поведения было бы нельзя. Распространяется ли эта характеристика на право государственной собственности, принадлежащее Российской Федерации, которая как суверен соединяет в своих руках всю полноту государственной власти со всеми правомочиями собственника и сама определяет правовой режим принадлежащих ей имуществ? Да, распространяется. Государство (в данном случае - Российская Федерация) -суверен, однако оно действует (во всяком случае должно действовать!) в пределах, установленных им самим, и подчиняет свою деятельность им же установленному праву. Поэтому правомочия собственника по владению, пользованию и распоряжению имуществом, взятые применительно к государственной и муниципальной собственности, также имеют свои границы, о неограниченности этих правомочий говорить не приходится. Отраслевая принадлежность права государственной и муниципальной собственности . Нормы, относящиеся к праву собственности, можно найти в законах и иных правовых актах самой различной отраслевой принадлежности - Конституции РФ, Гражданском кодексе, законах об охране природы и рациональном использовании природных ресурсов и множестве других. Это дало основания утверждать, что нормы о праве собственности составляют комплексное правовое образование. В противовес этой точке зрения были выдвинуты две другие, причем диаметрально противоположные. Одна из них, наиболее обстоятельно изложенная Н.Д. Егоровым, сводится к тому, что нормы о праве собственности по своей юридической природе являются гражданско-правовыми, а потому целиком входят в состав гражданского права как отрасли права. Другие ученые отстаивают государственно-правовую природу, по крайней мере тех норм, которые составляют институт права государственной собственности. Именно вокруг этого института и развернулась главным образом полемика относительно отраслевой принадлежности норм о праве собственности. К числу сторонников государственно-правовой природы норм о праве государственной собственности относятся, в частности, В. С. Якушев и М. И. Брагинский. Решая этот вопрос, нельзя сбрасывать со счетов, что важнейшие нормы о праве собственности сосредоточены в Конституции РФ. Именно в этих нормах закреплены признаваемые в Российской Федерации формы собственности, основные принципы регулирования и охраны отношений собственности, определена компетенция Российской Федерации и ее субъектов в части установления правового режима важнейших объектов права собственности (в первую очередь государственной собственности). Оно и понятно. Отношения собственности во всяком обществе являются основополагающими. Между тем государственное право и призвано как раз к тому, чтобы закреплять и регулировать отношения, составляющие основу государственного и общественного строя. Ссылка на то, что указанные нормы Конституции по своей отраслевой принадлежности являются гражданско-правовыми, неубедительна. Если следовать этой аргументации, то пришлось бы значительную часть норм Конституции растащить по отраслевым квартирам и от нее мало что осталось бы как от целостного и к тому же фундаментального акта всей системы российского права. С другой стороны, и в актах гражданского законодательства мы находим прямые указания на то, что отношения собственности составляют предмет гражданско-правового регулирования (см., например, п. 1 ст. 1 и п. 1 ст. 2 ГК). Напомним также, что раздел II ГК называется "Право собственности и другие вещные права". В этом разделе развиты и конкретизированы многие конституционные установления о праве собственности. Дело, однако, не только в этом. Право государственной и муниципальной собственности реализуется в правоотношениях самой различной отраслевой принадлежности, а не только гражданско-правовых. Ясно, например, что, когда Правительство Российской Федерации принимает решение о передаче какого-либо предприятия, здания, сооружения или иного имущества из федеральной собственности в собственность субъекта федерации или в муниципальную собственность, то реализация права федеральной собственности происходит в рамках государственно-правового отношения . Когда же принимается решение о преобразовании государственного предприятия в казенное, реализация права федеральной собственности протекает в рамках административно-правового отношения. Вследствие указанных обстоятельств есть достаточные основания, чтобы совокупность норм, составляющих право собственности в объективном смысле, отнести к комплексным правовым образованиям, включающим нормы самой различной отраслевой принадлежности. Как мы в дальнейшем увидим, такой подход применительно к праву государственной и муниципальной собственности особенно оправдан. § 4. Осуществление права государственной и муниципальной собственности Общие положения. За весь послеоктябрьский период камнем преткновения для сменявших друг друга властей был вопрос, как организовать эффективное управление и использование несметных богатств, которые в результате бездумно проведенной национализации оказались сосредоточенными в руках государства. Достичь оптимального решения этого вопроса так и не удалось за исключением, пожалуй, экстремального периода военной экономики, когда для отпора врагу пришлось пойти по пути максимальной централизации управления всем народным хозяйством. Последние годы характеризуются резким, хотя и далеко не всегда оправданным сокращением той части общественного богатства, которая составляет государственную и муниципальную собственность. Тем не менее в собственности Российской Федерации, субъектов федерации и муниципальных образований по-прежнему сосредоточены значительные материальные ресурсы. Как обеспечить управление этими ресурсами, их охрану и использование в целях поддержания производства на необходимом уровне и выполнения социализаторских функций, учет и контроль за надлежащим состоянием указанных ресурсов -эти и многие другие вопросы напрямую связаны с поисками оптимальных организационно-правовых форм осуществления государственной и муниципальной собственности. Субъекты права государственной и муниципальной собственности - это, как правило, сложные системные образования, которые существуют и действуют через разветвленную сеть своих органов - административно-управленческих, социально-культурных, оперативно-хозяйственных, хотя и не сводятся к ним. Согласно Закону об общих принципах организации местного самоуправления, права собственника в отношении имущества, входящего в состав муниципальной собственности, от имени муниципального образования осуществляют органы местного самоуправления, а в случаях, предусмотренных законами субъектов Российской Федерации и уставами муниципальных образований,-население непосредственно. В составе государственной и муниципальной собственности необходимо различать, с одной стороны, имущество, не закрепленное за соответствующими предприятиями и учреждениями как самостоятельными юридическими лицами и относящееся к имуществу казны (государственной или муниципальной), а с другой, имущество, находящееся в хозяйственном ведении или оперативном управлении государственных и муниципальных предприятий и учреждений как не связанных непосредственно с казной юридических лиц. Соответственно этому различают осуществление права государственной и муниципальной собственности в отношении казенного имущества и в отношении имущества, закрепленного за соответствующими предприятиями и учреждениями как самостоятельными юридическими лицами. В первом случае речь идет об осуществлении права государственной и муниципальной собственности самим носителем этого права как таковым, поскольку действия по его осуществлению соответствующие государственные органы, органы местного самоуправления, а также юридические лица и граждане совершают не от своего имени, а от имени субъекта права собственности - Российской Федерации, субъекта федерации или муниципального образования. Во втором случае к осуществлению права собственности подключается дополнительное и притом вполне самостоятельное звено - в виде юридического лица, выступающего не от имени собственника, а от своего имени и наделенного на закрепленное за ним имущество либо правом хозяйственного ведения, либо правом оперативного управления. Нередко при осуществлении права государственной и муниципальной собственности имеет место сочетание действий, совершаемых одним субъектом от имени собственника, а другим - от своего имени. Так, государственное или муниципальное унитарное предприятие может распоряжаться принадлежащим ему на праве хозяйственного ведения недвижимым имуществом лишь с согласия собственника. Хотя действие по распоряжению имуществом предприятие и совершает от своего имени, но для его совершения оно должно испросить согласие уполномоченного государственного органа (например, соответствующего органа по управлению государственным имуществом), который дает его уже от имени собственника. Таким образом, случаи осуществления права государственной и муниципальной собственности непосредственно самим собственником было бы неверно ограничивать теми, когда речь идет об имуществе казны, они значительно шире. Так, в нынешних условиях непосредственное участие субъектов права государственной и муниципальной собственности в осуществлении этого права имеет место при приватизации государственных и муниципальных предприятий, а также при распоряжении унитарным предприятием закрепленным за ним недвижимым имуществом (а если речь идет об унитарном казенном предприятии -то и движимым). В осуществлении права собственности от имени собственников в указанных случаях участвуют Министерство государственного имущества Российской Федерации, Российский фонд федерального имущества и их органы на местах. В дальнейшем мы сосредоточимся на осуществлении права государственной и муниципальной собственности с помощью таких способов, как право хозяйственного ведения и право оперативного управления. Право хозяйственного ведения как способ осуществления права государственной и муниципальной собственности. Статья 216 ГК. называет право хозяйственного ведения имуществом в числе вещных прав лиц, не являющихся собственниками. Более развернутая характеристика права хозяйственного ведения дана в ст. 294, 295, 299, 300 и других статьях ГК. В отличие от ранее действовавшего законодательства, круг субъектов права хозяйственного ведения сужен, а его содержание ограничено. В ГК предусмотрено, что правом хозяйственного ведения могут наделяться государственные и муниципальные унитарные предприятия, кроме федеральных казенных предприятий, за которыми имущество закрепляется на праве оперативного управления. Соответственно этому ГК не предусматривает использование права хозяйственного ведения как способа осуществления иных, кроме государственной и муниципальной собственности, форм собственности. Позиция, занятая ГК в вопросе о границах использования права хозяйственного ведения, соответствует ст. 8 Федерального закона о введении в действие части первой ГК, которая предписывает преобразование предприятий, не находящихся в государственной или муниципальной собственности и основанных на праве полного хозяйственного ведения, в хозяйственные товарищества, общества или кооперативы либо их ликвидацию. К указанным предприятиям до их преобразования или ликвидации применяются правила об унитарных предприятиях основанных на праве оперативного управления, с учетом того, что собственниками их имущества являются их учредители. Отказ от использования права хозяйственного ведения при осуществлении иных форм собственности был поспешным и привел на практике ко всякого рода трудностям. По-видимому, он был вызван эйфорией, связанной с хозяйственными обществами и товариществами, которые на определенном этапе рассматривались в качестве оптимальной организационно-правовой формы образования юридических лиц, занимающихся коммерческой деятельностью. Трудно понять, почему, скажем, кооперативная, общественная или религиозная организация не может образовать подсобное предприятие, выделив ему часть своего имущества в хозяйственное ведение, а нужно обязательно идти по пути создания хозяйственного товарищества или общества, наделяя его правом собственности . В настоящее время наблюдается возрождение категории хозяйственного ведения. Первой ласточкой можно считать Закон РФ "О профсоюзах, их правах и гарантиях деятельности". В ст. 24 Закона предусмотрено, что профсоюзы, их объединения (ассоциации), первичные профсоюзные организации владеют, пользуются и распоряжаются имуществом, находящимся не только в их собственности, но и в хозяйственном ведении. По-ввдимому, можно ожидать дальнейшего расширения границ использования права хозяйственного ведения. Сужено это право и по своему содержанию, что нашло отражение не только в переименовании соответствующего права (раньше оно называлось "право полного хозяйственного ведения", а теперь "право хозяйственного ведения"), но и в том, как очерчены права собственника в отношении имущества, находящегося в хозяйственном ведении. Если раньше право полного хозяйственного ведения строилось по той же модели, что и право собственности, то ныне права государственного или муниципального предприятия, которому имущество принадлежит на праве хозяйственного ведения, строго ограничены, и в то же время достаточно широко определены права на это имущество самого собственника. Объясняется это тем, что размер уставного фонда такого предприятия не может быть менее суммы, определенной законом о государственных и муниципальных предприятиях, причем еще до регистрации предприятия он должен быть собственником полностью оплачен. Если по окончании финансового года стоимость чистых активов предприятия окажется меньше размера уставного фонда, орган, уполномоченный на создание предприятия, обязан в установленном порядке произвести уменьшение уставного фонда. Если же стоимость чистых активов окажется меньше размера, определенного законом, предприятие может быть ликвидировано по решению суда. Помимо того, чгго собственник имущества, находящегося в хозяйственном ведении, решает вопросы создания предприятия, определения предмета и целей его деятельности, его реорганизации и ликвидации, назначает руководителя предприятия, он осуществляет также контроль за использованием по назначению и сохранностью принадлежащего предприятию имущества и имеет право на получение части прибыли от использования находящегося в хозяйственном ведении предприятия имущества. Как ввдим, право хозяйственного ведения по своему содержанию ныне резко ограничено. Объясняется это не в последнюю очередь его жесткой привязкой к праву государственной и муниципальной собственности, что, пожалуй, особенно сказалось в Указе Презвдента РФ от 14 октября 1992 г. "О регулировании арендных отношений и приватизации имущества государственных и муниципальных предприятий, сданного в аренду"'. Указом по существу было положено начало резкому ограничению прав государственных и муниципальных предприятий по распоряжению закрепленным за ними имуществом, прежде всего, недвижимым. Та же тенденция отчетливо просматривается и в ГК, даже если оставить в стороне вопрос о правовом режиме имущества казенных предприятий, за которыми имущество закрепляется на праве оперативного управления и права которых в отношении этого имущества еще более ограничены (см. об этом дальше). В результате право хозяйственного ведения, не говоря уже о праве оперативного управления, хотя формально они и закреплены в законе в качестве вещных прав, обескровлены. По своему содержанию они даже более ограничены, чем прежнее право оперативного управления (см. ст. 93 ГК 1964 г.), хотя последнее в свое время резко критиковалось как атрибут административно-командной системы, препятствующий развитию рыночных отношений. Представляется, что ограничения права хозяйственного ведения и, скажем, забегая вперед, права оперативного управления далеко не всегда оправданы, тем более если учесть расширение границ использования права хозяйственного ведения. В то же время не следует впадать в крайность и строить их по той же модели, что и право собственности. По ранее действовавшему законодательству решающее значение придавалось делению имущества предприятия на основные и оборотные средства, правовой режим которых был существенно различен. Напомним, что с точки зрения политико-экономической основные средства характеризуются тем, что переносят свою стоимость на готовый продукт постепенно, по мере их снашивания, в то время как оборотные средства потребляются в одном производственном цикле, причем их стоимость целиком входит в затраты на производство продукта. Положения о бухгалтерском учете проводят различие мезду основными и оборотными средствами в зависимости от стоимости и срока службы, причем учетно-финансовое деление основных и оборотных средств не во всех случаях совпадает с их политико-экономическим делением. Учетно-финансовое деление основных и оборотных средств проводится и в Положении о бухгалтерском учете и отчетности в Российской Федерации (утверждено приказом министра финансов РФ от 26 декабря 1994 г. № 170 и введено в действие с 1 января 1995), но ныне оно утратило былое значение, по крайней мере с точки зрения тех прав, которые принадлежат предприятиям в отношении как основных, так и оборотных средств'. Почему это произошло? Раньше, среди источников образования основных средств превалировали бюджетные ассигнования, в то время как пополнение оборотных средств -сырья, топлива, материалов - происходило главным образом за счет собственных средств предприятий. Ныне это различие, во всяком случае в отношении предприятий, которым имущество принадлежит на праве хозяйственного ведения, во многом нивелировано. Правомочия предприятий по распоряжению основными средствами были существенно ограничены, распоряжаться оборотными средствами предприятие могло значительно свободнее. Нельзя сказать, что это различие сведено на нет, но сейчас оно переместилось в несколько иную плоскость и проводится в зависимости от того, относится ли имущество к недвижимому или движимому. Наконец, раньше основные средства были полностью забронированы от взыскания со стороны кредиторов, а взыскание на оборотные средства можно было обратить в пределах, превышающих нормальные потребности предприятия. Ныне унитарное предприятие в принципе отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом, независимо от того, относится ли оно к основным или к оборотным средствам. В свою очередь, оно не несет ответственности по обязательствам собственника его имущества (см.п. 5 ст. 113 ГК). Что же касается собственника имущества предприятия, основанного на праве хозяйственного ведения, то он также не отвечает по обязательствам предприятия, кроме случаев, предусмотренных п. 3 ст. 56 ГК. Так, на собственника может быть возложена субсидиарная, т. е. дополнительная ответственность по обязательствам предприятия, если его несостоятельность вызвана собственником, а имущества предприятия недостаточно для удовлетворения кредиторов. Ныне куда большее значение имеет деление имущества предприятия, основанного на праве хозяйственного ведения, на недвижимое и движимое. Предприятие не вправе продавать принадлежащее ему на праве хозяйственного ведения недвижимое имущество, сдавать его в аренду, отдавать в залог, вносить в качестве вклада в уставный (складочный) капитал хозяйственных обществ и товариществ или иным способом распоряжаться этим имуществом без согласия его собственника. Остальным, т.е. не относящимся к недвижимому, имуществом, которое принадлежит предприятию, оно распоряжается самостоятельно, кроме случаев, установленных законом или иными правовыми актами. Унитарное предприятие, основанное на праве хозяйственного ведения, может создать в качестве юридического лица другое унитарное предприятие путем передачи ему части своего имущества в хозяйственное ведение. В данном случае у дочернего предприятия возникает вторичное право хозяйственного ведения в отношении переданного ему имущества. На ответственность материнского и дочернего предприятия по обязательствам друг друга распространяются правила п. 3 ст. 56 ГК. В частности, материнское предприятие несет субсидиарную ответственность по обязательствам дочернего при недостаточности его имущества, если несостоятельность дочернего предприятия вызвана учредившим его предприятием. С другой стороны, если материнское предприятие учредило дочернее, чтобы освободиться от ответственности перед кредиторами, то взыскание может быть обращено и на имущество, переданное материнским предприятием дочернему. Право оперативного управления как способ осуществления права государственной и муниципальной собственности. В числе вещных прав лиц, не являющихся собственниками, ст. 216 ГК называет также право оперативного управления имуществом. Если право хозяйственного ведения (а до него право паяного хозяйственного ведения) появилось в нашем законодательстве сравнительно недавно, то летоисчисление права оперативного управления восходит к началу 60-х годов. Впервые категория оперативного управления была закреплена в Основах гражданского законодательства 1961 г. и пережила в своем развитии несколько этапов. Ныне развернутая характеристика права оперативного управления дана в ст. 296-300 ГК, а также в подзаконных нормативных актах, в числе которых в первую очередь следует назвать Указ Президента РФ от 23 мая 1994 г. № 1003 "О реформе государственных предприятий", постановление Правительства РФ от 12 августа 1994 г. № 908 "Об утверждении Типового устава казенного завода (казенной фабрики, казенного хозяйства), созданного на базе ликвидированного федерального государственного предприятия", постановление Правительства РФ от 6 октября 1994 г. № 1138 "О порядке планирования и финансирования деятельности казенных заводов (казенных фабрик, казенных хозяйств)". В этих нормативных актах закреплен круг субъектов права оперативного управления, установлены пределы и способы его осуществления. По ныне действующему законодательству субъектами права оперативного управления являются казенные предприятия, а также финансируемые собственником учреждения (см. ст. 115 и 120 ГК). Казенное предприятие может быть образовано по решению Правительства РФ на базе имущества, находящегося в федеральной собственности. Такое предприятие именуется федеральным казенным предприятием. Действующим законодательством определен порадок создания казенного предприятия на базе ликвидированного федерального государственного предприятия. Казенное предприятие может быть образовано и в иных случаях. Представляется также, что казенное предприятие может быть создано на базе не только федеральной собственности, но и собственности, принадлежащей субъектам федерации, либо муниципальной собственности. Что же касается учреждений как носителей права оперативного управления, то они могут быть созданы на базе не только государственной и муниципальной собственности, но и всех иных допускаемых в российской Федерации форм собственности. Содержание и границы осуществления права оперативного управления наиболее общим образом определены в п. 1 ст. 296 ГК; "Казенное предприятие, а также учреждение в отношении закрепленного за ними имущества осуществляют в пределах, установленных законом, в соответствии с целями своей деятельности, заданиями собстнника и назначением имущества права владения, пользования и распоряжения им". Обратим внимание на то, что эта характеристика права оперативного управления распространяется как на казенные предприятия, так и на учреждения и исходит из того, что правоспособность как тех, так и других является специальной. Собственнику имущества, выделенного казенному предприятию или учреждению в оперативное управление, предоставляется право изъять излишнее, неиспользуемое либо используемое не по назначению имущество и распорядиться им по своему усмотрению. На этом общая характеристика права оперативного управления, которая в равной степени относится как к казенным предприятиям, так и к финансируемым собственником учреждениям, в законе завершается, и формулируются положения, отражающие специфику правового режима имуществ казенных предприятий, с одной стороны, и учреждений, с другой. Ранее отмечалось, что государственные и муниципальные предприятия, которым имущество принадлежит на праве хозяйственного ведения, не вправе без согласия собственника распоряжаться недвижимым имуществом. В отношении казенных предприятий, за которыми имущество закреплено на праве оперативного управления, предусмотрено, что они не вправе без согласия собственника распоряжаться не только недвижимым, но и движимым имуществом. Что же касается производимой казенным предприятием продукции, то оно реализует ее самостоятельно, если иное не установлено законом или иными правовыми актами. Так, продукция, произведенная казенным предприятием в соответствии с планом-заказом для государственных нужд, подлежит реализации по утвержденным ценам тем потребителям, которые указаны в задании уполномоченного органа. Порадок распределения доходов казенного предприятия определяется собственником его имущества согласно Указу Президента РФ от 23 мая 1994 г. и Типовому уставу казенного завода. Распределение и использование прибыли определяется в уставе конкретного завода в соответствии с Порядком планирования и финансирования деятельности казенного завода'. Прибыль от реализации продукции (работ, услуг), произведенной в соответствии с планом-заказом и в результате разрешенной казенному предприятию самостоятельной хозяйственной деятельности, направляется на финансирование мероприятий, обеспечивающих выполнение плана-заказа, плана развития завода и на другие производственные цели, а также на социальные цели по нормативам, ежегодно устанавливаемым уполномоченным органом. Оставшаяся прибыль подлежит изъятию в доход федерального бюджета. Поскольку одним из источников финансирования казенного предприятия являются ассигнования из федерального бюджета, предприятие представляет уполномоченному органу отчет о целевом использовании выделенных бюджетных ассигнований, а также амортизационных отчислениях, предназначенных на обновление основных фондов. Не использованные предприятием по истечении года бюджетные ассигнования подлежат возврату в федеральный бюджет. Что же касается ответственности казенного предприятия по обязательствам, то на нее распространяются правила п. 5 ст. 113 ГК: казенное предприятие отвечает по своим обязательствам всем закрепленным за ним имуществом, но не несет ответственности по обязательствам собственника его имущества. В то же время субсидиарную ответственность по обязательствам казенного предприятия при недостаточности его имущества несет Российская Федерация как субъект гражданского права. Обратим внимание на то, что Российская Федерация несет субсидиарную ответственность не только в случаях, подпадающих под действие п. 3 ст. 56 ГК, но и в остальных случаях, когда имущества самого казенного предприятия недостаточно для удовлетворения его кредиторов. В случае создания казенного предприятия на базе собственности субъекта Российской Федерации или муниципальной собственности аналогичные положения соответственно должны применяться и к суб-свдиарной ответственности субъекта Российской Федерации или муниципального образования по обязательствам казенного предприятия. Вернемся теперь к характеристике права оперативного управления, принадлежащего финансируемым собственником учреждениям. По сравнению с правом оперативного управления казенных предприятий это право по своему содержанию является еще более ограниченным. Учреждение не вправе отчуждать или иным способом распоряжаться закрепленным за ним имуществом и имуществом, приобретенным за счет средств, выделенных ему по смете'. По своим обязательствам учреждение отвечает находящимися в его распоряжении денежными средствами. Имущество учреждения, независимо от того, учитывается ли оно в составе основных средств или средств в обороте, забронировано от взысканий кредиторов. При недостаточности находящихся в распоряжении учреждения денежных средств субсвдиарную ответственность по его обязательствам несет собственник соответствующего имущества. Учреждения, будучи некоммерческими организациями, наделяются специальной правоспособностью. В то же время в соответствии с учредительными документами им может быть предоставлено право заниматься деятельностью, приносящей доходы. Законом предусмотрено, что доходы, полученные от такой деятельности, и приобретенное за счет этих доходов имущество поступают в самостоятельное распоряжение учреждения и учитываются на отдельном балансе. По смете указанные доходы не проводятся. Если в законе или ином правовом акте не предусмотрено, что такие доходы и приобретенное за их счет имущество поступают в собственность учреждения, то, по-видимому, речь в этих случаях должна идти об особом вещном праве, которое не укладывается ни в рамки права оперативного управления, ни в рамки права хозяйственного ведения. В законе оставлен открытым вопрос, могут ли кредиторы обратить взыскание на имущество, приобретенное учреждением за счет дозволенной в учредительных документах коммерческой деятельности. Повидимому, на этот вопрос нужно ответить утвердительно, если в законе или ином правовом акте, определяющем особенности правового положения отдельных видов учреждений, не предусмотрено иное. Глава 20. ПРАВО СОБСТВЕННОСТИ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ § 1. Субъекты и объекты права собственности Общие положения. Круг юридических лиц, выступающих в качестве собственников принадлежащего им имущества, необычайно широк. Это хозяйственные общества и товарищества, производственные и потребительские кооперативы, общественные и религиозные организации, ассоциации и союзы. Можно сказать, что в перспективе по ныне действующему законодательству собственниками должны стать все юридические лица, кроме государственных и муниципальных предприятий, а также финансируемых собственником учреждений (см. п. 3 ст. 213 ГК). Однако к признанию их юридической личности и соответственно к признанию их собственниками названные выше социальные образования шли по-разному. Если производственные и потребительские кооперативы, под каким бы наименованием они ни выступали и как бы ни ограничивались их права, фигурировали на протяжении всех послеоктябрьских лет, то этого нельзя сказать ни о хозяйственных обществах и товариществах, ни о религиозных организациях. Деятельность хозяйственных обществ и товариществ вначале была свернута, а затем и вовсе прекращена в ходе "наступления" социализма по всему фронту и окончательного вытеснения из экономики страны частнокапиталистических элементов. Их возрождение началось в конце восьмидесятых - начале девяностых годов и достигло внушительных размеров в наши дни, когда глобальной целью реформ провозглашено построение "цивилизованного" капитализма. В течение длительного времени не признавалась юридическая личность религиозных конфессий, а их имущественная база была сведена на нет. Достаточно напомнить, что завещание в пользу церкви судебной практикой признавалось недействительным. Многие из общественных организаций были настолько прочно вмонтированы в государственные структуры, что признание их самостоятельной юридической личности вызывало известные сомнения и было использовано впоследствии в качестве одного из поводов для прекращения их деятельности. Порядок их образования был строго разрешительным, одним из основных источников их финансирования были ассигнования из бюджета, вся их деятельность жестко регламентировалась указаниями партийных органов. Это относится и к союзам творческих профессий, и к добровольным обществам, и ко многим другим общественным организациям, которые, по существу, выполняли роль придатка административно-командной системы и находились от нее в полной зависимости. Особое место в ряду общественных организаций занимала КПСС, которая была закреплена на конституционном уровне как руководящая и направляющая сила социалистического общества, как адро всех государственных и общественных организаций. КПСС не только направляла деятельность всех органов власти и управления и всех общественных организаций сверху донизу, но и сама непосредственно выполняла целый рад ведущих государственных функций. Ее приводными ремнями были в первую очередь ВЛКСМ и единая система профессиональных союзов, которая в масштабе Союза возглавлялась ВЦСПС. Судьба общественных и религиозных организаций в условиях перестройки и особенно после распада Союза ССР складывалась по-разному. Религиозные организации стали пользоваться особым покровительством власти, многие представители которой из атеистов мгновенно превратились в верующих от рождения. Как грибы после дождя возникло множество общественных организаций, вплоть до организаций сексуальных меньшинств. Что же касается таких ключевых в прежней политической системе организаций, как КПСС, ВЛКСМ и некогда единая система профсоюзов, которую возглавлял ВЦСПС, то они распались, хотя и по-разному. В связи с этим нередко возникает вопрос о судьбе имущества, которое ранее принадлежало или находилось в ведении этих достаточно мощных, с точки зрения материально-технического и финансового обеспечения их деятельности, организаций. Нужно сказать, что каждая из образовавшихся на месте этих структур организаций считает себя вправе на это имущество претендовать и тянет одеяло на себя. С другой стороны, не прочь поживиться за счет этого имущества как те организации, которые существуют в системе органов государственной власти и местного самоуправления, так и новоявленные организации, в том числе и коммерческие структуры. Особый интерес для нашей темы представляет вопрос о судьбе имущества КПСС и образованной незадолго до распада Союза ССР Коммунистической партии РСФСР, поскольку он был предметом специального рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации. Как известно. Конституционный суд отказался признать КПСС субъектом права, поскольку она выполняла целый ряд функций, не свойственных общественным организациям. В то же время Конституционный суд признал, что в ведении КПСС и ее организаций находились государственное имущество, имущество, составлявшее партийную собственность, а также имущество, принадлежность которого еще должна быть установлена судом в порядке гражданского судопроизводства. Представляется, что позиция Конституционного суда в той части, в какой он, с одной стороны, отказал КПСС в признании ее субъектом права, а с другой, признал наличие партийной собственности, не вполне последовательна. Нельзя иметь имущество в собственности, не будучи субъектом права. Ссылка же на то, что КПСС выполняла широкий спектр не только общественных, но и государственных функций, говорит как раз в пользу признания ее субъектом права с достаточно емкими полномочиями, что находилось в полном соответствии с конституционными установлениями, на основании которых КПСС действовала. Кстати, государственными функциями наделялись и наделяются многие общественные организации, что отнюдь не ставит под сомнение их юридическую личность. Достаточно напомнить, что профсоюзы в течение длительного времени выполняли государственные функции в области социального страхования. Наконец, несостоятельна ссылка на то, что КПСС и ее организации ехргеваа уегЫк не были признаны юридическими лицами. В истории нашего законодательства широко известны случаи, когда то или иное образование формально не именовалось юридическим лицом, но обладало теми признаками, из которых выводилась его юридическая личность. Так, трестированные предприятия формально были признаны юридическими лицами лишь в 1965 г., но фактически стали таковыми уже в начале трвдцатых годов. То же можно сказать о юрвдической личности фабзавместкомов, которая признавалась судебной и арбитражной практикой задолго до того, как формально была закреплена в уставах (положениях), регламентирующих их деятельность. Таким образом, оставляя в стороне вопрос, можно ли было прекратить деятельность КПСС без обращения в суд, путем принятия президентских указов', есть достаточные основания признать, что в тот период, когда КПСС действовала (а это непреложный исторический факт, как бы к нему ни относиться), она действовала как субъект права, обладала всеми признаками юрвдического лица, могла быть и на деле являлась собственником значительной части имущества, которое находилось в ведении ее организаций и составляло партийную собственность. В частности, речь идет об имуществе, полученном в виде членских взносов и приобретенном за счет этих взносов (а они составляли по тогдашнему масштабу цен многомиллионные суммы), об имуществе, приобретенном за счет хозяйственной деятельности КПСС (например, издательской), а также об имуществе, полученном КПСС за счет многих других источников (в частности, добровольных пожертвований). Другое дело, что в ведении КПСС, помимо партийной собственности, находилось немало государственного имущества, которое подлежит возврату соответствующим государственным органам и органам местного самоуправления, а также имущества, принадлежность которого еще должна быть установлена. В этой части с Конституционным судом следует согласиться. Поэтому вопрос о судьбе имущества КПСС, как впрочем ВЛКСМ, профсоюзов и ряда других общественных организаций, не снят с повестки дня. С другой стороны, в связи с возрождением целого ряда организаций, деятельность которых в течение длительного времени была свернута, а то и вовсе находилась под запретом, встает вопрос о возврате того имущества, которое ранее им принадлежало. Здесь в первую очередь речь идет о религиозных организациях, которые все настойчивее требуют возврата им храмов, монастырей, молитвенных домов, земельных угодий, предметов культа и т.д. Такой возврат, хотя и далеко не безболезненно, во многих случаях имеет место. Не безболезненно потому, что за истекшие десятилетия имущество успело "прирасти" к новому владельцу и используется им в хозяйственной, культурно-просветительской и иной деятельности (например, в виде музейных экспонатов). Неопределенность правового режима многих имуществ вызвана также тем, что в свое время происходила передача его из ведения государственных органов в ведение общественных организаций, потребительской кооперации, колхозов и т.д. Случалось и обратное. Так, была ликвидирована система промысловой кооперации, а ее предприятия переданы в ведение государственной промышленности и потребительской кооперации. Нередко такая передача юридически грамотно не оформлялась ни в нормативных актах, ни в актах применения права, а структуры, которым соответствующее имущество было передано, либо приказали долго жить, либо подверглись преобразованиям. В настоящее время на имущество зачастую претендуют как органы государственной власти и местного самоуправления, ссылаясь на то, что передача имущества в ведение соответствующих организаций не означала смены собственника, так и те организации, которые возникли взамен прежних и считают себя их правопреемниками. Такие споры идут вокруг так называемых колхозных рынков, переданных в свое время в ведение потребкооперации, дворцов культуры и другого имущества, переданного профсоюзам, и в целом ряде других случаев. Иногда в подтверждение своих прав на имущество спорящие стороны ссылаются даже на институт приобретательной давности, полагая, что если передача имущества и не была надлежаще оформлена, то они стали его собственниками по давности владения. Этот экскурс был предпринят для того, чтобы показать, что как круг юридических лиц, выступающих в качестве собственников, так и правовой режим их имуществ претерпевают изменения, которые становятся особенно ощутимыми в переходные периоды развития общества. А именно в одном из таких периодов мы сейчас и находимся. Сказанное, однако, не избавляет от необходимости выявления общих закономерностей, характеризующих содержание, пределы и способы осуществления права собственности юридических лиц. Но, разумеется, эти закономерности должны быть раскрыты с учетом специфики переживаемого момента, которая предает им свою окраску. К числу таковых могут быть отнесены следующие. Во-первых, все юридические лица, о которых идет речь, подразделяются на коммерческие и некоммерческие организации и соответственно наделяются либо общей либо специальной правоспособностью (правосубъектностыо). А это самым непосредственным образом сказывается на содержании принадлежащего им права собственности, пределах и способах его осуществления. Хотя набор правомочий во всех случаях остается неизменным (это хорошо знакомые нам правомочия по владению, пользованию и распоряжению имуществом), по своему содержанию и границам они далеко не одинаковы. У коммерческих организаций, которые в принципе могут заниматься любой, не запрещенной законом деятельностью, эти правомочия и по содержанию и по границам их осуществления значительно шире. Спектр возможностей, которые указанные правомочия открывают перед некоммерческими организациями, куда более узок. Во-вторых, юридические лица, которые выступают в качестве собственников, в своем большинстве основаны на принципе добровольного членства (участия). Их члены (участники) формируют имущественную базу соответствующей организации путем внесения взносов, вкладов, покупки акций и т.д. Совершенно очевидно, что физические и юридические лица, которые передали организации свое имущество или сделали какой-то иной вклад (например, в ввде ноу-хау), далеко не безразличны к тому, как и в каких целях она будет его использовать. Не безразличны уже потому, что в большинстве случаев рассчитывают получить от этого имущественную или какую-то иную выгоду (например, получить диввденды). Именно поэтому указанные лиц" во многих случаях непосредственно участвуют в принятии реше ний по осуществлению права собственности, голосуя на общих собраниях, формируя органы управления, выполняющие исполнительно-распорядительные функции в отношении принадлежащего данному юридическому лицу имущества, контролируя использование имущества в соответствии с его целевым назначением и в интересах лиц, образующих людской субстрат юридического лица -участников, вкладчиков, акционеров. Иными словами, при осуществлении права собственности юридического лица, определении параметров его деятельности имеет место сочетание актов коллегиальных и единоличных органов (например, общего собрания и генерального директора), причем решающее значение должно придаваться актам коллегиальных органов. Так, Законом об акционерных обществах установлен особый порядок совершения обществом крупных сделок, связанных с приобретением или отчуждением имущества. Если предметом сделки является имущество, стоимость которого составляет от 25 до 50 процентов балансовой стоимости активов акционерного общества, то решение о совершении сделки должно быть принято советом директоров (наблюдательным советом) единогласно. При недостижении единогласия вопрос о совершении такой сделки совет директоров (наблюдательный совет) может вынести на решение общего собрания. Если же предметом крупной сделки является имущество, стоимость которого превышает 50 процентов активов, то решение о ее совершении принимается общим собранием акционеров, причем для этого требуется большинство в три четверти голосов акционеров, присутствующих на собрании (см. ст. 79 Закона об акционерных обществах). В-третьих, в числе нормативных актов, определяющих правовой режим имущества, принадлежащего юридическому лицу на праве собственности, высок удельный вес учредительных документов юридического лица, в первую очередь таких, как учредительный договор и (или) устав, которые должны быть отнесены к актам локального нормотворчества. В этих актах опять-таки воплощается, как правило, коллективная воля учредителей юридического лица, причем к указанным актам нередко содержится отсылка в законах и иных общенормативных правовых актах, в том числе и в Гражданском кодексе. Наконец, в-четвертых, учредители (участники) юридических лиц, выступающих в качестве собственников, во всяком случае не имеют на имущество юридического лица никаких вещных прав. Они имеют в отношении юридических лиц либо обязательственные права, если речь идет о хозяйственных товариществах и обществах, производственных и потребительских кооперативах, либо вообще не имеют в отношении юридических лиц имущественных прав (ни вещных, ни обязательственных), если речь идет об общественных и религиозных организациях, благотворительных и иных фондах, ассоциациях и союзах (см. пп. 2 и Зет. 48, п. 4 ст. 213 ГК). В то же время перечень юридических лиц, в отношении которых их участники имеют обязательственные права, приведенный в абз. 2 п. 2 ст. 48 ГК, не является замкнутым. Так, члены некоммерческого партнерства при выходе из него, а также в случае ликвидации партнерства вправе получить часть его имущества либо стоимость этого имущества в пределах стоимости имущества, переданного членами партнерства в его собственность, если иное не предусмотрено федеральным законом или учредительными документами. При выходе из партнерства возврату не подлежат членские взносы, а в случае ликвидации партнерства часть имущества либо его стоимость можно получить только после расчетов с кредиторами. При исключении из некоммерческого партнерства расчеты по имуществу с членом партнерства производятся на тех же основаниях, что и при выходе из него (см. ст. 8 Закона о некоммерческих организациях) . То же можно сказать о перечне юридических лиц, на имущество которых их учредители имеют право собственности или иное вещное право, равно как и о перечне юридических лиц, в отношении которых их учредители (участники) не имеют имущественных прав (см. абз. 3 п. 2 и п. 3 ст. 48 ГК). И тот, и другой также не являются замкнутыми. Так, п. 1 ст. 24 Закона о профсоюзах, их правах и гарантиях деятельности предусматривает, что профсоюзы, их объединения (ассоциации), первичные профсоюзные организации владеют, пользуются и распоряжаются не только имуществом, принадлежащим им на праве собственности, но и имуществом, переданным им в хозяйственное ведение. Представляется, что имущество может бпъ передано в хозяйственное ведение соответствующего юридического лица его учредителями (участниками). Так, профсоюзы могут часть принадлежащего им на праве собственности имущества передать в хозяйственное ведение ассоциации, которую они учредили. Таковы общие закономерности, которые подлежат учету при изучении права собственности юридических лиц, безотносительно к его конкретному виду. Субъекты права собственности. Классификация субъектов права собственности юридических лиц может проводиться по различным основаниям. На первый взгляд, наиболее оправданным кажется их подразделение на коммерческие и некоммерческие организации. Такое деление не лишено смысла. Однако при изучении правового режима имущества отдельных видов юридических лиц на этом пути подстерегают значительные трудности. Скажем, в одной классификационной рубрике оказались бы потребительские кооперативы, с одной стороны, общественные и религиозные организации, с другой, хотя в правовом режиме их имущества мало общего. Да и по характеру деятельности они существенно отличаются друг от друга: потребительские кооперативы занимаются хозяйственной деятельностью, пусть и не направленной систематически на извлечение прибыли, в то время как общественные и религиозные организации главным образом общественно-политической, культурно-просветительской и подвижнической деятельностью по утверждению в обществе принципов добра, социальной защищенности и справедливости. В то же время оторванными друг от друга оказались бы производственные и потребительские кооперативы, хотя в правовом режиме их имущества немало общего. Поэтому с точки зрения наиболее полного выявления как общих черт, так и особенностей, присущих юридическим лицам именно как субъектам права собственности, представляется оправданным подразделение их на хозяйственные товарищества и общества; производственные и потребительские кооперативы; общественные и религиозные организации; благотворительные и иные фонды; объединения (ассоциации и союзы). Этой классификации мы и будем в дальнейшем придерживаться. Объекты права собственности юридических лиц. Сформулируем несколько общих положений, относящихся к объектам права собственности юридических лиц. Согласно п. 1 и 2 ст. 213 ГК в собственности юридических лиц может находиться любое имущество, кроме отдельных видов имущества, которое в соответствии с законом не может принадлежать юридическим лицам. Если имущество может принадлежать юридическому лицу, то его количество и стоимость не ограничиваются, кроме случаев, когда такие ограничения установлены законом в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц (как физических, так и юридических), обеспечения обороны страны и безопасности государства. Если в собственности юридического лица окажется имущество, которое по закону не может ему принадлежать, то право собственности такого юридического лица подлежит прекращению в порядке, предусмотренном ст. 238 ГК. Говоря об объектах права собственности юридических лиц, необходимо учитывать также правила ст. 129 ГК, касающиеся оборотоспособности объектов гражданских прав. Совершенно очевидно, что в собственности юридического лица не могут быть, например, объекты, относящиеся к исключительной собственности Российской Федерации, или объекты, для приобретения которых необходимо получение лицензии, но она получена не была. При решении вопроса, может ли то или иное имущество находиться в собственности данного юридического лица, первостепенное значение имеет, относится ли юридическое лицо к коммерческим или некоммерческим организациям и соответственно этому какой правоспособностью оно наделено: общей или специальной. Круг имуществ, которые могут находиться в собственности коммерческой организации, как правило, шире того, собственником которых может быть некоммерческая организация. В отношении земли и других природных ресурсов в законе установлено, что если они не находятся в собственности граждан, юридических лиц либо муниципальных образований, то являются государственной собственностью. И это положение, вводящее своего рода презумпцию государственной собственности на природные ресурсы, нужно иметь в виду, очерчивая круг объектов, которые могут находиться в собственности юридических лиц. В собственности юридических лиц может быть как недвижимое, так и движимое имущество и та характеристика указанных видов имуществ, которая ранее была дана, распространяется и на случаи их принадлежности юридическим лицам. В соответствии с Положением по бухгалтерскому учету (бухгалтерская отчетность организации) имущество, находящееся в собственности юридических лиц, подразделяется в зависимости от стоимости и срока службы на основные средства и средства в обороте. Завершая общую характеристику объектов права собственности юридических лиц, отметим, что в соответствии с дозволительной направленностью и диспозитивностью гражданско-правового регулирования законодатель резко ограничил число обязательных предписаний, касающихся порядка формирования имущественных фондов юридических лиц, определения целей их расходования, обеспечения интересов физических и юридических лиц, участвующих в образовании имущества данного юридического лица. Решение многих из этих вопросов отдано на откуп самим учредителям (участникам) юридического лица, что в нынешних условиях, когда мы находимся лишь на начальных этапах перехода к цивилизованным рыночным отношениям, далеко не всегда оправдано. Приступим теперь к характеристике права собственности отдельных видов юридических лиц. § 2. Право собственности отдельных видов юридических лиц Право собственности хозяйственных товариществ и обществ. Характеристику права собственности хозяйственных товариществ и обществ следует начать с указания на то, что все они, будучи юридическими лицами, в том числе дочерние и зависимые общества, по Гражданскому кодексу признаются собственниками. Напротив, по ранее действовавшему российскому законодательству собственниками признавались лишь акционерные общества открытого типа. Что же касается полных товариществ, товариществ на вере, обществ с ограниченной ответственностью и акционерных обществ закрытого типа, то их имущество относилось к общей долевой собственности участников соответствующего товарищества (общества). К тому же полные товарищества вообще не являлись юридическими лицами, а общества с дополнительной ответственностью не предусматривались в числе организационно-правовых форм хозяйственных обществ. Все это вызывало немалые трудности при квалификации права на имущество самих хозяйственных товариществ и обществ как самостоятельных юридических лиц. Эта проблема не возникала лишь в отношении полных товариществ, поскольку они не были юридическими лицами. Ныне все хозяйственные товарищества и общества (полные товарищества, товарищества на вере, общества с ограниченной ответственностью, общества с дополнительной отчетностью, открытые и закрытые акционерные общества) - суть и юридические лица и собственники. Имущество, созданное за счет вкладов учредителей (участников), а также произведенное и приобретенное хозяйственным товариществом или обществом в процессе его деятельности, принадлежит ему на праве собственности. Это относится и к тем случаям, когда хозяйственное общество создается одним лицом. Исключение составляет простое товарищество, которое, как и ранее, не признается юридическим лицом. Имущество, с которым простое товарищество выступает в гражданском обороте, относится к общей долевой собственности его участников. Имущественную основу деятельности хозяйственных товариществ и обществ составляет уставный (складочный) капитал. Наименование его зависит от того, на основании каких учредительных документов юридическое лицо действует. В полных товариществах и товариществах на вере, поскольку у них нет устава и они действуют на основании учредительного договора, капитал именуется складочным. В хозяйственных обществах, поскольку у них есть устав, он называется уставным. Размер уставного (складочного) капитала фиксируется в учредительных документах. Уставный (складочный) капитал делится на доли (вклады) его учредителей (участников). Уставный капитал общества с ограниченной ответственностью составляется из стоимости вкладов его участников, акционерного общества - из номинальной стоимости акций общества, приобретенных акционерами. Уставный капитал общества с ограниченной ответственностью, общества с дополнительной ответственностью и акционерного общества определяет минимальный размер имущества общества, гарантирующего интересы его кредиторов, и не может быть менее определенной законом суммы. Участники хозяйственного товарищества или общества обязаны вносить вклады в порядке, размерах, способами и в сроки, которые предусмотрены учредительными документами. Так, участник полного товарищества обязан внести не менее половины своего вклада в складочный капитал товарищества к моменту его регистрации, а остальную часть в сроки, установленные учредительными документами. Уставный капитал общества с ограниченной ответственностью должен быть на момент регистрации общества оплачен его участниками не менее чем наполовину. Остальная часть подлежит оплате в течение первого года деятельности общества. В составе имущества хозяйственных товариществ и обществ выделяются резервные фонды. Так, согласно Закону об акционерных обществах резервный фонд в них не может быть менее 15 процентов уставного капитала. Размер складочного (уставного) капитала фиксируется в учредительных документах и остается неизменной величиной до тех пор, пока в эти документы в установленном порядке не внесены изменения. Между тем чистые активы соответствующего товарищества (общества) в зависимости от того, как протекает его деятельность, могут либо превышать капитал, зафиксированный в учредительных документах, либо быть меньше его. Вследствие того, что размер уставного (складочного) капитала и размер чистых активов, как правило, расходятся, в законе предусмотрен целый ряд правил, призванных обеспечить интересы как самих участников соответствующего товарищества (общества), так и его кредиторов от различных авантюр и злоупотреблений. К сожалению, поскольку законодательство об обществах и товариществах только еще складывается, а рядовые вкладчики и акционеры излишне доверчивы, плохо осведомлены о своих правах и не умеют защищать их, эти правила дельцами теневой экономики нередко обходятся. В результате происходит ограбление миллионов людей, доверивших свои сбережения в ожидании высоких дивидендов, и обогащение сравнительно узкого слоя нуворишей, вставших на путь финансовых махинаций. Покажем на примере акционерных обществ, в чем состоят правила, призванные гарантировать интересы как самих акционеров, так и кредиторов акционерного общества. Уставный капитал общества, как уже отмечалось, не может быть менее размера, предусмотренного законом. Размер уставного капитала общества должен гарантировать интересы его кредиторов. При учреждении акционерного общества все его акции должны быть распределены среди учредителей. Общество может увеличить свой уставный капитал только после полной его оплаты. Увеличение уставного капитала происходит путем увеличения номинальной стоимости акций или выпуска дополнительных акций. Ни при каких обстоятельствах не допускается увеличение уставного капитала общества для покрытия понесенных им убытков. Что же касается уменьшения уставного капитала, то в одних случаях акционерное общество обязано, а в других вправе такое уменьшение произвести. Уменьшение уставного капитала происходит путем уменьшения номинальной стоимости акций или покупки и погашения части акций. Общество обязано уменьшить уставный капитал, если по окончании второго и каждого последующего финансового года с момента учреждения общества стоимость его чистых активов окажется меньше уставного капитала. В тех же случаях, когда стоимость чистых активов становится меньше определенного законом минимального размера уставного капитала, общество подлежит ликвидации. Акционерное общество вправе уменьшить уставный капитал только после уведомления всех своих кредиторов. При этом кредиторы могут потребовать досрочного прекращения или исполнения соответствующих обязательств общества и возмещения им убытков. Если стоимость чистых активов становится меньше размера складочного (уставного) капитала в полном товариществе, товариществе на вере, обществе с ограниченной или дополнительной ответственностью, то последствия такого уменьшения определены в п. 2 ст. 74, п. 5 ст. 82, п. 4 и 5 ст. 90 и п. 3 ст. 95 ГК. В обществе с ограниченной или дополнительной ответственностью увеличение уставного капитала общества допускается только после внесения всеми его участниками вкладов в полном объеме. Хозяйственные товарищества и общества относятся к таким юридическим лицам, в отношении которых их участники имеют обязательственные права. В законе и учредительных документах определены условия, порядок и последствия выбытия участника хозяйственного товарищества или общества из его состава. Так, в случае ликвидации товарищества или общества его участники могут получить часть имущества, оставшегося после расчетов с кредиторами, или его стоимость. Участнику, выбывшему из полного товарищества, выплачивается стоимость части имущества товарищества, соответствующей доле этого участника в складочном капитале, если иное не предусмотрено учредительным договором. По соглашению сторон выплата стоимости имущества может быть заменена выдачей его в натуре. В то же время часть имущества товарищества или ее стоимость, которая причитается выбывающему участнику, определяется по балансу, составляемому на момент выбытия. Иными словами, при определении части имущества или ее стоимости, причитающейся выбывающему, необходимо учитывать, возросли или уменьшились чистые активы по сравнению с размером складочного капитала. Участник полного товарищества вправе передать свою долю в складочном капитале или ее часть другому участнику товарищества либо третьему лицу лишь с согласия остальных участников товарищества. Согласие других участников требуется и для вступления в товарищество наследника умершего участника товарищества. Аналогичным образом определяются последствия выбытия полного товарища из товарищества на вере. Что же касается других участников товарищества на вере - вкладчиков (коммандитистов), то они имеют право передать свою долю в складочном капитале или ее часть другому вкладчику или третьему лицу. Вкладчики пользуются преимущественным перед третьими лицами правом покупки доли применительно к условиям и порядку, предусмотренным законом для участников общества с ограниченной ответственностью (см.п. 2 ст. 93 ГК). Участник общества с ограниченной ответственностью вправе в любое время выйти из общества независимо от согласия других его участников. При этом ему выплачивается стоимость части имущества, соответствующей его доле в уставном капитале общества. При определении подлежащей выплате суммы необходимо учитывать, возросли или уменьшились чистые активы по сравнению с размером уставного капитала, если иное не предусмотрено учредительными документами. Статья 93 ГК регламентирует переход доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью к другому лицу. Участник общества вправе продать или иным образом уступить свою долю либо ее часть одному или нескольким участникам данного общества. До полной оплаты доли она может быть отчуждена лишь в той части, в которой она уже оплачена. Отчуждение доли или ее части третьим лицам допускается, если иное не предусмотрено уставом общества. Участники общества пользуются преимущественным правом покупки доли или ее части пропорционально размерам своих долей, если уставом общества или соглашением участников не предусмотрен иной порядок осуществления этого права. Если участники общества не воспользуются преимущественным правом покупки доли в течение месяца со дня извещения либо в иной срок, предусмотренный уставом или соглашением участников, доля может быть отчуждена третьему лицу. Если в соответствии с уставом общества отчуждение доли третьим лицам невозможно, а другие участники общества от покупки доли отказываются, общество обязано выплатить участнику ее действительную стоимость либо выдать ему в натуре имущество, соответствующее такой стоимости. Если доля приобретена самим обществом, то оно обязано реализовать долю другим участникам или третьим лицам либо уменьшить свой уставный капитал в соответствии с пунктами 4 и 5 ст. 90 ГК. Доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью переходят к наследникам граждан и к правопреемникам юридических лиц, являвшихся участниками общества, если учредительными документами не предусмотрено, что такой переход допускается только с согласия остальных участников общества. Отказ в согласии на переход доли влечет обязанность общества выплатить наследникам граждан (правопреемникам юридических лиц) действительную стоимость доли или выдать им в натуре имущество на такую стоимость. Вопрос о переходе акций в акционерном обществе решается в зависимости от того, идет ли речь об открытом или закрытом акционерном обществе. В открытом акционерном обществе акционеры могут как возмездно, так и безвозмездно отчуждать принадлежащие им акции без согласия других акционеров. Акции могут беспрепятственно переходить к другим лицам и в порядке универсального правопреемства (например, в порядке наследования). В этих случаях должны соблюдаться лишь те ограничения, которые предусмотрены п. 5 ст. 99 ГК. Напротив, в закрытом акционерном обществе акционеры имеют преимущественное право приобретения акций, но лишь при продаже их другими акционерами этого общества. Это право акционеров не может быть ограничено договором о создании закрытого акционерного общества или его уставом. Закрытое акционерное общество также имеет преимущественное право на приобретение акций, продаваемых его акционерами, но лишь при наличии следующих условий: во-первых, если оно предусмотрено уставом общества, и, во-вторых, если сами акционеры не использовали принадлежащего им преимущественного права на приобретение акций. Акционеры закрытого общества, а в надлежащих случаях само общество, могут осуществлять преимущественное право приобретения акций, продаваемых акционерами данного общества, при условии, если они согласны приобрести акции по цене предложения другому лицу. Если они согласны купить акции, но по более низкой цене, акционер, продающий акции, вправе продать их другому лицу. Иными словами, ни акционеры, ни общество, желающие купить акции, не могут требовать, чтобы акционер уменьшил цену продаваемых акций. Если преимущественное право акционеров (общества) на покупку акций нарушено, то они могут в судебном порядке требовать перевода прав и обязанностей покупателя акций на соответствующее заинтересованное лицо. Преимущественное право приобретения акций закрытого акционерного общества не распространяется на случаи безвозмездного их отчуждения акционером (по договору дарения), а также на случаи перехода акций в собственность другого лица в порядке универсального правопреемства (например, в порядке наследования/. На переход акций в закрытом акционерном обществе распространяются ограничения, предусмотренные п. 5 ст. 99 ГК. Право собственности производственных и потребительских кооперативов. Отношение к кооперации на протяжении советского периода отечественной истории не раз менялось. То она рассматривалась чуть ли не как столбовая дорога к социализму, то ее деятельность свертывалась. В условиях административно-командной системы во многом произошло огосударствление кооперации, что извращало демократические начала, которые должны быть в ней заложены. В первую очередь это относится к колхозам. Но как бы там ни было, кооперация, которая имела прочные традиции в дореволюционной России, существовала и в условиях советского режима. Существует она и в нынешний, постсоветский период. На начальных этапах перестройки с ней связывались довольно большие надежды, которые отошли на задний план вследствие повсеместного распространения хозяйственных товариществ и обществ. Как уже отмечалось, действующее законодательство подразделяет кооперативы на производственные и потребительские, относя первые к коммерческим, а вторые -к некоммерческим организациям. Соответственно этому производственные кооперативы наделяются общей, а потребительские кооперативы - специальной правоспособностью. К производственным кооперативам могут быть отнесены сельскохозяйственные, а также иные производственные кооперативы, к потребительским -сельскохозяйственные, жилищно-строительные, жилищные, товарищества собственников жилья, которые ранее назывались кондоминиумами дачно-строительные, гаражно-строительные, садоводческие товарищества и ряд других В особую группу потребительских кооперативов должна быть выделена система потребительской кооперации, низовым звеном которой является потребительское общество. Все кооперативы, будучи юридическими лицами, выступают в качестве собственников, хотя круг имуществ, которые могут принадлежать им на праве частной собственности, различен. Так, в собственности товарищества собственников жилья может находиться движимое имущество, а также недвижимое имущество, входящее в состав кондоминиума. Средства товарищества состоят из вступительных и иных взносов, обязательных платежей членов товарищества; доходов от хозяйственной деятельности товарищества; дотаций на эксплуатацию, текущий и капитальный ремонты, коммунальные услуги и иных дотаций; прочих поступлений. По решению общего собрания в товариществе могут быть образованы специальные фонды, расходуемые на цели, соответствующие уставу. Порядок образования специальных фондов определяет общее собрание. Квартира в жилищно-строительном кооперативе до полного погашения пайщиком паевого взноса находится в собственности кооператива. Кроме того, кооператив является собственником образуемых в нем фондов, в том числе амортизационного. После полного выкупа квартиры пайщиком она становится его собственностью и выбывает из собственности кооператива. Садовые дома в садоводческом товариществе изначально принадлежат на праве собственности самим членам товарищества. Садоводческому товариществу принадлежат на праве собственности хозяйственные постройки, используемые на общие нужды, линии электропередач, фонды, образуемые за счет целевых взносов членов товарищества, и т.д. Имущество, находящееся в собственности производственного кооператива, делится на паи его членов в соответствии с уставом кооператива. Член кооператива обязан внести к моменту регистрации кооператива не менее десяти процентов паевого взноса, а остальную часть - в течение года с момента регистрации. При принятии решений общим собранием член кооператива имеет один голос независимо от размера его паевого взноса. Уставом может быть предусмотрено, что часть кооперативного имущества составляют неделимые фонды, используемые на цели, определяемые уставом. Решение об образовании неделимых фондов принимается членами кооператива единогласно, если иное не предусмотрено уставом. Имущество, составляющее неделимый фонд кооператива, не включается в паи членов кооператива. На указанное имущество не может быть обращено взыскание по личным долгам члена кооператива. Уставом кооператива может быть предусмотрено образование в кооперативе иных фондов, в том числе страхового (резервного). Установление размера паевого взноса, размеров и порядка образования фондов кооператива, определение направлений их использования относятся к исключительной компетенции общего собрания. Прибыль кооператива распределяется между его членами в соответствии с их трудовым участием, если иной порядок не предусмотрен законом и уставом. В таком же порядке распределяется имущество, в том числе и неделимые фонды, оставшееся после ликвидации кооператива и удовлетворения требований его кредиторов. Если член кооператива вышел из кооператива по своему усмотрению либо исключен из него, то ему должна быть выплачена стоимость пая или выдано имущество, соответствующее паю, а также произведены другие выплаты, предусмотренные уставом. Расчеты производятся по окончании финансового года и утверждения бухгалтерского баланса, если иное не предусмотрено уставом. Член кооператива вправе передать свой пай или его часть другому члену кооператива, если иное не предусмотрено законом и уставом. Передача пая или его части гражданину, не являющемуся членом кооператива, допускается лишь с согласия кооператива. В этом случае другие члены кооператива пользуются преимущественным правом покупки такого пая или его части (см.п. Зет. 111).В случае смерти члена кооператива наследники могут быть приняты в кооператив, если иное не предусмотрено уставом. В противном случае кооператив выплачивает наследникам стоимость пая. Одним из основных законодательных актов о потребительских кооперативах является Закон РФ "О потребительской кооперации в российской Федерации", действующий в редакции Закона от II июля 1997 г. Действие Закона распространяется на потребительскую кооперацию, т. е. систему потребительских обществ и их союзов, созданных в целях удовлетворения материальных и иных потребностей их членов. Потребительские общества и союзы потребительских обществ с момента их государственной регистрации в установленном законодательством порядке являются юридическими лицами. Имущество потребительских обществ и их союзов принадлежит им на праве собственности. Имущество потребительского общества не распределяется по далям (вкладам) ни между пайщиками, ни между работающими по трудовому договору (контракту) в потребительской кооперации гражданами. Источниками формирования имущества общества являются паевые взносы пайщиков, доходы от предпринимательской деятельности самого общества и созданных им организаций, доходы от размещения его собственных средств в банках, от ценных бумаг, а также иные, не запрещенные законодательством, источники. Лица, вступающие в потребительское общество, обязаны внести вступительный и паевой взносы. Вступительный взнос покрывает расходы, связанные с вступлением в общество. При выходе пайщика из общества вступительный взнос возврату не подлежит. Паевой взнос -это имущественный взнос пайщика в паевой фонд потребительского общества. Он может вноситься деньгами, ценными бумагами, земельным участком или земельной долей, другим имуществом, имущественными либо иными правами, имеющими денежную оценку. Размеры вступительного и паевого взносов определяются уставом потребительского общества. На вступительные и паевые взносы не могут обращаться взыскания по обязательствам самих пайщиков. В потребительском обществе образуется паевой фонд, который состоит из паевых взносов пайщиков и является одним из источников формирования имущества общества. Кроме того, потребительское общество вправе формировать такие фонды, как неделимый, резервный, фонд развития потребительской кооперации, а также иные фонды в соответствии с уставом общества. Неделимый фонд составляет часть имущества общества, которая не подлежит распределению между пайщиками. Резервный фонд предназначен для покрытия убытков от чрезвычайных обстоятельств. Доходы потребительского общества от предпринимательской деятельности после внесения обязательных платежей направляются в фонды общества, для расчетов с кредиторами и (или) кооперативных выплат. Кооперативные выплаты-часть доходов общества, распределяемая между пайщиками пропорционально их участию в хозяйственной деятельности общества или их паевым взносам, если иное не предусмотрено уставом общества. Размер кооперативных выплат не должен превышать 20 процентов от доходов общества. По своим обязательствам потребительское общество отвечает всем своим имуществом. По обязательствам пайщиков общество ответственности не несет. Субсидиарная (дополнительная) ответственность пайщиков по обязательствам общества определяется в порядке предусмотренном гражданским законодательством и уставом общества (см. п. 4 ст. 116 ГК). Пайщику, выходящему или исключенному из общества, выплачиваются стоимость его паевого взноса и кооперативные выплаты в размерах, в сроки и на условиях, которые предусмотрены уставом общества на момент вступления пайщика в общество. Уставом может быть предусмотрена выдача паевого взноса в натуральной форме, если паевым взносом были земельные участки или иное недвижимое имущество. Наследникам умершего пайщика его паевой взнос и кооперативные выплаты передаются в порядке, предусмотренном уставом. Право на участие в общих собраниях и другие вытекающие из членства права умершего пайщика к наследникам не переходят. Бет. 116 ГК (единственной, целиком относящейся к потребительским кооперативам) отсутствует указание на то, что член кооператива при принятии решений общим собранием имеет один голос, независимо от размера своего пая (ср. п.4 ст. 110 ГК, где такое указание в отношении членов производственных кооперативов имеется). По-видимому, это не случайно, поскольку механизм голосования в потребительских кооперативах до сих пор четко не отработан. Так, в Законе о товариществах собственников жилья предусмотрено, что каждый домовладелец на общем собрании обладает количеством голосов пропорционально его доле в праве общей собственности на общее имущество в кондоминиуме . Эта доля (доля участия) пропорциональна доле принадлежащих домовладельцу помещений в кондоминиуме, измеренных в метрах квадратных площади, если соглашением домовладельцев не установлено иное. В случае, когда в государственной и (или) муниципальной собственности находится более 30 процентов площади помещений в кондоминиуме, собственник этих помещений или уполномоченный им орган может принять решение о перераспределении между остальными домовладельцами пропорционально доле их участия части принадлежащих ему голосов на общем собрании (свыше 30 процентов голосов). Этот Закон, как и предшествовавшее ему Временное положение о кондоминиуме, не снимает всех вопросов, которые могут возникнуть при выработке механизма принятия решений в товариществах собственников жилья. По-видимому, законодатель счел оптимальным, чтобы этот механизм был отлажен и конкретизирован в акте локального нормотворчества, т.е. в уставе товарищества с учетом специфики отношений собственности в кондоминиуме, числа домовладельцев, удельного веса помещений, находящихся в частной и государственной и (или) муниципальной собственности, вида помещений и целого ряда других факторов. Этим, по-видимому, объясняется и то, что в Законе, в отличие от Временного положения, не предусмотрено, из какой нормы площади надлежит исходить при определении числа голосов каждого домовладельца (в прежнем Положении соотношение было таково: 10 кв.м общей площади - один голос. Округление до 1 голоса производилось от 5 до 10 кв. м общей площади. Из такого соотношения, видимо, следует исходить и сейчас при разработке устава того или иного товарищества). В Законе сохранен предельный размер голосов, если в государственной и (или) муниципальной собственности находится более 30 процентов помещений в кондоминиуме. Собственник или уполномоченный им орган не может располагать более чем 30 процентами голосов. Остальные голоса (в целом или в части) по решению собственника или уполномоченного им органа могут быть либо разверстаны между остальными домовладельцами пропорционально их доле участия в общей собственности либо заморожены, т.е. не учитываться при подсчете голосов. Поясним эти положения на конкретном примере. При этом будем исходить из того, что на каждые 10 кв. м площади принадлежащей домовладельцам, приходится один голос. Из подсчета исключаются помещения, находящиеся в общей долевой собственности домовладельцев, а также помещения, которые находятся в собственности самого товарищества как юридического лица. Допустим, что общая площадь в кондоминиуме, находящаяся в собственности домовладельцев, составляет 6000 кв.м. Из них 3000 кв.м находятся в частной собственности домовладельцев, а 3000 кв.м-в государственной и (или) муниципальной собственности. При соотношении 10 кв.м площади - один голос домовладельцы в общей сложности располагают 600 голосами. Однако собственник государственной и (или) муниципальной собственности (уполномоченный им орган) располагает не 300, а 180 голосами (не более 30% от 600 голосов). Остальные 120 голосов могут быть по решению собственника или уполномоченного им органа либо разверстаны между остальными домовладельцами пропорционально их доле участия либо вовсе не учитываться при подсчете голосов. При этом разверстаны между домовладельцами могут быть и не все 120 голосов, а лишь их часть. Само собой разумеется, что никакой дискриминации домовладельцев, т. е. расширения прав одних за счет других при распределении поступивших в общий котел голосов не допускается. Право собственности общественных и религиозных организаций, благотворительных и иных фондов, объединений юридических лиц. Объединение указанных субъектов права собственности в одну классификационную рубрику объясняется тем, что в законе все они отнесены к некоммерческим организациям с вытекающими из этого последствиями. К тому же и сам законодатель достаточно четко еще не определился в вопросе о том, существует ли родовое понятие, под которое можно было бы подвести все указанные виды юридических лиц как субъектов права собственности. Так, в ныне отмененном Законе РФ о собственности в разделе III "Право собственности общественных объединений (организаций)" фигурировала не только собственность указанных объединений (организаций), но также собственность благотворительных и иных общественных фондов и собственность религиозных организаций. Важно при этом подчеркнуть, что собственность всех этих организаций, фондов и объединений относится ныне к частной собственности юридических лиц, кто бы ни выступал в качестве их учредителей, членов, участников или спонсоров. Указанные организации, фонды, объединения относятся к числу таких юридических лиц, в отношении которых их учредители (участники) не имеют имущественных прав. Это положение закреплено в виде общего в п. Зет. 48 ГК и конкретизировано применительно к общественным и религиозным организациям в п. 2 ст. 117 ГК. Закон об общественных объединениях от 19 мая 1995 г. содержит специальный раздел, посвященный собственности общественного объединения и управлению его имуществом В силу ст. 30 Закона общественное объединение, являющееся юридическим лицом, может иметь в собственности земельные участки, здания, строения, сооружения, жилищный фонд, транспорт, оборудование, инвентарь, имущество культурно-просветительного и оздоровительного назначения, денежные средства, акции, другие ценные бумаги и иное имущество, необходимое для материального обеспечения деятельности объединения, указанной в его уставе. В собственности объединения могут также находиться учреждения издательства, средства массовой информации, создаваемые и приобретаемые за счет средств данного объединения в соответствии с его уставными целями. Федеральным законом могут устанавливаться виды имущества, которые по соображениям государственной и общественной безопасности либо в соответствии с международными договорами не могут находиться в собственности объединения. Общественные фонды могут осуществлять свою деятельность на основе доверительного управления (см. ч. 4 ст. 30 Закона об общественных объединениях, п. 4 ст. 209 ГК). В этих случаях фонд как собственник передает свое имущество в доверительное управление другому лицу (доверительному управляющему). Передача имущества в доверительное управление не влечет смены собственника. Доверительный управляющий обязан осуществлять управление имуществом в интересах собственника или указанного им третьего лица (бенефициария). К источникам формирования имущества объединения отнесены вступительные и членские взносы; добровольные взносы и пожертвования; поступления от проводимых в соответствии с уставом лекций, выставок, лотерей, аукционов, спортивных и иных мероприятий; доходы от предпринимательской деятельности; гражданско-правовые сделки; внешнеэкономическая деятельность; другие не запрещенные законом поступления. Политические партии, политические движения и общественные объединения, уставы которых предусматривают участие в выборах, не вправе получать финансовую и иную материальную помощь от иностранных государств, организаций и граждан на деятельность, связанную с подготовкой и проведением выборов. Для современной России это запрещение особенно актуально. В законе определены субъекты права собственности в общественных организациях, общественных движениях, общественных фондах и органах общественной самодеятельности. В общественных организациях субъектами права собственности являются сами эти организации, обладающие правами юридического лица. Каждый отдельный член данной организации не имеет права на долю в ее имуществе. В общественной организации, структурные подразделения которой действуют на основе единого устава данной организации, собственником имущества является организация в целом. Структурные подразделения в случае признания их юридическими лицами имеют право оперативного управления имуществом, закрепленным за ними собственником. Если общественная организация объединяет свои территориальные организации в союз (ассоциацию), то союз является собственником имущества, которое используется в интересах общественной организации в целом, а территориальные организации - собственниками принадлежащего им имущества. Субъектами права собственности признаются в случае регистрации их в качестве юридических лиц и такие объединения, как общественные движения, общественные фонды и органы общественной самодеятельности. Все они не имеют членства. В отношении общественных движений и общественных фондов предусмотрено, что от их имени права собственника осуществляют их постоянно действующие руководящие органы, указанные в уставах. Что же касается такой организационно-правовой формы общественного объединения, как созданные и финансируемые собственником общественные учреждения, то они в соответствии со ст. 296 и 298 ГК и ст. 35 Закона об общественных объединениях наделяются правом оперативного управления закрепленным за ними имуществом. В то же время они могут быть и собственниками созданного и (или) приобретенного ими иными законными способами имущества. Так, они могут стать собственниками имущества, полученного ими по наследству или в виде дара (пожертвования). Если общественному учреждению предоставлено право осуществлять приносящую доходы деятельность, то полученные от нее доходы и приобретенное за счет их имущество поступают в самостоятельное распоряжение учреждения и учитываются на отдельном балансе. Таким образом, имущество может находиться в оперативном управлении, в собственности и в самостоятельном распоряжении общественного учреждения. Право оперативного управления и право самостоятельного распоряжения имуществом принадлежат к числу ограниченных вещных прав. На них распространяется характеристика указанных прав, которая была дана в главе "Право государственной и муниципальной собственности". К числу некоммерческих относятся также благотворительные организации, которые могут создаваться в формах общественных организаций (объединений), фондов, учреждений и в иных формах. Благотворительная организация является неправительственной. Ее учредителями не могут быть ни органы государственной власти и местного самоуправления, ни государственные и муниципальные предприятия и учреждения. Они могут быть как основаны, так и не основаны на членстве. Источники формирования имущества благотворительной организации определены в ст. 15 Закона о благотворительной деятельности и благотворительных организациях от II августа 1995 г. В ст. 16 Закона предусмотрено, какое имущество может принадлежать благотворительной организации на праве собственности либо находиться у нее на ином вещном праве. На каком именно праве находится имущество у благотворительной организации, зависит от того, в какой организационно-правовой форме она создана. Так, если она образована в форме учреждения, то имущество может находиться у нее и в оперативном управлении, и в собственности, и в самостоятельном распоряжении. Благотворительная организация может совершать в отношении находящегося в ее собственности или на ином вещном праве имущества любые сделки, не противоречащие законодательству, уставу данной организации а также пожеланиям благотворителя- Особо подчеркивается, что благотворительная организация не вправо использовать свои средства и имущество для поддержки политических партий, движений, групп и кампаний независимо от их ориентации. Согласно ст. 21и 22 Закона РФ "О свободе совести и о религиозных объединениях" имущество, необходимое для обеспечения деятельности религиозной организации, может' находиться как в собственности, так и в пользовании указанной организации. В собственности религиозных организаций могут находиться здания, земельные участки, объекты производственного, социального,, благотворительного, культурно-просветительского и иного назначений, предметы религиозного назначения, денежные средства и иное имущество, необходимое для обеспечения их деятельности, в том числе отнесенное к памятникам истории и культуры. Религиозные организации могут иметь на праве собственности имущество за границей. Религиозные организации могут иметь в собственности имущество, приобретенное или созданное ими за счет собственных средств, пожертвованное гражданами или организациями, переданное в собственность государством либо приобретенное иными не противоречащими законодательству способами. Кредиторы религиозной организации не могут обратить взыскание на имущество богослужебного назначения, как движимое, так и недвижимое. В пользовании религиозных "организаций может находиться имущество, которое предоставляется им государственными, муниципальными, общественными и иным организациями и гражданами и соответственно составляет государственную или муниципальную собственность либо частную собственность граждан или юридических лиц. Передача религиозным организяциям в собственность или в пользование в функциональных целях культовых зданий и сооружений с относящимися к ним земельными участками и иного имущества религиозного назначения, находящегося в государственной или муниципальной собственности, осуществляется безвозмездно. Религиозным организациям для реализации своих уставных целей предоставлено право создавать культурно-просветительские организации, образовательные и другие учреждения, а также создавать собственные предприятия (см. ст. 18 и 23 Закона). За учреждениями, создаваемыми религиозной организацией, имущество закрепляется на праве оперативного управления, а за предприятиями - на праве хозяйственного ведения. Закон о свободе совести и о религиозных объединениях не предусматривает предоставления имущества в собственность такой форме религиозного объединения, как религиозная группа. Объясняется это тем, что религиозная группа не является юридическим лицом. В то же время участники религиозной группы предоставляют в пользование помещения и иное имущество, необходимое для ее деятельности. Если же религиозная группа будет в дальнейшем преобразована в религиозную организацию, то на нее как на юридическое лицо могут быть распространены положения об имуществе религиозной организации, которые закреплены в ст. 21и 22 Закона. Обретет она и право создания учреждений и предприятий со всеми вытекающими из этого последствиями. Для религиозных организаций остается пока наиболее актуальным вопрос о возврате им ранее принадлежавшего имущества. Постановлением Правительства РФ от 14 марта 1995 г. № 248 утверждено Положение о порядке передачи религиозным объединениям относящегося к федеральной собственности имущества религиозного назначения. Положение предусматривает, что имущество может передаваться религиозным объединениям в собственность, пользование либо совместное с учреждениями и организациями культуры Российской Федерации пользование. Обращение религиозного объединения о передаче ему имущества направляется в Мингосимущество, а если имущество относится к памятникам истории и культуры - в Министерство культуры Российской Федерации. К обращению прилагается историческая справка, сведения об использовании культового здания, строения с прилегающей к нему территорией и иного имущества в настоящее время, о техническом состоянии этого здания, строения. Если имущество, относящееся к федеральной собственности, является памятником истории и культуры, то его передачу в пользование религиозным объединениям осуществляет Министерство культуры, а если не является, -то Мингосимущество. Передачу относящегося к федеральной собственности имущества религиозного назначения в собственность религиозным объединениям осуществляет на основании решения Правительства Российской Федерации Мингосимущество. При этом особо ценные объекты культурного наследия народов Российской Федерации передаче в собственность религиозным объединениям на подлежат. Они могут передаваться религиозным объединениям только в пользование на основе соглашения между объединением и Министерством культуры . В случае возникновения разногласий по поводу передачи религиозному объединению имущества религиозного назначения эти разногласия рассматривает комиссия по вопросам религиозных объединений при Правительстве Российской Федерации. При необходимости комиссия вносит в Правительство проект соответствующего решения. Правительство рекомендовало органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации при передаче имущества религиозного назначения руководствоваться Положением от 14 марта 1995 г. Правового статуса фондов мы уже частично касались. Здесь же отметим их наиболее характерные общие черты. Во-первых, фонды относятся к числу некоммерческих организаций. Предпринимательской деятельностью фонд вправе заниматься для достижения целей, определенных в его уставе. Во-вторых, в фондах нет членства. В-третьих, имущество, переданное фонду его учредителями (учредителем), является собственностью фонда. Касались мы и правового статуса объединений юридических лиц (ассоциаций и союзов). Как и фонды, они относятся к некоммерческим организациям. В то же время они имеют членов, в качестве которых могут выступать как коммерческие, так и некоммерческие организации. Если по решению участников на ассоциацию (союз) возлагается ведение предпринимательской деятельности, такая ассоциация преобразуется в хозяйственное общество или товарищество либо может создать в этих целях хозяйственное общество или участвовать в нем. Ассоциации и союзы, организации, создающие их, хозяйственные общества и товарищества, в которые ассоциации и союзы преобразуются, хозяйственные общества, которые ассоциации и союзы создают или в которых они участвуют, являются юридическими лицами и собственниками принадлежащего им имущества, пределы и способы использования которого зависят от того, какой правоспособностью наделяется соответствующая организация - общей или специальной. Глава 21. ПРАВО ОБЩЕЙ СОБСТВЕННОСТИ § 1. Понятие и виды права общей собственности Понятие права общей собственности. В предшествующих главах раздела "Вещное право" речь шла преимущественно об односубъектной собственности, т. е. о собственности, субъектом которой является какое-то одно лицо, будь то гражданин, юридическое лицо, государство, государственное или муниципальное образование. Нередки, однако, случаи, когда имущество принадлежит на праве собственности не одному лицу, а двум или более лицам. В таких случаях на имущество возникает общая собственность. Она может возникнуть в силу различных оснований: наследования, состояния в браке, образования крестьянского (фермерского) хозяйства, приватизации, совместной покупки вещи, совместной постройки дома, соединения и смешения вещей и т.д. Объектом права общей собственности, как и любого другого вида права собственности, является индивидуально-определенная вещь (например, жилой дом) или совокупность таких вещей (например, совокупность вещей, входящих в состав наследства). Объектом права общей собственности может быть и предприятие в целом как имущественный комплекс, используемый для осуществления предпринимательской деятельности. Для общей собственности характерна множественность субъектов права собственности, которые именуются участниками общей собственности или сособственниками. Множественностью субъектов права собственности на один и тот же объект и вызвана необходимость специального правового урегулирования отношений общей собственности. Это необходимо, чтобы согласовать воли участников общей собственности, обеспечить учет каждым из них законных интересов не только окружающих их третьих лиц, но и остальных сособственников, надлежащее состояние общего имущества и т.д. Общая собственность характеризуется переплетением отношений сособственников ко всем третьим лицам, с одной стороны, и отношений между самими сособственниками, с другой. Первые по своей юридической природе являются абсолютными, вторые - относительными. Виды права общей собственности. Закон закрепляет два вида общей собственности: долевую и совместную (п. 2 ст. 244 ГК). Общая собственность именуется долевой тогда, когда каждому из ее участников принадлежит определенная доля. В общей совместной собственности доли ее участников заранее не определены, они фиксируются лишь при разделе совместной собственности или при выделе из нее. Вследствие этого совместная собственность нередко обозначается как бездолевая собственность. В том, что каждому участнику общей долевой собственности, а в конечном счете и общей совместной собственности -при ее разделе или при выделе из нее-принадлежит право на долю сомнений не возникает. Сложнее вопрос, в чем именно принадлежит им право на долю, в чем это право выражается. В ныне действующем законодательстве закреплено, что каждому сособственнику принадлежит доля в праве собственности на все общее имущество. Такой подход к раскрытию содержания права участника общей долевой собственности обладает рядом достоинств. Во-первых, подчеркивается, что право каждого сособственника не ограничивается какой-то конкретной частью общей вещи, а распространяется на всю вещь. Во-вторых, сохраняется указание на то, что объектом этого права как права собственности является вещь. В-третьих, поскольку права других сособственников также распространяются на все имущество в целом не ставится под сомнение характеристика общей собственности как собственности многосубъектной. И наконец, в-четвертых, поскольку право каждого сособственника выражается в определенной доле, выявлена специфика долевой собственности как особого вида общей собственности . Менее удачны попытки раскрыть содержание права, принадлежащего участнику общей долевой собственности, с помощью понятий реальной или идеальной доли. Под реальной долей понимают конкретную, физически обособленную часть общего имущества, которая якобы принадлежит каждому из сособственников. Эта конструкция ведет к замене многосубъектной собственности односубъектной. Специфика же общей собственности в том, что нескольким лицам принадлежит право собственности на один и тот же материальный предмет. Неприемлема и конструкция идеальной доли, которая сводит право на долю лишь к его стоимостному выражению. Эта конструкция ведет к упразднению вещи как объекта общей собственности, а тем самым и к замене права общей собственности обязательственным. Таким образом, обе конструкции не только не раскрывают сущности отношений общей собственности, а приводят, хотя и с разных сторон, к упразднению общей собственности как особого правового института. Впрочем, критике подвергается и определение принадлежащей сособственнику доли как доли в праве. Так, Н. Н. Мисник полагает, что никто из сторонников этой теории не дает представления о том, как должно делиться право собственности. Он считает, что участнику общей собственности принадлежит доля в вещи, причем эта доля как материальна так и идеальна. Доля материальна, так как материальна сама вещь, в которой она воплощена. Но доля в то же время идеальна, так как выделяется путем идеального, мысленного, абстрактного членения вещи. Доля, заключает автор, представляет собой идеальную мысленную часть материальной вещи. По-видимому, автором предпринята попытка объединить конструкции реальной и идеальной доли. Поэтому против суждений Н. Н. Мисника могут быть выдвинуты все те возражения, которые неоднократно формулировались в отношении обеих указанных конструкций. Закрепленный ныне в законе подход к определению доли как доли в праве, при всей его уязвимости, обладает все же известными преимуществами по сравнению с конструкциями доли в вещи (реальной доли) и доли в стоимости вещи (идеальной доли). Общая собственность на имущество является долевой, кроме случаев, когда законом предусмотрено образование на это имущество совместной собственности. Тем самым в законе закреплена презумпция, согласно которой общая собственность в случае ее возникновения предполагается долевой. Общая долевая собственность может возникнуть в силу любых допускаемых законом или договором оснований. Исчерпывающего перечня оснований ее возникновения закон не предусматривает. Более того, по соглашению участников общей совместной собственности, а если оно не достигнуто, то по решению суда, на их общее имущество может быть установлена долевая собственность. Иными словами, допускается перевод имущества с режима общей совместной на режим общей долевой собственности. Не ограничивается законом и состав участников общей долевой собственности, которые могут представлять различные формы и виды собственности. Допускается общая долевая собственность не только граждан, но также граждан и юридических лиц, граждан и государства, юридических лиц и государства, других субъектов гражданского права в любом их сочетании. Иным является подход законодателя к общей совместной собственности. Во-первых, образование общей совместной собственности допускается лишь в случаях, прямо предусмотренных законом. Во-вторых,-и это вытекает из предыдущего -перейти с режима общей долевой на режим общей совместной собственности можно опять-таки лишь тогда, когда это допускает закон. Объясняется это тем, что отношения общей совместной собственности в гораздо большей степени носят лично-доверительный характер, нежели отношения общей долевой собственности, а потому круг участников общей совместной собственности неизбежно должен быть ограничен. Действующее законодательство предусматривает общую совместную собственность супругов; членов крестьянского (фермерского) хозяйства; членов семьи на приватизируемое жилье. В ходе последующего изложения мы ознакомимся с каждым из этих видов общей совместной собственности. § 2. Общая долевая собственность Определение долей в праве общей собственности. Едва ли не во всех нормах Гражданского кодекса об общей собственности упоминаются принадлежащие ее участникам доли. Однако законодателя интересует не столько юридическая природа доли в праве общей собственности (в дальнейшем -доли в общей собственности), сколько количественное измерение доли. Это необходимо для распределения между сособственниками приносимых общим имуществом доходов и падающих на него расходов, для определения того, на что может претендовать сособственник при разделе общей собственности или при выделе из нее. К тому же размер доли на протяжении существования общей собственности не остается неизменным. Размер доли может увеличиться или уменьшиться вследствие изменения состава участников общей собственности, внесения в общее имущество улучшений и целого ряда других обстоятельств, которые необходимо учитывать. Словом, для того, чтобы отношения между сособственниками отличались требуемой в гражданском обороте четкостью и определенностью, необходимо знать, в чем именно в тот или иной момент наличия общей собственности выражается принадлежащая каждому из них в этой собственности доля. Доля в общей собственности выражается в виде дроби либо в виде процентов. Так, сособственнику могут принадлежать /4, /з, /ю и т.д. или 10,20,35,50 процентов и т. д. в общем имуществе. Доли участников общей собственности считаются равными, если иное не вытекает из закона, договора или существа сложившихся между ними отношений. Определение долей в праве общей собственности на общее имущество в кондоминиуме производится по правилам, предусмотренным ст. 9 Закона о товариществах собственников жилья. По соглашению всех сособственников порядок определения и изменения их долей может бытъ установлен в зависимости от вклада каждого из них в образование приращение общего имущества. Если сособственник внес в общее имущество улучшения, то судьба улучшений и их влияние на размер доли сособственника в указанном имуществе зависят, во-первых, от того, был ли соблюден при внесении улучшений установленный порядок и во-вторых, от того, относятся ли улучшения к неотделимым или отделимым. Если улучшения неотделимые и при их внесении был соблюден установленный порядок, то сособственник, внесший улучшения, может требовать увеличения размера своей доли соразмерно тому, насколько возросла стоимость общего имущества. Если порядок внесения неотделимых улучшений соблюден не был, то сособственник не вправе требовать увеличения размера своей доли. Что же касается отделимых улучшений, то они, если иное не предусмотрено соглашением сособственников, поступают в собственность того, кто их произвел. Иными словами, внесение таких улучшений, поскольку они отделимы, само по себе не дает права требовать увеличения доли. Осуществление права общей долевой собственности. Содержание права общей долевой собственности составляют принадлежащие сособственникам правомочия по владению, пользованию и распоряжению общим имуществом. Каждый сособственник при осуществлении права общей собственности независимо от размера своей доли имеет один голос. Впрочем, практического значения, как мы сейчас увидим, это не имеет. Осуществление права общей собственности должно происходить по взаимному согласию всех сособственников. Если же согласие не достигнуто, то определение последствий возникших разногласий зависит от того, касаются ли они осуществления правомочий по владению и пользованию общим имуществом или правомочия распоряжения. Если сособственники не договорились относительно владения и пользования общим имуществом, то каждый из них, хотя бы оставшийся в единственном числе, может обратиться в суд. Если же разногласия касаются права распоряжения (например, два сособственника желают общее имущество продать, а третий возражает против продажи), то возникший спор не может быть урегулирован судом. Принцип взаимного согласия при осуществлении права распоряжения общей собственностью должен действовать без каких бы то ни было изъятий. Возвращаясь к приведенному примеру, два сособственника вкупе или порознь могут продать свои доли, но навязать третьему продажу всего общего имущества в целом они не вправе. Именно поэтому при осуществлении права общей собственности в принципе не имеет практического значения, какой долей располагает каждый из сособственников, хотя размер доли подлежит учету при распределении приносимых общим имуществом доходов и плодов, падающих на нее расходов и обременений (см. ст. 248 и 249 ГК). Принадлежащая сособственнику доля в общей собственности не локализуется в какой-то конкретной части общего имущества, а простирается на все имущество в целом. В то же время сособственник может быть заинтересован не только в меновой, но и в потребительской стоимости указанного имущества. Он может быть заинтересован не только в доходах, которые приносит общая вещь (например, при сдаче ее внаем), но и в том, чтобы использовать эту вещь для удовлетворения своих потребительских нужд (например, самому проживать в доме). Сособственник имеет право на предоставление в его владение и пользование части общего имущества соразмерно доле. Если это невозможно, он вправе требовать от других участников общей собственности соответствующей компенсации. В тех случаях, когда во владение и пользование сособственника выделяется часть общего имущества, он наряду с сохранением права на долю в общей собственности приобретает также право на выделенную ему часть имущества. По своей юридической природе это право может быть отнесено к вещным. Такие ситуации чаще всего возникают при определении порядка владения и пользования жилым домом, находящимся в общей собственности двух или более лиц. Если договор об определении порядка владения и пользования домом удостоверен нотариусом и зарегистрирован в местной администрации, то он сохраняет силу и для того лица, к которому перейдет доля в общей собственности (например, для наследника или покупателя доли). Одним из оснований возникновения общей собственности, с которым связано немало вопросов ее осуществления, является совместное участие двух или более лиц в строительстве дома. Нередки случаи, когда гражданин, которому для строительства дома отведен земельный участок, привлекает к участию в строительстве членов своей семьи или иных лиц. По окончании строительства между созастройщиками, а иногда между ними и органом государственной власти (местного самоуправления), возникает спор, за кем дом должен быть зарегистрирован: только ли за лицом, которому отведен земельный участок, или также и за иными лицами. Судебная практика подходит к разрешению указанных споров с учетом следующих условий. Во-первых, необходимо установить, связаны ли лица, принимавшие участие в строительстве дома, семейно-бытовыми отношениями или являются посторонними для застройщика лицами. Во-вторых, в каких целях возводился дом: в целях обеспечения жильем принимавших участие в строительстве лиц или в иных целях. Наконец, в-третьих, к участию в деле, если он не выступает в деле в качестве стороны, надлежит привлечь орган, который отводит земельные участки, и выяснить его отношение к возникшему спору- Если лица, участвовавшие в строительстве, связаны семейно-бьгговыми отношениями или хотя бы и не связаны, но дом возводился для обеспечения как тех, так и других лиц жильем, а орган, отводивший земельный участок, не возражает против признания дома общей собственностью, спор решается судом в пользу фактических созастройщиков. Суд может и не согласиться с мнением соответствующего органа, возражавшего против признания дома общей собственностью созастройщиков, но свое несогласие суд должен мотивировать в решении по делу. В случае признания дома общей собственностью созастройщиков суд может определить их долю в общей собственности с учетом стоимости труда и материалов, вложенных созастройщиками в строительство дома, а также иных заслуживающих внимания обстоятельств (например, состава семьи). При отказе в признании дома общей собственностью дело ограничивается присуждением созастройщикам стоимости труда и материалов. Каждый сособственник по своему усмотрению может распоряжаться принадлежащей ему долей в общей собственности. Для распоряжения долей, в том числе и для ее отчуждения, он не должен испрашивать согласия других участников общей собственности. В то же время им далеко не безразлично, кто заступит место сособственника, отчуждающего свою долю. Кроме того, они могут быть заинтересованы и в приращении своих собственных долей. Вследствие указанных и иных обстоятельств, в законе должны быть закреплены правила, которые, не ущемляя прав сособственника на распоряжение своей долей, вместе с тем обеспечивали бы, насколько это возможно, интересы остальных участников общей собственности. Этим целям призваны служить установления закона о преимущественном праве покупки отчуждаемой доли. К их анализу мы сейчас и перейдем. При продаже доли постороннему лицу остальные сособственники имеют преимущественное право покупки доли по цене, за которую она продается, и на прочих равных условиях, кроме случая продажи с публичных торгов. Продавец доли обязан в письменной форме известить остальных сособственников о намерении продать долю постороннему лицу с указанием цены и других условий продажи. Если остальные сособственники откажутся от покупки доли или не приобретут доли в праве собственности на недвижимое имущество в течение одного месяца, а на движимое имущество в течение десяти дней со дня извещения, продавец может продать долю любому лицу. При продаже доли с нарушением преимущественного права покупки любой другой сособственник вправе в течение трех месяцев в судебном порядке требовать перевода на него прав и обязанностей покупателя. Аналогичные правила применяются и при отчуждении доли по договору мены, но лишь тогда, когда отчуждатель обменивает свою долю на вещи, определенные родовыми принципами, причем лицо, имеющее преимущественное право на приобретение доли, предлагает отчуждателю вещь того же рода, в том же количестве и того же качества. В случаях, предусмотренных законом, распорядиться долей в общей собственности можно лишь при соблюдении тех или иных условий. Так, общее имущество в кондоминиуме не подлежит отчуждению отдельно от права собственности домовладельцев на помещения в кондоминиуме. Прекращение права общей долевой собственности. Множественность субъектов прав собственности сказывается и тогда, когда речь вдет об основаниях прекращения общей собственности. Наряду с основаниями, которые относятся как к односубъектной, так и к общей собственности, последняя характеризуется специфическими основаниями ее прекращения, в первую очередь такими, как раздел общей собственности и выдел из нее. При разделе общая собственность прекращается для всех ее участников, при выделе - для того, чья доля из общей собственности выделяется. Впрочем, выдел может привести к тем же результатам, что и раздел. Если общая собственность принадлежит двум участникам и один из них получает компенсацию за свою долю, то общая собственность прекращается и для другого, поскольку он становится единоличным собственником имущества, которое ранее было общим. Основания и способы раздела и выдела различны. Раздел и выдел могут иметь место как по взаимному согласию сособственников, так и по судебному решению. Выдел доли из общей собственности происходит не только по требованию выделяющегося сособственника, но и по требованию кредиторов для обращения взыскания на его имущество. Раздел и выдел, если это допускается законом и возможно без несоразмерного ущерба имуществу, происходит путем выдела доли в натуре. Если вьщел доли в натуре невозможен, выделяющийся сособственник получает денежную или иную компенсацию. Расчеты между сособственниками имеют место и тогда, когда имущество в натуре не может быть выделено в точном соответствии с размером принадлежащей каждому из них доли. Каковы бы ни были основания и способы разделая выдала, количественным мерилом при определении размера имущества, выделяемого в натуре, либо размера компенсации должен служить размер принадлежащей сособственнику доли. Иными словами, раздел общей собственности и выдел из нее должны происходить соразмерно принадлежащим сособственникам долям. В соответствии с принципом взаимного согласия, которое необходимо при осуществлении права распоряжения общей собственностью, закон устанавливает, что выплата ее участнику остальными сособственниками какой-либо компенсации вместо выдела доли в натуре допускается лишь с его согласия. Вместе с тем в отступление от этого правила предусмотрено, что когда доля сособственника незначительна, в натуре ее выделить нельзя, и сособственник не имеет существенного интереса в использовании общего имущества, суд может и при отсутствии его согласия обязать остальных участников общей собственности выплатить ему компенсацию. С получением компенсации сособственник утрачивает право на долю в общем имуществе (ср. п. 1 ст. 246, п. 1 ст. 247, пп. 4 и 5 ст. 252 ГК). Представляется, что в этом вопросе нормы ГК не согласованы друг с другом, поскольку правило о необходимости согласия всех сособственников при осуществлении права распоряжения общей долевой собственностью сформулировано в законе без каких бы то ни было изъятий. Между тем при выплате сособственнику вопреки его согласию компенсации вместо выдела доли в натуре имеет место распоряжение общей долевой собственностью в порядке, устанавливаемом судом, что допускается законом лишь при осуществлении владения и пользования ею. Более того, происходит исключение сособственника из числа участников общей собственности, чего на таких условиях он может и не желать. Пункт 4 ст. 252 ГК сформулирован под несомненным влиянием части 3 п. 12 постановления Пленума Верховного Суда РСФСР от 10 июня 1980 г. № 4. При этом не учтено, что правило ч. 3 п. 12 названного постановления находилось в соответствии со ст. 117 ГК 1964 г., согласно которой суд мог определить порядок не только владения и пользования, но и распоряжения общей собственностью. Ныне же суд может определить лишь порядок владения и пользования, но не распоряжения общей собственностью. § 3. Общая совместная собственность Общие положения. Совместная собственность в отличие от долевой может быть образована лишь в случаях, предусмотренных законом. В новом ГК закреплены два вида общей совместной собственности - супругов и членов крестьянского (фермерского) хозяйства. При этом допускается перевод общей совместной собственности на иной правовой режим. Участники совместной собственности, если иное не предусмотрено соглашением между ними, владеют и пользуются общим имуществом сообща. Распоряжение общим имуществом осуществляется по взаимному согласию всех сособственников. Сделки по распоряжению общим имуществом может совершать каждый из участников совместной собственности, если иное не вытекает из соглашения между ними. Согласие других сособственников на совершение сделки предполагается. В тех случаях, когда один из сособственников совершил сделку по распоряжению общим имуществом, не имея необходимых полномочий, она может быть признана недействительной по требованию других сособственников, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была об этом знать. Таким образом, бремя доказывания лежит на стороне, требующей признания сделки недействительной, причем должно быть доказано наличие у стороны, совершившей сделку с сособственником, не имевшим полномочий, умысла или грубой неосторожности. Изложенные правила о порядке владения, пользования и распоряжения совместной собственностью применяются, если законом для отдельных видов совместной собственности не установлено иное. Совместная собственность в отличие от долевой не имеет заранее определенных долей, они определяются лишь при разделе совместной собственности или выделе из нее. Доли признаются равными, если иное не предусмотрено законом или соглашением сособственников. Основания и порядок раздела совместной собственности и выдела из нее определяются по тем же правилам, что и для долевой собственности, поскольку иное не установлено законом или не вытекает из существа отношений участников совместной собственности. Общая совместная собственность супругов. В ранее действовавшем законодательстве правовой режим имущества супругов был определен в семейно-брачном законодательстве, причем проводился принцип раздельности добрачного имущества супругов и принцип общности имущества, совместно нажитого супругами в период брака, - указанное имущество принадлежало супругам на праве общей совместной собственности. Новейшее законодательство претерпело существенные изменения в самом подходе к правовой регламентации имущественных отношений между супругами. Во-первых, целый ряд норм, регламентирующих эти отношения, включены в Гражданский кодекс. Во-вторых супругам предоставлены достаточно широкие возможности самим определить правовой режим имущества, нажитого во время брака. В отношении имущества, нажитого супругами во время брака, предусмотрено, что оно является их совместной собственностью, если договором между ними не установлен иной режим этого имущества. Супруги в брачном контракте могут отнести это имущество либо к общей долевой собственности, либо к раздельной собственности каждого из них. Что касается имущества, принадлежавшего каждому из супругов до вступления в брак, то оно, как и прежде, признается их раздельной собственностью. Аналогичный правовой режим распространяется на имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар или по наследству, а также на вещи индивидуального пользования (кроме предметов роскоши), хотя бы они и были приобретены во время брака за счет общих средств. Все это имущество, как и прежде, относится к раздельной собственности каждого из супругов. С другой стороны, имущество каждого из супругов может быть отнесено к совместной собственности, если во время брака в указанное имущество за счет общего имущества супругов или за счет личного имущества другого супруга были внесены вложения, которые значительно увеличили стоимость имущества. Например, дом, принадлежавший одному из супругов до вступления в брак, капитально отремонтирован за счет общих средств. Но это правило применяется лишь тогда, когда договором между супругами не предусмотрено иное (см. гл. 7 и 8 Семейного кодекса