37

 

ДОВЕРИЕ ДОШКОЛЬНИКОВ К НЕЗНАКОМЫМ ВЗРОСЛЫМ

 

А.В. СИДОРЕНКОВ, М.Ю. ВИШНЕВКИНА

 

Проведено экспериментальное исследование доверия дошкольников к незнакомым взрослым с помощью специально разработанной проективной методики в форме рисунков. Результаты исследования показали, что установка детей по отношению к незнакомым взрослым, характеристика взрослых и уровень доверия к ним имеют определенные возрастные изменения. Дети шести лет в общении с незнакомыми взрослыми в большей степени, по сравнению с другими возрастными группами, ориентированы на собственную личность. Переход от пяти к шести годам является наиболее определяющим в изменении доверия детей дошкольного возраста. Среди элементов ситуации взаимодействия ребенка и взрослого наиболее важное значение в доверии детей имеет пол незнакомого взрослого и число взрослых.

 

Ключевые слова: доверие, факторы доверия, безопасность, незнакомый взрослый, оценка незнакомого взрослого.

 

 

В социальной и возрастной психологии стало традиционным рассматривать доверие как важный компонент общения, определяющий характер протекания межличностных отношений и взаимодействий, некоторые особенности проявления социально-психологических явлений в малых группах. Несмотря на это, можно встретить немного работ, в которых доверие выступало бы в качестве самостоятельного предмета исследования. В частности, малоизученной проблемой является доверие детей дошкольного возраста к различным категориям людей, в том числе к незнакомым взрослым.

Важность разработки этой проблемы определяется рядом факторов. Во-первых, особенности доверительных отношений ребенка к взрослым и сверстникам следует рассматривать в качестве одного из условий и, одновременно, показателей развития личности ребенка. Наряду с другими этот показатель может быть использован для определения переходного периода, критического возраста. Во-вторых, уровень доверия ребенка к незнакомым людям играет значительную роль в безопасности ребенка, находящегося вне контроля со стороны родителей, знакомых, воспитателей. В данном случае речь идет о возможном похищении детей с различными целями. При этом дети часто пропадают из-за их высокой доверчивости и готовности следовать за взрослым, а не в результате заранее организованного и изначально насильственного похищения. В-третьих, знание об уровне и содержании доверия ребенка к знакомым (сверстникам, взрослым) и незнакомым людям позволяет избирательно и своевременно проводить воспитательную и психокоррекционную работу.

Проблема доверия активно разрабатывалась в зарубежной психологии, но в значительно меньшей степени подвергалась специальному анализу в отечественной психологии. В задачи статьи не входит детальное раскрытие содержания доверия как самостоятельного социально-психологического феномена, тем более, что в последнее время стали появляться работы такой направленности [20]. Однако необходимо выделить наше понимание термина «доверие» в сфере общения.

Обзор зарубежных ([15], [30], [33], [35]) и отечественных ([3], [14], [16], [17], [20], [21], [28]) работ позволяет выделить

 

38

 

ряд основных отличительных признаков доверия человека в сфере общения. Во-первых, доверие понимается как установка, ожидание. Во-вторых, доверие проявляется как избирательное отношение к другому человеку и является одной из ведущих характеристик межличностных отношений. В-третьих, доверие может проявляться в таких аспектах, как готовность человека принимать без критического анализа, «на веру» информацию, воздействие от другого человека и его готовность выдавать другому человеку личностно значимую информацию. В-четвертых, доверие сопряжено с чувством риска, личной безопасности (моральной, материальной, физической).

В зарубежной психологии проблема доверия детей рассматривается прежде всего в психоаналитических концепциях, в которых главное значение имеет понятие «базовое доверие», а также затрагивается в теории привязанности, которая, по мнению Е.О. Смирновой, оформилась в самостоятельную научную школу [25], [30], [32], [33].

В этих концепциях основное внимание уделяется первым стадиям психосоциального развития ребенка, когда наблюдается крайняя его зависимость от матери или других взрослых, проявляющих о нем заботу. У детей формируются психические модели значимых взрослых, удовлетворявших их потребности. Базовое доверие понимается в качестве фундаментальной установки человека, которая формируется на первом году жизни и во многом предопределяет дальнейшее психическое развитие ребенка и его взаимодействие с миром. Образование базового доверия ребенка происходит на основе чувств безопасности и защищенности, возникающих в результате установления определенного типа привязанности ребенка к значимым взрослым (как правило, матери), а также определенного характера удовлетворения физиологических и социальных потребностей. Базовое доверие формируется медленно, в течение ряда лет, начиная с младенчества и заканчивая юностью. Устойчивая тенденция к доверию во взрослом возрасте понимается как подражание этим архаическим формам зависимости, привязанности.

Несмотря на то, что указанные концепции имеют мощный понятийный потенциал, который мог бы приблизить исследователей к пониманию глубинных слоев сознания [25], в них оказывается не раскрытым ряд важных вопросов, таких как содержание базового доверия к миру и стадии его дальнейшего развития, влияние социокультурных традиций на трансформацию базового доверия, взаимосвязь доверия к другим людям и к себе.

В отечественной психологии проблема доверия детей затрагивается косвенным образом, в контексте изучения различных аспектов развития общения детей, явлений межличностных отношений.

Бесспорный интерес для изучения этой проблемы представляет теория развития общения в онтогенезе, разработанная под руководством М.И. Лисиной [11], [22], [23]. С позиции этой теории можно обозначить несколько вопросов, имеющих непосредственное отношение к доверию детей.

Возникновение доверия в самом раннем детстве связано с выделением собственного Я, дифференцированным восприятием взрослых, с избирательным к ним отношением на основе оценки их полезности, значимости, безопасности.

У детей первого полугодия жизни отсутствуют элементы такого отношения к взрослым и миру в целом. Исходным и генетически первичным является существование взрослого в сознании ребенка как субъекта общения, уникальной и целостной личности. В этом возрасте отношения «Я – другой» слиты в сознании ребенка [23]. Взрослый лишен для ребенка какой-либо прагматической и функциональной определенности. Обращение ко взрослому побуждается только потребностью сначала выразить

 

39

 

свое отношение, а затем воспринять его отношение. У ребенка еще не сформированы представления о том, как должен вести себя взрослый по отношению к нему, и, следовательно, он принимает взрослого во всех его проявлениях. Такое отношение ребенка распространяется на всех взрослых. Поэтому применительно к данному возрасту можно говорить, скорее, о наличии «абсолютного», «чистого» доверия, которое имеет мало общего с доверием в его настоящем смысле.

Во втором полугодии начинает формироваться другой аспект отношения ребенка, когда взрослый существует в его сознании как конкретное существо, которое можно познавать, оценивать и использовать для своих нужд [23]. Второе полугодие можно предположительно рассматривать как исходный период жизни ребенка, в котором начинают закладываться и проявляться элементы избирательно-доверительных отношений к другим людям. В этом возрасте взрослый уже рассматривается ребенком в качестве средства удовлетворения потребностей и познавательной активности. Ребенок начинает различать взрослых и содержание их воздействий. Он воспринимает взрослого не непосредственно, а через свои собственные ожидания, следовательно, у ребенка складываются внешние и внутренние ориентиры, без которых доверие невозможно.

Проявление доверия в дошкольном возрасте может быть связано с доминирующей формой общения, преобладающим содержанием коммуникативной потребности. Так, изменение содержания потребности дошкольников в общении со взрослыми заключается в проявлении уважительного отношения окружающих, взаимопонимания и сопереживания со стороны взрослых. Для этого возрастного периода характерен переход от внеситуативно-познавательной формы общения со взрослыми к внеситуативно-личностной форме общения [11]. В последнем случае важное значение приобретают элементы личностной доверительности. Е.О. Смирнова выделяет такие важные характеристики отношения ребенка ко взрослым, как доверие, подражательность, чувствительность к поощрениям и наказаниям, которые способствуют успешному усвоению детьми новых знаний [22].

С позиции рассматриваемой теории развития общения в онтогенезе, возникновение доверия ребенка к другому человеку может определяться уровнем удовлетворения его коммуникативной потребности в процессе общения с этим человеком. Как пишет М.И. Лисина, «характер взаимоотношений детей с другими людьми зависит от того, насколько общение с ними соответствует уровню развития коммуникативной потребности, достигнутой данным ребенком» [11; 108]. Если общение с партнером складывается так, что при этом удовлетворяется содержание коммуникативной потребности, то ребенок почувствует к нему симпатию, доверие, станет предпочитать его другим людям, которые требуют при контакте с ребенком либо больше того, на что он способен, либо намного меньше.

Для понимания доверия детей нельзя обойти вниманием исследования, посвященные проблеме стабильных и критических периодов развития и возникающих при этом психических новообразований. Несмотря на сложность данной проблемы и неоднозначное понимание ее решения, в психологии принято связывать новообразования стабильного и критического периодов с изменениями отношений ребенка к другим людям (взрослым, сверстникам) и к себе. К психическим новообразованиям в сфере общения в предкризисной фазе и на этапе кризиса семи лет разные авторы относят: произвольность общения, детерминацию общения не наличной ситуацией, а ее контекстом [9], выбор доверенного лица среди взрослых или сверстников, с которыми ребенок вступает в максимально открытые отношения [5],

 

40

 

«чувство социальной компетентности», которое проявляется в чувствительности ребенка к оценке своей социальной активности, в расширении круга значимых людей [6].

Вне зависимости от существующих подходов к пониманию общения дошкольников со взрослыми, важное значение имеет вопрос о возможных факторах возникновения доверия детей. Хотя специальные исследования таких факторов отсутствуют, интерес могут представлять работы, в которых вне контекста проблемы доверия изучались личностные особенности партнера по общению или совместной деятельности, вызывающие симпатию к нему [11], [12], [27], поведение авторитетных для ребенка взрослых [12], [36], личностные особенности субъекта доверия. В последнем случае речь может идти о конформности [10], тревожности [18], застенчивости детей [8], их способности к произвольной регуляции собственного поведения [24], рефлексии [2], антиципации [7], [34], распознаванию эмоций другого [4], [29], [31], формированию первичного образа другого [1] и др.

Доверие детей к разным людям (знакомым и незнакомым) имеет избирательный и специфический характер. Доверие детей к хорошо знакомым людям проявляется прежде всего в их готовности сообщать о себе, своем поведении значимую информацию. Это может конкретно выражаться в желании и реальной готовности ребенка поделиться своими любимыми игрушками, секретами, личными достижениями и успехами, а также проступками. Взаимодействие ребенка с незнакомым взрослым, когда рядом отсутствуют родители, воспитатели, соседи или другие хорошо знакомые люди, включает иное содержание. Например, одним из авторов данной статьи ранее было проведено исследование по изучению доверия детей пяти–семи лет к знакомым людям («мама», «папа», «брат или сестра», «бабушка или дедушка», «друг или подруга», «воспитатель») [19]. В целом было выявлено, что доверие дошкольников к хорошо знакомым людям имеет избирательный характер и возрастную динамику, в соответствии с которой на рубеже шестилетнего возраста происходят существенные изменения в доверительных отношениях детей.

Итак, обзор литературы показал, что непосредственное изучение доверия в возрастной психологии ограничено либо этапом младенческого развития [30], [33], либо подростково-юношеским возрастом [13], [20]. В настоящее время нерешенным является ряд важных вопросов, таких как особенности доверия у взрослых и у детей, роль доверия в личностном развитии дошкольников, факторы доверия дошкольников, доверие детей к различным категориям людей, возрастные закономерности изменения доверия дошкольников. Однако существующие подходы к изучению общения детей (например, теория развития общения в онтогенезе) могут выступить в качестве методологического ориентира для будущих исследований проблемы формирования и содержания доверия детей дошкольного возраста.

В рамках данного экспериментального исследования изучалось доверие дошкольников к незнакомым взрослым в ситуации кратковременного взаимодействия, когда отсутствуют родители, воспитатели или другие хорошо знакомые люди. В качестве эмпирического индикатора доверия детей выступала их готовность следовать за незнакомым человеком. В использованной нами исследовательской методике была заложена совершенно иная, по сравнению со многими другими исследованиями общения детей, ситуация взаимодействия ребенка и незнакомого взрослого. Такая ситуация является неопределенной для ребенка, так как она слабо представлена в его социальном опыте, в ней отсутствуют знакомые люди, которые при необходимости могут прийти на помощь. Это может вызывать у ребенка беспокойство, тревожность, страх и, как следствие,

 

41

 

настороженное и боязливое отношение к незнакомому взрослому.

Проявление ребенком доверия в таких жизненных ситуациях мы рассматриваем прежде всего в качестве показателя уровня его личностного развития. Он отражает имеющееся у ребенка устойчивое положительное или отрицательное отношение к незнакомому человеку, определенный характер ожидания намерений незнакомого человека и уровень установки на собственную безопасность, степень осознания возможных последствий проявления доверия. Это, в свою очередь, зависит от меры усвоения ребенком причинно-следственных связей в специфических социальных отношениях незнакомых людей.

Безусловно, в таком понимании доверие выступает в качестве важного фактора безопасности ребенка. В этом отношении важным представляется вопрос о наличии некоторого оптимального уровня доверия, который бы одновременно обеспечивал безопасность ребенка и не препятствовал его личностному развитию. На наш взгляд, этот вопрос представляется достаточно сложным, требующим специального исследования. Однако можно предположить, что крайнее недоверие или, наоборот, доверие ребенка, по сравнению с большинством детей соответствующего возраста, не является оптимальным показателем с точки зрения обозначенного вопроса.

Важно отметить, что доверие дошкольников к незнакомым людям должно иметь как определенную возрастную динамику, так и устойчивые индивидуальные проявления. Впрочем, это характерно и для других личностных и межличностных особенностей детей, таких как типы отношения ребенка к сверстнику в трудной ситуации [26], конформизм [10], тревожность [18], застенчивость [8] и др.

В данном исследовании решались следующие задачи:

а) изучение установки, ожидания детей дошкольного возраста по отношению к незнакомым взрослым;

б) изучение уровня проявления доверия дошкольников к незнакомым взрослым и закономерностей возрастных изменений доверия;

в) выявление роли различных факторов ситуации взаимодействия ребенка со взрослым в проявлении доверия детей.

Объектом исследования были выбраны дети пяти-, шести- и семилетнего возраста, посещающие детские дошкольные учреждения в Ростове-на-Дону. В каждой возрастной группе было исследовано по 25 детей. Общее число испытуемых 75 человек: 38 мальчиков и 37 девочек. Для контрольного сравнения также было обследовано 10 школьников в возрасте 8 лет. Таким образом, в исследовании приняло участие 85 детей. Исследование проводилось в форме индивидуальной работы с каждым ребенком (в среднем затрачивалось 40 мин)1.

Для решения поставленных задач была разработана «Методика изучения доверия детей к незнакомым взрослым людям». Она представляет собой расширенный и существенно усовершенствованный вариант методики, ранее созданной одним из авторов статьи [19]. Методический материал состоит из 11 карточек-рисунков, в которых отображены возможные типичные ситуации кратковременного взаимодействия ребенка с незнакомыми людьми на улице. В рисунках отсутствуют отдельные конкретные детали, например, черты лица незнакомого человека и ребенка. Данная методика состоит из двух форм, предназначенных отдельно для мальчиков и девочек. Таким образом, пакет стимульного материала включает 22 рисунка.

В рисунках отражены следующие категории ситуации взаимодействия ребенка и взрослого: ребенок — гуляет один или с другом (подругой); незнакомый взрослый — мужчина или женщина, или

 

42

 

вместе мужчина и женщина; степень удаленности ребенка от дома — ребенок играет рядом с домом или в отдаленности от него; присутствие знакомого взрослого — есть или нет поблизости от ребенка знакомый взрослый.

В каждом рисунке присутствует то или иное сочетание перечисленных категорий. Пример тестового задания представлен на рис. 1. В данном случае ребенок гуляет один рядом с домом, к нему обращаются двое незнакомых людей — мужчина и женщина, а в поле внимания нет знакомых взрослых.

 

Работа с каждым ребенком проводилась в несколько этапов.

На первом этапе осуществлялось знакомство и установление контакта с ребенком.

Второй этап был направлен на изучение установки, ожидания детей по отношению к незнакомым взрослым. Ребенку поочередно демонстрировались три картинки с незнакомым мужчиной, женщиной, мужчиной и женщиной. К каждой картинке давалась одна и та же инструкция: «Ты гуляешь на улице недалеко от своего дома. К тебе подходит незнакомый взрослый человек (подходят незнакомые люди). Что он (они) тебе говорит (говорят)? Что ты ему (им) ответишь? Чем закончится ваша беседа?»

Ребенок давал ответы, которые фиксировались в протоколе. В дальнейшем проводился контент-анализ ответов по категории «действие взрослого», которая включала ряд подкатегорий: «вопросы о ребенке или его родителях», «вопросы о посторонних вещах», «предложение куда-то сходить», «предложение что-то дать», «предложение совместно поиграть», «просьба или предложение, чтобы ребенок что-то сделал», «похвала ребенку», «предостережение ребенка», «порицание ребенка». Все перечисленные подкатегории выделены на основе предварительного изучения рассказов детей по картинкам.

Целью третьего этапа было изучение уровня доверия детей к незнакомым взрослым и влияния различных факторов ситуации взаимодействия на разные его проявления. В качестве эмпирического критерия доверия детей рассматривалась их готовность в ситуации кратковременного взаимодействия следовать за незнакомым человеком.

Ребенку поочередно предъявлялись все 11 рисунков, к каждому из которых давалась определенная инструкция. Например: «Ты гуляешь рядом со своим домом. К тебе подходят незнакомые мужчина и женщина. Они спрашивают, как тебя зовут, говорят, что у тебя красивое платье. Они живут недалеко и предлагают тебе пойти к ним домой. Дома у них есть разные игрушки, которые им не нужны и которые они тебе подарят. Пойдешь ли ты с ними?» Ребенок должен был дать ответ («да» или «нет»), который фиксировался в протоколе. Последовательность предъявления рисунков и их связь с конкретной инструкцией были стандартны для всех детей.

Обработка результатов исследования заключалась в подсчете количества сделанных детьми выборов ответа «да» (доверие) по всем карточкам-рисункам. Теоретически показатель доверия ребенка может колебаться от 0 до 11 баллов. Затем определялся общий уровень доверия

 

43

 

детей по возрастным группам, а также определялся показатель доверия применительно к каждой картинке-ситуации.

Четвертый этап был связан с определением общего восприятия ребенком незнакомого взрослого и эмоционального отношения к нему. Это давало дополнительную информацию об установке ребенка по отношению к взрослому. На этом этапе ребенку предъявлялась следующая инструкция: «Ты только что просмотрел все картинки. Понравились или не понравились тебе взрослые люди на этих картинках? Почему? Они добрые или могут обидеть? Они похожи на твоих родных (маму, папу, сестру или брата, тетю или дядю или кого-то другого)? Если похожи, то на кого и чем похожи?» По ответам детей в дальнейшем был проведен контент-анализ по следующим категориям: «понравились — не понравились», «добрые — обидят», «похожи — не похожи на родителей».

 

АНАЛИЗ РЕЗУЛЬТАТОВ

 

Результаты исследования установки детей по отношению к незнакомым взрослым позволяют выделить ряд закономерностей ее проявления в ситуации кратковременного взаимодействия.

При описании картинок дети чаще всего ожидают услышать от взрослого вопросы о ребенке или его родителях, о том, чем в данный момент занимается ребенок (например, «Как тебя зовут?», «Где ты живешь?», «Где твои родители?», «Куда ты идешь?»). Примерно в 1,5–2 раза реже, по сравнению с предыдущей установкой, дети ожидают от взрослых предложения куда-нибудь сходить (например, «Пойдем ко мне домой», «Пойдем в парк на качели», «Пойдем к папе на работу»). Очень редко встречается или вообще отсутствует (особенно в восьмилетнем возрасте) ожидание от взрослого предложения совместно поиграть, просьбы что-то сделать, похвалы, предостережения или порицания ребенка.

Вместе с тем отчетливо проявляются возрастные изменения в некоторых установках детей. Так, вопросы взрослого о ребенке или его родителях занимают 35 % высказываний детей пятилетнего возраста, в шесть лет — 59 %, в семь лет — 46 % и в восемь лет — 40 %. Ожидание от взрослого вопросов о посторонних вещах заметно возрастает от шести лет (4% высказываний) к семи годам (16% высказываний) и далее практически не изменяется. Однако здесь есть некоторые дополнительные отличия. Дети пяти–шести лет чаще обговаривают эмоционально насыщенные и интересные для них вопросы, например: «Ты не видел моего котенка?», «Ты не видела мою дочку?», тогда как у детей семи– восьми лет часто встречаются нейтральные по содержанию вопросы, например: «Где находится магазин?», «Где находится часовая мастерская?» Ожидание от взрослого предложения куда-нибудь сходить или что-нибудь дать уменьшается от пяти к семи годам и возрастает в восьмилетнем возрасте (32 и 13 % высказываний по данным установкам), доходя до уровня пятилетних детей.

Из полученных результатов отчетливо видно, что к шестилетнему возрасту у детей в специфической ситуации общения с незнакомыми взрослыми увеличиваются ожидания, связанные с внеситуативно-личностной формой общения.

Исследования установок детей по отношению к незнакомым взрослым также проводилось на основе изучения восприятия ими взрослых посредством таких оценочных, свойственных для данного возраста эталонов, как «нравится — не нравится», «добрый —злой», «похож — не похож на близких людей».

Оказалось, что незнакомые взрослые люди чаще всего нравятся детям пяти лет (77 % испытуемых) и реже всего — детям шести лет (36 %). Их оценивают как добрых, не способных причинить зло 80 % детей восьми лет, 73 % детей пяти и семи лет и 45 % детей шестилетнего

 

44

 

возраста. Эти результаты также наводят на мысль о том, что среди всех рассматриваемых возрастов дети шести лет в большей степени ориентированы на себя в процессе взаимодействия с незнакомым взрослым.

Следует отметить, что пятилетние дети не различают понятия «нравится — не нравится» и «добрый — злой». В их восприятии человек, обладающий одним, например, эмоционально-позитивным качеством, безусловно характеризуется и другими позитивными качествами. Разграничение содержания этих оценочных эталонов резко возрастает к восьми годам. Так, 40 % детей этого возраста расценивают незнакомых взрослых как понравившихся, но 80 % детей — как добрых, не способных обидеть.

Данные результаты позволяют сказать, что в возрасте шести лет у детей происходит существенная трансформация эмоционально-оценочного отношения к незнакомым взрослым, связанная с возрастанием избирательно-настороженного отношения к ним. Необходимо подчеркнуть, что такое отношение проявляется в ситуациях взаимодействия, когда рядом отсутствуют знакомые люди.

Для всех исследуемых возрастов характерно примерно одинаковое объяснение причин того, почему детям понравились взрослые. Наиболее часто проявляются такие мотивы, как «они красивые» и «они угощали». Гораздо реже указывается на то, что взрослые ласковые или предложили куда-то пойти погулять. Интересно отметить, что два ребенка в возрасте семи и восьми лет исходили из принципиально иных по содержанию мотивов: взрослые им понравились, потому что они попросили у детей помощь. Среди мотивов, по которым детям не понравились взрослые, чаще всего отмечаются: «они обманывают» и «они заберут к себе», специфические мотивы заключаются в повышенном любопытстве к ребенку («они много спрашивают»). При этом дети пяти лет по сравнению с детьми других возрастов испытывают больше трудностей в определении причин, по которым им не понравились люди.

Таким образом, мотивы восприятия незнакомых взрослых как понравившихся и добрых основаны на внешней привлекательности взрослых и личной выгоде ребенка. Доброта людей также оценивается с точки зрения некоторой нормы и социального сравнения. Не понравившиеся и недобрые люди ассоциируются детьми с людьми, которые несут угрозу, возможность нанесения им вреда.

Восприятие ребенком незнакомых взрослых людей в определенной степени связано с процессом соотнесения их образа с образом близких ребенку людей, в первую очередь, родителей. В исследовании было выявлено, что в большей степени незнакомых взрослых отождествляют с близкими людьми дети пяти лет (54 % детей) и шести лет (50 %), а в меньшей степени — восьмилетние (20 %). Во всех возрастных группах эталонами сходства являются внешние признаки — одежда и прическа, хотя есть исключения, когда указывается на то, что незнакомые — такие же добрые, как родители.

При изучении проявления доверия дошкольников к незнакомым взрослым, а также возрастных различий доверия удалось выявить ряд особенностей.

При предъявлении экспериментальных картинок было установлено, что дети пяти лет проявляют доверие в 72 % случаев, дети шести лет — в 34 %, дети семи лет — в 15 %. По этим результатам, представленным на рис. 2, видно, что за два года происходит кардинальное снижение доверия детей, а значит — изменение их отношения к незнакомым взрослым людям. В восьмилетнем возрасте никто из детей ни в одной ситуации не проявил доверия. Возможно, это свидетельствует о ненадежности данной части методики в изучении уровня доверия детей восьми лет или о том, что в семи-восьмилетний период происходит

 

45

 

завершение очередного возрастного этапа, связанного с развитием отношения детей к незнакомым взрослым.

 

 

 

 

 

Сравнительный анализ средних значений доверия по трем возрастным группам с применением t-критерия Стьюдента позволил установить статистически значимые различия в доверии между детьми пяти и шести лет (t =3,7), пяти и семи лет (t =7,2). Не было выявлено такого различия между детьми шести и семи лет (t =2,0). Это дает косвенное основание говорить о том, что период пяти–шести лет является наиболее определяющим в изменении доверия детей дошкольного возраста. Подобная возрастная динамика доверия дошкольников была выявлена в ранее проводившемся пилотажном исследовании [19].

Примечательно, что большая часть детей пяти лет имеет повышенные показатели доверия, а семи лет — низкие значения доверия. В возрасте шести лет наблюдается относительно равномерное, в сравнении с другими возрастами, распределение детей по различным уровням доверия при тенденции к снижению показателей.

Сравнение уровня доверия мальчиков и девочек показало отсутствие статистически достоверной разницы между этими группами (по t-критерию Стьюдента). Однако надо отметить несколько повышенную доверчивость девочек шести лет по сравнению с мальчиками этого возраста.

Резкое снижение доверия детей от пяти к шести годам позволяет говорить о том, что в данный период дошкольного возраста происходит существенное изменение в развитии личности ребенка.

На первый взгляд эти результаты расходятся с результатами исследований, выполненных в контексте отечественной теории развития общения детей в онтогенезе [11]. В рамках этой теории было установлено, что для возраста пяти–семи лет характерно преобладание потребности в сопереживании и взаимопонимании со взрослыми, а также проявление других, ранее возникших потребностей. Для ребенка данного возраста взрослый выступает как целостная личность, обладающая знаниями, умениями и социально-нравственными нормами, как строгий и добрый старший друг. Дети с повышенным вниманием относятся к словам и действиям взрослого, свои ошибки видят как бы его глазами и потому реагируют на замечания без обиды, деловым образом [11].

Однако такое различие результатов вполне объяснимо. Оно определяется разной спецификой ситуаций взаимодействия ребенка и взрослого в проводившихся исследованиях. Обычно в экспериментальных исследованиях ребенок общается со знакомым или незнакомым взрослым (экспериментатором). По замыслу многих экспериментов ребенок неоднократно вступает в контакт с незнакомым человеком, в результате чего он «привыкает» к нему, убеждается в его добрых намерениях по отношению к себе. Кроме того, такое общение протекает в привычных условиях жизнедеятельности ребенка, когда поблизости присутствуют сверстники, воспитатели. Это порождает у ребенка чувство безопасности, уверенности в том, что ему не будет нанесен какой-то вред, а значит — доверие к ранее незнакомому человеку.

В нашей исследовательской методике была заложена принципиально иная ситуация взаимодействия ребенка и незнакомого

 

46

 

взрослого. В такой ситуации отсутствуют знакомые люди, которые при необходимости могут оказать поддержку и помощь, значительно выражены элементы неопределенности. Вследствие этого у ребенка возникают тревожность, страх, которые могут усиливаться предыдущими эмоционально насыщенными наставлениями родителей не общаться с незнакомыми людьми. Поэтому закономерно то, что дети в подобных ситуациях начинают проявлять недоверие к взрослым гораздо чаще, чем при общении с ними в иных, более «безопасных» условиях.

В исследовании выявлялась также роль различных факторов ситуации взаимодействия ребенка с незнакомым взрослым при проявлении доверия детей. В качестве таких факторов рассматривались пол взрослого человека, число взрослых, число детей, удаленность ребенка от дома, присутствие поблизости знакомого взрослого. Анализ результатов проводился на основе сопоставления рисунков, по которым были получены высокие и низкие значения доверия.

В пятилетнем возрасте наибольшее значение для детей имеют пол и число взрослых людей: дети в большей степени доверяют женщине, чем мужчине, а также когда общаются не с одним, а с двумя взрослыми. В ситуации взаимодействия одновременно с мужчиной и женщиной доверие детей имеет наиболее высокий, по сравнению с другими ситуациями, показатель (92 % случаев доверия). Дети шести лет, наоборот, в большей степени доверяют мужчине, чем женщине. Высокий уровень доверия к незнакомой женщине проявляется только при наличии дополнительных факторов, таких как присутствие поблизости знакомых взрослых или когда женщина обращается к ребенку вместе с мужчиной. Для доверия детей семи лет важное значение имеет пол незнакомого человека. Они более доверяют женщине, хотя такое доверие не имеет абсолютного значения. Важную роль в этом случае имеет наличие поблизости знакомых взрослых или когда ребенок гуляет рядом со своим домом. Также высокий уровень доверия детей этого возраста проявляется в ситуации общения одновременно с мужчиной и женщиной.

Следовательно, из всех рассмотренных элементов ситуации взаимодействия наибольшее самостоятельное значение в доверии детей имеют пол незнакомого взрослого и число взрослых.

Сравнение возрастных групп по каждой из 11 картинок-ситуаций показало, что в большинстве случаев статистически значимое различие (по t-критерию Стьюдента) в доверии наблюдается между детьми пяти и шести лет (по 9 картинкам) и в меньшей степени — между детьми шести и семи лет (по 3 картинкам). Такое возрастное соотношение еще раз свидетельствует о ведущей роли пяти-шестилетнего периода в изменении доверия детей дошкольного возраста.

Таким образом, результаты исследования показали, что установка детей дошкольного возраста по отношению к незнакомым взрослым, эмоционально-оценочная характеристика взрослых и уровень доверия к ним имеют определенные возрастные изменения. Переход от пяти к шести годам является наиболее определяющим в изменении доверия детей дошкольного возраста. Среди элементов ситуации взаимодействия ребенка и взрослого наиболее важное самостоятельное значение в доверии детей имеют пол незнакомого взрослого и число взрослых, причем в каждом возрасте эти характеристики имеют несколько иное содержание.

 

1. Бабич Н.И. Психологические особенности первого впечатления о другом человеке у младших школьников // Вопр. психол. 1990. № 2. С. 57–61.

2. Бариленко Н.В. Становление взаимоотношений у старших дошкольников в совместной деятельности // Вопр. психол. 1996. № 4. С. 24–31.

 

47

 

3. Большой толковый социологический словарь: В 2 т. Т. 1. М.: Вече-Аст, 1999. С. 188.

4. Былкина Н.Д., Люсин Д.В. Развитие представлений детей об эмоциях в онтогенезе // Вопр. психол. 2000. № 5. С. 38–48.

5. Елагина М.Г. Кризис 7 лет и подход к его изучению // Новые исследов. в психол. и возр. физиол. 1989. № 1. С. 37–42.

6. Ермолова Т.В., Мещерякова С.Ю., Ганошенко Н.И. Особенности личностного развития дошкольников в предкризисной фазе и на этапе кризиса 7 лет // Вопр. психол. 1999. № 1. С. 50–60.

7. Веракса Н.Е., Дьяченко О.М. Способы регуляции поведения у детей дошкольного возраста // Вопр. психол. 1996. № 3. С. 14–27.

8. Галигузова Л.Н. Психологический анализ феномена детской застенчивости // Вопр. психол. 2000. № 5. С. 28–37.

9. Кравцова Е.Е. Психологические новообразования дошкольного возраста // Вопр. психол. 1996. № 6. С. 64–76.

10. Кричевский Р.Л., Дубовская Е.М. Психология малой группы: теоретический и прикладной аспекты. М.: Изд-во МГУ, 1991.

11. Общение детей в детском саду и семье / Под ред. Т.А. Репиной, Р.Б. Стеркиной. М.: Педагогика, 1990.

12. Общение и формирование личности школьника / Под ред. А.А. Бодалева, Р.Л. Кричевского. М.: Педагогика, 1987. Гл. 3.

14. Ожегов С.И. Словарь русского языка. М.: Рус. яз., 1990. С. 173.

15. Переверзева И.А. Проблема доверия в сфере бизнеса // Иностр. психол. 2000. № 12. С. 84–93.

16. Платонов К.К. Краткий словарь системы психологических понятий. М.: Высш. школа, 1984. С. 37.

17. Сафонов В.С. О психологии доверительного общения // Проблема общения в психологии / Отв. ред. Б.Ф. Ломов. М.: Наука, 1981. С. 264–272.

18. Прихожан А.М. Тревожность у детей и подростков: психологическая природа и возрастная динамика. М.- Воронеж: НПО «МОДЭК», 2000.

19. Сидоренков А.В. Закономерности доверия детей дошкольного возраста // Психол. вестн. Вып. 3. Ростов-н/Д.: Изд-во РГУ, 1998. С. 219–225.

20. Скрипкина Т.П. Психология доверия. Ростов-н/Д.: Изд-во РГПУ, 1997.

21. Словарь по этике / Под ред. А.А. Гусейнова, И.С. Кона. 6-е изд. М.: Политиздат, 1989. С. 79.

22. Смирнова Е.О. Влияние формы общения со взрослыми на эффективность обучения дошкольников // Вопр. психол. 1980. № 5. С. 105–111.

23. Смирнова Е.О. Становление межличностных отношений в раннем онтогенезе // Вопр. психол. 1994. № 6. С. 5–15.

24. Смирнова Е.О. Развитие воли и произвольности в раннем онтогенезе // Вопр. психол. 1990. № 3. С. 49–57.

25. Смирнова Е.О. Теория привязанности: концепция и эксперимент // Вопр. психол. 1995. № 3. С. 139–149.

26. Смирнова Е.О., Утробина В.Г. Развитие отношения к сверстнику в дошкольном возрасте // Вопр. психол. 1996. № 3. С. 5–13.

27. Смирнова Р.А. Формирование избирательных привязанностей у детей дошкольного возраста: Автореф. канд дис. М., 1981.

28. Социологический энциклопедический словарь / Под ред. Г.В. Осипова. М.: Индра-М, 1998. С. 39.

29. Щетинина А.М. Восприятие и понимание дошкольниками эмоционального состояния человека // Вопр. психол. 1984. № 3. С. 60– 66.

30. Эриксон Э. Идентичность: юность и кризис. М.: Прогресс, 1996.

31. Boyafzis C.J., Chazan E., Ting C.Z. Preschool children’s decoding of facial emotions // J. Genetic Psychol. 1993. N 3. P. 375–382.

32. Hazan C., Shafer P. Romantic love conceptualized as an attachment process // J. Pers. and Soc. Psychol. 1987. N 52. P. 511–524.

33. Holmes K. Trust and the appraisal process in close relationships // Jones W.H., Perlman D. (eds.). Advances in personal relationships. L.: Jessica Kingsley Publ., 1991. P. 57–104.

34. Josepf R.M., Tager H. Preschool children’s understanding of the desire and knowledge constrains on intended action // Brit. J. Devel. Psychol. 1999. V. 13. N 2. P. 221–243.

35. Koller M. Sozialpsychologie des Vertrauens. Ein Überbliek über theoretische Ansatre // Psychol. Beitrag. 1992. Bd. 34. N 1–2. S. 98–112.

36. Raviv A., Bar-Tal D., Houminer D. Development in children’s perceptions of epistemik aufhorities // Brit. J. Devel. Psychol. 1990. V. 8. N 2. P. 157–169.

 

Поступила в редакцию 7.VII 2000 г.



1 В непосредственной работе с детьми содействие оказывала выпускница факультета психологии РГУ А.С. Слепцова.