104

 

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

СТРУКТУРА СЕМЬИ И КОГНИТИВНОЕ РАЗВИТИЕ ДЕТЕЙ

Т.А. ДУМИТРАШКУ

 

В исследованиях, посвященных процессу когнитивного развития детей в семье, рассматриваются, помимо прочих формальных характеристик структуры семьи, ее размер и порядковый номер рождения ребенка. Влияние размера семьи заключается в том, что с увеличением числа детей снижается средний уровень их интеллектуального развития. Этот эффект надежно воспроизводится независимо от возраста детей, их национальной принадлежности, типа местности, где они проживают (сельские или городские районы), а также независимо от используемых тестов интеллекта ([1], [3 — 6],[11],[13], [14]).

В качестве возможных механизмов влияния размера семьи называются: природный интеллектуальный потенциал родителей, который в силу существования отрицательной связи фертильности и интеллекта сказывается на интеллекте детей; образование родителей как средовая составляющая интеллектуального потенциала, определяющая тип отношения к детям, а также мотивационные и эмоциональные характеристики семьи; уменьшение воспитательных ресурсов родителей, приходящихся на каждого ребенка, в частности, снижение качества и количества речевого общения, изменение родительских установок: они становятся более авторитарными, чаще используются телесные наказания, требования дисциплинированности у них жестче, индивидуализация воспитания — ниже.

Большинство исследователей считают порядковый номер рождения ребенка самостоятельным фактором, влияющим на когнитивные характеристики детей. Эффект очередности рождения заключается в том, что с повышением порядкового номера рождения снижаются интеллектуальные показатели, за исключением последнего ребенка, который часто имеет результаты лучшие, чем у предыдущих детей ([1], [3— 5]. [9], [13], [14]). Эффект очередности рождения наблюдается в семьях любого размера и зависит от возраста детей и интервалов между их рождениями. Механизм действия фактора очередности рождения недостаточно изучен, предполагаемые причины — в количественной

 

                                                                                               105

 

и качественной специфике общения с окружающими каждого ребенка, находящегося в определенной сиблинговой позиции. В известной в литературе модели интеллектуального развития, названной авторами [14 — 17] моделью слияния, рассматривается общая интеллектуальная среда семьи, элементом которой является индивидуальный опыт каждого ее члена, как база и основной регулятор умственного развития ребенка в семье.

Согласно этой модели, интеллектуальная среда семьи, определяющая интеллектуальное развитие ребенка, — величина нестабильная, специфичная в каждый конкретный промежуток времени, постоянно изменяющаяся в связи с взрослением членов семьи, ее расширением или сокращением. Поэтому влияние данной среды на процесс когнитивного развития каждого ребенка также специфично. В связи с этим правомерен вопрос: какие другие характеристики внутрисемейной среды, кроме названных, изменяют интеллектуальную среду и взаимодействуют с фактором очередности рождения? В проведенном нами исследовании была сделана попытка найти ответ на поставленный вопрос.

ОРГАНИЗАЦИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ

Хотя указанные феномены структуры семьи рассматривались с различных точек зрения, в большинстве случаев речь шла о связях размера семьи и очередности рождения с другими формальными характеристиками: социоэкономическим статусом семьи, интервалом рождения, возрастом детей, возрастом родителей и др. В то же время анализ литературных данных позволяет предположить, что, во-первых, вариативность эффектов размера семьи и очередности рождения может быть вызвана и особенностями психического развития и поведения родителей, влияющими на взаимоотношения в парах «отец — ребенок», «мать — ребенок», а также на меж-сиблинговые отношения [7], [8], [10], [12]. Это определило одну из целей проведенного экспериментального исследования, которая заключалась в изучении зависимости эффектов размера семьи и очередности рождения от когнитивных и личностных характеристик родителей в семье.

Во-вторых, известный факт ослабления эффектов размера семьи и очередности рождения во внутрисемейных исследованиях по сравнению с межсемейными определил характер выбора испытуемых, принявших участие в данном исследовании. В частности, были предприняты все возможные меры по предупреждению каких-либо эффектов, связанных с неоднородностью выборки, поскольку именно внутрисемейные исследования в этом плане наиболее уязвимы. Необходимость тщательного контроля возраста испытуемых детей привела нас к выводу, что дети одной и той же семьи должны быть обследованы в одном и том же возрасте.

В экспериментальном исследовании приняло участие 30 многодетных семей, проживающих в городе, имеющих 4 — 5 детей, с одинаковыми формальными характеристиками: социоэкономическим статусом (низкий), образованием и типом профессии родителей (рабочие или служащие, со средним образованием), с приблизительно одинаковым возрастом родителей (в среднем 33,5 года). В экспериментах участвовали родители и двое старших детей в возрасте 9 — 10 лет с интервалом между рождениями 1 — 2 года. Вторые по порядку рождения дети были обследованы по достижению ими указанного возраста1.

 

                                                                                    106

 

 Объектами исследования были показатели интеллекта, креативности, образной и вербальной памяти, внимания, импульсивности - рефлективности, интро - экстраверсии; оценивался также стиль воспитания детей в семье. Соответственно указанным показателям использовались методики Д. Векслера, П. Торренса в адаптации Н. Шумаковой и др., Дж. Флевела в адаптации Н. Искольдского, Б. Бурдона (корректурная проба), Дж. Кагана,    Г. Айзенка. Для описания родительского отношения и стиля воспитания детей в семье был использован тест-опросник, разработанный А. Варгой. Всего для каждого испытуемого было получено по 29 показателей.

В качестве статистического приема для оценки наличия или отсутствия разнообразных ассоциативных связей между показателями развития родителей и детей в указанных диадах использовался корреляционный анализ по К. Пирсону. Для получения контрольных данных по всем методикам были обследованы 30 взрослых испытуемых и 60 детей — единственных в семье, со средним возрастом 9,5 лет.

РЕЗУЛЬТАТЫ

Проведенное исследование показало, что по всем исследованным когнитивным характеристикам уровень развития детей из многодетных семей ниже уровня развития единственных детей, что позволяет констатировать наличие эффекта размера семьи в исследуемой выборке [2]. Наиболее заметны различия между детьми из многодетных семей и единственными детьми в сфере вербального развития (вербального интеллекта, вербальной памяти). Этот результат согласуется с литературными данными и подтверждает предположение о том, что рост размера семьи сопряжен со снижением качества общения. Поэтому можно сделать вывод о том, что общий уровень психической зрелости детей из многодетных семей ниже, чем у их сверстников. В частности, заметно их отставание в речевом развитии, в развитии произвольности, способности к абстракции. Такой же вывод следует из корреляционного анализа: разнообразные показатели когнитивного развития у единственных детей коррелируют друг с другом на значимом уровне, что говорит о гармоничности их развития; в то же время у детей из многодетных семей отдельные показатели когнитивного развития не связаны друг с другом, т.е. наблюдается скорее дисгармония в развитии. Например, на фоне низко развитой креативности, высокой импульсивности, низкого общего коэффициента интеллекта может быть средним или даже выше среднего коэффициент невербального интеллекта.

Из сравнения первенцев и вторых детей в многодетной семье по когнитивным показателям выявилось, что по некоторым параметрам креативности, памяти, импульсивности вторые по порядку рождения дети значимо отличаются в худшую сторону от первенцев. По всем остальным показателям также зарегистрировано (хотя и незначительное) преимущественно первенцев, что соответствовало ожиданиям, согласно модели слияния. Отрицательное действие фактора очередности рождения на когнитивное развития не столь велико, чтобы можно было обнаружить значительные различия в интеллекте уже между первыми двумя детьми [14].

Однако корреляционный анализ когнитивных показателей родителей и детей позволяет с большой долей уверенности утверждать наличие эффекта очередности рождения в изученной выборке. Поскольку в рамках

 

                                                                                                107

 

 данной статьи не представляется возможным обсудить все полученные результаты, рассмотрим подробно лишь некоторые из них. В корреляционном анализе оценивается, помимо прочего, роль половых различий во взаимосвязях, отражающих взаимовлияние различных когнитивных характеристик родителей и детей. Для этого, например, пары «мать — первенец» подразделяются на пары «мать — первенец, девочка», «мать — первенец, мальчик» (табл. 1).

 

 

Таблица   1

Корреляции между показателями интеллекта и креативности у родителей и детей в зависимости от номера рождения и пола ребенка

 

Интеллект

Креативность

Верб.

Неверб.

Общий

Скор.

Гибк.

Оригин.

Разр.

Мать - дочь первая

6,19

0,28

0,38

0,55

0,60*

0,16

0,07

Мать - сын первый

0,48*

0,22

0,47*

0,48*

0,44

0,41

0,03

Мать - первенец

0,33

0,32

0,44**

0,43**

0,4*

0.25

0,05

Мать - дочь вторая

0,44

0,60**

0,57**

0,31

0,23

-0,23

0,63**

Мать - сын второй

0,48

-0,12

0,18

0,30

0,32

0,43

0,44

Мать - второй ребенок

0,47**

0,13

0,35

0,33

0,32

0,09

0,48**

Отец - дочь первая

-0,02

0,67**

0,36

0,35

0,46

0,20

-0,08

Отец - сын первый

0,71**

-0,03

0,51*

0,48*

0,44

0,62**

0,33

Отец - первенец

0,43**

0,22

0,47**

0,41*

0.43**

0,41*

0,17

Отец - дочь вторая

0,35

0,30

0,41

0,07

0,09

-0,12

-0,06

Отец - сын второй

0,21

-0,32

-0,02

0,06

0,20

0,17

0,23

Отец — второй ребенок

0,28

0

0,21

0,15

0.11

0,06

0,13

 

Примечание. * — р<0,05; ** — р<0,01. Пороги значимости варьируют в зависимости от количества сравниваемых пар.

 

Из табл. 1 видно, что коэффициенты корреляции по общему интеллектуальному показателю и у матери, и у отца выше с первенцем, чем со вторым ребенком, и, что интересно, связь с первенцем-сыном выражена значительнее, чем с первенцем-дочерью.

При этом сопоставление коэффициентов корреляции по вербальному и невербальному интеллектуальным показателям позволяет сделать вывод о том, что корреляции родителей и первенцев-мальчиков по общему интеллектуальному показателю обеспечиваются в основном за счет связи с вербальным интеллектуальным показателем, коэффициенты корреляции с которым особенно высоки в парах «отец — сын» (0,71).

Возрастают коэффициенты корреляции по всем интеллектуальным показателям у матери со второй дочерью, в то время как со вторым сыном корреляционные связи по невербальному и общему интеллектуальным показателям заметно ослабевают, остается высоким только коэффициент

 

                                                                                                   108

 

корреляции по вербальному показателю. Также и коэффициент корреляции по интеллекту у отца со вторым ребенком выше в том случае, если второй ребенок — дочь. Таким образом, связь интеллектуальных показателей обоих родителей с ребенком выражена сильнее с первенцами-мальчиками, а со вторыми по порядку рождения — девочками. В целом корреляционные взаимосвязи отца со вторым ребенком самые слабые из всех взаимосвязей типа «родитель — ребенок», в зависимости от порядкового номера рождения ребенка.

Из четырех рассмотренных качеств креативности корреляционная зависимость между показателями родителей и детей наблюдается в большей степени по первым двум: скорость и гибкость. При этом первенцы обоего пола похожи на матерей, в парах «отец - первенец» коэффициенты корреляции достигают уровня значимости только с первенцем-сыном. Высока также корреляционная связь по показателю оригинальности у отца с сыном-первенцем. Взаимосвязи в парах «родитель - второй ребенок» значительно слабее, что особенно касается пар «отец - второй ребенок». Из этого следует, что проявившаяся тенденция к большей связи по интеллектуальным показателям родителей и первенцев сохраняется и в данном случае.

Корреляционный анализ соотношений между типом отношения к детям со стороны родителей в зависимости от номера рождения и пола ребенка, с одной стороны, и когнитивными показателями детей, с другой, показал следующие результаты (табл.2).

 

 

Таблица 2

Корреляции показателей типа отношения к детям с показателями интеллекта, креативности (оригинальность) и импульсивности (время ответа) детей в зависимости от номера рождения и пола ребенка

Тип отношения

Интеллект

Креативность

Импульсивность

1 дочь

1 сын

2 дочь

2 сын

1 дочь

1 сын

2 дочь

2 сын

1 дочь

1 сын

2 дочь

2 сын

1

мать

отец

-0,74*

-0,1

0,02

-0,4

-0,13

-0.01

0,09

-03

-0,62*

-0,04

0,02

-0,55*

0,12

0,02

0,03

-0,35

0,21

0,13

0,29

0,25

-0,17

-0,03

0,18

0,31

2

мать

отец

-0,46

-0,16

0,33

0,05

0,33

0,36

-0,22

0,25

0,03 0,12

0,12

0,27

0,14 0,18

0,24

0,59*

0,14

0,11

-0,26

-0,54*

-0,04

0,17

0,09

-0,33

3

мать

отец

0,12 0,12

0,23

0,01

0,12

-0,18

-0.05

0,62*

-0,34 0,5

0,03

0,55*

-0,54*

-0,l

-0,01

0,26

-0,66*

-0,16

-0,09

0,05

-0,57*

-0,06

-0,35

-0,45

4

мать

отец

-0,58* 0.18

0,25

-0,22

-0,09 0,59*

0,13

-0,1

-0,48 0.08

0,39

-0,44

-0,06 0,42

0,07

-0,24

0,01

0,05

-0,42

0,51*

-0,05

-0,25

-0,56* 0,64*

5

мать отец

-0,6*

-0,16

-0,48* -0,15

-0,28 0,03

0,16

0,15

-0,2

-0,21

-0,28

-0,08

-0,18

-0,25

0

0,08

0,31

-0,06

-0,1

-0,1

0,48*

0,17

-0,03

0,06

 

 

                                                                                109

 

 

1. Принятие—отвержение. Высоки корреляции у матерей с первыми дочерьми по показателям интеллекта и креативности. Все коэффициенты отрицательны, т.е. у матерей с более высокими баллами по отвержению ребенка первые дочери менее интеллектуально развиты и менее креативны, чем у матерей с низкими баллами по отвержению ребенка. У отцов, как и у матерей, корреляции выделяются по величине только в одном случае — в парах с первыми сыновьями по показателям интеллекта и креативности. Значения коэффициентов также отрицательны. Во всех остальных рассматриваемых парах родителей с детьми в зависимости от номера рождения и пола ребенка коэффициенты корреляции низкие.

2. Кооперация. В паре «мать — первая дочь» коэффициент корреляции с показателем общего интеллекта отрицателен, т.е. у матерей с сильно выраженным стремлением соответствовать социально желательному образу родительского поведения первые дочери менее результативны в тесте на интеллект. У отцов этот тип отношения к детям отрицательно коррелирует с показателем импульсивности сыновей-первенцев, положительно — с показателем креативности вторых сыновей.

3. Симбиоз. У матерей — отрицательные корреляции с показателями импульсивности первых дочерей и с показателями импульсивности и креативности вторых дочерей. Показатели отцов вступают во взаимосвязи с показателями креативности сыновей-первенцев, общего интеллекта, импульсивности вторых сыновей.

4. Авторитарная гиперсоциализация. У матерей высоки корреляционные связи с показателями интеллекта первых дочерей, импульсивности, креативности сыновей-первенцев, импульсивности вторых сыновей. У отцов высоки корреляции с показателями импульсивности, креативности первых сыновей, интеллекта, креативности вторых дочерей, импульсивности вторых сыновей.

5. Инфантилизация. У матерей этот стиль отношения коррелирует с показателями интеллекта первых дочерей и первых сыновей, импульсивности вторых дочерей. У отцов с показателями детей значимых связей не наблюдается.

Таким образом, можно констатировать наличие взаимосвязей между типом отношения к детям у родителей и отдельными показателями когнитивного развития детей. При этом проявляются следующие особенности: а) показатели по первым трем типам отношения к детям коррелируют только с показателями по интеллекту и креативности детей соответствующего родителям пола у матери — с дочерью, у отца — с сыном; б) у отца чаще, чем у матери, вступает в положительные корреляционные взаимоотношения с показателями развития детей тип воспитания «авторитарная гиперсоциалиация», а тип «инфантилизация» не коррелирует значимо с показателями детей; в) взаимосвязи одного и того же типа отношения с различными показателями детей различаются по знаку в зависимости от типа показателя, от номера рождения ребенка, от пола ребенка, от пола родителя, т.е. влияние определенного стиля воспитания на ребенка может быть специфичным в каждом отдельном случае, в зависимости от того, кто из родителей придерживается этого стиля, по отношению к каким детям он используется.

Были оценены также корреляционные соотношения между различными показателями развития у первенцев

 

                                                                                              110

 

и вторых детей. Они показывают, что в одних случаях указанные соотношения похожи на соответствующие у матери с детьми, в других — у отца с детьми. Кроме того, имеются взаимосвязи, наблюдающиеся только в межсибсовых отношениях. Эти данные показывают, что первенец для второго ребенка является как источником влияния родительского типа, так и источником влияния нового типа.

ОБСУЖДЕНИЕ

Проведенный корреляционный анализ различных показателей родителей и детей продемонстрировал различия в коэффициентах корреляции в зависимости от номера рождения ребенка. При этом эти различия углубляются, если в корреляции вводится пол ребенка. Насколько нам известно, раздельный анализ корреляций «родитель — первый ребенок» и «родитель — второй ребенок» никогда не производился. Вместе с тем такой анализ является продуктивным способом изучения диадических взаимодействий в парах «родитель — ребенок» для конкретизации средовых воздействий, актуальных для формирования исследуемого признака.

Различия в корреляциях «родитель — первый ребенок», «родитель — второй ребенок» могут возникать в двух случаях: при более тесной идентификации ребенка с родителем, что повышает связь, или, наоборот, при возникновении с ребенком таких отношений, которые понижают связь. Имитируя взрослого, ребенок принимает его поведение за модель, оказываясь, таким образом, психологически зависимым от этого взрослого. Одновременно ребенок приобретает как член семьи свой психологический статус, или позицию, место в системе

взаимоотношений между членами семьи. Приобретение ребенком своего статуса, в свою очередь, благоприятствует его когнитивному и личностному развитию, поскольку стабилизирует обстановку в семье.

Отрицательный эффект большего порядкового номера рождения на когнитивное развитие детей в таком случае будет определяться, во-первых, тем, что у каждого последующего ребенка в большой семье выбор объекта для идентификации становится все более широким (в качестве модели могут выступать и старшие сиблинги), во-вторых, тем, что психологический статус каждого ребенка с необходимостью изменяется в сторону дестабилизации с появлением в семье новых членов.

В результате действия первого фактора вместе с увеличением номера рождения ребенка становится очень высокой вероятность его идентификации с одним из сиблингов, а не с родителями. Данные нашего исследования подтверждают это предположение: в некоторых случаях корреляционная зависимость между показателями сиблингов выше, чем между показателями в парах «родители — дети». Заметим, что в ряде исследований показано, что качество взаимодействия ребенка со старшим сиблингом и с родителями существенно различно ([7], [8], [12]). Именно контакты с родителями и вербально, и интеллектуально богаче, чем контакты со старшими сиблингами. Таким образом, старшие дети в семье не в состоянии служить полным аналогом родителей для младших детей.

В результате действия второго фактора изменение статуса ребенка в большой семье сопряжено с увеличением психологической дистанции между ребенком и его объектом идентификации, что также углубляет

 

                                                                                                111

 

 эффект очередности рождения. При этом чем выше номер рождения ребенка, тем заметнее слабеют его связи с родителями вследствие еще и первого фактора. Поскольку при появлении еще одного ребенка психологический статус меняется у всех детей в семье, на первый взгляд кажется, что этим определяется действие только размера семьи, но не очередности рождения.

Однако известная зависимость эффекта очередности рождения от возраста детей [15], [16] дает возможность прояснить этот вопрос. Подрастая, ребенок становится более самостоятельным, поэтому в исследованиях и регистрируется, что наиболее отрицательным эффект очередности рождения бывает для детей, протестированных в раннем детстве.

Корреляционный анализ когнитивных показателей родителей и детей показал, что существуют различия в коэффициентах корреляции и в зависимости от пола ребенка. Так, сходство родителей с первенцами-сыновьями выше, чем с первенцами-дочерьми, по вербальному и общему интеллектуальным показателям, оригинальности, произвольной вербальной памяти, кроме этого, у отца — по показателям скорости, разработанности (креативность), у матери — по показателям импульсивности — рефлективности.

Эти результаты, в свою очередь, можно объяснить с помощью механизмов идентификации. Ребенок в младенческом возрасте, независимо от пола, эмоционально привязан к матери. Только с появлением половой дифференциации ребенок начинает стремиться быть похожим на родителя соответствующего пола. Возможно, это стремление вначале основано лишь на осознании ребенком своего сходства с родителем по внешним признакам.

В таком случае, преимущество мальчиков будет заключаться в том, что они раньше, чем девочки, оказываются и эмоционально, и интеллектуально зависимыми от обоих родителей. Стремление подражать отцу у девочек может появиться лишь с восприятием сходства по внутренним психологическим качествам, т.е. в более старшем возрасте.

Исходя из вышесказанного, половая конфигурация сибства может оказаться еще одной формальной характеристикой, влияющей на эффект очередности рождения. Другими словами, можно предположить, что для девочек и мальчиков эффект очередности рождения будет положительным, отрицательным или нулевым в разных возрастах.

Полученные результаты свидетельствуют также о том, что характер корреляционных связей в парах «родитель — ребенок» с учетом порядкового номера рождения ребенка может меняться в зависимости от пола родителя. Так, показатели интеллекта отца высоко коррелируют со многими когнитивными показателями детей (с показателями интеллекта: 0,37 — 0,38; импульсивности — рефлективности: -0,44 — -0,56; креативности:            -0,34 — 0,36; памяти: 0,34 — 0,50). В то же время корреляции соответствующих показателей в парах «мать — ребенок» ниже. И наоборот, показатели импульсивности — рефлективности отца слабо коррелируют с когнитивными показателями детей, у матери же эти корреляции существенно выше (с показателями интеллекта:  -0,30— -0,43; импульсивности — рефлективности: 0,40 — 0,43; креативности: -0,32; памяти: -0,39; внимания: 0,46). Это означает, что, например, низкий интеллект матери приведет к гораздо менее значительным потерям в интеллектуальном развитии детей,

 

                                                                                                  112

 

чем низкий интеллект отца. Иными словами, эффект очередности рождения сопряжен не только с общей интеллектуальной средой, рассматриваемой в модели слияния [14] как сумма индивидуальных вкладов членов семьи, но и с тем, чей вклад, матери или отца, весомее.

При анализе корреляций между показателями типа отношения к детям у родителей и когнитивными показателями детей также были получены подтверждения значения пола как родителей, так и детей в формировании этих взаимосвязей. Например, авторитарность отца имеет больше значимых связей, чем авторитарность матери, и эти связи положительны. Поэтому можно сделать вывод, что авторитарность отца оказывает благоприятное воздействие на интеллектуальное развитие детей в многодетных семьях, в отличие от авторитарности матери.

Таким образом, становится понятным, почему модель слияния, легко объясняющая эффекты большой семьи на межсемейных данных, трудно применима к внутрисемейным данным. Результаты межсемейных исследований, получаемые на внушительных по размеру выборках путем срезового изучения интеллектуального развития лиц определенного возраста, отражают лишь общую тенденцию зависимости интеллекта от размера семьи и очередности рождения. Поскольку в такие срезы не попадают лица, происходящие из одной семьи, естественно, что эта общая тенденция может и не соблюдаться в отдельных конкретных случаях внутри семьи.

Для изучения эффектов размера семьи и очередности рождения внутри семьи требуются лонгитюдные исследования с обязательным тестированием всех детей в семье в одном и том же возрасте. И, что следует из результатов данного исследования, с обязательным тестированием интеллекта каждого из родителей вместе с тестированием каждого следующего ребенка. Это необходимо, поскольку возможны как прогресс, так и регресс, например вследствие болезни, в интеллектуальном развитии одного из родителей, что может отразиться на эффекте очередности рождения.

ВЫВОДЫ

1. Размер семьи и очередность рождения являются факторами, значимыми для когнитивного развития детей в семье.

2. Отрицательному влиянию размера семьи в первую очередь подвержено вербальное развитие детей.

3. Действие указанных факторов обусловлено, по-видимому, тем, что психологический статус каждого ребенка в семье изменяется вместе с изменением конфигурации семьи.

4. Эффект очередности рождения связан: а) с половой конфигурацией сибства в семье; так, наиболее тесные корреляционные взаимосвязи когнитивных показателей наблюдаются у родителей с первенцами-мальчиками;

б) с различными когнитивными и личностными характеристиками матери и отца; так, более тесно коррелируют с когнитивными показателями детей показатели интеллектуального развития и степени авторитарности отца.

 

 

1. Думитрашку Т.А. Влияние внутрисемейных факторов на формирование индивидуальности // Вопр. психол.1991.№ 1. С. 135 — 142.

2. Думитрашку Т.А. Факторы формирования индивидуальности ребенка в многодетной семье: Канд.дис. М., 1992.

3. Anastasy A. Intelligence and family size // Psychol. Bull. 1956. N 53(3). P. 187 — 210.

4. Belmont L., Marolla F. Birth order, family size and intelligence // Science. 1973. N 182. P. 1096— 1101.

5. Blake J. Family size and the duality of children // Demography. 1981. N 18(4). P. 421 — 443.

6. Breland H. Family configuration and intellectual development // J. of Individ. Psychol. 1977. N 33(1). P. 86 — 96.

7. Dunn J., Plomin R., Nettles M. Consistency of mother's behavior toward infant siblings // Devel. Psychol. 1985. N 21(6). P. 1188 — 1195.

8. Gibbs E., Teti D., Bond R. Infant-sibling communication relationships to birth-spacing and cognitive and linguistic development // Infant Behav. and Devel. 1987. N 10(3). P. 307 — 323.

9. Heer D. Effects of sibling number on child outcome //Ann. Rev. Soc. 1985. N 11. P. 27 — 47.

10. Stacker С., Dunn J., Plomin R. Sibling relationships: links with child temperament, maternal behavior and family structure // Child Devel. 1989. N 6(3). P. 715 — 727.

11. Storfer M. Intelligence and giftedness. N.Y.: Jossey-Bass, 1990.

12. Teti D., Bond L., Gibbs E. Mothers, fathers and siblings: A comparison play styles and their influence upon infant cognitive level // J. Behav. Devel. 1988. N 11(4). P. 415 — 432.

13. Wagner M., Schubert H. Family size: A review // J. Genetic Psychol. 1985. N 146(1). P. 65 — 78.

14. Zajonc R., Marcus H., Marcus G. The order puzzle // J. Personal. and Soc. Psychol. 1979. N 37(8). P. 1325 — 1341.

15. Zajonc R., Bargh J. The confluence model: Parameter estimation for six divergent data sets on family factors and intelligence // Intelligence. 1980. N 4. P. 349 — 361.

16. Zajonc R. Validating the confluence model // Psychol. Bull. 1983. N 93(3). P. 457 — 480.

17. Zajonc R. The decline and rise of scholastic aptitude scores // Amer. Psychol. 1986. N 41(8). P. 862 — 867.

Поступила в редакцию 18. VII 1995 г.

 



1 Имеются данные и по третьим детям. Их обсуждение будет целью другой статьи.