Содержание
 

Введение. 2
Глава 1. Директивные речевые акты и прагматика как наука. 4
1.1. Прагматика как наука. Основные проблемы. 4
1.2. Прагматическая типология директивных речевых актов. 12
1.2.1. Директивный речевой акт. 12
1.2.2. Прагматические типы директивов. 14
1.3. Способы выражения директивных речевых актов. 15
1.3.1. Классификации способов выражения директивов. 15
1.3.2. Проблема косвенных речевых актов. 18
1.3.3. Принцип вежливости в директивных речевых актах. 22
Глава 2. Коммуникативные условия употребления директивных речевых актов. Социолингвистика. 34
2.1. Социолингвистика как наука. 34
2.1.1. Язык и социология личности. 34
2.1.2. Социальные аспекты речевого поведения. 36
2.2. Понятие коммуникативного контекста. 43
2.3. Коммуникативно-прагматический диапазон форм выражения директивных речевых актов. 46
Глава 3. Особенности оформления публичных директивов в британском английском. 55
3.1. Правосознание общества и публичные директивы. 55
3.2. Анализ публичных директивов британского английского. 58
Заключение. 101
Список использованной литературы. 104
Приложение. 110

Введение.
Актуальность проблемы. Прагмалингвистика, психолингвистика, социолингвистика и другие смежные области языкознания стали развиваться в послесоссюровский период. Прагмалингвистика превратилась в самостоятельную научную дисциплину под названием прагматика. Методы прагматического исследования позволили объединить семантику, синтактику, коммуникацию и личность говорящего.
Мы понимаем прагматику как раздел науки "семиотика", где каждый знак рассматривается в четырехмерном отношении, где отношение содержит человека как производителя/получателя знака, сам знак и то, на что указывает знак; в прагматике язык рассматривается во всей совокупности его биологических, социологических, психологических, политических, мировоззренческих и др. переплетений. Поэтому любой прагматический анализ представляется интересным.
В данной дипломной работе проводится анализ знаков городской среды Великобритании, являющихся публичными директивами в прагматике. Актуальность такого исследования заключается в попытке проанализировать, как в межличностных отношениях носителей британского английского проявляется проблема вежливости, понимаемой как право личности на уважение ее достоинства.
Степень изученности вопроса. Фундаментальными работами прагматических исследований являются работы Дж. Остина, Л. Витгенштейна, Е. И. Беляевой, Е. В. Падучевой, Ю. В. Степанова и т. д.  В течение последних десятилетий в компетенцию прагматики входят такие вопросы, как теория речевых актов, теория правил речевого поведения, проблема субъекта и адресата и др.
Одним их сильных мотивов, позволяющих разрабатывать эти вопросы является особая социальная значимость побуждения в процессе межличностной коммуникации. В данной работе побуждение рассматривается как речевое действие - директивный речевой акт.
Цель настоящей работы - определить особенности лингвистического оформления публичных директивов в британском английском, чтобы проанализировать их воздействие на общество.
Конкретная задача исследования заключается в том, чтобы доказать, что способы лингвистического оформления публичных директивов зависят как от их содержания и условий предъявления, так и от того, насколько институты власти уважают этические права граждан.
Практическая ценность работы заключается в возможности ее использования при чтении лекционных курсов по общему и частному языкознанию (раздел "Прагматика"); при чтении спецкурсов по проблемам прагматики; при подготовке рефератов, написании курсовых и дипломных работ.
Структура и объем работы. Объем работы составляет 149 страниц печатного текста, включает три главы (из которых две теоретических, а третья - собственно исследовательская), введение, заключение, список использованной литературы и приложение.
Во введении обосновывается выбор темы, ее актуальность, цели и задачи исследования.
В первой главе рассказывается об объектах исследования прагматики, где основное внимание уделяется проблеме директивного речевого акта, способам его выражения и теории вежливости.
Во второй главе мы говорим о социолингвистике и  коммуникативных условиях употребления директивных речевых актов, рассматривая социальные аспекты речевого поведения.
В третьей главе проводится анализ лингвистического оформления публичных директивов британского английского.
В заключении подводятся итоги проведенной исследовательской работы.
Список использованной литературы содержит  109 наименований.
Приложение содержит  краткий словарь  лингвистических терминов и сокращений, 5 таблиц.
Практическим материалом послужили публичные директивы, собранные в Великобритании (большей частью в городах и сельской местности Англии -  Лондоне, Брентвуде, Портсмуте, Чичестере, Саутгемптоне, Винчестере и т. д.) в количестве 430 штук.
 
 

Глава 1. Директивные речевые акты и прагматика как наука.

1.1. Прагматика как наука. Основные проблемы.

    Прагматика является молодой областью лингвистики и охватывает многие темы, имеющие длительную историю изучения в таких разделах лингвистики, как риторика и стилистика, актуальный синтаксис, психология речи и речевой деятельности, теория коммуникации и функциональных стилей, социолингвистика, психолингвистика, теория дискурса, психология общения и др. [9, с. 41]. Ч. Моррис, один из основателей семиотики, ввел термин "прагматика" в научный обиход. Он разделил семиотику на семантику - учение об отношении знаков к объектам действительности, синтактику - учение об отношениях между знаками, и прагматику - учение об отношении знаков к тем, кто пользуется знаковыми системами. Прагматика, таким образом, изучает поведение знаков в реальных процессах коммуникации [9, с. 3]. Интерес к явлениям прагматики возник в 70-е годы 20 века. Дистанция, отделяющая язык от жизни, сократилась. Речевая деятельность стала рассматриваться как одна из форм жизни. Структурная же лингвистика, господствующая в предшествующий период, стремилась освободить язык от внешних контактов. Для нее нерелевантны были явления, связанные с психологическими, стилистическими и собственно коммуникативными аспектами речи.   Структурная лингвистика сосредоточивалась на моделировании языка как самодостаточной системы инвариантных единиц - морфем и фонем. Общий подход к языку стал меняться. Прагматические исследования затронули проблему дейксиса, особенности практической речи, правила речевого поведения, концепт значения.
    Прагматизация значения имела далеко идущие последствия: значение высказывания стало считаться неотделимым от прагматической ситуации, а значения многих слов начали определять через указание на коммуникативные цели речевого акта. Значение слова стало рассматриваться как орудие, посредством которого мы совершаем действие. Инструментальный подход к языку получил новое теоретическое оформление в концепции Л. Витгенштейна. Он дает следующее определение значения: "...значение слова есть его употребление в языке". Понимание языка прежде всего как орудия осуществления некоторой целенаправленной деятельности возбуждало интерес к инструментальным возможностям высказываний [9, с. 19].
    В рамки прагматики в понимании Ч. Морриса в точности входит проблематика дейксиса, поскольку смысл дейктического элемента зависит от ситуации его употребления. Дейктические слова и элементы пронизывают языковой текст. Дейктическим называется такой элемент, у которого в состав значения входит идентификация объекта через его отношение к речевому акту, его участникам и контексту. Дейктические элементы делятся на следующие группы: 1) личные местоимения 1-го, 2-го лица; 2) указательные местоимения и наречия; 3) глагольное время; 4) дейктические компоненты в семантике наречий и глаголов [9, с. 14]. Например, Ч. Филлмор проанализировал английское наречие ago "тому назад". Наречие ago, в отличие от earlier "раньше", предполагает отсылку к времени, в котором находится говорящий, то есть к абсолютному времени речи. Поэтому можно сказать а) He lived there many years ago "Он жил там много лет тому назад" и б) He had lived there many years earlier "Он жил там многими годами ранее”: но не в) He had lived there many years ago, поскольку Past Perfect означает, что действие соотнесено с некоторым моментом в прошлом, предшествующим моменту речи, а ago предполагает соотнесение с моментом речи. Одна из сложных проблем дейксиса - смещенное указание, когда указываемый объект не совпадает с референтом дейктического выражения, который имеется в виду. Например, официантка в ресторане спрашивает: "Куда он ушел?", указывая не на человека, а на заказанный им и стоящий на столе суп [9, с. 19].
    Поскольку естественный язык дейктичен, то в нем истинностное значение предложения зависит не только от возможного мира, но и от контекста, точнее, от ряда релевантных координат, таких, как говорящий, слушающий, время и место речевого акта. Этот набор характеристик Р. Монтегю назвал индексом [9, с. 20].
    Большую область применения прагматического анализа составляет дискурс. Теория дискурса как прагматизированной формы текста берет свое начало в концепции Э. Бенвениста, разграничившего план повествования и план дискурса - языка, "присваиваемого говорящим человеком". Прагматика дискурса сформировалась прежде всего в ходе анализа обыденной речи - практического рассуждения и диалога. Практическое рассуждение направлено на принятие решения. Его основная задача - программировать будущее.  Речь как действие со всем спектром возможных для нее коммуникативных целей воплощена в диалоге. Диалог подчинен психологии межличностных отношений. Он прямо зависит от социальных факторов. Участники диалогического общения выполняют в нем определенные роли, обусловливающие модели поведения [9, с. 25].
    Всякое социальное поведение регламентируется правилами. Не составляет исключения и речевая деятельность. Нормы речевого поведения хотя и входят в систему воспитания, относятся к сфере молчаливых соглашений между коммуникативно обязанными членами общества. Задача прагматики - их обнаружить и сформулировать. П. Ноуэлл-Смит еще до известных работ П. Грайса сформулировал такие правила, как требование истинности утверждаемого, наличия достаточных оснований для мнения или оценки.
В прагматику стал вовлекаться речевой этикет. П. Грайсу принадлежит более развернутый и систематический опыт формулирования правил коммуникации, названный Грайсом "принципом кооперации". Он заключается в требовании делать вклад в речевое общение соответствующим принятой цели и направлению разговора. Этому принципу подчинены четыре рода максим: 1) максима полноты информации, 2) максима качества (Говори правду!), 3) максима релевантности (Не отклоняйся от темы!), 4) максима манеры (Говори ясно, коротко и последовательно!). Не менее важным принципом, регулирующим отношения между "я" и "другими", является принцип вежливости. Этот принцип требует удовлетворения следующих максим: 1) максимы такта (Соблюдай интересы другого!), 2) максимы великодушия (Не затрудняй других!), 3) максимы одобрения (Не хули других!), 4) максимы скромности (Отстраняй от себя похвалы!), 5) максимы согласия (Избегай возражений!), 6) максимы симпатии (Высказывай благожелательность!). Нарушение правил коммуникации может иметь своей целью повышение экспрессивности речи. Оно в этом случае формирует стилистические приемы (такие, как повтор, риторический вопрос, ирония, гипербола, литота и т. п.). Отступление от правил может обернуться и деградацией речи и ее сублимацией [9, с. 30].
    Теория речевых актов сейчас является популярным предметом обсуждения в грамматическом аспекте и представляет огромный интерес для исследований прагматики. Сегодня она предстает как довольно однородное учение, имеющее своим предметом прежде всего "иллокутивную силу" высказывания. Словосочетание "теория речевых актов" употребляется в широком и узком смысле. В первом случае оно обозначает любой комплекс идей, направленных на объяснение речевой деятельности, и является синонимом  "теории речевой деятельности". Во втором случае оно выступает как название одной конкретной теории, получившей широкое распространение за рубежом и привлекшей к себе внимание отечественных ученых, разрабатывающих проблемы речевой коммуникации как в теоретическом, так и в прикладном аспекте.
Ядро теории речевых актов (далее ТРА) составляют идеи, изложенные английским логиком Дж. Остином в курсе лекций, прочитанном в Гарвардском  университете в 1955 году и опубликованном в 1962 году под названием "Слово как действие" [28, с. 7]. Объектом исследования ТРА является акт речи, состоящий в произнесении говорящим предложения в ситуации непосредственного общения со слушающим. В ТРА субъект речевой деятельности понимается как абстрактный индивид, являющийся носителем ряда характеристик, психологических (намерение, знание, мнение, эмоциональное состояние, воля) и социальных (статус по отношению к слушающему). Основной метод исследования объекта в ТРА - это аналитический метод в разных его видах. По мнению И. М. Кобозевой, ТРА - это логико-философское по исходным интересам и лингвистическое по результатам учение о строении элементарной единицы речевого общения преимущественно межличностных отношений [28, с. 12].
    В ТРА речевой акт рассматривается как трехуровневое единство, включающее три вида действий: локутивное, иллокутивное и перлокутивное. Локутивный акт представляет собой совершение действия произнесения чего-либо, иллокутивный акт - совершение действия в процессе произнесения чего-либо.  Перлокутивный акт - совершение действия посредством произнесения чего-либо [13, с. 5]. По-другому локутивный акт - акт говорения вообще, иллокутивные акты - различные типы речевых высказываний (вопрос, ответ, уверение и т. д.), содержание намерения говорящего, перлокутивный акт - это то воздействие, которое данное высказывание оказывает на  адресата [41, с. 84].
    На основе понятия иллокуция строятся различные классификации речевых актов (РА). Классификации РА этого типа во многом определяются интуицией исследователя, поэтому количество и характер РА варьируются.
    Дж. Р. Серль выдвигает двенадцать "значимых измерений", основными из которых являются иллокутивная цель, направление приспособления и условие искренности, выраженное психологическое состояние. Классификация Дж. Серля включает 5 классов: репрезентативы, директивы, комиссивы, экспрессивы, декларации [41, с. 6].
    В. В. Богданов приводит перечень тех иллокутивных актов, которые встречаются в разных классификациях чаще всего:
1) декларативы  (констативы, репрезентативы) - утверждения;
2) интеррогативы  (квестивы) - вопрос к слушающему;
3) директивы - побуждение адресата к действию;
4) вердиктивы - приговоры одобрения/неодобрения;
5) промиссивы - обещания;
6) пермиссивы - разрешения;
7) экзерситивы - отмены, ограничения;
8) комиссивы - гарантии, обязательства;
9) экспозитивы - оспаривания, протесты;
10) сатисфактивы - благодарности, сожаления [14, с. 31].
Дж. Л. Остин в работе "Слово как действие" говорит еще об одном интересном типе высказываний - перформативах. Например, I name this ship the 'Queen Elizabeth'. 'Нарекаю судно "Королева Елизавета"  - слова, сопровождающие разбивание бутылки о нос судна [41, с. 26]. Особенность таких высказываний в том, что здесь произнесение высказывания и есть осуществление действия. Крещение судна - это и есть произнесение слов "Нарекаю и т. д.". "Когда я говорю перед чиновником, алтарем и т. п. "Да" (I do), я не сообщаю о бракосочетании, я участвую в его совершении", - пишет Остин. I do (take this woman to be my lawful wedded wife).
В. В. Богданов считает, что это совпадение говорения с действием обусловливает целый ряд их прагматических, семантических и синтаксических особенностей [41, с. 27]:
1) перформатив должен удовлетворять условию искренности говорящего. Это значит, что говорящий не должен притворяться или разыгрывать слушающего;
2) перформатив не может быть истинным или ложным, он может быть только удачным или неудачным;
3) в качестве перформатива обычно употребляется глагол речевой деятельности со значением вопроса, утверждения, побуждения, обещания, гарантии, извинения и т. д.;
4) перформатив не может содержать в себе отрицательных или модальных слов;
5) перформатив обычно выражается в наст. вр., 1 л., ед. ч., изъявит. накл.;
Перформатив не является иллокутивным актом, однако он тесно связан с ним. Эта связь реально проявляется в том, что один и тот же иллокутивный акт может быть выражениями различного типа [41, с. 31].
Теория речевых актов Грайса, разработавшего механизмы речевого имплицирования, так же представляет интерес. По Грайсу, информация, передаваемая в речевом акте, делится на две части. То, что действительно говорится, и то, что сказано, т. е. представляет собой логическое содержание высказывания. Для всей остальной части информации, которая может быть извлечена слушающим из конкретного высказывания, Грайс предложил термин "импликатура". "Импликатуры" делятся на две разновидности - конвенциональные (пресуппозиции) и неконвенциональные (импликатуры общения). Конвенциональные импликатуры включают все те не связанные с условиями истинности аспекты информации, которые передаются высказыванием только в силу значения содержащихся в нем слов или форм. Конвенциональные импликатуры тесно связаны с тем, что говорится в предложении. Импликатуры общения связаны с лингвистическим содержанием высказывания только косвенным образом. Они выводятся из содержания предложения, но обязаны своим существованием тому факту, что участники речевого акта связаны общей целью коммуникативного сотрудничества [17, с. 339].
    Поскольку прагматика занимается такими вопросами, как выбор языковых средств из наличного репертуара для наилучшего выражения своей мысли или своего чувства, выражения наиболее точного, или наиболее красивого, или наиболее соответствующего обстоятельствам, или для наиболее удачной лжи; для наилучшего воздействия на слушающего или читающего - с целью убедить его, или взволновать и растрогать, или рассмешить, или ввести в заблуждение и т. п., то связующим звеном является центр субъективности языка. Категория субъекта - центральная категория современной прагматики [82, с. 326]. Прагматика при этом включает широкий круг вопросов: в обыденной речи отношение говорящего к тому, что и как он говорит, - истинность, объективность, предположительность речи, ее искренность или неискренность, ее приспособленность к социальной среде и к социальному положению слушающего и т. д.; интерпретация речи слушателем - как истинной, объективной, искренней или, напротив, ложной, сомнительной, вводящей в заблуждение; в художественной речи - отношение писателя к действительности и к тому, что и как он изображает - его принятие и непринятие действительности, восхищение, ирония, отвращение; отношение читателя к тексту и в конечном счете к произведению в целом - его истолкование как объективного, искреннего или, напротив, как вводящего в заблуждение, мистифицирующего, иронического, пародийного и т. п. [82, с. 326].
    Прагматическое значение формируется под давлением ряда факторов. Толкование высказывания в существенной мере зависит от "фактора адресата". Адресат, как и говорящий, вступает в коммуникацию не как глобальная личность, а в определенном своем аспекте, амплуа или функции, соответствующем аспекту говорящего. В нормальной речевой обстановке параметры говорящего и адресата должны быть между собой согласованы, ср. учитель и ученик, начальник и подчиненный, муж и жена, или в уравновешенных ситуациях - друзья, соседи, спутники, коллеги и т. п. Роль адресата определяет не только социально-этикетную сторону речи, она заставляет говорящего заботиться об ее организации [8, с. 358]. В речевом общении каждое высказывание воспринимается не само по себе, а как реплика, вмонтированная в прагматический комплекс. При этом оценка адресатом речевого содержания (коммуникативного смысла) высказывания  обычно сопровождается оценкой адекватности его данной прагматической ситуации. Если высказывание признается в том или другом отношении неуместным, то адресат делает парирующий ход. Ответная тактика в большой степени обусловлена расхождением собеседников в оценке того, насколько речевой акт вписался в прагматическую рамку. Если говорящий периодически делает попытки преступить в том или другом пункте границу корректности, то для адресата характерно стремление не допустить такого рода нарушений. Неотделимость адресата от речевого произведения обусловлена тремя факторами: 1) связью адресата с перлокутивным эффектом; 2) игровым принципом речи, постоянно меняющим местами собеседников; 3) принадлежностью речевого акта к сфере межличностных отношений [8, с. 362].
    Итак, прагматика направляет свое внимание на отношение между говорящим субъектом и его речевым произведением, и предметом ее исследования является коммуникативное содержание высказывания.
    ТРА предлагает свою оригинальную модель коммуникативной ситуации. Наряду с такими компонентами, как говорящий, слушающий, высказывание, обстоятельства, без которых не обходится ни одна модель общения. Общение вообще и речевое общение в частности характеризуется высокой сложностью организации. Эта сложность обусловлена тем фактом, что в нем участвуют, с одной стороны, язык, как сложное системно-структурное образование, конвенции самого общества со своими ритуалами и собственно коммуниканты со своими социальными и индивидуальными особенностями [87, с. 32].
    Кроме взаимодействия общение предполагает также воздействие одного индивида на другого. В отличие от предметно-практической и познавательной деятельности цель речевой коммуникативной деятельности заключается не в изменении продукта деятельности и продукта познания, а в воздействии на партнера по коммуникации, то есть у нее проявляется прежде всего социальный характер. Если понимать речевое общение как форму социального общения, заключающегося в передаче информации о социальном поведении и социальных отношениях людей, то коммуникация включает в себя два момента - момент передачи информации и момент интеракции - взаимодействие людей по поводу их совместной деятельности [87, с. 34]. Всякое исследование языка опирается на какую-либо модель коммуникации. Ярким примером теоретического подхода, отдающего приоритет информации, стала кодовая модель коммуникации. Свою реализацию она обрела в кибернетической схеме Шеннона и Уивера [32, с. 23]. Ввод информации - кодирующее устройство - канал связи - декодирующее устройство - вывод. Говорящий и слушающий обладают языковыми декодирующими устройствами и "процессорами", перерабатывающими и хранящими мысль или "информацию".
    В устной речи "сигнал" акустический, а "канал связи" - любая физическая среда, проводящая звуковые волны. Такой взгляд на речевую коммуникацию основан на двух тезисах: во-первых, каждый национальный язык является кодом; а во-вторых, эти коды соотносят "мысли" и "звуки". Однако, кодовая модель не смогла адекватно описать реальные процессы коммуникации. Понимание предполагает не только декодирование, а нечто большее. Проблемы семантико-прагматического характера, поставив под сомнение адекватность кодовой модели, стимулировали разработку инференционной модели коммуникации, идейным отцом которой стал уже упоминавшийся Герберт Пол Грайс. Если в кодовой модели говорящий намеренно отправляет слушающему некоторую мысль, то в инференционной модели говорящий, вкладывая свой смысл в высказывание, трижды демонстрирует свои интенции: 1) он намерен своим высказыванием вызвать определенную реакцию в аудитории; 2) он хочет, чтобы аудитория распознала его намерение; 3) он ожидает, что это распознание намерения со стороны аудитории будет основанием для реакции.
Модель речевого акта в ТРА включает в себя также цель и результат речевого акта [28, с. 13]. Нас интересует, что представляет собой коммуникативная ситуация директивного речевого акта (далее ДРА).

1.2. Прагматическая типология директивных речевых актов.

1.2.1. Директивный речевой акт.

    В самом общем виде директивный речевой акт (ДРА) определяется как выражение волеизъявления говорящего, направленное на каузацию деятельности адресата, что означает, что в логической структуре ДРА есть компонент воли - Да будет так! (so be it!). Дж. Серль писал: "С точки зрения иллокутивной цели директивы представляют собой попытки со стороны говорящего добиться того, чтобы слушающий нечто совершил [13, с. 9]. Другими словами, особенность ДРА состоит в том, что они направлены на то, чтобы изменить окружающий мир с помощью речевых действий. ДРА можно характеризовать как двусторонний инициативный речевой акт (РА). Он знаменует начало речевой интеракции в диалогическом единстве, для успешной реализации которой требуется ответная реакция  со стороны адресата. Ожидаемая реакция адресата состоит в том, чтобы он выполнил каузируемое действие либо способствовал его выполнению. Если адресат следует принципу кооперации, то есть ведет себя в соответствии с ожиданиями говорящего и выполняет действие, интеракция имеет минимальную протяженность: ДРА-выполнение действия. Если адресат ведет себя "некооперативно" и отказывается выполнить каузируемое действие, то интеракция может протекать по двум возможным направлениям: а) говорящий принимает отказ и интеракция заканчивается, б) говорящий не принимает отказа и настаивает на выполнении желаемого действия.
    ДРА представляет собой коммуникативную ситуацию, в которой, как и в любой коммуникативной модели, наличествует говорящий, слушающий (адресат) и высказывание. С другой стороны, ДРА является отражением побудительной ситуации, которая включает следующие компоненты: источник побуждения (прескриптор), потенциальное действие или состояние, исполнитель потенциального действия и акт побуждения. Для адекватного анализа директивов необходимо учитывать, как коммуникативную, так и побудительную ситуации и соответственно выделять первичные коммуникативные роли - говорящего, адресата и учитывать вторичные коммуникативные роли - прескриптора, исполнителя. Кроме того, существенной оказывается еще одна роль - роль лица, ответственного за принятие решения совершать или не совершать действие, к которому побуждает высказывание. Решение о реализации потенциального действия принимается тем участником коммуникации, который занимает приоритетную позицию в данном речевом акте.
    Приоритетность/неприоритетность - это позиция в иерархии отношений между коммуникантами в речевом акте, которая определяется наличием/отсутствием полномочий контролировать исполнение действия. В ДРА можно выделить три аспекта: семантический, синтаксический и прагматический [13, с. 11-12]. Семантический аспект ДРА составляет пропозициональное содержание высказывания. Будущее действие можно характеризовать по двум параметрам: а) с точки зрения его содержания: действие физическое, речевое, ментальное, социальное и т. п., б) с точки зрения его характера: трудное/легкое, срочное/несрочное, желательное/нежелательное, деликатное/обычное и т. п. Синтаксический аспект ДРА составляет формальная сторона выражения коммуникативной интенции. План выражения РА можно характеризовать а) по линии средств выражения - каков лингвистический статус вариантов выражения директивной иллокутивной цели, б) по линии способа выражения директивной иллокуции, то есть с точки зрения того, являются данные средства прямыми или косвенными, эксплицитными или имплицитными, конвенциональными или неконвенциональными. Прагматический аспект ДРА включает целый ряд факторов экстралингвистического, точнее, социолингвистического характера:
а) распределение первичных и вторичных коммуникативных ролей между участниками РА. Каждый участник РА может быть одновременно носителем двух или трех коммуникативных ролей;
б) распределение социальных ролей между коммуникантами;
в) характер межличностных отношений, который определяется в зависимости от степени социально-психологической дистанции между коммуникантами;
г) отношение коммуникантов к потенциальному действию. Действие может быть охарактеризовано по двум параметрам: бенефактивности, то есть соответствия интересам одного из коммуникантов и желательности. Одно и то же действие может быть одновременно бенефактивным и желательным с точки зрения одного из коммуникантов (в ДРА просьбы) или бенефактивным, но нежелательным (в ДРА совета), наконец, действие может быть желательным для одного из коммуникантов и нежелательным для другого (в ДРА мольбы, запрещения). Согласно основному тезису ТРА для реализации любого речевого акта необходимо соблюдение определенных условий успешности. Для директивов условия успешности заключаются в следующем.
 
 
Подготовительные условия  1) С способен совершить А 
 2) С не станет выполнять действие, не будучи побуждаем к этому. 
 
Условие искренности Г хочет, чтобы С сделал А 
Условие пропозиционального содержания  Г хочет, чтобы С сделал А
Существенное условие Попытка Г побудить С сделать А 
 
С - слушающий, Г - говорящий, А - каузируемое действие [13, с. 13].

Перечисленные условия распространяются на все ДРА. В качестве дополнительных параметров определения ДРА можно рассматривать мотивацию и прагматические пресуппозиции, касающиеся сферы говорящего и сферы адресата и их отношения к потенциальному действию. Эти факторы являются существенными для определения формы выражения ДРА.

1.2.2. Прагматические типы директивов.

    Анализ описанных в лингвистической литературе конкретных разновидностей директивных высказываний и ситуаций позволил выделить три основных типа директивов: 1) прескриптивных, то есть предписывающих действие адресата; 2) реквестивных, то есть побуждающих к действию, совершаемому в интересах говорящего, и 3) суггестивных, выражающих совет. Каждый тип ДРА характеризуется своим набором признаков. Прескриптивы - это облигаторность действия, приоритетность говорящего. Реквестивы - приоритетность адресата, необлигаторность и бенефактивность действия для говорящего. Суггестивы - приоритетность говорящего, необлигаторность и бенефактивность действия для адресата. Данные комбинации можно назвать прагматическим контекстом. Например, императивное предложение "Пишите" в прескриптивном контексте интерпретируется как приказ, в суггестивном - как совет, в реквестивном - как просьба [13, с. 15-16]. Рассмотрим каждый прагматический тип в отдельности:
I. Прескриптивные ДРА: приказ, распоряжение, разрешение, запрещение, инструкция, предписание, заказ. Прескриптивы характеризуются облигаторностью выполнения действия для адресата, приоритетностью позиции говорящего. Признак бенефактивности здесь нерелевантен. Исполнителем каузируемого действия является адресат. Источником побуждения может выступать как отдельное лицо, занимающее определенную социальную позицию, так и общественный институт. Адресат находится в неприоритетной позиции и не обладает правом решать вопрос о выполнении/невыполнении действия, более того, невыполнение действия наказуемо.
II. Реквестивы. В реквестивных ДРА искомое для говорящего действие, совершить которое он побуждает адресата, не подлежит обязательному выполнению. Позиция говорящего в этом классе ДРА неприоритетная по сравнению с позицией адресата.
Каузируемое действие бенефактивно для говорящего или для говорящего и для адресата. Исполнителем действия является адресат. Он же выступает как ответственный за принятие решения. К реквестивным ДРА относятся: просьба, мольба и приглашение.
III. Суггестивы представляют собой такой тип директивов, в которых приоритетную позицию занимает говорящий, на основе своего житейского опыта или знания положения дел в определеной ситуации, считающий себя вправе каузировать действия адресата. По мнению говорящего, каузируемое действие бенефактивно для адресата, хотя выполнение его не является облигаторным, и адресат сам принимает решение о его выполнении или невыполнении. Суггестивы могут быть бенефактивны и для обоих участников коммуникативного акта. Исполнителями действия являются адресат или адресат и говорящий, однако ответственным за принятие решения всегда является адресат. К суггестивам относятся: совет, предложение и предупреждение.

1.3. Способы выражения директивных речевых актов.

1.3.1. Классификации способов выражения директивов.

I. Классификация по модальности.
    Доминанту плана выражения директивов составляет категория императивной модальности и ее ядро - повелительное наклонение. Формы повелительного наклонения могут выражать все оттенки значения побуждения от приказа до приглашения. Для того чтобы неимперативные формы воспринимались как директивные, необходимы определенные прагматические условия (например, приоритетность позиции говорящего). Использование модальных и других глаголов со значением необходимости обусловлено стремлением говорящего сигнализировать о совершаемой им попытке побудить слушающего к действию. Оптативные конструкции употребляются как способы эксплицитного представления желания говорящего, чтобы слушающий совершил действие.
А. Императивные предложения с глаголами повелительного наклонения:
1) простые: Таке a few aspirins  (J. Galsworthy);
2) эмфатические: Do have a cup of tea;
3) модифицированные присоединительными вопросами: Formulate it, if you can  (J. Galsworthy);
4) эллиптические (безглагольные): One more, Father, please!  (J. Galsworthy).
Б. Неимперативные предложения.
Б.1. Повествовательные предложения с глагольными предикатами:
1) в форме изъявительного наклонения:
а) настоящее неопределенное: Everyone stays in his place  (J. Lovelace);
б) настоящее продолженное: You are not going anywhere tonight;
в) будущее неопределенное: Tomorrow you will take the boy Isaak into the country  (J. Oleck);
2) в форме сослагательного наклонения: It is demanded that he should come at once  (J. Oleck);
Б.2. Повествовательные предложения с модальными предикатами.
а) возможности can, could, may, might: You might start immediately;
б) долженствования must, should, ought to, have to, be to, shall: You must lie down and rest  (G. Green);
в) желательности: Will you please leave the room?
Б.3. Оптативные предложения: I wish you'd hurry up;
Б.4. Вопросительные предложения: May I procede now? (J. Steinbeck);
Отдельную группу составляют императивные фразеологизмы типа: Would you care for X? Do you mind doing X? Why don't you do X? [13, с. 22-23].
II. Классификация ДРА по стратегии осуществления.
    Прямой способ выражения ДРА заключается в том, что говорящий стремится оказать определенное иллокутивное воздействие на слушателя путем использования таких языковых средств, иллокутивная сила которых легко опознается слушающим [13, с. 25].
    Прямым эксплицитным способом выражения ДРА служат перформативные глаголы: Например: I strongly recommend you to stop smoking; I apologise for being late.
    В зависимости от семантики перформативного глагола речевое действие говорящего квалифицируется слушающим как приказ (соммаnd, order, direct, require); просьба (ask, request); предложение (suggest, put forward, propose, advance); совет (advise); рекомендация (recommend); разрешение (allow, permit); запрещение (forbid, veto); мольба (beg, call on); требование (demand, urge); предостережение (warn, caution) и др.
    Косвенные способы выражения ДРА составляют основной корпус примеров (около 70%). Наиболее частотную группу средств представляют повествовательные высказывания с различными модальными глаголами (28%). Далее по частотности употребления следуют вопросительные предложения (20%), удельный вес которых возрастает при выражении просьбы (27%), предложения (33%) и приглашения (36%) [13, с. 28].
    Косвенные способы выражения ДРА можно разделить на эксплицитные и имплицитные на основании критерия представленности/непредставленности элементов директивного комплекса в семантической структуре предложения. Косвенным имплицитным средством выражения ДРА чаще всего служит повествование-намек. Например, высказывания, выражающие мотивацию для совершения некоторого действия и в силу принципа вежливости имплицирующие совершение этого действия адресатом: It is cold here - Close the window; I can't concentrate with the TV on - Turn off the TV. Некоторые неконвенциональные способы выражения побуждения рассматриваются как сигнал к действию только при наличии определенных фоновых знаний у коммуникантов. It's 12 o'clock, произнесенное учителем, означает побуждение к действию "Идите пить сок" лишь тогда, когда коммуникантам известно, что в 12 часов учащиеся пьют сок.
    Эксплицитные косвенные формы имеют в своей семантической структуре элементы, отражающие компоненты ситуации побуждения и связанные с условиями успешности ДРА. Семантический анализ вопросительных высказываний, служащих эксплицитным косвенным способом выражения ДРА, показал, что они направлены на выявление следующих аспектов прагматической ситуации побуждения:
а) возможностей адресата совершить желаемое действие: Can't you be quiet?
б) наличия у него желания совершить требующееся действие: Won't you come up and have tea?
в) наличия материальных объектов, требуемых для выполнения желаемого действия: Do you have a cigarette, Lieutenant? (A. Elliot);
г) будущих действий адресата, в исполнении которых заинтересован говорящий: You will put in a word for me, won't you? (G. Green)
    Наибольшее распространение имеют вопросы, направленные на выяснение возможностей адресата совершить действие. Еще большее семантическое разнообразие наблюдается у повествовательных директивов.  1) Если сообщают о таком состоянии дел, которое требует изменения.
Повествовательное предложение передает информацию различного содержания:
а) констатирует, что действие, которое должно быть совершено, еще не произошло - You haven't paid me yet (P. Wodehouse);
б) дает отрицательную оценку настоящих действий адресата - Bella, about the coffee, while you're talking it's getting cold (A. Eliot);
в) регистрирует состояние, неблагоприятное для говорящего - I'm hungry; It's cold here;
г) напоминает о своевременности действия - "It's time to help me load the baskets in the carriage" (T. Galdwell);
д) указывает на возможные нежелательные следствия, если действие будет совершено.
2) Если регистрируют такое состояние дел, которое позволяет совершить следующее действие - Dinner is ready.
3) Если эксплицируют условия искренности ДРА, то есть сообщают о желании говорящего - I want you to come and stay with me.
4) Если предицирует будущее действие адресата. "This man will stay aboard with fourteen sailors..." (J. Oleck) [13, с. 32].

1.3.2. Проблема косвенных речевых актов.

    Феномен косвенности считается интересным явлением и представляет большое поле деятельности для исследователей. Нельзя сказать, что ученые только сейчас обратили внимание на косвенное высказывание в связи с развитием философии языка и теории речевых актов. Подобные речевые явления были замечены давно и стали предметом исследования в стилистике, как аллюзия и намек, иносказание, игра слов и др. Эти языковые средства рассматривались лишь как стилистические приемы и только после развития теории речевых актов получили новое освещение [92, с. 83].
        Понятие косвенного речевого акта (далее КРА) основывается на противопоставлении первичного (буквального) и вторичного (коммуникативного) значения языковой формы. Проблема КРА, как ее сформулировал Дж. Серль, "заключается в выяснении того, каким образом говорящий может с помощью некоторого высказывания выражать не только то, что оно непосредственно означает, но и нечто "иное". КРА имеет место в том случае, "когда один иллокутивный акт осуществляется путем осуществления другого". "Можете ли Вы достать соль?", имея в виду не просто задать вопрос, а попросить передать соль [72, с. 196].  Говорящий намеревается дать понять слушающему, что к нему обращаются с просьбой, причем он намеревается это сделать путем побуждения слушающего к опознанию его намерения сделать это.
    В области косвенных иллокутивных актов изучение побудительных высказываний наиболее плодотворно. Дело в том, что в силу принятых требований вежливости в речевом общении нередко бывает неуместным высказывание прямых повелительных предложений (например, Leave the room 'Выйдите из комнаты') или эксплицитных перформативных предложений (например, I order you to leave the room 'Я приказываю вам выйти из комнаты'), и поэтому мы ищем косвенные средства осуществления – “Не будете ли вы так любезны выйти из комнаты”)иллокутивных актов [72, с. 201].
    С точки зрения Р. Конрада, решающую роль для интерпретации предложения (высказывания) как косвенного речевого акта играют ситуация общения, наличие "схем поведения" с "некоторой заранее заданной иерархией целей". Анализируя случай использования пассажирами вопроса "Вы выходите?" для побуждения адресата к действию (которое заключается в том, чтобы уступить дорогу выходящему пассажиру), Р. Конрад, например, приходит к заключению, что косвенных речевых актов не существует как таковых, что "под косвенными речевыми актами имеются в виду потенциальные, пропущенные, воображаемые, а не реальные речевые акты". Вопрос воспринимается адресатом как своего рода "разведка", за которой должен последовать следующий шаг - выражение собственно побуждения совершить действие, об условиях успешности выполнения которого запрашивалось в высказывании. Адресат, воспринимая высказывание, отражающее первый шаг в осуществлении речевого намерения говорящего, предвидит и второй шаг. Далее, действуя по принципу вежливости, адресат реагирует уже на второй шаг, когда адресат выполняет действие, которое не названо, но на которое намекает высказывание. Известно, что обычной реакцией на вопрос "Вы выходите?" (при отрицательном ответе) служат действия адресата, который освобождает путь к выходу.
    Косвенный речевой акт может рассматриваться и как особая речевая стратегия, именуемая стратегией намека, которая заключается в том, что производимый иллокутивный речевой акт предназначается для выполнения вспомогательной роли в осуществлении другого иллокутивного акта. Эффективность стратегии намека основана на действии принципа релевантности П. Грайса ("Не отклоняйся от темы"). В речевой практике преобладает редуцированная схема, когда желаемый эффект достигается с помощью не основного, а подготовительного речевого акта. Именно это широко распространенное явление и получило название косвенного речевого акта. Столь резкое различие взглядов на природу явления, именуемого косвенными речевыми актами, во многом объясняется тем, что приводимое Р. Конрадом в качестве примера высказывание имеет иной статус, нежели высказывание, анализируемое Дж. Серлем.
    Очевидно, что ситуации с вопросом "Вы выходите?" и с вопросом "Вы не могли бы передать соль?" имеют существенное различие, которое заключается в степени информированности говорящего о возможностях и будущих действиях адресата. Ситуация в транспорте имеет все параметры ситуации вопросительного речевого акта (наличие информационной лакуны в знаниях говорящего и стремление заполнить ее с помощью речевых действий адресата). В ситуации за столом наличие у адресата возможности совершить действие, о котором говорится в высказывании очевидно для говорящего. Стало быть в этой ситуации "блокируется" основное условие успешности интеррогативного речевого акта. Вопрос перестает быть вопросом. Доказательством того, что вопросительное высказывание теряет свою интеррогативную силу, служат следующие обстоятельства: 1) ответная реакция адресата (его "да" или "нет") не является ответом на запрос об информации, а выступает в качестве согласия ("да, конечно") или отказа ("нет, извините, не могу") выполнить просьбу; чаще всего согласие сопровождается желаемым действием, а отказ сопровождается извинением и объяснением причин; 2) вопрос-побуждение является "положительно ориентированным", о чем свидетельствует употребление неопределенных местоимений some, something вместо обычных для интеррогативов any, anything: Can you lend me some money?; 3) когда у говорящего отсутствует информационная лакуна, требующая заполнения, вопросительное высказывание свободно сочетается с лексическим маркером просьбы - please.
Вопросы-побуждения строятся по определенным структурным схемам:
а) неместоименные вопросы, в которых начальная позиция заполняется модальными предикатами возможности, долженствования, желания и предикатами обладания: Will you step aside? Can you read this for me? Must you make so much noise?;
б) разделительные вопросы: You will tell a word for me, won't you?;
в) местоименные вопросительные предложения высокой степени идиоматизации: Why not X? What about X?; г) косвенные вопросы, вводимые оборотом I wonder: I wonder if you could possibly help me with these terms.
    Из сказанного следует, во-первых, что коммуникативная ситуация накладывает отпечаток на лингвистические и прагматические характеристики высказывания, во-вторых, в ситуации, когда блокируются условия успешности, характерные для данной формы, высказывание выполняет иную, косвенную коммуникативную функцию, которая определяется актуальной ситуацией [13, с. 39].
    Многими лингвистами отмечается, что косвенное высказывание употребляется в целях создания "социально приятного, человеческого климата общения". При соблюдении речевого этикета избегаются эксплицитно перформативные речевые акты, которые могли бы быть восприняты слушающим как слишком настойчивые, грубые и т. д. Соблюдение речевого этикета обеспечивает взаимопонимание коммуникантов. Употребление косвенного высказывания в речевой деятельности дает нам возможность успешно варьировать языковую реализацию своих намерений и достигать понимания у слушающего. Анализ косвенного высказывания позволяет ответить в некоторой степени на вопрос, почему, в каких случаях отдается предпочтение косвенным высказываниям. Во-первых, причина распространенности и употребительности косвенных высказываний, по-видимому, объясняется их исключительной емкостью и экономностью. Во-вторых, косвенное высказывание способствует созданию приятной, вежливой атмосферы общения. В-третьих, способность косвенного высказывания создавать иронический эффект, вытекающий не только из семантики самого высказывания, но обусловленный также фоновыми знаниями и условиями общения [92, с. 84-92].

1.3.3. Принцип вежливости в директивных речевых актах.

    Считается, что главным мотивом использования косвенных форм является вежливость.
А. Вежливость в речевом общении.
В теоретическом плане понятие вежливость получило разработку в современной прагматике в рамках теории речевого общения. Одним из принципов, сформулированных П. Грайсом, является принцип вежливости, влияние которого часто играет решающую роль в оформлении высказывания и в отборе речевых вариантов выражения ДРА. В наиболее общем виде вежливость можно определить как принцип социального взаимодействия, в основе которого лежит уважение к личности партнера. Этот общий принцип распространяется на все виды человеческого взаимодействия - как вербального, так и невербального.
    Следование принципу вежливости накладывает определенные ограничения на поведение членов общества, которые заключаются в том, чтобы учитывать интересы партнера, считаться с его мнениями, желаниями и чувствами, облегчать по возможности, возлагаемые на него задачи. Соблюдение принципа вежливости в конечном счете имеет целью добиться максимальной эффективности социального взаимодействия за счет "соблюдения социального равновесия и дружественных отношений". В прагматической теории речевого общения вежливость рассматривается как универсальный принцип, который в практике речевого взаимодействия играет более значительную регулирующую роль, чем принцип кооперации. Принцип вежливости определяется как особая стратегия речевого поведения, направленная на "предотвращение конфликтных ситуаций", цель которой "сохранить лицо" в ситуациях, когда существует угроза "потерять лицо" [13, с. 41].
    Данный стратегический принцип реализуется в практике речевого общения с помощью различных тактических приемов, которые так же, как и у П. Грайса, формулируются в виде постулатов и максим. У Дж. Лича таких максим шесть: 1) максима такта: Своди до минимума затраты усилий партнера; Старайся увеличить выгоду для партнера; 2) максима великодушия: Своди до минимума выгоду для себя, бери на себя усилия; 3) максима одобрения: Не хули других; 4) максима скромности: Своди до минимума похвалу в свой адрес; 5) максима согласия: Избегай разногласий; Стремись к согласию; 6) максима симпатии: Будь благожелательным.
Дж. Лич строит свою таксономию, содержащую четыре класса, которые выделяются "в соответствии с тем, как они связаны с социальной целью установления и поддержания вежливости": 1) компетитив (иллокутивная цель конкурирует с социальной целью, например: приказы, требования, просьбы, вопросы); 2) конвивиал (иллокутивная цель совпадает с социальной целью, например: предложения, приглашения, приветствия, благодарности, поздравления); 3) коллаборатив (иллокутивная цель безразлична для социальной цели: утверждения, сообщения, объявления, иформирование); 4) конфликтив (иллокутивная цель находится в конфликте с социальной целью: угрозы, обвинения, проклятия, выговоры). Социальная цель, по мнению Лича, состоит в том, чтобы избегать конфликтов между коммуникантами. Этой цели отвечает теория вежливости [94, p.104].
     П. Браун и С. Левинсон предлагают набор различных тактических приемов, при помощи которых говорящий регулирует свое речевое поведение, исходя из оценки ситуации. Ситуация оценивается говорящим на основе трех независимых переменных: а) социальной дистанции между говорящим и слушающим, б) власти одного коммуниканта над другим и в) степени внедрения в сферу адресата. В соответствии с тем, каким образом говорящий оценивает риск "потери лица" в данной обстановке, он решает совершать или не совершать речевой акт, а если совершать, то какую форму выражения вежливости избрать - открытую, эксплицитную или скрытую, имплицитную.
    Анализируя действия максимы такта, Дж. Лич выделяет аналогичные аспекты ситуации общения и предлагает их сравнительную оценку, которая определяется с помощью пяти шкал: 1) шкала затрат и выгоды; 2) шкала свободы выбора; 3) шкала авторитетности; 4) шкала социальной дистанции; 5) шкала косвенности. Корреляция максимы такты и прагматических параметров ситуации формулируется следующим образом: чем больше усилий потребуется от слушающего, чтобы совершить действие, чем дальше социальная дистанция между говорящим и слушающим и чем выше авторитет слушающего, тем большая необходимость возникает в предоставлении слушающему свободы выбора, и соответственно возрастает необходимость в увеличении косвенности выражения директивного речевого акта. Таким образом, степень косвенности выражения в ДРА находится в прямо пропорциональной зависимости от свободы выбора решения. Так, по мнению Дж. Лича, вопросительная форма, запрашивающая о возможностях слушающего (Can you do X?), более вежлива по сравнению с вопросом о желании говорящего (Will you do X?), ибо предоставляет ему большую свободу "выхода из игры": непредосудительно признаться в отсутствии возможности, но нехорошо открыто признаваться в отсутствии желания [13, с. 42].
    Браун и Левинсон считают, что каждому человеку присущи два лица - положительное (positive face)  и отрицательное (negative face). Позитивное лицо - это желание быть одобренным, понятым, желание нравиться и вызывать восхищение. Негативное лицо понимается как потребность каждой личности в свободе действий и свободе от наказания, или это необходимость в том, чтобы действиям любого человека не мешали другие. У англичан понятие лицо ассоциируется с понятием потери лица. Так, лицо - это то, что связано с эмоциями, и то, что может быть потеряно, сохранено, поддержано, усилено, а также ему должно уделяться внимание во взаимодействии. Таким образом, лицо одного коммуниканта зависит от того, сохраняется ли лицо другого коммуниканта. А сохранить лица друг друга является взаимной задачей и интересом двух (и более) участников ситуации общения. И их лингвистические стратегии должны быть направлены на решение этой общей задачи, то есть на сохранение лица обоих коммуникантов или на удовлетворение потребностей их позитивного и негативного лица.
    В конце 70-х годов Браун и Левинсон впервые вводят понятие ликоущемляющих речевых актов (Face Threatening Acts, сокращенно FTA), которое служит для обозначения всех речевых актов, представляющих угрозу "лицу" человека, заставляющих принять ту или иную линию поведения, несмотря на отсутствие у него желания сделать это. Понятие ликоущемляющих речевых актов является одной из важных составляющих теории вежливости. Теория предписывает, как можно меньше ущемлять права другого, а если этого невозможно избежать, то по крайней мере - облекать невежливые, т. е. принуждающие РА, в максимально уважительную форму. Оптимальная стратегия поведения личности в обществе согласно теории вежливости состоит в том, чтобы адресант делал для другого все, что он бы  хотел видеть по отношению к себе.
     Ликоущемляющие акты, ограничивающие свободу действий адресата (угроза отрицательному лицу), включают:
1) РА, которые предопределяют некоторое будущее действие адресата и (не) выполнение его оказывает давление на слушающего: а) приказы и просьбы; б) советы, предположения, намеки; в) упоминания; г) угрозы, предостережения, вызовы.
2) РА, которые прогнозируют позитивное будущее действие говорящего (Г) относительно адресата (А), и то, что адресат  примет, откажется или окажется в долгу, совершая действие:
а) предложения (Г показывает, что он хочет, чтобы А заставил себя выполнить действие (Д), возможно неся потери);
б) обещания (Г принимает на себя обязательство совершить будущее Д в пользу А);
3) РА, которые утверждают некоторое желание Г по отношению к А или его собственности, давая А повод думать, что он, возможно, должен предпринять некоторые действия, чтобы защитить объект желаний Г или отдать его ему:
а) комплименты, выражения зависти и обожания (Г подчеркивает то, что ему нравится что-то у А);
б) выражение сильных отрицательных эмоций по отношению к А (Г указывает на возможную мотивацию для нанесения вреда А или его имуществу).
    Ликоущемляющие акты, которые угрожают позитивному лицу адресата, то есть выражают то, что говорящий не заботится о чувствах, нуждах другого коммуниканта, в теории вежливости Брауна и Левинсона включают:
1) РА, которые показывают, что у Г имеется отрицательная оценка одной из сторон положительного лица слушателя:
а) выражение неодобрения, критики, презрения, насмешки, жалобы, выговора, обвинения, оскорбления (Г показывает то, что ему не нравятся потребности, действия, персональные характеристики, имущество, мысли и ценности А);
б) противоречия или несогласия, оспаривания (Г подчеркивает то, что он думает, что А неправ, введен в заблуждение, не разумен по отношению к какому-либо вопросу);
2) РА, которые демонстрируют то, что Г не заботится или равнодушен к положительному лицу слушающего:
а) выражение выходящих из под контроля эмоций, чувств (Г дает повод А боятся);
б) упоминание тем, которые являются табу или неуместными в данном контексте (Г подразумевает то, что он не ценит того, что ценит А);
в) затрагивание плохих новостей об А (Г показывает то, что ему безразличны чувства А);
г) упоминание тем, вызывающих различные эмоции и мнения (Г создает атмосферу, опасную для лица А);
д) отказ от сотрудничества в совместной деятельности - прерывание разговора, невнимание... (Г указывает на то, что он не проявляет заботу о нуждах положительного и отрицательного лиц А);
е) употребление форм обращения или других социальных маркеров, обозначающих принадлежность к какой-либо социальной группе.
    Браун и Левинсон также выделяют FTA, которые наносят ущерб лицу говорящего:
1) РА, которые затрагивают негативное лицо Г:
а) выражения благодарности (Г унижает свое лицо, принимая долг);
б) принятие благодарности или извинения от А (Г может быть вынужденным уменьшить долг А);
в) оправдания (Г указывает на то, что у него была веская причина, по которой он совершил или не смог совершить действие, вызывающее критику А);
г) принятие предложений (Г вынужден принять долг);
д) нежелательные обещания и предложения (Г принимает на себя обязательство совершить Д, когда он не хочет делать этого);
2) РА, которые представляют угрозу положительному лицу Г:
а) извинения (Г показывает, что он сожалеет, что он совершил FTA);
б) принятие комплимента;
в) самоуничижение;
г) взрыв эмоций, смех и слезы, не поддающиеся контролю;
    Согласно теории Брауна и Левинсона говорящий может совершать FTA открыто  (эксплицитно) или в скрытой форме (имплицитно).  Чем больше РА угрожает лицу Г или А, тем больше Г захочет выбрать такую стратегию, которая позволит компенсировать потерю лица или уменьшить его риск, выбирая положительную или отрицательную вежливость.
    Если Г решил совершить ликоущемляющий акт открыто, без компенсирующих стратегий (on record, without redressive action), то коммуникативное намерение становится очевидным для адресата. Например, если Г скажет: "Come in!", то это значит, что он открыто побуждает А выполнить данное действие. Подобная стратегия  согласовывается с максимами кооперации Грайса: 1) максимой полноты информации; 2) максимой качества; 3) максимой релевантности; 4) максимой манеры. С одной стороны,  Г может нанести ущерб А и себе, а с другой - Г получит уважение А за прямоту, откровенность, за то, что он показывает, что доверяет А.
Если Г решает совершить РА открыто, возмещая потерю своего лица и лица слушающего, то он может прибегнуть к компенсирующим стратегиям, то есть к положительной (positive politeness) или отрицательной вежливости (negative politeness).
    Положительная вежливость направлена на то, чтобы показать, что Г одобряет и учитывает необходимость положительного лица в том, что его нужды желательны для других. Браун и Левинсон предлагают целый ряд стратегий положительной вежливости:
1. Утверждение общей платформы (claim "common ground"), то есть общих взглядов, мнений, отношений, знаний, принадлежности к одной группе с А.
 Для реализации этой стратегии Г: 1) проявляет внимание к интересам, нуждам, имуществу А; 2) использует маркеры принадлежности к общей группе (use in-group identity markers); 3) ищет согласия и избегает конфликтов; 4) шутит; 5) защищает общие взгляды.
2.  Утверждение того, что Г и А - сотрудничающие стороны. Г указывает на то, что он знает нужды А и принимает их во внимание.
Г реализует эту стратегию следующим образом: 1) утверждает и предполагает знание, заботу о нуждах А; 2) предлагает, обещает; 3) оптимистичен; 4) включает в деятельность как себя, так и А; 5) говорит причины, объясняет и спрашивает о причинах; 6) защищает обоюдность;
3. Осуществление потребности А ради общей деятельности. Г делает подарки, сочувствует, понимает и содействует [94, с. 106 - 134].
    Отрицательная вежливость ориентирована на компенсирование необходимости отрицательного лица в самоопределении и сохранении своего личного пространства. Отрицательная вежливость включает следующие стратегии:
1. Делай минимальные предположения о потребностях А и используй уклонения от прямого ответа.
2. Не принуждай А.
Для реализации этой стратегии необходимо: 1) предоставить А выбор не совершать Д. Используй косвенные средства выражения и не предполагай, что А способен или желает совершить Д; 2) уменьши угрозу потери лица А, отнесись с уважением к нему;
3. Коммуникативные намерения Г не должны соприкасаться с жизненной сферой А. Необходимо извиниться, сделать Г и А "безличными".
4. Компенсируй другие нужды А. Выражайся открыто, не заставляй А нести потери [94, с. 134 - 145].
    Потребность  отрицательного лица в личном пространстве, то есть в том, чтобы каждой личности не препятствовали, является отличительной чертой западного общества и выводится из его главной ценности - индивидуализма.
    Существенный вклад в теорию вежливости внес Г. Каспер. Он рассмотрел вопрос грубости или грубого поведения. По Касперу, грубость предлагается делить на немотивированную, вызванную нарушением норм политически корректного поведения из-за невежества, и мотивированную.
         Среди мотивированной грубости следует разграничивать три вида: грубость, вызванная недостатком контроля воздействия, стратегическая грубость и ироническая грубость.
    Стратегическая грубость, как и стратегия вежливости, предназначена для того, чтобы прибегающий к ней говорящий мог достичь определенной коммуникативной цели. Иногда он получает законное основание в соответствии с некой социальной функцией. Но она не дает право адресату отвечать тем же, отражая асимметричное распределение прав и неравные отношения власти [100, с. 107].
    Принцип вежливости, регулирующий отношения между личностью и обществом, относится к области этикетного поведения. Этикет определяется как "социально детерминированные нормы поведения в обществе". Любому члену общества в соответствии  с социальными характеристиками приписывается определенный модус поведения. Речевой этикет регулирует речевое поведение членов общества, выступающих в процессе коммуникации  в роли говорящего и слушающего, в разных социально значимых ситуациях общения. Правила речевого этикета варьируются применительно к сфере общения, ситуации общения и зависят от таких экстралингвистических факторов, как ролевые и личностные отношения коммуникантов. Степень детерминированности речевого поведения говорящего зависит от степени стандартизованности того или иного речевого акта, той или иной ситуации общения. Здесь можно выделить два типа ситуаций.
    Первый тип составляют ситуации, в которых речевое поведение говорящего ритуализировано. Это означает, что за каждой такой ситуацией закреплен определенный набор форм, употребление которых осуществляется говорящим автоматически.
    Этикетными (ритуализованными) речевыми ситуациями являются речевые акты, выражающие реакцию на поведение других людей (бехабитивы): выражение благодарности, соболезнования, поздравления, пожелания, извинения, объявление войны, обряды крещения, бракосочетания и т. п. Ко второму типу относятся речевые ситуации, в которых говорящий располагает набором вариантов выражения своего коммуникативного намерения. Выбор формы детерминируется действием факторов экстралингвистического характера, таких, как статус, положение, возраст коммуникантов, обстановка общения, степень социально-психологической дистанции и др.
    Выбор адекватной формы в ситуациях, характеризующихся наличием вариантов выражения тесно связан с понятием нормы. С одной стороны, норма определяется как "наиболее устойчивые реализации языковой системы, в той или иной мере осознаваемые обществом как правильные, образцовые, обязательные" [69, с. 42], с другой - как "набор правил", определяющих стратегию выбора одного из конкурирующих вариантов в зависимости от параметров социальной ситуации". Понятие нормы служит центральным понятием при описании речевого поведения и отправной точкой при определении понятия вежливости. Норма представляет собой предпочтительную форму выражения коммуникативного намерения в типизированной ситуации общения. Отклонение от нормы возможно как в сторону подчеркнуто учтивого отношения (тогда мы имеем дело с вежливостью), так и в сторону подчеркнуто нелюбезного отношения к адресату (тогда мы имеем дело с грубостью, невежливостью). Для выражения вежливости/невежливости в языке имеются как универсальные средства, маркированные по этому признаку, так и средства, этикетный статус которых определяется в зависимости от экстралингвистических параметров ситуации общения. Так, в сфере выражения ДРА универсальными  маркерами вежливости являются лексемы please, kindly, possibly и специальные формулы вежливости типа Would you mind doing X? I'd be much obliged if you'd do X? Речевыми конвенциями вежливого выражения ДРА просьбы служат формы Could/Would you do X? В большинстве случаев интерпретация формы как вежливой или невежливой производится по отношению к тому, что является нормой, принятой для данной коммуникативной ситуации в данном национально-культурном социуме. Так, в ДРА в коммуникативной ситуации общения равных по положению коммуникантов при близкой социально-психологической дистанции между ними нормой является форма императива Do X, will you?/can you?/could you?/would you?/, а также вопрос-побуждение с модальными глаголами: Can/Will you do X?. Формы Could/Would you do X? в этой коммуникативной ситуации расцениваются как вежливые. Таким образом, одна и та же форма может квалифицироваться как нормативная для одного типа ситуаций и как вежливая для другого типа ситуаций.
    Например, в ДРА вежливая форма выражения просьбы является нормой в следующих типах коммуникативных ситуаций: а) при обращении младшего к старшему, б) при равных отношениях, но далекой социально-психологической дистанции между коммуникантами, в) в ситуации, когда выполнение желаемого действия требует значительной затраты усилий со стороны адресата. С другой стороны, вежливая форма неуместна. Таковы ситуации прескриптивных речевых актов (команда, распоряжение, инструкция). Таким образом, категория вежливости является коммуникативной категорией, для реализации которой используются как маркированные языковые формы, так и формы, этикетный статус которых получает прагматическую интерпретацию в соответствии с параметрами  в конкретной коммуникативной ситуации. Принцип вежливости по-разному реализуется в различных типах речевых актов и в значительной степени определяется этнокультурной спецификой речевого поведения [13, с. 47].
Б. Принцип вежливости в директивных речевых актах.
    В своей классификации иллокутивных актов по признаку вежливости Дж. Лич разделяет директивы на две группы - "вежливые" и "невежливые". К первой группе относятся такие ДРА, которые способствуют социальной цели установления и поддержания добрососедских отношений, ко второй - ДРА, которые препятствуют социальной цели. Согласно такому критерию, вежливыми могут считаться ДРА приглашения, разрешения и предложения. Большинство ДРА (приказ, побуждение, распоряжение, совет, просьба и др.) попадают в разряд невежливых речевых актов.
    Самыми "невежливыми" будут прескриптивные ДРА (приказ, распоряжение, требование), исполнение которых облигаторно и не оставляет адресату свободы выбора. Далее следуют реквестивные ДРА (просьба, мольба), в которых свобода выбора в принятии решения совершать или не совершать действие также оказывается ограниченной, но не социальными нормами, как в случае прескриптивных РА, а самим принципом вежливости, предписывающим относиться с уважением к личности партнера и стараться удовлетворить его желание и потребности. Таким образом, действия адресата обусловлены морально-этическими нормами общества [13, с. 49]. В меньшей мере "невежливы" суггестивные ДРА, ибо в них адресат волен принять решение о выполнении/невыполнении действия в зависимости от своих взглядов и намерений.
    Рассмотрим, каким образом принцип вежливости реализуется в разных типах ДРА. В наименьшей степени принцип вежливости (ПВ) действует в прескриптивных ДРА. При совершении РА приказа, предписания, распоряжения от говорящего не требуется соблюдение ПВ, чтобы обеспечить перлокутивный эффект своего РА: эффективность иллокутивного воздействия обеспечивается в прескриптивных РА приоритетной позицией говорящего, которая исключает неподчинение. Речевая норма не обязывает говорящего быть вежливым и смягчать свое коммуникативное намерение в приказе, однако говорящий может быть вежливым, стремясь расположить к себе адресата. Несколько иначе обстоит дело с ДРА инструкции. Здесь многое определяется типом инструкции, то есть фактором отправителя. Инструкции находятся ближе к приказам, обязательность их исполнения диктуется социальным предписанием, и в них соблюдение ПВ неуместно. В суггестивных ДРА действие ПВ обусловлено пропозициональным содержанием РА. Мера такта определяется тем, относительно чего высказывается предложение, дается совет, в какой мере будущие действия затрагивают сферу существования адресата. Другим фактором, диктующим выбор выражения совета или предложения, является социально-психологическая дистанция между коммуникантами. Распространенным способом снижения категоричности ДРА совета является повествовательное высказывание, в котором будущее действие представлено как гипотетическое в воображаемой ситуации (причем роль исполнителя в ней отводится говорящему), а также вопрос-намек. Например, If I were you I'd do X; Might it be an idea to do X? Don't you think it might be wise to do X? Другим способом реализации ПВ может служить оценочное суждение, выражающее мнение говорящего относительно возможной программы действий в данной ситуации. Например: Ah, yes, a new journal might be worth trying (K. Amis). В реквестивных ДРА следование ПВ является обязательным  как для говорящего, так и для адресата. В этом смысле просьба представляет собой самый сложный ДРА. От говорящего требуется максимальная тактичность в том, чтобы деликатно побудить к действию, которое совершается за счет усилий адресата, но направлено на удовлетворение потребностей говорящего. Необходимость выбора наиболее адекватной тактики в ДРА просьбы диктуется еще и тем, что ситуация просьбы является и наиболее рискованной с точки зрения опасности для говорящего "потерять лицо" (то есть получить отказ), ибо в данной ситуации говорящий находится в неприоритетной позиции просителя, чьи будущие действия зависят от того, насколько эффективно будет осуществлен РА просьбы.
    Коммуникативно-прагматический подход представляет возможность систематизировать языковые средства по силе их воздействия. С этой точки зрения в речи обнаруживаются категории особого рода - оценочность, подтверждение/отрицание, категоричность/некатегоричность. Некатегоричность вызывает особый интерес у исследователей. Некатегоричность проявляется в подчеркивании вежливости, учтивости, смягчения резкой характеристики, в осторожности, некоторой дистанцированности [92, с. 66].
Выводы по первой главе:
1. По Ч. Моррису, прагматика - это учение об отношении знаков к тем, кто пользуется знаковыми системами. Интерес к явлениям прагматики возник в 70-е годы 20 века. Основоположниками прагматики являются Дж. Серль, Ч. Грайс, Л. Витгенштейн и др.
2. Прагматические исследования затрагивают:
1) теорию речевых актов;
2) теорию правил речевого поведения;
3) проблему субъекта и адресата;
4) проблему дейксиса;
5) проблему дискурса;
3. Интерес к идее речевого акта - одно из проявлений наблюдаемого сегодня переворота в изучении языка как системы, функционирующей и изменяющейся в условиях и для целей общественного взаимодействия людей.
4. Существует несколько классификаций речевых актов. Таксономия Дж. Серля включает пять классов: репрезентативы, директивы, комиссивы, экспрессивы и декларации.
5. Директивы представляют собой попытку побудить слушающего к действию и таким образом воздействовать на положение дел в действительности.
6. Феномен косвенности считается интересным явлением и представляет большое поле деятельности для исследователей. Косвенность проявляется в том, что высказывание кроме своего собственного значения, вытекающего из содержания самого высказывания, приобретает некий дополнительный смысл, который зависит от многих факторов, как лингвистических, так и экстралингвистических.
7. Считается, что главным мотивом использования косвенных форм является вежливость. В наиболее общем виде вежливость можно определить как принцип социального взаимодействия, в основе которого лежит уважение к личности партнера. Одной из важных составляющих теории вежливости является понятие ликоущемляющих речевых актов. Ликоущемляющими считаются все речевые акты, которые представляют угрозу "лицу" человека, навязывают ему принудительную линию поведения.

Глава 2. Коммуникативные условия употребления директивных речевых актов. Социолингвистика.

2.1. Социолингвистика как наука.

2.1.1. Язык и социология личности.

    Направление языкознания, занимающееся проблемами взаимоотношения языка и общества, получило название "социальная лингвистика". Ученые сходятся во мнении, что вплоть до 30-х годов 20 века все проблемы, связанные с влиянием общества и внешних факторов на язык и с изменениями, происходящими в связи с этим влиянием, не рассматривались. По Соссюру, язык представляет собой социальный продукт речевой деятельности, внешний по отношению к индивиду, который сам по себе не может ни создавать его, ни изменить. Язык существует только в силу договора, заключенного между индивидами. Развитие социального направления в языкознании на современном  этапе имеет несколько особенностей. Во-первых, социальная лингвистика вышла за пределы узких традиций национальных школ. Во-вторых, расширилась междисциплинарная связь с другими областями науки и в-третьих, социологические исследования языка стали находить выход в практическую жизнь общества [90, с. 12].
     В США социолингвистика возникла как междисциплинарная область науки, в которой ряд явлений языка устной речи, речевого поведения людей стали объяснять с широким привлечением данных этнографии и социологии. Ее возникновению способствовали политическая ситуация в городах Соединенных Штатов Америки, отношения между коренным негритянским населением, мигрировавшим в города, и белым населением страны. В американской социолингвистике на нынешнем этапе ее развития выделяется несколько направлений. Наиболее распространенным считается микросоциологический подход, когда исследователь в качестве объекта изучения выбирает малую группу людей, наблюдая за которой, прослеживает влияние экстралингвистических факторов на язык.  Другие ученые успешно ведут научные поиски в направлении известном как теория ролей. Суть исследования в том, что в зависимости от социальной ситуации участвующие в общении лица выполняют разные ступени в иерархии производства, от чего и речевые роли соответственно оказываются разными. Это зависит от социального статуса и возраста лиц, принимающих участие в общении [11, с. 13].
    Социология личности дает возможность выявить механизм социальной детерминации речевого поведения на основе реально наблюдаемых фактов социального взаимодействия. Проблема детерминации языка может рассматриваться на нескольких взаимосвязанных уровнях, на уровне высших ярусов и социально-этнической структуры - классов и наций и на уровне ее промежуточных и низших звеньев. В конечном счете, процесс социальной детерминации языка и речевой деятельности должен быть прослежен до его первичного звена - речевого акта, рассматриваемого в контексте социальной ситуации.
    Таким образом, проблема социальной детерминации личности - участника процесса речевой коммуникации предстает перед нами - как проблема причинных связей между теми или иными социальными факторами и конкретными речевыми действиями и как проблема самого механизма воздействия этих факторов на речь. А. Кречмар представил два аспекта социологического анализа - объективный, обезличенный и субъективный, личностный. К первому аспекту относится понятие "социальная функция" (социальная деятельность), а ко второму - "социальная роль" (способ реализации социальной деятельности определенным поведением индивида). Социальная роль учителя, например, это поведение, необходимое для выполнения соответствующей социальной функции - это ведение уроков по заданному плану, оформление школьных документов и т. п. Это и определенный способ речевого поведения - отбор языковых средств в соответствии с ситуацией "учитель - ученик" или "учитель - директор школы". Понятие социальной роли существует в трех плоскостях - ролевое предписание, интернализованная роль и ролевое поведение.
    Ролевые предписания - это социальные нормы, рассматриваемые с точки зрения их функциональной значимости для поведения индивида. Понятие "интернализованная роль", в отличие от "ролевого предписания", относящегося к сфере общественного, группового и т. п. сознания, является категорией индивидуального сознания. Оно характеризует сознание личности в ситуативном плане, с точки зрения ее отношения к определенным ролевым предписаниям, ее идентификации с нормами и требованиями. С другой стороны, интернализованная роль соотносится с реальным социальным действием - "ролевым поведением". Ролевые предписания и социальные нормы вообще не рассматриваются как что-то данное в культуре, а выводятся из объективных оснований. Процесс социальной детерминации личности рассматривается как многоступенчатый: исходной клеткой анализа являются производственные отношения, определяющие социальную структуру, систему социальных институтов и систему идеологических отношений. Общие факторы детерминируют личность через посредство факторов специфических: классовая принадлежность, принадлежность к социальным институтам, профессиональным общностям и т. д. Наиболее важным из этих факторов является классовая и слоевая принадлежность, которая в свою очередь детерминирует непосредственное окружение индивида - систему малых групп, в которых протекает его социальная деятельность (семья, трудовой коллектив, группы для удовлетворения совместных интересов и т. п.). Определяемые ролевыми предписаниями правила речевого поведения существуют в любом обществе - двуязычном и одноязычном. О действии этих правил пишет американский социолингвист Дж. Гамперц: "Когда мы слышим" Господин председатель, дамы и господа", мы знаем, что нам предстоит выслушать официальное выступление. Мы можем включить радио и определить, что идет передача последних известий, даже не пытаясь осмыслить значение произносимых слов. Слушая чей-либо разговор по телефону, мы безошибочно определяем, говорит ли этот человек с другом или ведет обычный деловой разговор. Чем больше мы знаем о данном обществе, тем эффективнее мы можем общаться с его членами".
     Цикл речевой деятельности сегментируется на ситуативные отрезки, каждый из которых характеризуется особым типом ролевых отношений: разговор с соседом и обмен репликами с незнакомым попутчиком по дороге на работу, выступление на заседании, дружеская беседа с сослуживцем и т. п. Более того, в ходе одного и того же коммуникативного акта ролевые отношения между коммуникантами могут пересматриваться: например, официальные отношения могут сменяться приятельскими после окончания заседания. Вариативность ролевых отношений (переход от официальных отношений к приятельским) сигнализируется соответствующими языковыми индикаторами: в английском, в частности, чередованием двух фонетических вариантов одного и того же суффикса -in' вместо -ing (например, goin' вместо going), в русском переходом с "вы" на "ты" [90, с. 43-47].

2.1.2. Социальные аспекты речевого поведения.

    В предметную область социолингвистики входит также анализ использования языка в коммуникативных целях. Особый интерес представляет для социолингвистики изучение речевого поведения как процесса выбора варианта для построения социально корректного высказывания. Иными словами для социолингвиста важно выявить сам механизм отбора социально значимых вариантов, установить критерии, которые лежат в основе выбора, определить те социальные факторы, которые заставляют предпочитать один вариант другому. В конечном счете социолингвистический анализ в данном случае должен выявить те социальные нормы, которые детерминируют речевое поведение коммуникантов. Необходимо сразу же сделать ряд существенных оговорок. Принимая термин "речевое поведение", мы ни в коем случае не можем согласиться с его бихевиористской интерпретацией [90, с. 148].
    Наиболее развернутое обоснование бихевиористская концепция речевого поведения получила у известного американского лингвиста К. Пайка, опирающегося на модель S - R (стимул - реакция), которая сводит все многообразие социально детерминированных форм человеческого поведения к шаблонизированным ответным реакциям на стимулы окружающей среды. Исходным положением концепции Пайка является то, что любое целенаправленное человеческое поведение структурировано, и что любые формы человеческого поведения при всем их многообразии характеризуются наличием неких постоянных, неизменных признаков. Отсюда, по мнению Пайка, возникает возможность выработки единого метаязыка, единой теории, терминологии и методов исследования, приложимых в равной мере к речевому и неречевому поведению. Анализируя различные поведенческие акты, Пайк считает необходимым различать, с одной стороны, физический субстрат или внешнюю манифистацию такого акта, а с другой, ту реакцию, которую он вызывает у воспринимающего его индивида. Если физический субстрат поведенческого акта отличается непрерывностью (ср., например, слитное произнесение английской фразы I know John - "Я знаю Джона"), то реакция людей, воспринимающих тот или иной поведенческий акт, сегментирует его, выделяя в нем дискретные единицы, именующиеся "эмами". Таким образом, любой поведенческий акт, в том числе речевой, интерпретируется с точки зрения вызываемой им реакции. Цель поведенческого акта, фигурирующая в качестве одного из компонентов его структуры, рассматривается как "вызов ответа". Единицы целенаправленного поведения, интуитивно выделяемые самими участниками поведенческого акта, именуются "бихевиоремами". Обращает на себя внимание то немаловажное обстоятельство, что автор иллюстрирует основные положения своей теории однотипными примерами  строго регламентированного и, следовательно, в значительной мере предсказуемого поведения - например, игра в футбол, декламация стихотворения, обряд бракосочетания. В этом явно находит свое отражение ограниченность используемой им методологической базы. Думается, что рисуемая Пайком картина использования языка, охватывает, в основном, периферийные явления, далеко не отражающие сущность речевых процессов. Но нельзя не согласиться с Пайком, когда он настаивает на необходимости рассматривать тот или иной социально-культурный факт "изнутри", сквозь призму данной социально-культурной системы ("эмический подход"), не проводя ложных аналогий с внешне схожими явлениями другой системы ("этический подход") [90, с. 148-150].
    Отечественные ученые Е. М. Верещагин и В. Г. Костомаров предложили разграничение двух видов ситуаций, в которых протекают речевые акты - стандартных и вариабельных. В стандартных ситуациях действия человека жестко регламентируются как в отношении речевого, так и неречевого поведения. Сюда относятся некоторые виды профессиональной деятельности, ритуальные обряды и т. п. Вариабельные ситуации отличаются более широким диапазоном выбора языковых средств, который определяется меняющимися социально-личностными отношениями между участниками коммуникативного акта. Следует подчеркнуть, что социальная детерминация речевых процессов присутствует в обеих ситуациях, но для стандартных ситуаций характерно однозначное отношение между социальной ситуацией и конкретными формами речевого акта, тогда как в переменных ситуациях количество возможных вариантов возрастает [90, с. 152].
    Разумеется, эти два вида ситуаций представляют собой полярные случаи, между которыми располагается ряд промежуточных. Свобода выбора языкового средства всегда в известной мере ограничена, хотя и не всегда поддается достаточно четкой регламентации. Творческое и нетворческое начала присутствуют в любом речевом акте, тесно переплетаясь друг с другом. Выбор тех или иных языковых ресурсов, в том числе и ресурсов стилистических, определяется множеством факторов, в том числе и социальных, порой усиливающих друг друга, а порой действующих в противоположном направлении. Этот сложный и многоаспектный процесс никак не может быть сведен к формуле S - R.
    Рассматривая вопрос о социальных факторах, детерминирующих речевое поведение, следует с самого начала пояснить, что было бы нереалистично полагать, что речевое поведение детерминируется исключительно социальными факторами, и что социолингвистическая модель речевого поведения является всеобъемлющей и исчерпывающей. Известно, что проблема речевой деятельности изучается и психолингвистикой, анализирующей психологическую мотивацию речевого поведения и учитывающей, в частности, влияние индивидуально-психологических факторов.
    Вместе с тем именно в области изучения речевого поведения интересы социолингвистики и психолингвистики тесно смыкаются. Выше неоднократно указывалось на детерминирующую функцию в речевом поведении такого социального фактора как социальные роли. Ролевая модель, действительно, объясняет многие закономерности речевого поведения. Однако ориентация социолингвистического анализа исключительно на теорию ролей была бы явно односторонней. Дело в том, что среди социальных детерминантов речевого поведения большое значение, помимо ролевых отношений, имеют такие, как социальный статус коммуникантов, их социальные установки, ориентация на определенные социальные ценности и нормы. Обязательному учету при интерпретации речевой деятельности подлежат и такие компоненты коммуникативного акта, как тема, обстановка, канал коммуникации (устная или письменная речь, средства массовой коммуникации и др.). Так примером влияния статуса на речевое поведение может служить опубликованный в "Литературной газете" от 17 сентября 1975 г.  юмористический рассказ [90, с. 154]. Герой рассказа, меняя род занятий (вначале он музыкант, затем - спортсмен), соответствующим образом меняет и свой профессиональный жаргон. Индикаторами социального статуса служат сначала элементы профессионального жаргона музыкантов, а затем "корпоративного жаргона" спортсменов: "...Пока мы чесали по три палки в день на фондах (давали по три концерта в день ежедневно, причем расчет с артистами производила местная филармония...), все шло клево (в большом порядке). Но вот, когда я однажды в ресторане на фестивале органной музыки в Сызрани задрушлял (заснул), какой-то лабух (не очень хороший музыкант)... увел у меня кухню (ударную установку) и башли (деньги)...".
     Наиболее развернутую модель социальной детерминации речевой деятельности предложил Д. Хаймс. Социолингвистическое описание должно, по его мнению, учитывать взаимосвязь и взаимодействие ряда компонентов речи. В число этих компонентов входит форма сообщения. Для социолингвиста важно в равной степени и то, что говорится, и то, как это говорится, то есть форма, в которую облекается сообщение. Для членов речевого коллектива овладение способами выражения является необходимой предпосылкой для самовыражения. При этом речь не только о жанрах художественного творчества, где проблема эстетической формы всегда была в центре внимания, но и о повседневном бытовом общении. Социальная ситуация так или иначе отражается на форме сообщения. Так, например, Ч. Фергюсон, исследовав языковые рефлексы социальной ситуации "взрослый-ребенок" на материале шести языков, установил наличие общих формальных признаков, присущих речи взрослых, обращенной к детям. Эти признаки включают некоторые общие просодические черты, ограниченный набор фонетических моделей, упрощенный синтаксис, широкое использование редупликации (ср. англ. gee-gee - "лошадка", choo-choo - "поезд" и русск. би-би, атата и др.) и уменьшительных суффиксов (ср. англ. goody-goody - "хорошо", mommy - "мамочка" и русск. пальчик, сестричка, братик и др.) [90, с. 155]. Форма сообщения изучается в тесной взаимосвязи с его содержанием или темой.
    Жители обследованного Гамперцом речевого коллектива в Северной Норвегии использовали в речи лишь диалектные формы, когда разговор шел на местные бытовые темы, о спорте и т. д. В тех случаях, когда собеседники переходили на более абстрактные темы, когда разговор касался, скажем, политики правительства в области налогообложения или местных административных проблем, значительно возрастало количество  форм букмола (одного из вариантов литературного языка). Эти данные свидетельствуют о том, что функциональное распределение букмола и местного диалекта подчиняется следующей закономерности: в сфере бытового общения доминирует диалект, а в сфере общественной и административной деятельности - букмол.
В число компонентов входит также обстановка или "сцена" речевого акта. Хаймс различает эти термины: обстановка в его понимании - это физическое окружение речевого акта, его время и место, тогда как "сцена" - это "психологическая обстановка", то есть торжественная, радостная, официальная, непринужденная. Так, для двух филиппинских культур - субанунской и яканской одна и та же обстановка - суд - связана с разным "психологическим климатом". Для яканского суда характерна непринужденная обстановка, а для субанунского - предельно формальная. Отсюда и то значение, которое придается в субанунском суде форме сообщения [90, с. 156].
    Затем выделяется группа компонентов, входящих в общую категорию "участник коммуникативного акта" - отправитель, получатель, говорящий, слушатель, аудитория. Так, например, выбор социально приемлемого варианта может определяться сочетанием "говорящий + слушающий + аудитория". В некоторых странах (например, ФРГ) взрослые, обращаясь друг к другу в присутствии ребенка, используют форму обращения, которая была бы приемлемой для обращающегося к ним ребенка. Одним из подлежащих учету параметров коммуникативного акта является его цель. Соотношение цели коммуникации и формы сообщения может варьироваться в зависимости от социального статуса коммуникантов и их социальной роли. Известно, что в английском языке высказывание, имеющее целью побуждение к определенному действию (просьба, приказ) может быть облечено в форму императива (ask him to shut the window - "попросите его, чтобы он закрыл окно", tell him to shut the window - "скажите ему, чтобы он закрыл окно").
    Кроме того, просьбы и приказы могут "маскироваться" под вопрос (обычно это бывает так называемый "общий вопрос", требующий ответа "да" или "нет" типа Would you mind shutting the window?-"Не могли бы вы закрыть окно?"). По данным С. Эрвин-Трип, во многих американских семьях приказы и просьбы в разговоре между равными, как правило, "маскируются", тогда как в обращениях старших к младшим они чаще всего выражаются в форме императива. На фабрике приказание в форме императива является обычным при обращении к подчиненному. Среди административного персонала университета незамаскированная форма чаще всего отмечалась при обращении к лицам, равным по статусу и близко знакомым.
    В других случаях наблюдалась маскировка под "конкретный вопрос" типа Has anyone gone to the accounting this week? - "Кто-нибудь ходил в бухгалтерию на этой неделе?"; Whose turn is it to make coffeе this week, Ruby? - "Чья очередь варить кофе эту неделю, Руби?" или утверждение типа It's stuffy in here - "Что-то у нас душно".
 Вводимое Хаймсом понятие "ключа" означает экспрессивно-стилистическую окраску речевого акта. Сюда входят противопоставление таких признаков, как серьезный-шутливый, вежливый-фамильярный и др. Ключ может сигнализироваться как языковыми, так и паралингвистическими средствами (например, жестом, подмигиванием и т. п.). С точки зрения социолингвистического анализа важно, что "ключ", в котором строится речевое произведение, часто является отражением социальной ситуации - ролевых отношений между коммуникантами, их статуса, обстановки. Без учета экспрессивно-стилистического компонента едва ли возможно изучение таких индикаторов социальных ситуаций, как особые формы вежливости в некоторых восточных языках, выбор "ты" или "вы" в русском и т. д.
    Фигурирующий среди компонентов речи "канал" означает выбор способа передачи речи - письменного, устного, телеграфного и т. п. Думается, что влияние того или иного канала коммуникации на выбор языковых средств также представляет определенный интерес для социолингвистики. Само наличие тех или иных каналов и их иерархии являются определенным показателем уровня социального развития.
Для современного общества особый интерес представляет социально-коммуникативный анализ такого канала, как массовая коммуникация. Сопоставление русских и английских газетных текстов, в том числе текстов, ориентированных на различные социальные и социально-демографические категории читателей, свидетельствует о том, что выбор языковых средств и стилистическая тональность текста зависят от таких переменных, как тема и характер отношений между отправителем и получателем.
     Есть основания предполагать, что средства массовой коммуникации в известной мере моделируют речевое поведение человека, отбирающего языковые ресурсы в зависимости от социальной ситуации. Так, стиль рекламных объявлений в английской и американской прессе, по-видимому, исходит из модели близких и доверительных отношений между участниками коммуникативного акта. Для этого стиля характерны эллиптические конструкции, сленг и другие индикаторы подобных отношений.
Следующий компонент включает то, что Хаймс именует формами речи. Эта широкая категория охватывает различные формы организации речевых ресурсов коллектива. Она включает языки и диалекты, специализированные функциональные разновидности языка - то, что мы бы назвали функциональными стилями и регистрами, а также различные арго и жаргоны.
     Под нормами взаимодействия имеются в виду все правила речевого поведения, имеющие социально-нормативный характер. Сюда относятся, в частности, все конкретные виды поведения, сопровождающие речь - например, то, что речевое высказывание в той или иной ситуации нельзя прерывать или, напротив, можно прерывать сколько угодно, то, что разрешается говорить только шепотом (например, во время церковного обряда). Нормы взаимодействия должны анализироваться с учетом социальной структуры коллектива и характерных для него социальных отношений. Нормы взаимодействия часто бывают специфичными для той или иной культуры. Так, по наблюдениям В. Овчинникова ("Ветка сакуры". "Новый мир", 1971, N 2-3), в отличие от русских, которые, стараясь обнаружить доброжелательность по отношению друг к другу, нередко улыбаются, обращаясь к собеседнику, японцы не только улыбаются, но непрерывно кивают друг другу. При этом автоматизм кивания настолько глубоко проникает в подсознание, что японец кивает головой даже во время телефонного разговора [90, с. 159].
     Наряду с нормами речевого взаимодействия существуют также и нормы интерпретации. Знание норм интерпретации речевого поведения особенно важно в тех случаях, когда происходит коммуникативный акт между представителями разных этнических групп. Так, например, для белых американцев "среднего класса" нормальным выражением неуверенности являются так называемые "заполнители пауз" типа uh, тогда как у американских негров нормальная модель - повторение высказывания с самого начала. Незнакомый с такой формой речевого поведения белый американец может интерпретировать такое поведение как речевой дефект. Неправильная интерпретация речевого поведения представителей другой культуры может приводить к "культурному шоку", то есть шоку, возникающему по причине несовпадения культур. Так, в одной и той же ситуационной матрице разные поведенческие нормы требуют различных речевых и неречевых реализаций тех или иных поведенческих моделей. Русского, например, может "шокировать" быстрый переход его американского коллеги на обращение по имени. Вместе с тем, как уже говорилось выше, именно такое поведение является нормативным для американца. Американца, в свою очередь, может удивить то, что русский не говорит "спасибо" в ответ на сделанный ему комплимент. Русский, со своей стороны, сочтет недостаточно учтивым то, что уступивший ему место американец не скажет you're welcome "пожалуйста" в ответ на его thank you "спасибо". Интерпретация речевого поведения в свете норм данной культуры лежит в основе того "эмического подхода" к речевому и неречевому поведению, на котором настаивает Пайк.
Думается, что перечисленные Хаймсом "компоненты речи" несколько разнородны: здесь есть и компоненты, которые носят социальный характер (например, участники речевого акта и отношения между ними) и компоненты, которые приобретают социальную значимость лишь в контексте таких социальных детерминантов речевого поведения, как социальная ситуация, социальный статус, обстановка, ролевые отношения и т. п. Важность учета всех указанных аспектов речи при анализе социальной детерминации речевого поведения представляется несомненной [90, с. 160].
 

2.2. Понятие коммуникативного контекста.

    Как и для любых речевых актов, для директивов характерна множественность способов и форм выражения коммуникативной цели. Каждый речевой акт совершается с определенными целями, в определенных условиях и имеет определенную направленность. Другими словами речевой акт имеет структуру, в которой выделяются отдельные компоненты. Например, 1) говорящий; 2) адресат; 3) исходный материал высказывания (пресуппозиции говоряших); 4) цель сообщения; 5) развитие, внутренняя организация речевого акта; 6) контекст, ситуация общения [19, с. 12].
    Как было уже сказано, для выделения прагматических типов директивных речевых актов существенны параметры приоритетности/неприоритетности говорящего, пресуппозиции облигаторности и бенефактивности каузируемого действия. Для выделения видовых вариантов директивов необходимо учитывать такие параметры, как число исполнителей каузируемого действия, желательность/нежелательность его для одного из коммуникантов, степень стандартизованности ситуации общения.
    Какие факторы определяют выбор формы выражения директивов? Какие компоненты структуры речевого акта составляют коммуникативные условия уместности того или иного языкового варианта? Иными словами, каков коммуникативный контекст той или иной формы, передающей директивную интенцию говорящего? Вслед за Ван Дейком мы различаем понятия "ситуация" и "контекст".
    Ситуация представляет собой реальное "положение дел, в котором имело место коммуникативное событие", контекст включает в себя лишь лингвистически релевантные характеристики коммуникативной ситуации [97, с. 30].
     Коммуникативный контекст можно определить как тип социального контекста, который включает определенный набор значимых компонентов коммуникативной ситуации, детерминирующих выбор формы выражения речевого акта.
    Для каждого типа речевых актов набор таких компонентов будет различен. Например, адекватность употребления репрезентативных РА будет зависеть от такого параметра, как эпистемическое состояние говорящего, то есть от степени его осведомленности о фактическом состоянии дел и от характера имеющихся в его распоряжении данных. Для директивов одним из наиболее существенных факторов является "фактор адресата".
    По мнению А. Д. Арутюновой, коммуникативное намерение должно согласовываться с социальными психологическими характеристиками адресата. Среди параметров, влияющих на выбор речевого варианта выражения ДРА, называются возраст, общественное положение коммуникантов, степень интимности, отношения между ними, возможности адресата относительно выполнения действия; местонахождение коммуникантов, канал коммуникации, присутствие постороннего ("фактор слушающего").
В качестве базовых, определяющих коммуникативный контекст директивных речевых актов, рассматриваются три экстралингвистических фактора: 1) ролевые отношения; 2) отношения социально-психологической дистанции и 3) обстановка общения [13 - с. 61]. Ролевые отношения зависят от ролевых характеристик коммуникантов. Социальная роль коммуниканта может определяться его положением, его позицией в инфраструктуре социальных отношений (учитель, ученик, начальник, подчиненный, сослуживец), его статусом (отец, друг, любовник, пожилой человек, юноша, ребенок, мужчина, женщина), ситуацией общения (пешеход, покупатель, гость, хозяин, клиент). Ролевые отношения (позиционные, статусные, ситуационные) определяют иерархию взаимоположения коммуникантов: ниже - равное - выше. Соответственно выделяются разные типы ситуаций - симметричные, или несубординативные, и асимметричные, или субординативные. В зависимости от направления коммуникации субординативные отношения реализуются в двух типовых моделях: старший - младшему и младший - старшему.
     Другим базовым фактором коммуникативной ситуации ДРА является социально-психологическая дистанция между коммуникантами, которая может быть определена как близкая или далекая в зависимости от степени интимности отношений между говорящим и слушающим.
    Третьим базовым фактором, определяющим выбор форм ДРА, является обстановка общения. Различают три типа: официальная, нейтральная, непринужденная. Официальная обстановка типична для общественных учреждений и институтов; нейтральная обстановка отличает общение в местах общественного пользования: улица, ресторан, транспорт, магазин и т. п.; непринужденная обстановка соответствует частным, интимным ситуациям: дома, на вечеринке, на отдыхе. Исходя из факторов дистанции и ролевых отношений, можно выделить следующие типы коммуникативных контекстов КК [13, с. 62]:
1. Симметричные КК
1.1. равный - равному при близкой социально-психологической дистанции;
1.2. равный - равному при далекой социально-психологической дистанции;
2. Асимметричные КК
2.1. младший - старшему при близкой социально-психологической дистанции;
2.2. младший - старшему при далекой социально-психологической дистанции;
2.3. старший - младшему при близкой социально-психологической дистанции;
2.4. старший - младшему при далекой социально-психологической дистанции;
    Использование представленной здесь типологии коммуникативных контекстов позволяет с достаточной степенью точности решить вопрос выбора речевого варианта директива, адекватного в определенной ситуации общения, и установить закономерности соответствия формы и коммуникативного контекста.
     Существует два типа вариативности в языке: внешняя и внутренняя. Внутреняя вариативность обусловлена внутриязыковыми процессами и выражается в множественности способов передачи определенного значения. Внешняя, или социальная, вариативность, вызывается действием внешних факторов и проявляется в процессе речевого общения. В пределах социальной вариативности выделяются две разновидности: стратификационная, непосредственно связанная со структурой общества, и ситуативная, связанная с ситуацией общения  [90, с. 78]. Мы рассматриваем ситуативную вариативность на уровне директивных речевых актов с тем, чтобы определить а) каким образом факторы коммуникативной ситуации влияют на способы выражения директивной интенции говорящего и б) какова корреляция формы с определенными конфигурациями ситуативных признаков.

2.3. Коммуникативно-прагматический диапазон форм выражения директивных речевых актов.

I. Императивные предложения.
Императивные предложения  (ИП) являются прямым грамматическим средством выражения директивной коммуникативной интенции. Различают следующие варианты императивных предложений: 1) глагольные ИП: а) с синтетической формой императива - Take it! Be quiet, б) с аналитической формой императива, образуемой с помощью Let - Let me do it; в) эмфатические ИП - Do be quiet!, г) модифицированные ИП с конечными формативами will you? - Take it, will you?; 2) безглагольные эллиптические ИП; а) именные - Dinner!, Three whiskies, please, б) наречные - Forward!
I.1.  Императивные предложения с синтетической императивной формой глагола [13, с. 65].
Такие ИП употребляются для выражения прескриптивных ДРА, когда налицо прагматическая пресуппозиция облигаторности выполнения действия, обеспеченная приоритетной ролью говорящего. КК употребления таких высказываний отражает субординативные отношения и далекую социально-психологическую дистанцию между коммуникантами.
Начальник подчиненному: Get those letters copied, sharp as you can (J. Priestley).
Попытка использовать императив как форму побуждения при равных отношениях между коммуникантами может встретить отпор со стороны адресата, который не признает за говорящим права на приказ.
Девушка юноше, ненамного ее младше: "You run and get your work done, little boy". "I'm as big as you are" (J. Priestley).
Чаще всего эта форма используется при равных отношениях между коммуникантами.
Жена мужу: Drink your tea before it gets cold (L. Jones).
Использование этой формы при обращении младшего к старшему может быть расценено как фамильярное.
Дочь отцу в гостях: You are a rotten father. I've told you that before. Now introduce me (J. Priestley).
ИП типичны при выражении предложения и приглашения в КК субординативных или равных отношениях между коммуникантами.
Владелец бара посетителю: Соme again, young man (J. Priestley).
I.2. Эмфатические императивные предложения.
Эмфатические ИП употребляются при равных отношениях между коммуникантами и близкой социально-психологической (СП) дистанции. КК их употребления всегда эмоционально маркирован. Выполняя усилительную функцию, эти конструкции оформляют ДРА просьбы, приглашения, собственно побуждения в трех типах КК:
1) когда говорящий подчеркивает свою особую заинтересованность в каузируемом действии:
Молодая женщина подруге: Do tell me about your trip to Rome. I'm dying to hear the details (L. Jones).
2) для выражения настойчивого побуждения, когда адресат совершает действия, неприятные для говорящего: Oh, Dick, do stop singing like that. People will think we're mad (R. Kipling).
3) при повторном побуждении, в ответ на отказ или проявление нежелания совершить действие, к которому побуждает говорящий: Give me a penny, Papa. I have nothing for you. Do give me just one penny.
I.3. Императивные предложения с конечными формативами.
В ИП этого типа в качестве конечного форматива служат либо присоединительные вопросы will you? won't you? can you? could you?, либо условные предложения if you please, if you can, if you don't mind.
Конечные формативы апеллируют к желанию или способности адресата и в силу этого служат маркерам и вежливости.
Женщина телефонистке: Leave me through, will you? (K. Amis).
Формативы, выраженные условными предложениями, служат маркерами вежливости в любых коммуникативных контекстах. Наибольшее распространение эти формы имеют при выражении прескриптивных ДРА в официальной обстановке общения или в присутствии посторонних слушателей, при любых ролевых отношениях.
Конторский служащий подчиненному (в конторе): Mr. Poe, get the release papers, if you please (W. Thackeray).
Редактор молодому сотруднику: Formulate it, if you can (J. Galsworthy).
I.4.  Императивные предложения с аналитической формой глагола.
Наибольшее распространение имеют ИП с местоимением 1 л. мн. ч., выражающие предположение совершить некоторое совместное действие. Такая форма ДРА уместна в КК несубординативных отношениях при близкой СП дистанции в непринужденной обстановке.
Врач коллегам в больнице: Let's not get into a medical discussion, gentlemen, on this fine day! (T. Caldwell).
В ситуациях, когда говорящий не может быть исполнителем каузируемого действия, форма Let's служит для выражения реквестивного ДРА.
Молодой человек хозяйке дома: Let us have some music, Miss Sedley (W. Thackeray).
I.5. Безглагольные (эллиптические) императивные предложения.
Безглагольные ИП представляют собой достаточно распространенный способ выражения ДРА в ситуациях определенного плана: а) в стандартизованных ситуациях с заранее известным ритуалом поведения - в магазине, за столом, в кафе, в операционной, б) в ситуациях, для которых характерен "дефицит времени". В таких ситуациях естествен процесс свертывания высказывания за счет элиминирования элемента, заранее известного для коммуникантов. В КК с заданной обстановкой общения эллиптические ИП выражают ДРА распоряжения-заказа. Естественно, что в таких ситуациях ролевые характеристики говорящего и отношения интимности нерелевантны. ИП, выражающее заказ, может быть смягчено за счет обращения и маркеров вежливости.
Посетитель кафе буфетчице: Two double whiskies, please, and two small soda  (J. Priestley).
В прагматической ситуации приказа, то есть при субординативной приоритетности говорящего и облигаторности действия, эллиптические ИП служат категорической формой выражения прескриптивных ДРА.
Королева солдатам: Off with his head! (L. Carrol).
Эллиптические ИП представляют собой кодифицированные формы выражения военных команд: Eyes right! Равнение направо! About face! Кругом!
В заключение заметим, что императивные предложения различаются по признакам экспрессивности и вежливости, что является причиной их прагматического диапазона.
II. Повествовательные предложения.
Повествовательные предложения имеют широкое распространение как косвенная форма выражения директивной интенции.
II.1. В английском языке выделяются два типа: эксплицитные и имплицитные повествовательные директивы (ПД). Эксплицитные ПД отражают различные условия осуществления директивного речевого акта в своем пропозициональном содержании, имплицитные ПД не содержат в своей семантической структуре элементов директивной интенции.
К речевым конвенциям можно отнести выражения прескриптивных ДРА с помощью предложений, в которых эксплицируется будущее действие адресата. В субординативных КК при обращении старшего к младшему такие формы имеют силу приказа, распоряжения, предписания как в официальной, так и в неофициальной обстановке общения.
Учитель ученикам: You will all stand up when the master enters.
Владелец имения своему клерку: "I want to look at my Will and Marriage Settlement, Gradman". Old Gradman ... drew out two drafts from the bottom drawer (J. Galsworthy).
Суггестивные ДРА могут быть выражены предложениями, содержащими оценку ситуации, целесообразности действия в КК непринужденной обстановки при равных отношениях и близкой СП дистанции между коммуникантами.
Муж жене: Bella, about  the coffee, while you are talking it's getting cold (A. Elliot).
Чаще всего ПД употребляются для выражения реквестива, когда говорящий предпочитает тактику намека прямому выражению просьбы.  В зависимости от приоритетности/неприоритетности говорящего такие высказывания интерпретируются либо как прескриптивный, либо как реквестивный ДРА. Ср.: Хозяин дворецкому: It's getting dark - Bring in the light. Дочь матери: I'm hungry - Give me some food.
Повествование-потребность уместно в стандартизованных ситуациях (в магазине, в кафе) для выражения объекта действия, совершение которого входит в обязанности адресата.
Покупательница продавцу: I need a pair of strong walking shoes - Show me some walking shoes.
Клиент официанту: I want something hot to drink - Bring me... [13, с. 76].
II.2. Предложение с модальными предикатами.
Модальные глаголы (МГ) английского языка представляют собой сложную семантическую систему, элементы которой способны выражать различные оттенки модальности возможности и необходимости. Наряду с выражением отношений между субъектом и признаком, обусловленных внутренними и внешними объективными факторами, и значений вероятности и достоверности, МГ регулярно используется для выражения деонтической модальности, отражающей необходимость и возможность, обусловленную социальными нормами или волей субъекта модальности.
Директивная иллокутивная семантика выражается высказываниями с МГ must, have to, be to, should, ought, shall.
Must является самым частотным из всех МГ. Основным семантическим компонентом выражаемых с его помощью ДРА является сема субъективного волеизъявления. Must означает, что обязательство накладывается самим говорящим.
You must  stop smoking (I want you to).
В силу того что must обладает ярко выраженной субъективной окрашенностью, употребление предложений с этим МГ при выражении прескриптивных ДРА уместно в типах КК:
1) когда говорящий находится в непререкаемой приоритетной позиции и может быть уверен, что его волеизъявление является достаточным основанием для каузирования действия адресата:
Отец семейству (в положении беженцев): We must keep quiet (A. Elliot).
2) В КК при близкой СП дистанции, равных отношениях и непринужденной обстановке, в которой авторитарность такой формы побуждения не будет воспринята как оскорбительная:
Невеста жениху: When we are married you must get rid of Jeeves (P. Wodehouse).
3) в асимметричных КК при любой СП дистанции, если речь идет о действиях бенефактивных для адресата:
Врач пациентке: You must be careful about crossing the street while you're so weak (E. Glasgow).
Конструкции с must вполне приемлемы при выражении суггестивных ДРА, в особенности приглашения или предложения чего-либо приятного.
Хозяйка гостье: You must have some tea (J. Galsworthy).
Совет может быть оформлен с помощью must лишь в тех КК, когда между коммуникантами существуют достаточно близкие отношения или когда статус говорящего, его возраст, жизненный опыт позволяют ему выражаться столь прямолинейно.
Сестра брату: "And you must have a hot bath and a warm drink". He accepted her ministration as a matter of course (B. Temple).
Cреди модальных предикатов возможности can, could, may, might наибольшее распространение при выражении ДРА имеет МГ can, который используется при оформлении всех типов директивов, однако его сфера функционирования ограничена нейтральной и непринужденной обстановкой общения. Чаще всего can используется для  выражения суггестивных ДРА: предложения, приглашения, совета. Типичный для этой формы КК предполагает, помимо непринужденной обстановки, несубординативные отношения между коммуникантами при близкой СП дистанции.
Отец сыну в кафе: You can take the carriage to take you down (J. Galsworhty).
Отрицательные высказывания с МГ саn участвуют в оформлении ДРА запрещения, а) основанного на нормах, б) базирующегося на субъективном волеизъявлении говорящего.
Юноша девушке: "You can't go home tonight". "Please, Anders" (T. Elliot). При выражении ДРА разрешения участвуют два МГ - can и may. May чаще встречается в официальной обстановке общения при далекой СП дистанции между коммуникантами, can - в нейтральной или непринужденной обстановке и при близкой СП дистанции.
Хозяйка дома и ее знакомая: "May I stay to luncheon, Jinny? It's such a dreary day". "You can always" (B. Temple).
MГ should и ought to  употребляются в суггестивных ДРА, выражая побуждение к действию, бенефактивному для адресата. Семантическое различие между этими МГ сохраняется и в директивных высказываниях: should отражает субъективное мнение говорящего, тогда как ought to имеет пресуппозицию, что мнение говорящего совпадает с морально-этическими нормами, принятыми в данном социуме. Ср.: You should forgive him; well, you ought to accept what Waring thinks about it - he has the right to be consulted (M. Alexander).
Выражение совета при помощи высказываний с МГ should, ought to уместно в двух типах КК:
а) при равных отношениях и близкой СП дистанции между коммуникантами:
Девушка молодому человеку: And she is the kind of woman you ought to marry (B. Temple).
б) при обращении старшего к младшему при любой СП дистанции:
Хозяин гостю: You should look at the British Museum (J. Galsworthy).
III. Вопросительные предложения.
Вопросительные предложения являются косвенной формой выражения  директивной иллокуции и подразделяются на эксплицитные и имплицитные.
Вопрос-побуждение имеет следующие разновидности: Will you do X? Won't you do X? Could you do X? How about doing X? Эта форма является нормативной в следующих КК:
а) при выражении ДРА просьбы и предложения в непринужденной обстановке и близкой СП дистанции равных по статусу коммуникантов и при обращении старшего к младшему:
Сестра брату: Will you drop this letter for me?
б) при выражении приглашения при субординативных отношениях младший старшему:
Племянница дяде: Will you take the arm-chair, Uncle? (M. Alexander).
Широко распространенной формой вопросов-побуждений является модель с МГ возможности Can you do X? Эта форма является нормой при выражении просьбы и предложения в симметричных и асимметричных КК в любой обстановке при любой СП дистанции.
Посетитель редактору газеты: "Саn you step round to the Connoissours' Club this morning some time?" "Certainly, sir" (J. Galsworthy).
Вопрос-разрешение с МГ саn, may может использоваться в своем прямом значении для выражения запроса на разрешение совершить действие. May выражает большее почтение к адресату.
Молодой человек новому знакомому: May I offer you a cocktail or a glass of sherry? (J. Galsworthy).
Вопрос-намек является имплицитной формой косвенного побуждения, ибо не содержит упоминания о действии, желаемом для говорящего. Регулярной формой выражения просьбы служит  вопрос о наличии у адресата ресурсов для совершения желаемого или необходимого для говорящего действия: Наve you got light? - Give me light, please [13, с. 84 - 86].
Подводя итог изложенному, сделаем некоторые выводы:
- в выражении директивной коммуникативной интенции участвуют все типы модальных форм;
- в каждом прагматическом контексте форма характеризуется определенным набором коммуникативных контекстов употребления;
- коммуникативный статус (обычная, вежливая, грубая) формы изменения в различных коммуникативных контекстах;
- наибольшая вариативность форм наблюдается в реквестивных ДРА, наименьшая - в прескриптивных ДРА;
- наибольшим прагматическим диапазоном обладают императивные предложения, наименьшим - вопросы-намеки.
Выводы по второй главе:
1. Направление языкознания, занимающееся проблемами взаимоотношения языка и общества, получило название "социальная лингвистика". Семидесятые годы 20 века ознаменовались бурным развитием социолингвистики. Наиболее развернутую модель социальной детерминации речевой деятельности предложил Д. Хаймс.
2. К основным проблемам социолингвистики относятся:
- язык и социология личности;
- социальные аспекты речевого поведения: социолингвистическая теория речевого поведения, социальные детерминанты речевого поведения, социолингвистические модели речевого поведения.
3. При выборе формы выражения речевого акта коммуникативный контекст играет важную роль. Коммуникативный контекст можно определить как тип социального контекста, который включает определенный набор значимых компонентов коммуникативной ситуации. В качестве базовых, определяющих коммуникативный контекст директивных речевых актов, рассматриваются три экстралингвистических фактора: 1) ролевые отношения; 2) отношение социально-психологической дистанции и 3) обстановка общения. Исходя из этих факторов выделяют несколько типов коммуникативных контекстов: симметричные и асимметричные.
4. Коммуникативный контекст тесно связан с формой выражения директивных речевых актов. Каждая форма употребляется для выражения определенных прагматических видов директивных речевых актов, то есть имеет различные прагматические контексты употребления.

Глава 3. Особенности оформления публичных директивов в британском английском.

3.1. Правосознание общества и публичные директивы.

    Характерная черта современного этапа развития гражданского общества в правовых государствах - стремление его членов обеспечить не только соблюдение юридически закрепленных прав личности, но и гарантировать уважение ее этических прав. Фактически это означает требование к окружающим признавать достоинство личности, ее право на бережное отношение к тому, что принято называть public self-image. Признание таких прав означает одновременно и отрицательную оценку принуждения, посягательства на свободу выбора человеком собственной линии поведения.
    Нормы межличностных отношений, соответствующие современному правосознанию, нашли отражение в теории вежливости, активно разрабатываемой в последние десятилетия. В теории вежливости пересекаются социология, психология и лингвистика. Лингвопрагматика играет в ней ведущую роль, так как областью проявления вежливых и невежливых установок является прежде всего речевое взаимодействие (см. с. 23).
    Следует отметить, что в работах по теории вежливости, посвященным различным национальным культурам, указывается на преувеличенное внимание к FTA в англоязычных странах. Эта тенденция связывается с индивидуализмом западной цивилизации, чрезмерной озабоченностью автономностью личности. В странах Востока большее значение придается ориентации на коллективное взаимодействие, на чувство социальной защищенности личности в различных сообществах, ради которой можно поступиться свободой выбора поведения и не так остро реагировать на директивные, регулятивные РА типа просьбы, приказания, требования и т. п. [6, с. 75].
    Проблема "язык и культура" многоаспектна. Культура противостоит природе. Лат. cultura (от colo - обрабатываю, возделываю) означало нечто взращенное трудом человека. Культура - это продукт социальной, а не биологической активности людей. Язык же выступает как явление и культуры и природы [34, с. 49]. Воздействие культуры на язык проявляется в своеобразии самого процесса общения в разных культурах, что сказывается в некоторых особенностях лексики и грамматики, а также в особенностях нормативно-стилистического уклада языка.
    В каждой культуре поведение людей регулируется сложившимися представлениями о том, что человеку полагается делать в типичных ситуациях: как ведет себя пешеход, пассажир, врач, пациент, гость, хозяин, продавец, покупатель, официант, клиент и т. д. Речевое поведение человека в той или иной роли определяется культурными традициями общества. У разных народов общение в "одноименных" ситуациях протекает в разной стилистической тональности. В традиционных восточных культурах обращение жены к мужу - это обращение младшего, подчиненного, к господину. Во многих культурах с распространением и демократизацией образования сокращается былая речевая субординация в общении учителя и ученика [34, с. 60].
    Разнообразны модели речевого поведения гостя и хозяина. У североамериканских индейцев вполне обычен невербальный контакт: можно прийти к соседу, молча покурить полчаса и уйти; это тоже общение. В европейских культурах общение обычно заполнено речью, создающей хотя бы видимость обмена информацией. Ср. ритуал визита в русском дворянском быту начала ХIX в. в описании Л. Толстого: "Уж так давно... Графиня... Больна была бедняжка... на бале Разумовских...графиня Апраксина...я так была рада", - послышались оживленные женские голоса, перебивая один другого и сливаясь с шумом платьев и придвиганием стульев. Начался тот разговор, который затевают ровно настолько, чтобы при первой паузе встать, зашуметь платьями и проговорить..." [34, с. 60].
    Культурные традиции определяют разрешенные и запрещенные темы разговора, а также его громкость и остроту. Вот как описывает современный китайский автор церемонию первого визита в Древнем Китае: "На стук гостя к воротам выходил слуга и, узнав о цели визита, говорил: "Мой хозяин не смеет Вас принять. Поезжайте домой. Мой хозяин сам навестит Вас". Посетитель должен был отвечать: "Я не смею затруднять Вашего хозяина...". Таким образом, национально-культурная специфика речевого поведения сказывается в том, что стилистические средства, имеющие "одноименную" стилистическую маркированность, в разных культурах могут быть связаны с нетождественными коммуникативными ситуациями, с различными стереотипами поведения. Например, в корейском языке категория вежливости насчитывает семь ступеней: 1) почтительная, 2) уважительная, 3) форма вежливости, характерная для женской речи, 4) учтивая, 5) интимная, 6) фамильярная, 7) покровительственная. Для каждой формы вежливости характерен свой набор грамматических, словообразовательных и лексических показателей [34, с. 61].
    Сопоставление языков можно эффективно использовать при формировании предмета прагмалингвистики. Одним из важнейших результатов наблюдения за речью людей, относящихся к разным языковым коллективам, явилась мысль о том, что несмотря на единство законов логики и познания мира, народы обладают определенным национально-специфическим "видением мира", по-разному отражают в языках окружающую действительность, так как "сам язык формируется в процессе познавательной деятельности данного народа".
Национальные особенности речи, наряду с общностью материальной культуры и психологического склада, представляют собой неотъемлемый признак нации. Так, по словам Вяземского, "французы шутят для уха, русские - для глаз". Французский язык любит ясность, немецкий склонен к уточнениям", - считал Ш. Балли [85, с. 34]. Русский язык проявляет тенденцию к употреблению в прямом значении слов, изображающих предмет, действие, качество в их деталях. Русские непосредственно выражают свои чувства и эмоции в общении. У британцев интенсивность эмоциональных переживаний опосредована этническими и социальными характеристиками личности. Чем выше степень интенсивности эмоций, тем ближе к северу Великобритании живет человек; чем выше степень интенсивности эмоциональных проявлений, тем ниже социальное происхождение и статус человека (общее восприятие). В ряде ситуаций степень интенсивности эмоциональных переживаний у британцев значительно превышает таковую у русских. В цирке, на концертах, стадионах, бегах, скачках британцы эмоциональнее русских. Обращает на себя тот факт, что русских до глубины души трогают и потрясают страдания людей; англичан - страдания животных [73, с. 73].
    Нормы речевого поведения предполагают определение социально значимых реакций. Национальной спецификой характеризуются не только отдельные приемы, но и текстообразующие категории, социальный символизм в речи, ориентировка на этические ограничения и др. Примером того, как при инвариантной интенции и заданной перлокуции языка прибегают к разным категориям плана выражения являются ситуации массового информирования. Предупреждающие и запрещающие объявления во всех языках отвечают требованиям ясности, точности, краткости. Но в каждом языке есть свои наборы таких клише, стандартных формул объявлений, которые в сознании каждого говорящего коллектива выполняют определенную прагматическую функцию (побудительную). Так, если в русской среде данный эффект достигается использованием инфинитива, наречного односоставного номинативного предложения (например, "Осторожно", "Не курить!", "Ремонт" и др.), то для англичан здесь более уместно использование императива или герундия (например, "Веware of cars!", "Children crossing!" и др.). Национально-специфически выглядят и объявления типа: "Passengers must not cross the line", "Please leave the bathroom as you would wish to find it". Таким образом, идиоматические модели побудительных предложений в языках приобретают статус прагматических маркеров. Различия в национальных семантических формах мышления могут объясняться несовпадением языков на уровне системы, нормы и узуса. Это означает, что в языках не совпадают средства выражения эквивалентных значений или ситуаций. Эту причина кроется в несовпадении компонентов самих ситуаций, обусловленном социокультурными различиями в национальных коллективах. Это - "социокультурный стандарт", проявляющийся, например, в формах речевого этикета [75, с. 39].
    В межличностных отношениях малого социума многое действительно зависит от национальных традиций, однако вопрос о вежливости, понимаемой как право личности на уважение ее достоинства, на защиту от посягательств на ее "лицо", касается и взаимоотношений личности и власти в лице различных социальных институтов, регулирующих поведение людей в их повседневной жизни. Именно этим взаимоотношениям и посвящен нижеследующий анализ: речь в нем пойдет о публичных директивах, то есть знаках и объявлениях Великобритании, вывешиваемых в общественных местах и призванных регулировать поведение граждан, предписывая им поступать в соответствии с указаниями облеченного властью прескриптора во имя блага общества в целом [6, с. 76].

3.2. Анализ публичных директивов британского английского.

    Для анализа практического материала следует вспомнить доказываемый нами тезис о том, что способы лингвистического оформления публичных директивов зависят как от их содержания и условий предъявления, так и от того, насколько институты власти страны уважают не только юридические, но и этические права своих сограждан, насколько четко они осознают необходимость бережного отношения к их личному достоинству. Таким образом, мы постараемся показать, что вербальная форма публичных директивов в большей степени отражает степень правосознания общества на всех ступенях социальной иерархии, хотя и варьируется в зависимости от этических факторов. Поэтому ниже будет показано, как различные объявления, дорожные знаки, таблички, которые можно встретить в  учреждениях, магазинах, больницах, кафе и проч., в Британии вербально оформляют FTA, в какой степени они учитывают принцип вежливости и, следовательно, реагируют на требование граждан уважать их достоинство.
    Однако прежде чем перейти к анализу материала, представленного в виде 11 тематических блоков под названиями: road (дорога), transport (транспорт), disabled people (люди-инвалиды), hospital (больница), animals (животные), tidiness (порядок), factories (заводы), leisure places (места отдыха), purchase (покупка), museums (музеи), eating places (места общественного питания), следует охарактеризовать некоторые аспекты коммуникативной ситуации, возникающей в процессе контакта между отправителем и получателем директивного сообщения. Отправителем здесь выступает прескриптор - облеченный властью субъект воли, который опирается на признаваемое обществом право издавать распоряжения, обязательные для исполнения. Тем самым прескриптор оказывается выше в социальной иерархии. Получатель или адресат выступает как индивидуальный, но анонимный член общества, стоящий ниже в иерархии, однако имеющий ряд признаваемых прескриптором прав, в том числе и этических, включающих соблюдение традиционных форм вежливости.
    Особенностью описываемой ситуации является и способ предъявления директива, то есть "канал связи": адресат воспринимает текст в условиях, когда "все денотаты ... и их связи даны индивиду ... наряду с текстом также и в чувственном опыте". Это обстоятельство, а также необходимость мгновенной реакции на директив требует максимальной краткости текста. Следовательно, от таких текстов закономерно ожидать соблюдение максимы Грайса: "Говори все, что необходимо, но ничего сверх того". Соблюдение же принципов вежливости, влекущее за собой добавочную информацию, приводит к нарушению максимы количества и тем самым маскирует этикетную часть сообщения [6, с. 77].
    Особенно важным для наших целей является "упаковочный" аспект директивов. В анализируемом материале имеются различные грамматические модели и лексические средства, используемые для оформления прескриптивных текстов. Эта вариативность позволяет выразить директивный смысл с разной степенью категоричности или, напротив, придать ему более интимную, неофициальную тональность. Употребление этикетных формул, обоснований, упоминание о санкциях за  нарушение предписаний дополняют арсенал средств, обеспечивающих возможность либо усилить директивный эффект, либо сделать этот FTA минимально болезненным для адресата.
    Для анализа каждого из 11 блоков директивов в отдельности следует представить составленные нами таблицы:
Таблица 1 (см. также с. 113).
I. Прямые формы выражения.
I.1. Глагольные императивные предложения (ИП).
Stay in Lane
Reduce speed now

I.2. Именные ИП:
1) (No) + N(существительное)
2) (No) + V-ing(герундий)
3) существительное + only
No Hard Shoulder for 150 yards
No skateboarding or roller blading
Police Patrol Vehicles only
I.3. Наречные ИП.
Dead slow through the Courtyard
Slippery when wet

II. Косвенные формы выражения.
II.1. Репрезентативные РА в виде повествовательных предложений (ПП).
А. Предложения с глагольными предикатами в форме индикатива
Bicycles Locked To These Railings Will Be Removed
B. Предложения с модальными глаголами, входящими в составное модальное сказуемое, а также ПП с пассивными конструкциями, которые образуются при помощи глаголов запрета и разрешения - prohibit, forbid, permit, allow.
U-turns prohibited for 2 miles

II.2. Употребление РА в качестве косвенного способа выражения ПД: РА благодарности и РА извинения.
Thank You For Shopping With Us
Sorry for any delay

Таблица 2 (см. также с. 127).
I. Прескриптивные ДРА (приказ, запрещение, собственно побуждение, разрешение, инструкция, предписание, заказ, требование).
I.1. Запрещение.
Dumping prohibited
I.2. Приказание.
I.3. Требование.
Food and drink must not be consumed in the library
All Vehicle Engines Must Be Switched Off In This Area
I.4. Предписание.
In case of breakdown stay with vehicle and await rescue
I.5. Разрешение.
In case of emergency the keys for this barrier can be obtained from the Golf shop or the Starters' Hut
I.6. Инструкция.
Suspecr packages.
If you see an unattended package or bag
1. Alert our Staff or a Police Officer
2. Do not ignore it
3. Do not touch it
If you have any information on terrorists activities call 0800 789 321 The 24 hour hot line.

II. Реквестивы (просьба, мольба, приглашение).
II.1. Просьба.
Please Drive Carefully Through Our Village
II.2. Приглашение.
Welcome to Pathology

III. Суггестивы (совет, предложение, предупреждение).
III.1. Совет.
Tiredness can kill - take a break
III.2. Предложение.
The income generated from car parking will be used for the benefit of patient care
III.3. Предупреждение.
Right lane must exist
Теперь, используя таблицы и знания о разнообразных коммуникативных стратегиях, рассмотрим публичные директивы, собранные в разных городах и деревнях Великобритании. Для анализа представлено 11 блоков:
I. Road.
Дорожные знаки представляют самую большую группу британских публичных директивов. Видимо, с этой сферой чаще всего людям приходится сталкиваться в жизни. Отправителями сообщений здесь выступают дорожные комитеты, дорожные ремонтно-строительные управления, иногда жители, а адресатами - водители и пешеходы. Для выражения своего волеизъявления, направленного на каузацию деятельности адресата, говорящий в основном использует следующие прагматические типы директивов: запреты, требования, предупреждения и редко просьбы. Данные типы могут иметь различную форму выражения. Преобладают прямые формы: глагольные и именные императивные предложения. Это говорит о том, что предъявитель сообщения предпочитает категоричную форму выражения своей коммуникативной интенции, связанную с высоким риском жизни на дороге, где все должно жестко регулироваться. Эта группа насчитывает 118 прескриптивов:
В зависимости от стратегии, которую выбирает говорящий, произведя оценку ситуации, дорожные директивы можно проанализировать следующим образом:
I. В этой группе ДРА имеют прямую форму выражения и представлены глагольными и именными императивными предложениями (ИП). Эти конструкции являются наиболее экономичными, краткими способами выражения таких прескриптивных ДРА, иллокутивная цель которых будет понята слушающим и побуждаемое действие будет выполнено им, то есть все условия успешности осуществлены. По этой причине в данных прескриптивах отсутствует вежливость. Трансактная цель точно передать слушателю информацию о том, как ему действовать в данном окружении, доминирует над интерактной целью, которая предполагает заботу о лице слушателя.
В этом случае прескриптор использует стратегию, которая служит для совершения ДРА открыто, без компенсаций (boldly, on record). Он выражает ДРА прямо, кратко, без двусмысленности, следуя максимам кооперации Грайса: высказывание предстает настолько информативным, насколько этого требует цель запретить совершение  данного действия (максима количества), прескриптор говорит о своем намерении правдиво (максима качества), говорит ясно только о том, что имеет отношение к делу (максима релевантности и манеры). У таких ДРА степень ликоущемляющего эффекта высока, так как прескриптор наделен властью. Отсюда, между отправителем сообщения и получателем установлена далекая социальная дистанция. Здесь говорящий не принимает во внимание нужды положительного и отрицательного лиц адресата.
1) Stay in Lane. Lane - одна из размеченных параллельных полос магистрали, предназначенных для транспорта с разной скоростью движения. Поэтому чтобы избежать аварий прескриптор в лице автоинспекции категорично просит водителей придерживаться своей полосы.
Kill your speed. Этот знак появился на дорогах Великобритании совсем недавно. Обычно встречается вариант Reduce your speed. Директив kill your speed привлекателен с точки зрения стилистики: он представляет собой оксюморон - стилистический прием, посредством которого предмету речи приписывается признак, противоречащий природе определяемого. Это - столкновение слов, имеющих определительную, предикативную или обстоятельственную связь друг с другом, но логически не совместимы (например, kill and speed). Здесь имеется в виду kill your speed rather than a pedestrian.
Loads for Escort wait here. Знак, часто встречающийся на магистралях, предназначен для грузового транспорта. Полиция, выступающая в качестве прескриптора, категорично просит, даже приказывает грузовому транспорту остановиться, чтобы быть сопровождаемым ей через перенаселенные районы. Словосочетание Loads for Escort служит обращением и стоит в первоначальной позиции, что в какой-то степени смягчает категоричность высказывания.
Give Way to Lifeboat Emergency Vehicle. В нескольких местах на причале можно увидеть знак "Уступите дорогу транспорту, который  в случае происшествия немедленно доставит спасательную бригаду к спасательной лодке". Благодаря прописным буквам  этот длинный директив хорошо и быстро читается.
By-pass us now. Жители одной их британских деревень вывесили этот весьма категоричный знак на обочине дороги  в качестве протеста против строительства очередной дороги через их поселение. Причиной этому послужило перегруженность уличного движения и загрязнение воздуха. Таким образом, роль прескриптора выполняют здесь жители деревни и ее администрация, обращая свой приказ на вполне понятных основаниях к строительным организациям и водителям - адресату.
Slow down - children crossing. "Замедли ход - переход для детей". Такой знак часто можно увидеть около школ и игровых площадок. Показательно то, что автоинспекция не просто предписывает замедлить ход, но еще и указывает причину этого, аргументируя тем, что переход именно для детей - для самых маленьких граждан, которым зачастую трудно ориентироваться на дорогах. А поэтому более бдительными в этой ситуации должны быть взрослые, взяв предосторожность на себя. К сожалению, у нас в России редко можно увидеть подобный знак.
Yield to pedestrians. "Уступите дорогу пешеходам". Yield - глагол с широкой семантикой. Одно из его значений - это уступать, соглашаться, идти на уступку и поддаваться. А поэтому водителей здесь просят не столько буквально уступить дорогу, а сколько  подождать - пойти на уступку пешеходам, многим их которых часто хочется перейти дорогу побыстрее, забывая об угрозе собственной жизни.
Dead slow through the Courtyard. Прескриптив, обращенный к автомобилистам, которые собираются заехать на задний дворик замка. Это надо сделать "dead slow" "ужасно" медленно. Прескриптор (возможно, владелец замка) не объясняет свое требование. Поэтому мы можем предположить, что причиной может быть соблюдение тишины и порядка внутри этого сооружения.

 2) В нижеследующих директивах британский прескриптор выражает предупреждение категорично, без каких-либо формул вежливости, так как дело касается безопасности личной или частной собственности адресата. Поэтому вежливость будет излишней - адресат должен сам понимать, что несмотря на директивную форму выражения, заботятся именно о нем. Вот эта очевидная забота и нейтрализует ликоущемляющий эффект данной разновидности ДРА.
Beware stray cattle. "Осторожно: отбившиеся от стада животные!". Очень часто коров выпускают пастись на луга без ограждений, и иногда они выходят на проезжую часть. С одной стороны,  в данном предупреждении отправитель сообщения заботится о животных, с другой - уберегает автомобилистов от испуга, неприятностей или непредвиденных происшествий.
Do not proceed when water reaches this level. (Consult tide-tables for safe crossing).Это один из случаев выражения запрета на продолжение действия слушающего или получателя сообщения. Здесь пропозициональное содержание выражается эксплицитно. Возможно говорящий был уже свидетелем действий получателя сообщения до момента установления знака на этом месте. Знак располагается на дороге, проходящей вдоль берега моря, и запрещает движение, когда вода достигает определенного уровня, показанного на знаке. В противном случае машину может затопить.
Tiredness can kill - take a break - прескрипция, выраженная в предельно явном виде, так как  дело касается безопасности адресата. Лучше остановиться и отдохнуть, чтобы сохранять бдительность на дороге, а не ехать в сонном состоянии. Tiredness can kill - пояснение, аргументирующее совет. Оно играет роль усилителя, но не смягчает категоричность.
Если говорить о стилистических приемах, то здесь имеет место олицетворение. Свойства человека переносятся на отвлеченное понятие tiredness - tiredness can kill.
Turn car off. Надпись у легко воспламеняющихся объектов, требующая выключить машину, чтобы избежать возгорания (машины работают на искровом режиме).
In case of breakdown stay with vehicle and await rescue. В случае поломки советуют остаться с машиной и ждать аварийной бригады. Такое категоричное предписание звучит даже как-то успокаивающе и обнадеживающе ("ждите - скоро приедут").
Pedestrians obey your lights. Пешеходам категорично заявляют следовать правилам дорожного движения.

3) Многообразие средств выражения прохибитивного значения связано в первую очередь с тем, что запретительный смысл может быть передан единицами разных частей речи. Один из случаев - употребление отрицательного местоимения no, допускающее сочетания с герундием или существительным и создающим односоставную структуру типа:
Risk of Forest Fire. No smoking! Такая табличка была прикреплена к дереву в лесу. Прескриптор лишний раз напоминает об опасности пожара.
No Parking Here. Наречием here подчеркивается, что именно в этом месте нельзя парковаться. Табличка, часто вывешиваемая у частных гаражей.
No Hard Shoulder for 150 yards. Прескриптор предупреждает, что на протяжении 150 ярдов невозможно пристать к обочине.
No skateboarding or roller blading. Зачастую молодым людям, катающимся на скейтах и роликах в неположенных местах, категоричный запрет уместен и очень полезен.
No pedestrians, no cycles, and no horse-drawn vehicles in the tunnel. Только что появившийся знак у входа в новый тоннель. Британцев удивляет то, что там упоминается транспорт на конной тяге, что давно уже не встречается в тех краях. Однако, этот факт невольно заставляет улыбнуться, навевая сцены из старых кинофильмов - топот лошадиных копыт...
No motors or cycles on the mown verges. В Англии не предполагается вежливое обращение к людям, которые любят парковать машины или ставить другой транспорт вблизи ухоженных газонов.
4) В директивах этой группы прескриптор  руководствуется принципом вежливости, используя стратегию косвенного запрета - запрет  следует из выводного знания, он имплицитен и тем самым  меньше ущемляет самолюбие адресата. Ограничительная частица only указывает на какую-то социальную группу или организацию, которым тот или иной знак что-то разрешает. Из имплицитного знания все остальные понимают, что указанное в директиве действие  им запрещено.
Doctor parking only. Табличка висит около дома врача. Парковать машину в этом месте может только он и больше никто. Такое оформление директива может быть продиктовано условиями работы этого врача - частыми выездами. Поэтому быстрая и близкая  от дома парковка просто необходима (место должно быть свободным).
No through traffic or residents only. Здесь прескриптор выбирает интересную тактику: сначала он запрещает движение "No through traffic", а потом разрешает, но только на сей раз "движение" жителей.
Police Patrol Vehicles only. Этот случай можно рассмотреть в связи с ситуацией "дефицита " времени - график работы полицейских патрульных машин скользящий, а поэтому при выезде и въезде на стоянку  посторонний транспорт не должен мешать.
5) Нижеследующие директивы представляют интерес тем, что имеют только трансактную цель - информирование слушателя. Чем быстрее и качественнее будет проходить этот процесс, тем эффективнее будут действия получателя сообщения. В данных примерах предъявитель сообщения - автоинспекция, а получатель - водитель. Двигаясь с большой скоростью по дороге, водитель должен успеть прочитать информацию на знаке, поскольку она представляет собой текст, а не рисунок. Такая обстановка требует от знаков краткости и ясности. Принцип экономии предписывает сокращать количество времени и усилий, необходимых для кодирования и декодирования сообщения. Графические средства, обладая специфическими присущими им значениями, способствуют экономии вербальных средств в передаче смысла и отвечают требованию "максимум сигнала - в минимум времени". Принцип ясности относится к различным уровням кодирования текста и содержит две максимы: а) максиму прозрачности и б) максиму недвусмысленности. Первая максима требует прямой и прозрачной связи между значением и фонетической формой. Максима недвусмысленности требует организовать сообщение таким образом, чтобы не возникло опасности двусмысленного понимания сообщения адресатом.
London Orbital. Вокруг больших городов обычно есть кольцевая дорога. Движение по этой дороге значительно экономит время при выезде или въезде в город, так как проезд напрямую редко возможен. Данный знак встречается сотни раз, что позволяет водителю, едущему с большой скоростью, не пропустить его.
SOS Telephone. Вдоль дороги через каждую милю располагаются таксофоны оранжевого цвета (оранжевый цвет выбран специально - он хорошо виден в сумерках).
Cattle Crossing. Знак прикреплен  к ограде на краю луга, где пасутся коровы. В этом месте скот переходит дорогу, когда его ведут доить.
Elderly People. Если водитель видит такую табличку, то первое, что приходит ему на ум - пансионат или дом престарелых, около которых должна соблюдаться осторожность.

6) Эту группу составляют ДРА предупреждения, которое является косвенным побуждением и имеет пропозициональное содержание, указывающее на существующую опасность или на возможные неблагоприятные последствия какого-либо действия для адресата. При помощи эллиптических и императивных предложений создается категоричность и ясность высказывания.
Hidden dip. Знак на длинной неровной дороге, предупреждающий о возможных ямах.
Warning falling rocks. Предупреждение на дороге, ведущей через небольшие горы.
Ice on bridges. Предупреждение "Лед на мостах", намекающее водителю сбавить скорость, так как скользко.
Spray likely when wet. В этом районе очень влажный климат, поэтому автоинспекция сочла нужным предупредить, что во время дождя видимость значительно ухудшается.
Traffic Signal & Speed Cameras. Предупреждение водителям о том, что они приближаются к камерам, которые фотографируют номерные знаки в случае превышения скорости.
Unmarked police cars operating on this area.  Водителям в ненавязчивой форме сообщается, что полицейские машины, дежурящие в этом районе, специально не имееют никаких опознавательных знаков.
Accident Reduction Scheme. Табличка имеет огромные размеры. Прескриптор обозначает территорию, на которой водителей просят поспособствовать уменьшению автомобильных происшествий.
7) В данных ДРА можно посмотреть, как прескриптор реагирует на изменение функционирования городских служб. Обычно он уведомляет о закрытии дороги в связи с ремонтом или объезде, а также приносит извинения за причиненные неудобства.
Road closed
Major Road Works - Delays Possible
Sorry for any delay. Этот ПД относится к этикетным речевым ситуациям и представляет собой извинение. Этим директивом говорящий показывает, что он сожалеет о возможном совершении FTA. Таким образом, здесь существует угроза положительному лицу говорящего - его действия могут быть негативно оценены (см. c. 29).

II. Этот список ПД отличается использованием прескриптором отрицательной вежливости: данные FTA звучат как общепринятые нормы, выраженные номинативными предложениями. В таких ДРА запрет или разрешение переданы пассивными конструкциями, в которых запрещаемое (разрешаемое) действие выступает субъектом, а предикатом - его прямой запрет (разрешение), выраженный глаголами permit, prohibit, forbid. Говорящий интенсифицирует воздействие, "обезличивая" запрет. Подобные формы выражения ПД являются косвенными формами выражения.
U-turns prohibited for 2 miles.Знак, запрещающий поворот. Но сообщение о том, что через две мили повороты возможны, смягчает несколько запрет.
Cars and cycles not allowed through the gates. Знак, вывешенный у входа на территорию замка.
In case of emergency the keys for this barrier can be obtained from the Golf shop or the Starters' Hut Администрация автомобильных дорог закрыла дорогу, но предоставила возможность при чрезвычайных обстоятельствах открыть ее, оставив ключи в магазине принадлежностей для гольфа, располагающегося неподалеку. Здесь проявляется забота о нуждах адресата.
Bicycles Locked To These Railings Will Be Removed. Из этого ПД следует вывод: Don't lock your bicycle here or bicycle locking is prohibited. Подобные таблички прикрепляются к металлическим перилам.
Management accept no liability for damage to or loss of property or injury. All persons using these facilities and carpark do so at their own risk. Такой ДРА можно назвать успешным, так как он отражает компоненты ситуации побуждения, проявляя заботу об адресате. Вместо того чтобы просто написать No Parking, не показывая никакой заботы об адресате, говорящий сообщает, что менеджмент не несет ответственности за потерю или порчу имущества, что все, кто в этом месте паркует машину, делает это на свой риск. Видимо, до этой таблички там висела другая, например, no parking here, но она не была эффективной, и поэтому руководство вывесило более подробный прескриптив.
III. В следующих публичных директивах прослеживается позитивная вежливость. Прескриптор использует такие смягчающие стратегии, как употребление прагматического маркера please и стратегии сотрудничества. Люди, написавшие этот знак, призывают к сохранению порядка и безопасности в том месте, где они живут, и где приезжий может стать нарушителем. Прескриптор предицирует негативное действие и поэтому старается исключить возможность его совершения. Жители просят ехать осторожно и медленно через их деревню или город.
Please Drive Carefully Through Our Village
Please Drive Slowly Through Our Town
Please Drive Carefully - School Ahead
Please Drive Carefully - Hospital Ahead
Вывод: в дорожных директивах преобладает стратегия, в которой говорящий выражает ДРА открыто, без компенсаций. Такие директивы являются краткими и ясными, поскольку преследуют единственную цель - трансактную (точно передать слушателю информацию о том, как действовать в данном окружении). Поэтому в них отсутствует вежливость, и степень ликоущемляющего эффекта высока. В этой ситуации прескриптор обладает властью и устанавливает далекую социально-психологическую дистанцию, не принимая во внимание нужды положительного и отрицательного лиц адресата. Категоричность таких высказываний связана с высоким риском жизни на дороге, поэтому прескриптор должен высказываться в предельно ясном виде, где вежливость будет второстепенной.

II. Transport.
С публичными директивами в общественном транспорте гражданам приходится встречаться каждый день. В этой сфере коммунального хозяйства можно увидеть в основном прескриптивы: приказы, запрещения, инструкции, предупреждения, облеченные в прямые формы выражения: глагольные и именные императивные предложения. Второе место по частотности употребления занимают косвенные эксплицитные формы выражения: повествовательные предложения с модальными глаголами.
Проанализируем 11 директивов в соответствии с коммуникативной стратегией говорящего:
I. В нижеприведенных ПД говорящий совершает FTA открыто (эксплицитно), без компенсирующего акта. Их форма не нарушает максимы количества, не маскирует запретительный смысл. Такие ДРА не должны наносить моральный ущерб, так как имеют в виду пользу адресата.
Air Quality Improvement Area. Недавно появившийся знак в Лондоне. В столице уделяется много внимания проблеме загрязнения воздуха выхлопными газами. Поэтому любой транспорт, оставленный невыключенным в этом районе города, будет оштрафован. Прескриптор лаконично выражает свое предупреждение.
Visitors Notice – Pier Head – Lower Deck. Знак на причале, при помощи которого можно быстро сориентироваться, где располагается корабль и вход на нижнюю палубу.
Suspect Packages
 If you see an unattended package or bag
1. Alert our staff or a Police Officer
2. Do not ignore it
3. Do not touch it
If you have any information on terrorists activities call 0800 789 321 The 24 hour hot line.
Этот знак был замечен на втором этаже лондонского автобуса. ДРА представляет собой инструкцию: прескриптор дает четкие указания что делать, если граждане видят подозрительные пакеты. Приоритетность позиции предъявителя сообщения основана на знаниях в этой области. Такого рода инструкция базируется на прагматической пресуппозиции о том, что адресат (граждане) заинтересован в получении этих знаний. И цель прескриптора снабдить адресата указаниями о ходе выполнения действий. Обязательность выполнения инструкции определяется соображениями целесообразности, ибо невыполнение инструкции может привести к непоправимым последствиям, то есть адресат будет косвенно "наказан".
No Public Access at Any Time Except for Boat Passengers When Accompanied by Pier Staff.
Знак, запрещающий выход за пределы перил к краю причала. Это возможно только для пассажиров кораблей при посадке в присутствии обслуживающего персонала.
No smoking in any part of the railway system. Прескриптор категорично запрещает курение, не проявляя никакой заботы о тех, у кого курение - насущная потребность. Дело в том, что сейчас в Великобритании какое бы то ни было курение в поездах запрещено.
Boat Passengers Wait Here For Boarding Instructions. Знак, показывающий куда вставать в очередь для катания на прогулочном корабле. Особенность графического оформления длинных знаков в том, что ключевые слова пишутся прописными буквами, поэтому надпись хорошо читается.
Release of door blocking, use only in emergency! Прескриптор указывает на место аварийного выхода. А затем поясняет, что это можно использовать только в случае аварии. Восклицательный знак в конце предложения подчеркивает дополнение - use only in emergency! Графическое маркирование привлекает внимание читателя. Прагматическое назначение графических стилистических средств заключается в том, что пишущий, ориентируясь на читателя, при помощи графического выделения повышает вербальную действенность своего высказывания, стремится достичь взаимопонимания, что является целью коммуникации.
Do not open before train stops. Здесь прохибитив реализуется как локализованный по отношению к другому действию. Такой запрет относится к действию, которое адресат, по мнению прескриптора, может совершить до или после другого действия ("Не делай V  после того (перед тем), как P"). При этом прескриптор создает эффект присутствия. Отправитель сообщения знает, что некоторые люди стараются выскочить из поезда до полной остановки. Поэтому чтобы избежать несчастных случаев и уберечь пассажиров от необдуманного шага, прескриптор категорично запрещает открывать двери до полной остановки.
II. Следующие ПД служат примерами использования говорящим стратегии с компенсирующим актом: применением отрицательной вежливости - сохранением свободы действий адресата. Здесь присутствуют эксплицитные косвенные формы выражения.
Failure to park within marked bays or to display a valid pay and display ticket may result in the offending vehicle being clamped. "Неправильная парковка может привести к тому, что транспорт будет сцеплен". В этом знаке наблюдается следование смягчающим стратегиям (по Касперу, mitigating strategies). Прескриптор утверждает запрет как общепринятое правило и использует повествовательное предложение с модальным глаголом "may". Модальный оттенок возможности "may" служит для смягчения коммуникативного намерения говорящего.
Caution – Lower Deck May Be Slippery. Отправитель сообщения предупреждает о том, что нижняя палуба может быть скользкой. Говорящий предупреждает об осторожности, но не говорит туда не ходить.
Handbrake, misuse will be punished. "Ручной тормоз, неправильное использование будет наказано". Использование знаков препинания, выделение смыслового центра высказывания шрифтами и прописной буквы (см. также предыдущий директив) способствует однозначному пониманию высказывания. Говоря об отношениях, которые возникают в акте коммуникации между адресантом и адресатом, Дж. Лич характеризовал их как отношения, в ходе которых говорящий и слушающий разрешают проблему. Для говорящего она формулируется так: "Если мне хочется добиться определенного воздействия на сознание слушающего, то как наилучшим образом я могу достичь этой цели, используя язык?". Слушающий решает проблему другого рода: "Если говорящий сказал то-то и то-то, какое воздействие намеревался он на меня оказать?". Немаловажная роль в достижении коммуникативно-прагматического эффекта в письменной речи принадлежит графическим стилистическим средствам и знакам препинания.
Вывод: в такой сфере коммунального хозяйства, как общественный транспорт, говорящий предпочитает выражать свои намерения открыто, то есть использует стратегию без компенсаций (boldly, on record). Сфера общественного транспорта функционирует по своим правилам, выполнение которых должны обеспечивать специальные организации (например, транспортные управления), выступающие в роли говорящего. Проявляя заботу о пассажирах и сохранении общественного порядка, говорящий не считает нужным облекать свои коммуникативные интенции в более вежливую форму.

III. Disabled People
За рубежом, в частности в Британии, людям-инвалидам оказывают больше внимания и учтивости чем в России. Вывески, ставящие таких людей в приоритетную позицию, встречаются повсюду. В приведенных ниже ПД говорящий выбирает прескриптивы - предупреждение, запрещение, разрешение, а также реквестивы - просьбу, облекая их в прямые и косвенные формы. В зависимости от ситуации говорящий выбирает стратегию без компенсирующего акта или положительную вежливость. Присутствие таких вывесок говорит о высокой культуре жителей этой страны.
I. Стратегия без компенсаций (on record).
1. Lift - for disabled only.  Знак, вывешенный на железнодорожном вокзале. Людям-инвалидам вместо эскалатора предлагается лифт. Отрицательная частица оnly помогает выделить эту группу людей как специальную, особую. Прескриптор сознательно ставит людей-инвалидов в приоритетную позицию - этот лифт только для них и больше ни для кого.
2. Wheelchair Accessable Taxis. Табличка, обозначающая место, где можно взять такси, вмещающее инвалидную коляску.
3. No Access for Wheelchairs. Знак на причале. Прескриптор категорично запрещает вход инвалидам в колясках исключительно из позитивных соображений - проход не подходит для колясок.
II. Стратегия с компенсирующим актом: говорящий выбирает положительную вежливость. ПД представлены  как "общепринятое" правило: "У нас в обществе именно так и не иначе".
4. People with disabilities have priority in the hire of these vehicles. Около ряда машин-такси. Знак сообщает о том, что люди с физическими недостатками могут нанять этот транспорт вне очереди. Этот ДРА в форме повествовательного предложения представляет собой прескриптив - разрешение. Говорящий санкционирует действие, исходя из пресуппозиции, что адресат желает его совершить. Говорящий разрешает инвалидам пользоваться этим транспортом вне очереди.
5. Please be courteous to those with disabilities. Данный ДРА относится к реквестивным ДРА - просьбам. Табличка располагается в многоэтажном автопарке. Прескриптор просит учтиво обходиться с людьми-инвалидами за рулем, используя маркер вежливости please.
Вывод: в приведенных пяти директивах на стратегию без компенсаций наблюдается больше примеров. Но показательно то, что когда говорящий хочет добиться от людей учтивого отношения к инвалидам, то он выбирает стратегию позитивной вежливости.

IV. Hospital
Этот список вывесок был записан во время посещения одной из местных больниц в городе Брентвуде, располагающемся на востоке недалеко от Лондона. Знаки очень различались своими размерами, формой и цветом. Что касается цвета, то казалось, что администрация придерживается определенного кода. Все указания, относящиеся к парковке транспорта (parking signs), были написаны белым по голубому. Знаки, поставленные автоинспекцией (police signs), обозначены черным на белом. Знаки безопасности (security signs) - зеленые. Знаки, предупреждающие об опасности, риске (hazard signs), - желтые. Указатели направления (directional signs) написаны красным на белом. Для анализа собрано 46 вывесок (см. c.137).
I. Эта группа представляет прямые формы выражения коммуникативной интенции. Говорящий эксплицитно выражает свои намерения по отношению к адресату - посетителям больницы, пациентам, обслуживающему персоналу. По выполняемой роли прескриптор (администрация больницы) занимает позицию выше адресата, поскольку именно адресат пользуется услугами данного заведения. Это дает ей возможность устанавливать категоричные знаки, проявляя заботу об адресате или контроль за порядком.
1) Pull Door Hard to Open. Говорящий проявляет заботу о посетителях - предупреждает, что дверь нужно открывать с силой. Надпись на двери.
Warning – switch off heater before refuelling.  Написано на машине скорой помощи. Предупреждение, которое можно отнести к формуле: "делай V перед тем, как..."
Fire action
1. Break glass of nearest fire alarm point
2. Leave the building by the nearest exit door.
Do not re-enter the building.
Obey the instructions of Hospital Staff or Fire Brigade
3. Staff. Telephone 444 to inform hospital Switchboard of location. Attack the fore with equipment provided if it is safe to do so
Огромный знак-инструкция около противопожарных предметов, дающий указания в случае пожара. Инструкция является наиболее распространенным видом директивных актов, который получает письменное оформление в виде текста, имеющего специфические особенности. Цель инструкции - снабдить получателя алгоритмом действий, целесообразных при осуществлении определенной деятельности, что, в свою очередь, базируется на пресуппозиции, что адресат не может эффективно выполнить каузируемое действие, не будучи информирован о ходе его действий. Эту инструкцию можно отнести к недеонтическим. Здесь прескриптором является инженер по технике безопасности, который определяет оптимальную модель поведения с целью лучшей организации поведения людей в случае пожара в здании. Адресат сам прибегает к помощи инструкции, когда приступает к выполнению действий. Вместе с тем свобода адресата в принятии решения о выполнении/невыполнении каузируемых действий детерминирована соображениями практической целесообразности. Порядок осуществления ряда последовательных действий может регулироваться самой последовательностью их выполнения либо числовой нумерацией. Синтаксис инструкций отличается простотой и ясностью с преимущественным использованием двух типов предложений - императивных и простых повествовательных предложений. Обилие прямых форм побуждения составляет прагматическую особенность РА инструкции. Принцип вежливости не распространяется на этот тип директивов, что, очевидно, связано с тем, что к недеонтическим инструкциям адресат прибегает добровольно, в тех случаях, когда ему необходима помощь. Другими словами, инструкция выступает в социальной роли реактивного совета.
Turn car off – exhaust fumes enter hospital.  Прескриптор приказывает выключить машину, так как выхлопные газы проникают в больницу. Если говорящий пишет turn your car off, то он обычно пишет, зачем это надо сделать. В данном случае пояснение следующее - exhaust fumes enter hospital.
2) No clinical waste or sharps, No glass, No Aerosols. Надпись на мусорной корзине, запрещающая выкидывать острые принадлежности, стекло и аэрозоли. Прескриптор выражает заботу об обслуживающем персонале больницы.
 No unauthorised parking. "Без разрешения не парковаться". Этот ПД привлекателен тем, что содержит литоту - нарочитое преуменьшение, состоящее в употреблении антонима с отрицанием. Вместо категоричного высказывания authorised parking only прескриптор пишет no unauthorised parking, употребляя отрицательную частицу no перед словом с отрицательным префиксом. Таким образом, при помощи литоты говорящий снижает категоричность своего требования, то есть уменьшает ликоущемляющий эффект. Знак говорит: "Парковаться можно только тем, кому разрешено".
 Нередко в английских предложениях литота приобретает оттенок эмфазы. В русском языке из-за омонимии отрицательного префикса и отрицательной частицы такое сочетание невозможно.
Operating Theatres – No unauthorised entry.  "Операционные - без разрешения не входить". Говорящий выбрал стратегию косвенного запрета - запрет следует из выводного знания, тем самым меньше ущемляет самолюбие адресата.

3) Service Lift – hospital staff only.  Надпись на лифте. Этим лифтом может пользоваться только персонал больницы. Один из принципов работы больницы заключается в том, что все должно работать четко, без перебоев. Врачи и другой персонал должны быть обеспечены всеми необходимыми для такой работы условиями.
Ambulance Cars only. "Въезд только для машин скорой помощи".
Disabled parking only. Handicapped parking only. Disabled Badge Holders Only. В одной и той же больнице было замечено три разных варианта обращения к инвалидам. Смысл прескриптивов одинаковый - "Парковка исключительно для людей-инвалидов".
Ambulance Cases Only. Табличка на внешнем дворе больницы. Этот вход только для тех людей, которых привезли на скорой (специальный вход в больницу должен быть свободным).
4) Attention.Closed Circuit television Video in Operation. Знак безопасности (security sign) металлической платформы. Говорящий предупреждает, что в больнице работают телекамеры.
Patient Safety Hazard. "Опасно для жизни". Красная табличка.
Havering Hospitals - Latest News. Знак под стеклом на стене, сообщающий о событиях в местных больницах.
Out – Patients Prescription In.  Надпись на ящике, в которую пациенты опускают рецепты для приготовления лекарств.
Quiet  hospital zone.  Прескриптор сообщает, что здесь должна соблюдаться тишина (это предупреждение особенно важно для водителей).
Deaf or slow children at play.   Предупреждение о том, что здесь играют глухие дети.
II. Директивы этой группы ориентированы на компенсирование необходимости отрицательного лица в сохранении своего личного пространства, где говорящий использует косвенные средства выражения, относясь с уважением к адресату. Прескриптор утверждает FTA как общепринятое правило.
 This hospital Trust cannot accept responsibility for loss of money or damage to property unless it is handed in for safe-keeping. Говорящий вежливо объясняет, что не может принять ответственность за пропажу денег или порчу имущества, если они не сданы в комнату хранения. Прескриптор косвенно намекает - hand in your money or property  for safe-keeping. Этот директив представляет своеобразный отказ -  говорящий информирует о невозможности  совершить потенциально каузируемое действие со стороны адресата. Здесь он бережет свое отрицательное лицо - свободу действий: не дает нежелательные обещания, когда он не хочет этого делать. Придаточное предложение, вводимое маркером unless, подтверждает стратегию отрицательной вежливости говорящего: он не принуждает адресата сдавать вещи в комнату хранения, он предоставляет ему возможность этого не делать. Говорящий использует косвенные средства выражения (здесь ПП с модальным глаголом) и не предполагает, что А способен или желает совершить Д, а предполагает, что А, вероятно, не совершит Д.
Mobile phones must not be used or switched on in this area.  Говорящий запрещает использовать мобильные телефоны или держать их включенными. Модальный глагол must характеризует непререкаемую приоритетную позицию говорящего, который уверен, что его волеизъявление является  достаточным основанием для каузирования действий адресата. Позиция отправителя сообщения позволяет выражаться прямолинейно. Но говорящий не употребляет местоимений I  and you, он обезличивает запрет, используя пассивную конструкцию, которая позволяет выражать намерения безотносительно к формулирующему лицу. Здесь mobile phones - запрещаемое действие в качестве субъекта, а must not be used - прямой запрет в качестве предиката.
All Vehicle Engines Must Be Switched Off In This Area. "Двигатели должны быть выключены на этой территории". Знак у главного входа в больницу.
To be closed at night and in emergency. Модальный глагол to be to придает высказыванию оттенок категоричности и ощущение далекой психологической дистанции между говорящим и слушающим. "Эта дверь должна быть закрыта ночью и при аварии".
III. На примерах этих ПД можно посмотреть, как говорящий прибегает к стратегии вежливости, когда ему нужно добиться положительной реакции от адресата и не ущемить его "лицо". Во всех директивах данной группы говорящий проявляет внимание к интересам, нуждам и имуществу адресата.
1)  Police Notice. Motorists! Thieves operate in this area.  Табличка на внешней стороне больницы. Полиция предупреждает водителей о том, что в этом районе орудуют воры. Этот ПД является хорошим примером распределения информации по степени значимости и выделения смыслового центра. Восклицательный знак заменяет слово attention. Говорящий заинтересован, чтобы с имуществом адресата ничего не произошло. С одной стороны, Г заботится об А, с другой - о себе: ему не надо будет искать пропавшее имущество и воров. Таким образом, мы можем утверждать, что Г и А - сотрудничающие стороны, что является одним из способов реализации стратегии вежливости.
The income generated from car parking will be used for the benefit of patient care. Надпись на большой металлической платформе с ценами за парковку в зависимости от времени. Прескриптор (администрация больницы) сообщает, что деньги, полученные за парковку, пойдут на нужды больных. Говорящий призывает к своеобразной совместной деятельности по сбору средств, тем более что получатель сообщения (люди, паркующие свои машины на той стоянке) могут оказаться пациентами больницы.
Ambulances – if engines must be left on, then spaces are available on the opposite side of the turning circle, away from the building. Это обращение к водителям скорой помощи. Говорящий идет на уступку - разрешает не выключать машины, если  необходимо. Но соблюдая интересы слушателя, он также делает оговорку - это возможно только в специально отведенном месте в стороне от здания. Применение стратегии вежливости здесь происходит через осуществление потребности А (ради общей деятельности - уходу за больными).
2)  Нижеследующие ДРА представляют собой просьбы, выраженные в пределах одного высказывания (микроакта). На этом уровне принцип вежливости реализуется при помощи прагматического маркера please. Реакция адресата на просьбу может быть отрицательной (отказ выполнить каузируемое действие) или положительной (согласие выполнить действие). Поскольку со стороны говорящего может последовать отказ, то существует угроза потери "лица" говорящим. Отсюда, говорящий выбирает такую стратегию, которая оптимально позволит компенсировать потерю лица или уменьшить его риск.
 Please clear your tables and put all rubbish in the bins provided. Thank you. У этого ПД интересная "обертка": он начинается с вежливого маркера please и заканчивается этикетной формулой thank you. Именно со слова please англичане чаще всего начинают свою просьбу и всегда благодарят словами thank you. Англичанин посчитает оскорблением, если ему не скажут:"Thank you." Если рассматривать thank you как маркер благодарности, то мы можем сказать, что здесь говорящий "humbles his face", то есть унижает свое лицо, принимает долг. В качестве говорящего выступает персонал буфета в больнице, который просит чистить тарелки и выкидывать отходы в корзины. Интерьер буфета отличается красивым дизайном. На одном из столбиков повешена просьба. Чистота в буфете не позволяет проигнорировать эту просьбу.
When Snack Bar is closed please use the Hospital restaurant in the main corridor. See below for opening times. Администрация больницы просит пользоваться рестораном, когда закрыт буфет.
Please return to the Receptionist after you have seen the Doctor.Thank you. Пациентов просят обратиться в регистратуру после посещения врача.
In Everybody's Interest Especially Those Seaking Treatment Please Park Correctly in the Marked Spaces.Thank you. "В интересах каждого, особенно тех, кто обращается с проблемами в больницу, парковаться в специально обозначенных местах." Этот ПД интересен тем, что прескриптор себя относит к категории "каждый", тем самым не ставя себя в позицию выше адресата. А после своей просьбы еще и благодарит, что усиливает его стратегию вежливости.
Blood Tests – Please take a ticket from the machine. "Анализ крови - возьмите, пожалуйста, номерок из автомата".
Welcome to Pathology. В этой надписи моим друзьям - британцам сразу бросилось в глаза слово WELCOME. Их реакцией было:"What a nice touch!" - "Прекрасное дополнение!". Welcome to pathology - Добро пожаловать в отделение патологии! При помощи слова welcome говорящий приглашает пациентов в это отделение. Таким образом мы можем говорить о проявлении здесь стратегии вежливости.
Snack Bar welcomes you. "Добро пожаловать в буфет!"
Вывод: проанализировав больничные ПД, мы заметили, что таблички, повешенные внутри здания, отличаются большей вежливостью по сравнению с теми, которые висят снаружи больницы. Таким образом, можно сказать, что прескриптор оберегает все происходящее в таком заведении как больница от разнообразных явлений вне этого здания. В целом, три приведенные выше группы больничных директивов равны по количеству примеров. Отсюда, вежливые директивы представляют одну треть.

V. Animals
Этот блок представляет директивы, обращенные к владельцам домашних животных, живущих в городах. Известно, что домашние любимцы (pets) создают непростые проблемы для муниципальных властей. Поэтому возникает необходимость выработки определенных правил провоза животных в транспорте, допуска или запрета приводить их (главным образом собак) в общественные места - парки, скверы, магазины, кафе и т. д. Эти правила должны, с одной стороны, учитывать интересы владельцев и самих животных, а с другой - правила гигиены: безопасность пассажиров: детей и других граждан. В этих условиях прескриптору приходится проявлять достаточную гибкость, чтобы гармонично сочетать интересы обеих "сторон". Это делает директивы такого типа особенно интересными для настоящей работы.
В нашей стране подобная область городского права пока не очень разработана. Даже в больших городах объявления, упоминающие животных, встречаются редко. Поэтому неясно, можно ли заходить с собаками в магазины или кафе. В парках и скверах преобладают запретительные объявления: "Вход без собак!", "Вход с собаками воспрещен". Формулы вежливости в таких случаях не употребляются.
В странах Западной Европы и США права сторон определены более четко. В целом здесь, как и в других областях, заметно стремление прескриптора не ущемлять интересы владельцев и их питомцев, одновременно проявляя заботу о безопасности и  комфорте других граждан. Характерна в этом плане  табличка у входа в один из английских  парков-заповедников: Dogs are welcome only on a lead. Эта формулировка выгодно отличается от более распространенных  инструкций, типа немецкой Hunde an der Leine fuhren. Преимущество английской формулировки в том, что в ней акцентируется положительное отношение к намерению адресата (dogs are welcome), то есть учитывается принцип вежливости. На этом фоне менее ущемляюще выглядит требование водить собаку на поводке.
В случаях, когда прескриптор считает необходимым "власть употребить" и запрещает приводить собак в общественные места, он часто тем не менее проявляет озабоченность сохранением "лица" адресата. Англия известна своей лояльностью к домашним любимцам. Конечно, и здесь можно найти объявления типа No dogs allowed, однако более типичны No dogs, sorry или объявления-просьбы: Pets are requested to be left at the door. Встречаются  даже таблички с извинениями за "ущерб", причиняемый посетителю с собакой: We are sorry, your dog will have to wait outside.  Интересно привести немецкие примеры: Ich darf nicht rein. Ich muss draussen bleiben (Rathmayr, 1989; 72). Содержащийся в них запрет на вход в помещение с собакой сформулирован как бы от "лица" самой собаки, сознающей неуместность своего появления в общественном месте. Шутливый тон говорит о стремлении прескриптора компенсировать ущерб, причиняемый "лицу" адресата, характерное для современного правосознания.
I. В этих ПД говорящий не обращает внимания на положительное или отрицательное лица адресата. Выражая свои требования прямо, он заставляет адресата принять ту или иную линию поведения, несмотря на  возможное отсутствие у него желания сделать это.
Keep your dog in sight and under control.  Этот знак был замечен в одном из лондонских парков, где говорящий просит не отпускать свою собаку.
Keep your lead handy, you may need it.  Говорящий предицирует действие адресата, заключающееся в том, что адресату может понадобиться поводок, чтобы он не убирал его далеко. В парке могут гулять дети, которых больше всех могут напугать собаки.
Keep your dog on a lead.  Говорящий прямо говорит адресату держать собаку на поводке, потому что в некоторых местах парка - местах обитания каких-либо зверей это обязательное правило.
Scoop the poop! Look out for the dog bins and use them. Этот ПД также висит в одном из лондонских  парков. Говорящий откровенно, без всяких стеснений приказывает убирать нечистоты за собаками и выкидывать их в специальные корзины. На этом директиве интересно показать действие одного из способов оформления текста при помощи эмоционально-экспрессивных средств. Экспрессивность - свойство текста, которое передает содержание, смысл с увеличенной интенсивностью. В словосочетании Scoop the poop! есть следующие явления: 1) ассонанс - вид звукового повтора, образуемого повтором гласных звуков. Его задача придать высказыванию интонацию настойчивого подчеркивания - Scoop the poop Look...; 2) аллитерация - повтор одинаковых согласных - Scoop the poop! Англо-саксонская  поэзия не знала рифму, и аллитерация была основным связующим звеном; 3) Слова scoop - poop - look задают ритм предложению. Ритмическая организация делает более четкой и мысль, и эмоцию говорящего.
Beware of the dog.  "Осторожно: собака!". Прескриптор указывает на существующую опасность или на возможные неблагоприятные последствия какого-либо действия адресата.
No pets.  Запрет выражен в предельно явном виде - "Никаких животных!". Знак при входе в сквер.
No dog beyond the shop. Except guide dogs.  Владелец магазина (прескриптор) обращается к покупателям (адресату), чтобы они  не только не входили в магазин с собаками, но и рядом с магазином животных не должно быть.
No dogs except guide dogs. Такую табличку можно часто увидеть перед входом в библиотеку, музей, художественную галерею и продуктовые магазины.
No pigeon feeding. "Кормить голубей запрещается!". Знак, располагающийся около небольшого парка.
Do not feed the deer.  Табличка прикреплена к проволочной ограде, которая огораживает специальную территорию для ланей. Прескриптор запрещает их кормить. С одной стороны, эти животные могут требовать особого корма, с другой - говорящий предупреждает всякого рода инциденты.
Dog pound.  Территория, где к ограде можно привязать собак, пока родители и дети на качелях.
II. В этом ПД прескриптор применяет стратегию отрицательной вежливости, используя пассивную конструкцию, "обезличивая" свое коммуникативное намерение. Он не говорит: "I forbid or I order you not to" или "You are forbidden to release your dog here", а делает субъектом собак Dogs must be on lead.
III. Нижеследующие директивы являются хорошими примерами использования стратегии позитивной вежливости.
Keep Our City Free of Dog Dirt. Clean It Up! Обычно подобные надписи размещаются на фонарных столбах. Несмотря на императивную форму изложения мысли, автор призывает к сотрудничеству - "Держать в  чистоте и порядке наш город!" Местоимение Our является маркером из группы in-group identity markers - маркеры принадлежности к одной группе.
Please respect the dog-free areas. These are fenced and signed.  Говорящий начинает свою просьбу с маркера please. Он просит с уважением относиться к тем территориям, где выгул собак запрещен. Такие места обнесены забором. Определением  dog-free говорящий характеризует территории,  куда адресат должен входить без животных.
Please respect other users and the wildlife (the park is for them too).  Косвенно говорящий указывает на то, что посетители с животными должны уважать других людей, отдыхающих в парке, так как парк и для них тоже.
Have fun with your dog!  Вот такой знак располагается около того места, где адресат может играть со своей собакой сколько угодно и как угодно. Директив представляет собой разрешение. Прескриптор исходит из пресуппозиции, что адресат все-таки был бы не против дать волю собаке и может быть с ней поиграть.
A dog is for life, not just for Christmas. Такой знак можно часто сейчас увидеть на задних стеклах машин. Некоторые люди покупают собак в качестве подарка на Рождество, хотя те, кому их дарят, не всегда этому рады.
Вывод:  из анализа вышеприведенных примеров можно заключить, что в целом говорящий довольно строг в регулировании обращения адресата с животными в общественных местах, выбирая стратегию без компенсаций и облекая свои коммуникативные намерения в глагольные и именные ИП. Что касается таких животных как собак, то встречается много примеров на стратегию положительной вежливости с применением маркера please (просьбы).  А это означает, что говорящий проявляет внимание к интересам адресата и нуждам его домашних животных.

VI. Tidiness
Проявления заботы о душевном комфорте адресата часто сопровождают вполне обоснованные рекомендации или запреты, например, не курить, не ходить по траве, не есть в общественных местах, не шуметь и т. д. Таким образом, приведенные в этом блоке директивы выполняют задачу регуляторов общественного поведения.
I. Стратегия без компенсаций. Прямые эксплицитные формы.
1) Keep off the grass. Иначе англичанин бы сказал: "No walking on the grass" - "Не ходить по траве".  Садоводство - одно из любимых занятий британцев. Отсюда, их бережное отношение к тому, что посажено и выращено своими руками.
City Litter Law. Put Your Litter In.  В городе, где была записана эта вывеска, существует закон, касающийся  выкидывания мусора. Другими словами, прескриптор хотел сказать, что бросать в городе мусор где попало запрещается по закону. Поэтому из выводного знания адресат понимает, что может быть наказан.
Put Litter in the Bin Or Take It Home.  Говорящий прямо говорит адресату выкидывать мусор в корзину или уносить домой.
Keep to public paths across farmland. Таким директивом прескриптор организует положительную программу поведения получателей сообщения - скажем, регулирует "движение" любителей загородных прогулок. В Англии очень развита сеть прогулочных дорожек, в пересечении которых располагаются пабы, где англичане могут выпить кружку пива и продолжить путь.
Take special care of country roads. Говорящий просит содержать в порядке загородные дороги. Здесь он как бы доверяет адресату - возлагая на него особую функцию, поскольку  сельская местность - это не город,  в уборке которого задействованы специальные службы. Поэтому здесь директив скорее выступает в качестве предписания или инструкции к поведению за городом.
Follow the Country Code Wherever You Go. Этот знак хорошо знаком тем, кто любит отдыхать в сельской местности. Он встречается повсюду в Англии и Уэльсе. Много лет назад его установила официальная организация под названием Countryside Commission. Прескриптор просит бережно относиться к загородной природе. Этот код поведения включает: guard against all risk of fire, fasten all gates, keep your dog under close control, keep to public paths, use gates and stiles to cross fences, hedges and walls, leave livestock, crops and machinery alone, take your litter home,  help to keep all water clean, protect wildlife, plants and trees, take special care of country roads, make no unnecessary noise, follow local by-laws.
Make no unnecessary noise. "Не шуметь". Говорящий просит не создавать шума, который противоречит естественному состоянию природы.
Do not urinate on this site except in the toilets provided.  Знак, обнаруженный на стройке. Говорящий запрещает использовать это место в качестве туалета.
Do not pick the flowers. "Не рвать цветы". Вывеска около клумб. В России таких табличек около клумб пока нет. Британский прескриптор догадывается о возможном правонарушении адресата, поэтому он решает при помощи такой надписи предупредить его.
2)  Такие безличные и безапелляционные директивы лучше выполняют функцию регуляторов, чем прямые директивы.
No food or drink, No hot ash. Вывески в одном из музеев Лондона. Здесь интересно то, как администрация музея запрещает курить - она пишет всего лишь No hot ash, и посетители понимают, что курение не разрешается.
No Litter; No Loitering. Это одни из вариантов запрещения выкидывать мусор на улице. Увидев No в сочетании с большой буквой L, англичанин сразу понимает, о чем идет речь, даже не читая до конца.
No Spitting. "Не плевать". Вывеска в Вестминстерском Аббатстве. Данное заведение поражает чистотой и зеркальностью пола.
Used tickets only.  "Только для использованных билетов". Предупреждение в автобусе. Говорящий запрещает выкидывать что-либо еще в этот ящик.
3) Bill Stickers will Be Prosecuted. Коммуникативное намерение адресата - предупреждение выражено повествовательным предложением. Оно говорит о том, что любой, кто наклеит на эту стену (стена одного из офисов в центре Лондона) объявления, будет вызван в суд и заплатит штраф.
II. Стратегия с компенсирующим актом. Применение отрицательной вежливости.
Food and drink must not be consumed in the library. Надпись в одной из крупных библиотек на юге Англии (г.Waterlooville), запрещающая есть в заведении. Здесь запрещаемое действие (употребление пищи) выступает субъектом, а предикатом - его прямой запрет, выраженный модальным глаголом, входящим в составное модальное сказуемое.
III. Стратегия с компенсирующим актом - применение положительной вежливости.
Enjoy the Countryside and respect its life and work.  Здесь прескриптор (организация, которая следит за порядком в сельской местности) разрешает наслаждаться загородной природой, но в то же время просит уважать ее законы.
Help to keep all water clean.  Говорящий информирует адресата об определенном положении вещей, что на данной территории следят за чистотой воды в реках и прудах. Выбирая прямую форму выражения своего коммуникативного намерения, говорящий возмещает потерю своего лица и лица слушающего тем, что просит адресата присоединиться к совместной деятельности по сохранению природы. Здесь действует принцип "Include both S and H in the activity" - вовлекай как говорящего, так и слушающего в совместную деятельность. Глагол help можно объяснить следующим образом: to make it possible or easier for someone to do something by doing part of their work or by giving them something they need. В самой семантике глагола help заложена просьба о помощи и кооперировании. Поэтому данная форма директива самодостаточна и лаконична без дополнительных маркеров вежливости.
Please Help Keep Our Country Beautiful. Здесь опять говорящий и слушающий - сотрудничающие стороны. "Пожалуйста, помогите сохранить нашу страну красивой."  Людей призывают к сохранению красоты. Вряд ли у нас в стране можно встретить призыв к совместной деятельности, так как институты власти России всегда были обособленны и изолированы от народа и привыкли авторитарно предписывать поведение граждан. Это предложение имеет более сильный призыв в сотрудничеству из-за сочетания please +  help.
Please leave this room in the state you would like to find it! Просьба в гостинице. Говорящий просит оставить комнату в таком состоянии, в котором адресат хотел сам бы ее увидеть, входя первый раз.
Вывод: в данном блоке директивов преобладают прямые формы выражения: глагольные и именные ИП, представляющие прагматический тип-требование, где отдается предпочтение стратегии без компенсирующего акта. Директивы на стратегию положительной вежливости занимают второе место по количеству примеров, а значит, из всех стратегий с компенсирующим актом говорящий больше использует ту, которая показывает, что нужды говорящего или адресата желательны другим. Наиболее привлекательными среди "вежливых" публичных директивов являются примеры на стратегию сотрудничества, поскольку они представляют собой прекрасные образцы отношений между институтами власти и гражданами.

VII. Factories, warehouses etc.
Примеры этого блока представляют вторую большую группу после дорожных ПД.
Эти примеры были записаны на стройках, фабриках, доках и электростанциях. В соответствии с коммуникативной стратегией сделан следующий анализ:
I. На примерах этой группы можно посмотреть, как говорящий пользуется стратегией без компенсаций, заботясь о безопасности и здоровье адресата.
1) Wear ear protectors when using this machine, Wear helmet, Wear Hard Hats, Wear Goggles, Wear Visor, Wear Welding Mask, Wear Safety Harness. Такие надписи висят на строительстве одного объекта. Говорящий требует надеть защитное приспособление для ушей, каски, защитные очки, козырьки, сварочную маску, защитный костюм.
Wear Gloves, Wear Protective Clothing, Wear hairnets. Таблички на фабрике, где упаковывают маргарин. Говорящий требует наличие перчаток, спецодежды и сеток для волос. Адресат (работники фабрики) должны придерживаться этих правил.
Know Your Safety Signs. На заводах в Англии располагается стена со всеми знаками безопасности. Таким образом администрация завода категорично просит работников и посетителей ознакомиться со всеми правилами.
All luggage looks alike. Make sure you have your own. Таможня предупреждает о том, что багаж выглядит одинаково. Поэтому граждане должны убедиться в том, что они взяли именно свои вещи. Вероятно, прескриптор уже сталкивался с ситуациями, когда забирали не свои сумки, а потом приходилось искать. Прескриптор исходит из того, что приезжающие или уезжающие потенциально способны на подобные действия. Прогнозируя их, он старается избежать неприятностей при помощи этой таблички.
Do not drink water. Знак, запрещающий пить воду около одного из доков в Портсмуте.
Do not climb on these walls. "На эти стены не взбираться." Табличка на строительном объекте (строительство новой телефонной станции).
Do not enter. Говорящий (строители) запрещает входить в помещение, которое видимо еще в процессе отделки: краска не высохла, или есть предметы, которые могут упасть.
Do not ride on hoist, Do not ride on forks. Два варианта запрещения катания  в целях развлечения на рабочих лифтах.
Do not reach under or over this machine when it is operating. Говорящий запрещает забираться под работающую машину - одно из устройств на стройке.
Do not watch the arc. Людям без сварочной маски запрещается смотреть на электродуговую сварку. Говорящий заботится о зрении адресата.
2) Данная группа  представляет собой РА запрещения, базирующийся на пресуппозиции наличия у адресата желания совершить некоторое действие, которое является нежелательным для говорящего. Одновременно с этим говорящий проявляет беспокойство о безопасности адресата.
No dumping, No swimming, No berthing, No diving, No skateboarding, No Busking,
No waiting, No trespassing. Такие знаки можно увидеть где угодно в городе. "Здесь не разгружать", "Не плавать", "Не причаливать", "Не нырять", "Не кататься на скейте", "Не спешить", "Здесь не стоять", "Без разрешения не входить" - эти знаки были записаны в одном из доков Портсмута.
3) Anglers Must Comply With Instructions of Pier Staff. Знак висит в порту. "Рыбаки должны подчиняться правилам, установленным работниками причала." Модальный глагол must показывает волеизъявление говорящего. Он приказывает адресату подчиняться правилам. Его непререкаемая приоритетная позиция дает ему право быть категоричным.
4) Таким образом электростанция предупреждает об опасности:
 Danger Electric Shock Risk, Danger Live Wires, Danger Buried Cables, Danger 240 Volts, Danger overhead Live Wires, Danger Men Working on Electrical Circuits. "Опасно: электричество", "Опасно: напряжение" и т. д. Данные ПД имеют в виду пользу адресата и не наносят ему морального ущерба, поэтому говорящий не маскирует их запретительный смысл.
Hard hat area, Unsafe water, Wet Paint, Noise hazard, Hazardous Spill, First Aid for Eyes.
Прескриптор выбирает лаконичные фразы, чтобы сказать адресату о том, что нужно надеть каску, что вода грязная - ее нельзя пить, что краска не высохла, что здесь слишком шумно, что здесь пролито, куда обращаться, если в глаза что-то попало и т. д.
Quality Control - вывеска на фабрике, указывающая на место, где продукция проходит контроль.
5) This fence is treated with anti-climb paint. Табличка на заборе у жилого дома. Чтобы уберечь свое имущество от воров, хозяин выбрал для забора краску, которая вообще не высыхает. Таким образом, говорящий дает адресату понять, что забираться в его владение через забор не стоит. Предупреждение представлено повествовательным предложением - косвенным способом выражения коммуникативной интенции.
II. Здесь говорящий использует стратегию отрицательной вежливости, то есть используя косвенные средства выражения, он предоставляет адресату выбор не совершать действие. Уменьшая угрозу потери "лица" адресата, говорящий обезличивает обращение, то есть не использует личных местоимений.
Ear protectors must be worn. "Должны быть надеты наушники".
Helmets must be worn.  "Каски должны быть надеты".
Safety shoes required.  "Требуются специальная обувь".
Ladders prohibited.  "Лестницы запрещены".
Ниже приведены семь вариантов запрещения курения на стройплощадках.
Smoking prohibited in this area. "На этой территории курить запрещено." Говорящий использует пассивную конструкцию, где опускает глагол-связку to be. Запрет выражен иллокутивным глаголом prohibit. Это повествовательное предложение, образованное при помощи глагола-запрета.
No smoking in this building.  Запрет, образованный отрицательным местоимением No c герундием. Считается, что односоставная конструкция с No + герундий или существительное сильнее действуют на адресата, чем директивы, начинающиеся с don't, поскольку оборот с No безличный.
No smoking or naked lights.
No smoking, no naked lights, no combustible materials.
No smoking beyond this point.
Designated no smoking. "Непредназначено для курения." Табличка висит на том месте, где запрещается курить, поэтому его название не упоминается, а указано лишь то, какое помещение, ему дана характеристика - designated no smoking.
III. Представляя эти директивы, можно поговорить о стратегии положительной вежливости. Все ПД являются предупреждением, выраженным косвенно посредством повествовательных предложений. Позитивная вежливость заключается в том, что говорящий призывает к некоторому сотрудничеству - отказаться от курения на этой территории, так как здесь это неположено:
This is a no smoking area; You are entering a no smoking area; You are entering a no smoking Zone. Содействие адресата в соблюдении порядка и общего для всех правила в зоне, установленной адресатом, и является сотрудничеством.
You have only one pair of ears! Protect them. "У вас только одна пара ушей! Берегите их".
Этот директив имеет личностный, непринужденный характер, поэтому его можно назвать "интимным". Говорящий при помощи стратегии "Joke" пытается заставить адресата защищать уши от шума на строительном объекте, ведь они у него единственные.
Вывод: большая часть примеров в этом блоке приходится на стратегию без компенсаций, выраженную глагольными ИП. Их можно поделить на отдельные смысловые блоки, в которых прескриптор указывает, что нужно носить (wear), например, на строительном объекте, что запрещается делать (no, don't), где адресата подстерегает опасность (danger) и т. д. Очень часто на фабриках, заводах, стройках можно прочитать на табличках такие ключевые слова, как area, water, paint, noise, hazardous, first aid etc.
Стратегии отрицательной вежливости также уделяется внимание, для того чтобы меньше ущемлять "лицо" адресата. А вот пример на стратегию "Joke" является совсем неожиданным в таком месте как стройка. Обычно подобного рода директивы  встречаются в заведениях с непринужденной, свободной обстановкой - в цирке, на концертах и т. п.

VIII. Leisure places
Администрация города вывешивает разнообразные вывески, информирующие людей о местах отдыха: парках, центрах, кемпинговых местах и т. д.
I. В этой группе ПД говорящий прямо сообщает о своих требованиях (стратегия без компенсаций).
Beware traffic in and around the park. Администрация парка (прескриптор) просит   посетителей (адресат) быть осторожными по отношению к транспортному движению в парке и за его пределами.
No flying of kites here.  В некоторых местах парка запускать воздушных змеев запрещено.
Fishing only from this bank.  Администрация позволяет рыбачить в парке, но только с определенных мест и только с ее разрешения.
Royal Parks.  Таким образом обозначают королевские парки в Лондоне.
Garden Centre. Знак, обозначающий садоводческий центр, где люди могут купить растения и орудия для садоводства.
Drug  Free Zone. Такой знак встречается  на домах несколько раз в центре Лондона. Табличка информирует о том, что на этих территориях употребление наркотиков запрещено (это свободные от наркотиков зоны).
Scout Camp Site. В Англии отводятся специальные места для людей, которые увлекаются кемпингом. Здесь они могут провести каникулы или отпуск, живя в палатке и готовя себе еду.
Private Property.  Знак, который часто вывешивают на дома и ставят на окраинах лугов, чтобы запретить вход посторонним людям.
Hampledon – the home of English cricket. При обозначении каких-либо спортивных мест англичане любят пояснять the home of ... (home means the place where you came from or the place where you feel happy and comfortable). В жизни Англии большое значение имеют различные общества и клубы, особенно спортивные, так как эта страна - родина многих спортивных игр, и английские термины и выражения вошли в обиход почти всех европейских народов. Поэтому Англия с достоинством и присущим ей правом может смело и дружелюбно утверждать, что то или иное место - это родина...
Lifeboat Service – Supported Entirely by Voluntary Contributions. Вывеска метр на метр, сообщающая, что спасательная служба работает исключительно на  добровольных взносах граждан. Рядом располагается ящик для денежных пожертвований.
All swimmers must take a shower before using the pool.  Говорящий напоминает, что перед тем как плавать в бассейне, пловцы должны принять душ.
All swimmers must wear their identification disks.  "Все пловцы должны иметь личные знаки".
Вывод: в местах отдыха в основном встречаются  знаки, в которых говорящий использует стратегию без компенсаций, регулируя порядок. Здесь встречаются самые разнообразные лингвистические формулы: глагольные ИП (beware ...); именные ИП: No + герундий (no flying...), No + only (fishing only...); ПП с модальными глаголами (swimmers must...). Самыми эффективными из них считаются именные ИП, так как происходит обезличивание обращения  - снижается ликоущемляющий эффект для адресата, и запрещаемое действие утверждается как общепринятое правило.

IX. Purchase
Когда вы заходите в английские магазины, то вам предлагают лучшие товары, лучшие цены, лучшее обслуживание; иногда на парковочной стоянке предупредят, что в том или ином магазине могут быть очереди. А потом за покупку поблагодарят и попросят не выкидывать чек на всякий случай!
I. В следующих ПД говорящий применяет стратегию без компенсаций:
Have a nice holiday. Приятного отпуска желает банк своим клиентам.
No bags beyond this point. Администрация магазина запрещает покупателям оставлять сумки на этом месте. Говорящий не пишет, что за пропажу сумок он ответственности не несет, а категорично заявляет не оставлять сумок. Таким образом администрация  избавляет себя и клиентов от неприятностей. Конструкция  No + сущ. "обезличивает" запрет, меньше ущемляя лицо адресата.
No trolley at this point.  Работники магазина просят не ставить тележки в данном месте, поскольку они мешают движению других покупателей.
No shirt.  Магазин предупреждает, что рубашки не продаются (рубашек нет).
No shoes. Магазин предупреждает, что туфли не продаются (туфлей нет).
Parking for Customers with Young Children only.  Табличка около магазина, разрешающая парковаться только покупателям с маленькими детьми.
!Possible Queues Ahead. Знак на дороге, предупреждающий о возможных очередях. Его видно, когда подъезжаешь к огромному шопинг-центру, который становится переполненным людьми время от времени. В этом директиве необычна первоначальная позиция восклицательного знака, гласящая, что на эту надпись надо обратить внимание. Прочитав ее, адресат, если у него нет времени, просто в этот магазин не поедет. Так говорящий экономит время адресата.
Bags subject to search.  В одном из магазинов нужно предъявлять сумки для просмотра. Говорящий делает субъектом предложения сумки (bags), таким образом обезличивая свое обращение и делая менее обидным требование к адресату, к которому он проявляет недоверие.
Valuable Commercial Property Available.  "В продаже ценные торговые площади".
Tie Rack adds colour to your life! "Tie Rack добавит цвета в вашу жизнь!" Оформление этой надписи заставляет обратить на себя внимание посетителей - цвета таблички меняются в зависимости от времени года. А это означает, что прескриптор старается понравиться адресату, то есть сохранить свое положительное лицо.
II. В директивах этой группы прослеживается стратегия положительной вежливости:
Thank You For Shopping With Us. В этом РА благодарности говорящий стремится к установлению и поддержанию хороших отношений с покупателями. Он благодарит клиентов за то, что их товар пользуется успехом. Поэтому магазин тоже может покупать этот товар у производителей. Этот РА является примером, когда ущерб причиняется лицу говорящего: при выражении благодарности говорящий унижает свое лицо.
Thank you for shopping at Woolworths.  Так администрация пишет на чеке благодарность за покупку.  Говорящий конкретизирует благодарность - указывает место покупки, таким образом оставляя в памяти адресата название магазина. Известно, что начало и конец предложения запоминаются лучше всего. Отсюда, мы можем сделать вывод о том, что адресат запомнит слова thank you (благодарность) и название магазина Woolworths - двойной эффект, получаемый обеими сторонами: говорящим и адресатом.
Please retain as proof of purchase. В отличие от русских чеков на английских прескриптор напоминает покупателям не выкидывать чек на случай, если товар придется вернуть. Таким образом, прескриптор проявляет заботу о покупателе вдвойне - продает ему товар (удовлетворяет его потребность в определенных вещах) и дает возможность его вернуть (избавляет от неудобств и неприятностей, если товар не нравится).
Should you be dissatisfied for any reason, please do not hesitate to contact the store manager.
Условное предложение, начинающееся с should, является вежливой формой предположения. "Если вдруг вы будете разочарованы товаром, то, пожалуйста,  не стесняйтесь обратиться к менеджеру по снабжению".
Вывод: в этом блоке директивов встречается больше примеров на стратегию положительной вежливости чем в других. Видимо, сам вид отношений между говорящим и адресатом (продавец - клиент) подталкивает говорящего к более вежливым стратегиям, так как бизнес говорящего зависит от отношения к нему клиентов. Для осуществления этой стратегии говорящий прибегает к прагматическим маркерам вежливости "thank" и "please", а также выбирает лексику с положительными коннотациями.

X. Museums, theatres, cathedral etc.
В таких культурных заведениях как театр, музей, художественная галерея и т. д. администрация очень строго следит за порядком, так как заботится о самом высоком - душевном благосостоянии людей. Администрация также заботится и  несет ответственность за ценные вещи, поэтому она выставляет разные знаки запрещения посетителям, очень часто прибегая к прямым формам выражения своей коммуникативной интенции.
Beware of pickpockets.  Этот знак располагается в Тауэре. Англичане называют его своим Кремлем - "Our Kremlin". Посетителей предупреждают о ворах-карманниках. Вывеска на четырех языках: Beware of pickpockets, Mefiez vous des pickpockets, Achtung vor Taschendieben, Cuidado con les carteristas.
Do not touch. "Не трогать". Табличка около статуй в Вестминстерском Аббатстве.
No photos. Надпись в одном из соборов Чичестера (юг Англии), запрещающая фотографировать (кстати, в театрах фотографировать тоже запрещено). Интересно заметить, что в одной из церквей запрещающих табличек не было, но фотографии все равно не получились (кадры остались пустыми).
No recording devices. "Никаких записывающих устройств." В картинной галерее.
No  talking. Табличка, запрещающая разговаривать, когда в Вестминстерском Аббатстве идет служба.
No smoking, no drinking, no eating.  Эти три потребности адресат обычно не может удовлетворить в зрительном зале театра или кинотеатра, читальном зале библиотеки и т. п.
No dogs except guide dogs. В музеи, картинные галереи, театры нельзя проходить с собаками.
No photography please.  "Не фотографируйте, пожалуйста". Маркером please говорящий смягчает требование, и оно превращается в просьбу.
Quiet please. "Тихо, пожалуйста". Эту табличку вывешивают, когда идет служба в церкви.
Hands off. "Не трогать". На выставке скульптур в музее.
By ticket only. "Только с билетом". При входе в театр.
Handicapped sitting only. "Сиденья только для инвалидов".
School and groups enter via middle drawbridge.  Поскольку в лондонский Тауэр приходит очень много посетителей, то существует несколько входов. Это знак указывает вход для школьников.
Visitors are requested not to touch monuments.  "Требуется, чтобы посетители не трогали памятники".
All passes must be shown. "Все пропуска должны быть показаны". Видимо, это касается работников Тауэра.
Вывод: говорящий в лице администрации музея, собора и т. п. в основном использует прямые формы для выражения своей интенции - глагольные и именные конструкции. В таких заведениях часто встречаются таблички, начинающиеся с отрицательной частицы No, которая позволяет администрации сделать свое требование или запрещение кратким. Поскольку на стенах музеев или соборов обычно располагаются картины, скульптуры и т. п., то длинные надписи здесь неуместны. Для большей категоричности отправитель сообщения использует модальные глаголы, особенно must.

XI. Eating places
Для англичан характерна приверженность к старым формам и традициям в общественной и частной жизни. До сих пор сохраняются  вертикальное (на двух этажах) расположение квартир в жилище, каминное отопление в старинных домах, в пище - много традиционных национальных блюд (бифштекс, ростбиф, порридж, различные пудинги).
Англичане часто обедают в пабах с разными историями возникновения, традициями и необычной атмосферой. Репутация таких заведений зависит от их обращения с клиентами. В пабах можно больше заметить вежливых и шутливых формул, чем в кафе, поскольку именно пабы создают более дружелюбную атмосферу.
I. Прескриптор выбирает стратегию без компенсаций в следующих случаях:
Now Wash Your Hands. Табличка в туалете. Прескриптор как бы следит за гигиеной адресата и на данном этапе требует, чтобы адресат вымыл руки.
No service. Надпись в кафе, где предполагается самообслуживание.
Persons under 18. It is an offence for any person under 18, to buy, or consume alcochol in this room. Off sales. Customers are not permitted to take away alcocholic liquor after the end.
Администрация паба вывесила табличку для молодых людей, которым нет еще 18. В правилах сообщается, что покупка спиртных напитков и распивание их в этом пабе считаются правонарушениями для молодых людей, которым еще не исполнилось 18. Совершеннолетним посетителям запрещается выносить спиртные напитки.
Refreshments. Табличка, обозначающая закусочную в автопарке.
Ladies Room.  Такой вариант для обозначения туалета предпочли хозяева паба. Слово lady при обращении к женщине считается более вежливым чем woman.
Out of order. Так лаконично администрация кафе сообщает, когда что-нибудь не в порядке.
Good  Food, Good Beer – Good Fun Guaranteed!  Такая надпись была сделана цветными мелками на доске подобно школьной. Владельцы паба гарантируют хорошую еду, хорошее пиво и хорошо проведенное время. Здесь также можно упомянуть экспрессивные средства, которыми пользуется прекскриптор для увеличения воздействия на адресата: аллитерация - good food, good beer - good fun guaranteed!; ассонанс - good food, good beer - good fun guaranteed!; ритм - good food, good... - good.
II. В директивах этой группы говорящий использует стратегию положительной вежливости.
We apologize for any inconvenience.  Данный директив является примером РА извинения, где говорящий рискует потерять свое позитивное "лицо" (Г сожалеет, что совершил FTA). Администрация бара извиняется за причиненные неудобства, например, долгое обслуживание из-за большого количества посетителей. Для реализации положительной вежливости говорящий ищет согласия с адресатом и избегает конфликты в форме извинения.
 Please do not smoke.  В данном директиве-просьбе администрация закусочной вежливо просит посетителей не курить.
Each customer's needs are catered for on an individual basis, so please do not hesitate to telephone.  Персонал паба информирует, что посетителей здесь обслуживают на индивидуальной основе, поэтому клиенты не должны стесняться звонить и делать заказы.
If you are tight for time, then please let us know so we can speed you along. We will be only too pleased to help!  "Если у вас нет времени, то, пожалуйста, дайте нам знать. Мы постараемся вас обслужить в первую очередь и будем этому только рады". Местоимение we показывает, что говорящий обращается от лица всей организации. Значит адресат понимает, что его одинаково хорошо обслужит любой работник.
Please clear your tables. Thank you. "Пожалуйста, уберите со столов (то есть унесите посуду).Спасибо". Говорящий не пишет, что у них самообслуживание, а поступает более вежливо, прибегая к просьбе с маркерами этикета please и thank you. Когда человека заранее благодарят, то ему трудно отказать в выполнении просьбы, поэтому вывеска о самообслуживании была бы здесь не очень эффективна.
Allan, Angie Hayter and Family welcome you to The White Hart! "Добро пожаловать в паб "Белый Олень!" Позитивная вежливость реализуется посредством глагола welcome, который дает посетителям понять, что им здесь очень рады.
Thank you for not smoking! Этот директив вежливости подчиняется формуле: Thank you + for + (not) Ving (N). Данная форма выражения похожа на отрицательную вежливость, где прескриптор имеет частичную потерю своего отрицательного лица, выражая благодарность (S accepts a debt, humbles his own face). Успешность данного РА основывается на пресуппозиции, что говорящий желает сделать так, чтобы слушающий знал, что он ценит то, что делает слушающий, а также на пресуппозиции, что у адресата появляется желание сделать так, что будут ценить. В этом ПД отправитель сообщения предлагает адресату отказаться от курения, поскольку другим людям это может быть неприятным. Так говорящий разрешает конфликт между потребностью и правилом поведения.
Duck or goose. Адресата предупреждают о низком дверном проеме паба. Здесь действует стратегия "Joke", так как получателя сообщения сравнивают с уткой и гусем. "Будь уткой - нагни голову, когда входишь или выходишь, если вытянешь шею как гусь, то ударишься". Говорящий еще до входа в это заведение располагает к себе клиента, стараясь его рассмешить. Думается, что здесь можно говорить о метафоре - скрытом сравнении, осуществляемом путем применения названия одного предмета к другому и выявляющее таким образом какую-нибудь важную черту другого.
Вывод: в Великобритании есть рестораны, где соблюдаются строгие правила, и такие, где царит непринужденная атмосфера - всякого рода закусочные, кафетерии, пабы и т. д. В тех и других преобладают "вежливые" директивы с маркерами thank you и please. Причиной этому является тот факт, что бизнес таких заведений зависит от положительной оценки и отношения клиентов. В заведениях с непринужденной атмосферой можно встретить прекрасные примеры на стратегию "Joke".
Общий вывод: проанализированные 11 блоков директивов (Road, Transport, Disabled People, Ноspital, Animals, Tidiness, Factories, Leisure Places, Purchase, Museums, Eating Places) представляют те сферы жизни и деятельности британцев, в которых им чаще всего приходится сталкиваться с разнообразными знаками. Объявления, вывески, знаки хорошо отражают состояние общества. Новая социальная ситуация приводит к тому, что некоторые из них постепенно начинают исчезать с улиц городов, другие обретают новую жизнь, а остальные отражают консерватизм британской нации. Британские знаки являются словесными, поэтому они обладают высокой степенью информативности. Поскольку разнообразные вывески сопровождают людей повсюду, то они неизбежно их читают и осозна ют. Отсюда, отправитель сообщения должен обладать высокой языковой культурой. Проведенное исследование позволяет с уверенностью сказать, что британский прескриптор уделяет огромное внимание FTA и старается сделать их максимально вежливыми. Несмотря на то, что в большинстве случаев он выражает свое коммуникативное намерение открыто, в его наборе директивных речевых актов преобладают требования и  предупреждения, а не приказы и запрещения (см. с.149). Когда британский прескриптор пользуется стратегией положительной вежливости, то он отдает предпочтение просьбам. Чтобы ввести стратегии положительной и отрицательной вежливости в силу, говорящий использует разнообразные фонетические, стилистические и графические средства. Подводя итог сказанному, постараемся уточнить особенности оформления британских публичных директивов:
1. Британский прескриптор чаще всего использует стратегию без компенсаций, при помощи которой он ясно сообщает о своем намерении (см. с. 63).
2. Выбирая глагольные и именные ИП, он делает свои сообщения краткими и лаконичными. Это позволяет адресату быстро их получить, осознать и отреагировать (см. 67-68).
3. Прямые формы выражения ПД не являются ликоущемляющими для адресата, потому что говорящий проявляет в них заботу о безопасности получателя информации, представляя их в форме требований и предупреждений (см. с. 65).
4. Когда британский прескриптор хочет сохранить свободу действий адресата, то он прибегает к стратегии отрицательной вежливости, в которой присутствуют эксплицитные косвенные формы выражения. Эта стратегия занимает второе место по количеству примеров. Эффективность этой стратегии заключается в том, что говорящий обезличивает свой запрет, тем самым меньше ущемляя лицо адресата (см. с. 69).
5. Из всех стратегий наиболее вежливой является стратегия положительной вежливости. Места общественного питания и магазины предоставляют самые хорошие примеры. Привлекательность этой стратегии в том, что говорящий одобряет и учитывает интересы адресата, часто ущемляя свое лицо при выражении благодарности или извинения, формулы которых please + V, thank you for Ving, sorry for...  (см. с. 93, 97).
Выводы по третьей главе:
1. Современное развитие гражданского общества в правовых государствах характеризуется стремлением его членов не только к соблюдению юридически закрепленных прав личности, но и уважению ее этических прав.
2. В англоязычных странах оказывается большое внимание FTA. Это связано с индивидуализмом западной цивилизации, чрезмерной озабоченностью автономностью личности.
3. Для анализа практического материала с целью проследить, насколько институты власти Великобритании уважают этические права граждан, предоставляются разнообразные таблицы (см. c. 149) и 11 тематических блоков британских публичных директивов.
4. В результате исследования были установлены прагматические особенности оформления ПД в британском английском.
Заключение.
Во введении к данной работе на доказательство был поставлен тезис, заключающийся в том, что способы лингвистического оформления публичных директивов зависят как от их содержания и условий предъявления, так и от того, насколько институты власти страны (Великобритании) уважают этические права своих сограждан, насколько четко они осознают необходимость бережного отношения к их личному достоинству.
Проведенное нами исследование позволяет говорить о том, что в Великобритании прескриптор в лице администрации того или иного учреждения отдает предпочтение прямому способу выражения своего коммуникативного намерения. Особенность этого способа в том, что говорящий стремится оказать определенное иллокутивное воздействие на слушателя путем использования таких языковых средств, иллокутивная сила которых легко опознается слушающим.
Выбирая прямые формы выражения - в основном глагольные и именные императивные предложения, говорящий чаще всего прибегает к такой стратегии, где он совершает директивный речевой акт прямо, кратко, избегая двусмысленности. Другими словами, говорящий совершает речевой акт открыто.
В этом случае степень ликоущемляющего эффекта, унижения личного достоинства очень высокая. Но на основании приведенных нами статистических данных (см. с. 149) мы можем оправдать предпочитаемую говорящим стратегию без компенсаций, где в большинстве случаев британский прескриптор проявляет заботу о безопасности и благосостоянии адресата, представляя свои коммуникативные намерения  в виде предупреждений, требований и приказов (см. с.149).
Поскольку эти прагматические типы имеют в виду пользу адресата, то не наносят ему морального ущерба. Отсюда, их форма не нарушает максимы количества (делай свое высказывание настолько информативным, насколько этого требует поставленная цель запретить совершение данного действия), не маскирует запретительный смысл и не требует вежливости, которая здесь имеет второстепенное значение. Таким образом, мы можем утверждать, что приведенные в анализируемом материале прескриптивные директивы, в которых говорящий занимает приоритетную позицию, не являются болезненными для получателей сообщений, а значит не ущемляют их личное достоинство и не вступают в конфликт с национальным этикетом, где уделяется большое внимание FTA и вежливости.
Статистические данные также позволяют сделать вывод о том, что когда британский прескриптор находится в неприоритетной позиции по сравнению с позицией адресата, то он прибегает к "вежливым" директивам-просьбам (см. с. 32, 70, 149) или разнообразным стратегиям положительной (см. с. 27, 93) и отрицательной вежливости (см. с. 28, 68). Чтобы склонить адресата к действию, избегая конфликта, говорящий аргументирует свои просьбы, проявляет интерес к нуждам слушающего, призывает слушающего к совместной деятельности, утверждает общие ценности, утверждает ликоущемляющие акты как общепринятые правила, причиняет ущерб своему собственному лицу (см. с. 26, 68) и т. п.
Практический материал разделен на тематические блоки, которые проанализированы с точки зрения выбираемой говорящим коммуникативной стратегии. По итогам анализа можно сказать, что в местах общественного питания и магазинах говорящий в основном использует вежливые формы, так как репутация и бизнес таких заведений зависят от положительного отношения к ним клиентов. Поэтому прескриптор часто использует вежливые маркеры "please", " thank you" (см. с. 80) или приносит извинения за возможные неудобства, начиная свое сообщение с лексического средства "sorry" (см. с. 68). Особенность таких FTA заключается в том, что они причиняют ущерб лицу говорящего, так как он  принимает долг выражения благодарности или извинения.
Выбирая вежливые формы оформления своего коммуникативного намерения в публичных директивах - знаках городской среды, британский прескриптор формирует менталитет и этикет речевого поведения адресата. Разнообразные вывески, надписи, указатели сопровождают нас повсюду, и немаловажно какую стратегию использует отправитель сообщения. По коротким текстам можно много узнать о стране и ее гражданах, так как словесные знаки являются сильными источниками информации об отношении личности и власти.
Судя по все возрастающему количеству "вежливых" директивов, институты, на которые  возложены регулятивные функции, достаточно ясно осознают, что для современного уровня правосознания общества такие формы более приемлемы и потому могут более эффективно служить целям гармонизации социальных отношений.
Мир улицы и разнообразных заведений всегда был отражением своего времени. Наиболее заметные изменения происходят с вывесками, фиксирующими жизненно важные потребности человека, и поэтому подобного рода материал всегда заслуживает внимания социологов и лингвистов и представляет собой неисчерпаемую базу для исследований.
Список использованной литературы:
1. Аверьянова Г. Иду я по Невскому... // Аврора.- 1995. - №4. - с. 61 - 62.
2. Анисимова Е. Е. О коммуникативно-прагматических нормах текста. // Сборник научных трудов. Вып. 209. - М., 1983. - с. 3 - 15.
3. Апресян Ю. Д. Интегральное описание языка и системная лексикография.  В: Избранные труды, т. 11. - М.: Школа "Языки русской литературы", 1995.
4. Аракин В. Д. Сравнительная типология английского и русского языков. - Ленинград, 1979. - 255с.
5. Аринштейн В. М. Функциональное взаимодействие разноуровневых средств выражения прохибитива в английском языке. // Семантико-функциональные поля в лексике и грамматике. Л., 1990. - с. 3 - 11.
6. Аринштейн В. М. Правосознание общества и "публичные директивы". // Studia linguistica: Сб. науч. тр. - СПб: "Образование", 1995. - с. 75 - 94.
7. Арнольд И. В. Стилистика современного английского языка. - Ленинград, 1973.
8. Арутюнова Н. Д. Фактор адресата. // Изв. АН СССР. Сер. лит. и языка, т. 40, 1981, № 4, с. 356 - 364.
9. Арутюнова Н. Д. Истоки, проблемы, категории прагматики. // Новое в зарубежной лингвистике: Вып. 16. Лингвистическая прагматика. - М.: Прогресс. 1985. - с. 3 - 43.
10. Балаян А. В. К проблеме функционально-лингвистического изучения диалога. // Известия АН СССР. Сер. лит. и языка, т. 39, 1971, № 4.
11. Баламедов А - К. С. Основы социальной лингвистики. Функционирование языков в Дагестане. - Махачкала, Изд-во Даг. ун-та, 1992. - 87 с.
12. Белл Р.  Социолингвистика: цели, методы, проблемы. - М.: Междунар. отношения, 1980. - 318 с.
13. Беляева Е. И. Грамматика и прагматика побуждения: английский язык. - Воронеж. Изд - во ВГУ, 1992. - 168 с.
14. Богданов В. В. Иллокутивная функция высказывания и перформативный глагол. В: Содержательные аспекты предложения и текста. - Калинин, 1983. - 166 с.
15. Богданов В. В. Деятельностный аспект семантики. В: Прагматика и семантика синтаксических единиц: Сб. науч. трудов. - Калинин: Калининский гос. ун-т, 1984. - 158 с.
16. Будагов Р. А. Литературные языки и языковые стили. - М.: В. школа, 1967.
17. Булыгина Т. В. О границах и содержании прагматики. // Известия АН СССР. Сер. лит. и языка. - М.: Наука, 1981. - т. 40. - № 4. - с. 333 - 343.
18. Вопросы языкознания. - М., 1998. - № 6.
19. Гак В. Г. Прагматика, узус, грамматика речи. // Иностранные языки в школе, № 5, 1982.
20. Герасимова О. И. О типах значений косвенных высказываний. // Прагматика и семантика синтаксических единиц: Сб. науч. трудов. / Калинин. гос. ун-т. - Калинин: КГУ, 1984. - 158 с.
21. Девкин В. Д. Немецкая разговорная речь. - М.: Наука, 1979.
22. Дейк Т. А. ван. Вопросы прагматики текста. В кн.: Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 8. Лингвистика текста. М., 1978, с. 319 - 336.
23. Дейк Т. А. ван. Язык. Познание. Коммуникация. - М.: Прогресс, 1989.
24. Демьянков В. В. Прагматические основы интерпретации высказывания. // Известия АН СССР. Сер. лит. и языка, т. 40, 1981.
25. Золотова Н. О. Рекламный текст как вид речевого воздействия. // Сб. науч. трудов. - Тверь, 1995. - 154 с.
26. Зернецкий П. В. Прагмалингвистические параметры связного текста. // Прагматические и семантические аспекты синтаксиса. - Калинин: КГУ, 1985.-178 с.
27. Исследования речевого мышления в психолингвистике (под ред. В. Ф. Тарасова). - М.: Наука, 1985.
28. Кобозева И. М. "Теория речевых актов" как один из вариантов теории речевой деятельности. // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 17. - М.: Прогресс, 1986. - с. 7 - 21.
29. Кондрашкина Е. Л. Научная конференция "Социолингвистические проблемы в разных регионах мира". // Изв. АН СССР. Сер. лит. и языка, 1997, т. 56, № 2, с. 78 - 80.
30. Леонтьев А. А. Высказывание как предмет лингвистики, психолингвистики и теории коммуникации. В кн.: Синтаксис текста. М., 1979, с. 18 - 36.
31. Леонтьев А. А. Психолингвистические единицы и порождение речевого высказывания. - М.: Наука, 1969. - 307 с.
32. Макаров М. Л. Интерпретативный анализ дискурса в малой группе. // Сб. науч. трудов. - Тверь, 1995. - 154 с.
33. Маскадыня В. Н. Категоризация и языковое сознание индивида. // Сб. науч. трудов. - Тверь, 1995. - 154 с.
34. Мецковская Н. Б. Социальная лингвистика. М.: Аспект Пресс, 1996. - 207 с.
35. Мурадян А. Ю. О некоторых особенностях языка американской рекламы. // Сб. науч. трудов. - Тверь, 1995. - 154 с.
36. Новое в зарубежной лингвистике. - Москва, 1985, вып. 15.
37. Новое в зарубежной лингвистике. - Москва, 1985, вып. 16.
38. Новое в зарубежной лингвистике. - Москва, 1986, вып. 17.
39. Нучаев В. Т. Аспекты теории воздействия. В: Лингвистика и методика в высшей школе (сб. научеых трудов). - Москва, 1980, вып. 151.
40. Основы теории речевой деятельности (под ред. А. А. Леонтьева). - М.: Наука, 1974.
41. Остин Дж. Слово как действие. // Новое в зарубежной лингвистике: Вып. 17, М.: Прогресс, 1986. с. 22 - 31.
42. Падучева Е. В. Высказывание и его соотнесенность с действительностью. М.: Наука, 1985.
43. Падучева Е. В. Прагматические аспекты связности диалога. // Известия АН СССР. Сер. лит. и языка. - М.: Наука, 1982. - т. 41. - № 4. - с. 305 - 314.
44. Поспелова Г. М. Как изменились городские вывески. // Русская речь - Москва "Наука" - 1997. - № 1. - 127 с.
45. Почепцов В. Г. О месте прагматического элемента в лингвистическом описании. // Прагматические и семантические аспекты синтаксиса. - Калинин: КГУ, 1985. - 178с.
46. Почепцов В. Г. Посткоммуникативная сила. // Там же. - с. 142 - 150.
Прагматический аспект предложения и текста: Межвуз. сб. науч. тр. / Ленингр. гос. пед. ин-т им. А. И. Герцена. - Л.: ЛГПИ, 1990. - 129 с.
47. Прагматические аспекты функционирования языка: Сб. статей. - Барнаул. 1983. - 186 с.
48. Прагматический аспект предложения и текста. - Л.: ЛГПУ, 1990. - 129 с.
49. Прагматика и семантика синтаксических единиц: Калинин: КГУ, 1984. - 158 с.
50. Прагматические и семантические аспекты синтаксиса. - Калинин: КГУ, 1985. - 178с.
51. Прагматика и стилистика. - М.: МГПИИЯ, 1985. - 252 с. Вып. 245.
52. Прагматика и структура текста. Вып. 209: (сб. статей). - М., 1983. - 234 с.
53.Прагматические и текстовые характеристики предикативных и коммуникативныхъ единиц: Сб. науч. тр. / Кубан. гос. ун-т. - Краснодар: Куб.ГУ, 1987. - 117 с.
54. Прагматические условия функционирования языка: Сб. науч. тр. / Кемеров. гос. ун-т. - Кемерово: КемГУ, 1987. - 131 с.
55. Проблемы нормы и вариативности в реализации высказывания: Межвуз. сб. науч. тр. / Горьков. пед. ин-т ин. яз. им. Н. А. Добролюбова - Горький: ГГПИИЯ, 1990. - 132 с.
56. Проблемы прагмалингвистики. - М., 1983, Вып. 213.
57. Проблемы психолингвистики: слово и текст: Сб. науч. тр. / гос. ком. РФ по высш. образованию: Твер. гос. ун-т. -1993. - 151 с.
58. Проблемы психолингвистики. (Сборник статей). - М., 1975. - 204 с.
59. Проблемы социолингвистики в англ. яз. - Омск: Омский ГПИ им. А. М. Горького, 1979. - 101 с.
60. Психолингвистические проблемы массовой коммуникации. - М., 1974.
61. Психолингвистические проблемы семантики. - М.: Наука, 1983.
62. Рахимов С. Дейктические формы вежливости в прагмалингвистическом аспекте. // Прагматические и семантические аспекты синтаксиса. - Калинин: КГУ, 1985.-178с.
63. Речевое воздействие. Проблемы прикладной психолингвистики. М.: "Наука", 1972.
64. Рубакин Н. А. Тайна успешной пропаганды. В: Речевое воздействие. Проблемы прикладной психолингвистики. - М., 1972.
65. Семантика и прагматика единиц языка в тексте: Межвуз. сб. науч. тр. - Л.:ЛГПИ, 1988. - 169 с.
66. Семантика, прагматика. текст. - М.: МГПИИЯ, 1987. - 136 с.
67. Семантико-прагматические аспекты текста и перевода. - М., 1987. - 116 с.
68. Семантико-функциональные поля в лексике и грамматике. - Л., 1990. - 129 с.
69. Семенюк Н. Н. Формирование норм немецкого литературного языка первой половины XVIII столетия: Автореф. дис. канд. филол. наук. Киев, 1979. - 24 с.
70. Серль Дж. Р. Что такое речевой акт? В: Новое в зарубежной лингвистике: Вып. 17. Теория речевых актов. - М.: Прогресс, 1986. - с. 151 - 170.
71. Серль Дж. Р. Классификация иллокутивных актов. В: (там же. - с. 170 - 195).
72. Серль Дж. Р. Косвенные речевые акты. В: (там же. - с. 195 - 283).
73. Смирнова Н. И. Специфика русского и английского невербального общения. //
74. Проблемы психолингвистики: слово и текст: Сб. науч. тр. / гос. ком. РФ по высш. образованию: Твер. гос. ун-т. -1993. - 151 с.
75. Содержательные аспекты предложения и текста: Межвуз. темат. сб. / Калинин. гос. ун-т. - Калинин: КГУ, 1983. - 166 с.
76. Социолингвистика, миноритарные языки. - Соединенное Королевство: Изд-во ИНПО, 1996.
77. Социальная и стилистическая вариативность современного английского языка: Межвуз. сб. науч. тр. / Пятигор. гос. пед. ин-т ин. яз.- Пятигорск: ГПИИЯ, 1988.-147с.
78. Социолингвистические и лингвистические аспекты: (сб. науч. тр.). - М.: Изд-во РУДН, 1992. - 111 с.
79. Социолингвистические аспекты изучения немецкой лексики: Межвуз. темат. сб.- калинин: КГУ, 1981. - 170 с.
80. Социальные и лингвистические аспекты в изучении иностранных языков: Сб. науч. тр. / Редкол.: Н. М. Фирсова и др. - М.: Изд-во РУДН, 1992. - 111 с.
81. Сонич Т. П. Языковое выражение некатегоричности в свете коммуникативно-прагматической грамматики. // Прагматика  и структура текста: (сб. статей). - М., 1983. - 234 с.
82. Степанов Ю. С. В поисках прагматики (проблема субъекта). // Известия АН СССР. Сер. лит. и языка, т. 40, 1981, № 4.
83. Стриженко А. А. Прагматические аспекты функционирования языка: Сб. статей. - Барнаул, 1983. - 18 с.
84. Сусов И. Т. Предложение и действительность. В кн.: Коммуникативно-прагматические и семантические функции речевых единств. - Калинин, 1980. - с. 11 - 25.
85. Токарева И. И. К основаниям контрастивной прагмалингвистики. // 86. Прагматические и текстовые характеристики предикативных и коммуникативных единиц: Сб. науч. тр. / Кубан. гос. ун-т. - Краснодар: КубГУ, 1987. - 117 с.
87. Третьякова Т. П. Речевые стереотипы в аспекте теории коммуникации. // 88. Английские речевые сереотипы. - М., 1995.- с. 31 - 44.
89. Хельбиг Г. Проблемы теории речевых актов. // ИЯШ, 1978, № 5.
90. Швейцер А. Д. Введение в социолингвистику: Для ин-тов и фак. иностр. яз. Учеб. попобие. - М.: Высш. школа, 1978. - 216 с.
91. Шестакова И .Г. О прагматике текста научно-технической рекламы. // Прагматические аспекты функционирования языка: Сб. статей. - Барнаул, 1983. - 186 с.
92. Шишкина Т. А. Косвенное высказывание в теории речевой деятельности. // Сб. статей. - М., 1983. - 234 с.
93. Филиппов Е. Н. Соотношение общеанглийской и американской лексики в американском варианте английского языка. Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук. М., 1967 (Моск. пед. ин-т ин-х яз. им. М. Тореза).
94. Brown P., Levinson S. Universals in language usage: Politeness phenomena // Questions and Politeness: Strategies in Social Interaction Ed. by  Goody E. N. Cambridge, 1978 VIII, 323 p
95. Berkowitz Leonard. A survey of social psychology. - New York: Holt, Rinehart and Winston, 1986. - 536 p.
96. Bloomfield Leonard. Language. - GB: George Allen & Unwin LTD, 1936. - 566 p.
97. Dijk T. A. van. Studies in Pragmatics of Discourse.The Hague Mouton, 1981. -  30 p.
98. Engelkamp, Johanes. Psycholinguistik. - Wilhelm Fink Verlag, Muenchen, 1983.
99. Language and Social Context. - Cox & Wyman LTD, 1995. - 400 p.
100. Lacoff R. The logic of politeness; or, minding your p's and q's // Papers form the Ninth Meeting of the Chicago Linguistic Society. Chicago, 1973. P. 292-305.
101. Leech G. Principles of pragmatics. L. and N. Y., 1983. XII. 250 p.
102. Linke, Angelika. Studienbuch Linguistik. - Max Niemeyer Verlag, Tuebingen, 1981.
103. Loveday Leo. The Sociolinguistics of Learning and Using the English language.- 434p.
104. Lyons John. Semantics. - GB: Cambridge University, vol. 1-2, 1977. - 1300 p.
105. Searle J. Indirect Speech Acts. Syntacs and Semantics, 1976, vol. 3.
106. Social psychology / D. O. Sears, L. A. Peplau, J. L. Freedman and J. E. Taylor. - New Jersey. Prentice Hall. 1988. - 644 p.
107. Studia linguistica: Cб. науч. тр. - СПб.: "Образование", 1995.- 182 с.
108. Ахманова О. С. Словарь лингвистических терминов. Изд. 2-ое, стереотип. М., "Сов. Энциклопедия", 1969. - 608 с.
109. Longman Dictionary of Contemporary English. Longman Group Ltd, 1995.- 1676 p.
 
 
 
 

Приложение.
Список терминов.
Адресат. Получатель сообщения.
Акт иллокутивный. Совершение действия в процессе произнесения чего-либо.
Акт локутивный. Совершение действия произнесения чего-либо.
Акт перлокутивный. Совершение действия посредством произнесения чего-либо.
Аллитерация.  Повторение одинаковых (или сходных) звуков или звукосочетаний а) в начале слогов, обычно в звукоподражательных словах; б) в начале слов, составляющих устойчивые словосочетания.
Ассонанс. Созвучие гласных, используемое в устойчивых словосочетаниях, а также как стилистическое средство.
Высказывание (акт коммуникации). Единица сообщения, обладающая смысловой целостностью и могущая быть воспринятой слушающим в данных условиях языкового общения.
Вывеска. Доска с надписью, рисунком, обозначающим наименование, род деятельности предприятия, учреждения и т. д.
Дейксис. Функция указания, соотнесения, особенно как характерная для местоимений.
Дискурс. 1) Связный текст в совокупности с экстралингвистическими, прагматическими, социальными, психологическими и др. факторами; 2) речь, рассматриваемая как целенаправленное социальное действие, как компонент, участвующий во взаимодействии людей и механизмах их сознания.
Директивный речевой акт. Выражение волеизъявления говорящего, направленное на каузацию деятельности адресата.
Имплицитный (скрытный). Подразумеваемый, невыраженный.
Знак. Коммуникативная единица языка в ее реальном речевом функционировании, ее конкретном применении, или реализации, в речи.
Коммуникация. Сообщение или передача при помощи языка некоторого содержания.
Коммуникации акт. То же, что высказывание.
Контекст ситуации. Условия, в которых осуществляется данный акт речи с точки зрения их воздействия на содержание последнего, его детерминированности особенностями данной культурной общности.
Косвенный речевой акт. Осуществление одного иллокутивного акта посредством осуществления другого.
Лингвистика внешняя. Отрасль языкознания, изучающая совокупность этнических, общественно-исторических, социальных, географических и других факторов как неразрывно связанных с развитием и функционированием языка.
Лингвистика внутренняя. Отрасль языкознания, изучающая системные отношения языковых единиц без обращения к внешнелингвистическим факторам.
Лингвистика структурная. Отрасль языкознания, ограничивающая предмет исследования внутренними соотношениями и связями в системе языка.
Литота. Троп, состоящий в употреблении антонима с отрицанием, как средство риторического "умаления".
Лицо говорящее. Лицо, являющееся источником, автором речевого акта (высказывания).
Лицо слушающее. Лицо, к которому обращена речь, как непременный участник речевого акта.
Негативное лицо. Нужда каждой личности в личном пространстве, свободе действий и свободе от наказания.
Норма. Принятое речевое употребление языковых средств, совокупность правил, упорядывающих употребление языковых средств в речи индивида.
Норма лексическая. Норма словоупотреблений, принятая в данном языке.
Оксюморон. Фигура речи, состоящая в соединении двух антонимических понятий (двух слов, противоречащих друг другу по смыслу).
Отрицательная вежливость. Вежливость, ориентированная на компенсирование необходимости отрицательного лица в самоопределении и сохранении своего личного пространства.
Побудительный. Призывающий к выполнению какого-либо действия, выражающий побуждение к действию.
Позитивное лицо. Это желание быть одобренным, понятым, желание нравиться и вызывать восхищение.
Положительная вежливость. Вежливость, направленная на то, чтобы показать то, что говорящий одобряет и учитывает необходимость положительного лица в том, что его нужды желательны для других.
Прагматика. Один из аспектов исследования языка, выделяющий и исследующий единицы языка в их отношении к тому лицу или лицам, которые пользуются языком.
Прескриптив. Речевой акт, предписывающий действия адресата.
Прескриптор. Отправитель языкового сообщения.
Пропозиция. Обозначает предложение. Пропозиция актуализуется в высказывании, приобретая при этом логико-семантические значения истинности/ложности.
Психолингвистика. Отрасль языкознания, изучающая процесс речи с точки зрения содержания, коммуникативной ценности, адекватности речевого акта данному коммуникативному намерению.
Реквестив. Речевой акт, побуждающий к действию, совершаемому в интересах говорящего.
Речевой акт. Отдельный отрезок речи, имеющий в данных условиях определенную целевую направленность.
Речевая культура. Способность следовать лучшим образцам в своей индивиду