БОСНИЯ И ГЕРЦЕГОВИНА КАК ОПЫТ НЕО-НЕОКОЛОНИАЛИЗМА

То, что сделали с этой страной "миротворцы", может повториться где угодно

Елена Гуськова

Мы еще не до конца прочувствовали, что принесло в Европу крушение послевоенной Ялтинско-Потсдамской системы, — не до конца потому, что перекройка европейской карты и перестройка самих принципов взаимоотношений государств на континенте еще не закончились, возможно, они только начинаются. У всех на слуху пример Косово и Югославии как страны, которая не пожелала капитулировать перед новым европейским порядком. И почти забыта Босния и Герцеговина (БиГ) как страна, наоборот, капитулировавшая. То, что происходит в ней, поучительно — это конкретное воплощение в миниатюре того мироустройства, ответственность за которое несет Европа, критикующая Москву по поводу событий в Чечне.

Сегодня проблемы Чечни заслонили в средствах массовой информации проблемы Косово, а проблемы Косово — проблемы Боснии и Герцеговины. Но тем, кто стремится преобразовать мир по своей мерке, и тем, кто соглашается с этим, видя в этом прогрессивное поступательное развитие демократии, следует более внимательно изучить опыт Боснии и Герцеговины, где по воле Запада вот уже почти пять лет строится "новое многонациональное" государство. Опыт этот уникален. И не только с точки зрения будущего государственного развития этого региона, но и с точки зрения взаимоотношений международных организаций, их целей, эволюции системы международного права, перспектив урегулирования межнациональных конфликтов.

Всем известный Дейтон, где в декабре 1995 г. мусульмане, сербы и хорваты подписывали мирное соглашение, стал синонимом принуждения к миру, ультимативного навязывания условий договора "под дулом пистолета". Миротворцы, к которым сегодня уже, без всяких сомнений, хочется добавить "так называемые", должны были остаться в БиГ на год, а остались на пять и, по прогнозам специалистов, пробудут там не менее 25 лет, а то и более. Во всяком случае, договоры аренды на землю заключаются натовцами и международными организациями в БиГ на 50 лет. К сожалению, за эти пять лет научить население БиГ "демократии" не удалось.

Мировое сообщество в БиГ представляют гражданские лица — высокий представитель по координации гражданских аспектов Дейтонских соглашений, глава миссии ОБСЕ, специальный представитель генсека ООН, представители отдельных стран, а также сорокатысячный военный контингент, ядром которого являются войска НАТО. О том, какое общество в истерзанной войной Боснии хотят построить международные организации, мы слышали, а вот что получилось — как-то забыли посмотреть.

Прежде всего заявленная интеграция наций остается "у горизонта". Территория страны все еще разделена на два национальных "образования" — мусульманско-хорватскую федерацию и Республику Сербскую (РС). А внутри федерации, которая была создана несколько раньше при посредничестве США, также сохраняется разделение на хорватские и мусульманские территории. Те, кто бежал от пожара войны, до сих пор не вернулись к своим очагам. А всего, по данным правительства, в БиГ хотят вернуться около 400 тыс. чел. Сведение к нулю социальных гарантий населению, отъезд молодежи на Запад в угрожающих размерах, тяжелейшее состояние экономики, разрастающиеся метастазы коррупции — вот процессы, которые характеризуют нынешнюю Боснию и Герцеговину, где уже 5 лет нет войны, а вся власть принадлежит "миротворцам".

То, что создано в Боснии, больше похоже на потемкинскую деревню, монументальный фасад которой установлен и поддерживается международным сообществом. Но эта "поддержка" скорее напоминает кнут рабовладельца, поскольку население и международная надстройка существуют параллельно и каждый сам по себе, а их взаимоотношения развиваются по схеме: получи указание — выполни. Не выполнил — накажем. Это отчетливо видно по тем неограниченным полномочиям, которыми пользуются высокие представители. Так, испанский дипломат Карлос Вестендорп на этой должности прославился тем, что использовал свою власть для смещения избранных народом должностных лиц — лишал мандатов избранных депутатов-сербов, "заменил" победившего на выборах в сентябре 1998 г. президента РС, представителя радикалов Николу Поплашена Милорадом Додиком от Партии независимых социал-демократов. От должности градоначальника Баня-Луки был отстранен Джордже Умичевич только за то, что выступал против строительства мечети Фархадия, считая ее символом турецкого ига, а не культовым сооружением.

Вестендорп навязывал органам власти политические решения, визировал назначения должностных лиц вплоть до генералов, контролировал СМИ. В апреле 1998 года он начал создавать Комиссию правды, наполовину состоящую из иностранцев, которая должна была следить за СМИ, стать своего рода органом цензуры. Недовольный работой всех трех телекомпаний, высокий представитель решил, по его же словам, "ампутировать" прежде всего телевидение РС на Пале, а затем заставить работать его по собственной мерке. В РС были сменены 16 главных редакторов радио— и телестанций. Он решил вмешаться и в образовательную систему, чтобы "освободить боснийцев от невежества", и начал писать проект учебника по истории для начальных и средних школ.

Вестендорп стал выдавать жителям БиГ паспорта собственного образца с 1 января 1998 г. (грамматическая ошибка в паспортах привела к уничтожению тысяч подготовленных экземпляров), а 4 февраля утвердил национальный флаг, лично контролировал написание национального гимна.

Широкие полномочия в БиГ имеют и натовцы — могут войти в любое помещение, даже в Генштаб, потребовать любые документы, открыть сейф.

Представители всех международных организаций активно вмешиваются в выборы, которые объявляют свободными и демократическими, оказывая поддержку одному из кандидатов. В то же время в сентябре 1998 г. для поддержки Биляны Плавшич приезжала Мадлен Олбрайт, а натовские солдаты несколько ранее захватили четыре важных телевизионных передатчика после того, как их операторы отказались прекратить критику Плавшич и международных организаций. Американские самолеты со спецаппаратурой глушили сербские радио— и телетрансляторы, а те, кто должен был следить за исполнением законов, нарушали процедуры регистрации избирателей, вводили цензуру на избирательные обращения сербских партий. Вестендорп также начал пересматривать избирательный закон.

8 апреля этого года прошли выборы в местные органы власти в БиГ. И как действует высокий представитель сегодня — теперь уже австриец Вольфганг Петрич? Он разбил лидирующую предвыборную коалицию Сербская демократическая партия — Сербская радикальная партия, сняв своей волей с дистанции радикалов, ведь на прошлых выборах за них голосовали 200 тыс. сербов и около 40% готовы были проголосовать снова. Сербской партии РС также было запрещено участвовать в выборах, т.к. она отказалась сменить своего лидера Предрага Лазаревича по требованию высокого представителя и председателя Временной избирательной комиссии Роберта Бери. Открытая поддержка была оказана послушному Милораду Додику. Не стоит даже повторяться о контроле предвыборной деятельности СМИ. За пять дней до выборов был арестован бывший председатель Скупщины Боснии и Герцеговины в 1990 г., председатель Скупщины Республики Сербской в 1992-1995 гг., член федерального президиума постдейтонской Боснии и Герцеговины Момчило Краишник. Сербы должны были понять, как им следует голосовать. Альтернативы практически не оставалось. И последним отчаянным жестом сербов были голоса, отданные в поддержку очень нелюбимой на Западе Сербской демократической партии, с которой связаны имена Радована Караджича, Ратко Младича, Момчило Краишника, объявленных военными преступниками. По оценкам специалистов, в РС официальные институты, которые и составляют суть государственности, или не функционируют, или находятся под полным контролем. Фактически дискредитирована власть президента РС. Постоянное сужение демократического пространства в БиГ стало нормой жизни.

Операция по стабилизации БиГ характеризуется охотой на граждан, названных военными преступниками, главным образом сербской национальности. 29 февраля на пресс-конференции в штаб-квартире ООН Жак Клейн, специальный представитель генерального секретаря в БиГ, охарактеризовал бывшего лидера сербов в Боснии как "ядовитое облако" над усилиями по примирению в Боснии. По его мнению, из тех, кто пока не пойман, самой "дурной славой" пользуются Караджич и Младич.

Сербы мешают в создании единой Боснии, считают мировые лидеры. Поэтому они еще больше ужесточают контроль и опеку. Судьбу Брчко, города, соединяющего западную и восточную части РС, решала не так давно Арбитражная комиссия. Этот важный стратегический город напрямую подчинили федеральному Центру. Сегодня там стоят пропускные пункты — над главным перешейком сербских территорий обеспечен контроль, а это значит, что территория РС уже разделена на две части и стала более уязвимой.

В действиях представителей международных организаций невооруженным взглядом видна односторонность, целью которой является изоляция РС, ограничение ее самостоятельности. Это очень похоже на начало ликвидации РС. Во время последней предвыборной кампании вполне допускались высказывания о том, что РС является "геноцидным образованием", что Баня-Лука — "кость в горле" Сараева и Загреба. Добавим к этому, что программа военного сдерживания сторон выполнялась американцами очень любопытно — не с помощью полного разоружения сторон или внутреннего баланса сил, а, по сути, усилением боеспособности правительственных сил. По американской программе "Оснащения и подготовки" мусульманских правительственных войск в БиГ были доставлены крупные партии оружия, боеприпасов и систем связи на общую сумму 400 млн. долл.

Россия по поводу всех этих действий молчит, хотя является одним из гарантов Дейтонских соглашений. Не до них. Сами опалены жаром одной из горячих точек, где международные организации уже предлагают помощь в решении проблем урегулирования и пытаются наказать за нарушение прав человека.

Сегодня Дума открыто записывает в свои постановления, что "санкции и односторонний диктат в отношении России неприемлемы". Но ведь мы сами поощряли точно такие же действия против сербов в Боснии, против Югославии начиная с 1991 г. Своим соглашательством, подписываясь под санкциями, закрывая глаза на все более открытую и одностороннюю деятельность НАТО на территории Боснии и Герцеговины, проводимую политику двойных стандартов, выставления ультиматумов и невыполнимых условий, принуждения к миру силой оружия, мы поощряли Запад к дальнейшим действиям. Не остановив агрессивное поведение НАТО в БиГ, мы позволили проигнорировать Совет Безопасности и начать прямую агрессию против независимого государства. Не захотев остановить НАТО в Косово и Югославии, мы пытаемся упредить удар против самих себя. Но механизм уже запущен.

Не стоит обольщаться насчет того, что действия международных организаций в БиГ — единичный случай, вызванный трудностями многоконфессиональной территории. Обратите внимание на то, что вытворяет Бернар Кушнер, возглавляющий "международное гражданское присутствие", в Косово. Он принял около 20 постановлений, которые противоречат резолюции 1244 СБ ООН и направлены на вытеснение федеральных властей из законодательного поля автономного края. Тем самым он приближает Косово к самостоятельности вопреки всем заверениям всех международных организаций.

Сознательные действия или ошибки руководства российской дипломатии сегодня стоят нам очень дорого. Методика, отработанная во время кризиса на Балканах, начинает применяться и в отношении России. Неужели не заставляет задуматься желание США и Германии лишить Россию права влиять на принятие решений по международным вопросам, попытка изменить сложившуюся структуру ООН? Неужели еще требуют разъяснения намерения Запада в отношении российской территории? Неужели еще кого-то из российского руководства убаюкивает словесная демагогия о правах человека?

Использование демократической фразеологии; построение целой системы "международной озабоченности" какой-либо проблемой; информационная обработка общественного мнения — представление картины нарушения прав человека, гуманитарных проблем, создание образа виновного; усыпление бдительности и благонамеренные заявления, а затем противоречащие им поступки; вовлечение сторон в переговорный процесс при международных посредниках с последующим навязыванием решения — это те действия, от которых всего один шаг к применению концепции принуждения к миру. Тем, кто с радостью готов открыть дверь новым отношениям в Европе и мире, следует внимательно изучить опыт Боснии и Косово. Открытая битва за ресурсы, стратегические мировые позиции продолжается. Тех, кто не согласен и пытается сопротивляться, должен устрашить опыт Югославии. А тех, кто согласен, ждет участь Боснии и Герцеговины, но не мусульманской ее части. Понятия "протекторат", "новая колонизация" скоро прочно войдут в наш обиход.

Грядут перемены в системе международных отношений. Уже были озвучены планы по расширению Совета Безопасности, по созданию европейских вооруженных сил на основе НАТО. А недавно Джеймс Шеер, пресс-аташе НАТО, заявил, что Альянс рассматривает вариант создания некоего европейского комитета, который бы принимал решения о военных интервенциях вместо СБ ООН. И так далее. Готова ли к таким переменам Россия? С новым руководством — возможно, да. Но со старой дипломатией — Игорь Иванов, Сергей Лавров, Виталий Чуркин и, не дай бог, Андрей Козырев, — ответственной за все произошедшее, безусловно, нет.


  |  К началу сайта  |  Архив новостей  |  Авторы  |  Схема сайта  |  О сайте  |  Гостевая книга  |