ИСТОРИЧЕСКИЕ ИМЕНА МСТЯТ

Владимир Махнач

И Слово плоть бысть (Иоан. 1:14)

Люди тысячелетиями ответственно относились к слову. Неосторожно произнесенное слово в иные эпохи приводило к смертельному поединку. Неверность данному слову вызывала войну. Или, во всяком случае, навлекала на неверного позор. Тем больший, если неверный слову был воином, аристократом, начальником. Неизгладимый, — если жрецом или государем. Знаменитый русский философ протоиерей С.Булгаков полагал, что каждое слово обладает софийностью, т.е. определяет сущность того, что называет, именует. Древние египтяне рассказывали, как бог Птах творил вселенную: он называл различные вещи, и вещи возникали. А св. Иоанн Богослов открыл нам, что Слово — Имя Божие.

Если небезопасно слово, то сколь же опасностей таит имя. Многие народы скрывали подлинные имена, полагая, что знающий имя человека имеет над ним власть. Для тех же египтян подлинное имя — "ах" — одна из сущностей человека, если хотите, часть его души. Желая изменить сущность, изменяли имя. Отпущенный на волю римский раб принимал родовое имя своего бывшего господина. После людоедского восстания самозваного "мессии" Бар Кохбы в Палестине император Элий Адриан упразднил имя Иерусалим, назвав город Элиа Капитолина. И даже на Первом вселенском соборе 325 года не было епископа иерусалимского, был — элийский. Одно дело Константинополь — величайший христианский город, совсем другое — турецкий Стамбул. Одно дело — Таврия, совсем противоположное — Крым.

Таврия — Таврика — Таврида. За тысячелетия кто только не побывал на прославленной земле: тавры и киммерийцы, скифы и сарматы, древние греки и греки византийские, римляне и понтийцы Митридата, готы и армяне... Славяне и русы жили в Северном Причерноморье повсюду, по крайней мере, с I века н.э., столько, сколько известны в исторических документах. И хотя большую часть времени жили в чужих государствах, оставили свои имена. Эллинизированный сарматский Боспор звался по-русски Корчев (Керчь). Славянское имя Сугдеи — Сурож (теперь, зачем-то, по-татарски — "Судак"). В 966 году местные русы открыли князю Святославу ворота оккупированной хазарами Тьмутаракани. В 988 году местные соплеменники открыли св. Владимиру не только путь ко взятию Корсуня (Херсонеса — нашего Севастополя!), но и путь ко крещению. В Таврии первых славян крестил апостол Андрей Первозванный, и в Таврии Русь крестилась окончательно и бесповоротно!

На тринадцать столетий позже на таврической земле появились первые татары. Жили они в северо-восточной части полуострова, звали свое ханство крымским по столице в городке Крым (ныне — поселок Старый Крым). Вся же земля так и оставалась Таврикой. И только с XVI века, после разрушения высадившимися в 1475 году турками последних христианских владений, полуостров постепенно начинают называть Крымом.

Нам что за дело до этого? Иноземцы тоже называли Россию "Московией", но русские так не говорили. Когда в 1783 году Российская империя упразднила, наконец, Крымское ханство, в исторические документы вернулось историческое имя: Таврическая губерния, Таврическая епархия, светлейший князь Потемкин-Таврический. Бездумно, а то и безумно бросаем слова. Помните, когда мы говорим о Таврии, речь идет о месте Крещения Руси, о корнях русской православной культуры, о земле, общей для всех русских людей: и великорусов, и украинцев, и белорусов, и подкарпатских русинов, и донских казаков. Если же покорно сохраняем чужое имя "Крым", как на картах, так и на языке, внутренне признаем права на эту русскую землю поздних мигрантов, триста лет угонявших наших предков на невольничьи рынки. Смотрите, как бы до новых рынков не "доназываться"!

Созидая великую Россию, наши предки также терпимо относились к аборигенным названиям, как и к самим аборигенам. Увеличивали русскую землю по большей части мирно, а частью и по доброй воле местного нерусского населения. Так остались на карте и Казань, и Астрахань. Получили аборигенные имена города русского заложения Акмолинск, Тюмень, Якутск (между тем, русские появились на территории будущей Якутии в ХVI веке, а якуты — в ХVII). Реки и озера и вообще не переименовывали, образовывали от их имен русские названия: Томск, Енисейск, Верхнеудинск. Даже Москва и Можайск — топонимы неславянского происхождения. Русским от всего этого неуютно не было, тем, кто жил до них, видимо, было уютнее. Сравните эту манеру с поведением испанцев в Южной Америке, французов — в Северной, англичан — в Австралии и Новой Зеландии.

Революция, стремясь изменить сущность России, осатанело набросилась на имена. Даже само гордое имя страны заменили ничего не значащей аббревиатурой СССР (где находится такое государство, на Марсе?). Несчастные наши города поначалу либо получали клички большевистских "праведников": Сталинабад, Ульяновск, Троцк (Гатчина), Карллибкнехтовск, либо случайные прозвища с корнем "красный", Так, Верхнеудинск превратился в Улан-Удэ, Белоцарск (как красиво!) стал прозываться Кизилом. Был Царевококшайск — стал Краснококшайск, лишь много позже сочинили искусственное название Иошкар-Ола. Заметьте, убивали почти исключительно русские имена.

Позднее начали сочинять советские названия из корней местных наречий. Город Усть-Сысольск известен с ХУ века, основан новгородцами. И почему же это он в 1930 году превратился в Сыктывкар? Город Обдорск (от Оби) основан в 1595 году, в 1933 — переименован в Салехард. А ведь Обдорская земля известна еще раньше, "правитель Обдорский" — один из титулов русского государя. Самое ужасное, что мы забываем исторические топонимы, хотя должны были бы знать с младенчества, наплевав на все усилия советской школы. Автору этих строк довелось однажды задать вопрос очень сильной, заинтересованной аудитории: "Кто помнит историческое название Махачкалы?" Никто из трехсот слушателей. "А кто хотя бы знал, что Махачкала — новое название?" Тот же результат. Так вот, этот город русского заложения называется Петровск-Порт, а "Махач" — кличка красного разбойничка М.Дахадаева. Разве удивительно, что на фоне нашего поведения Назарбаев осмеливается переименовать Гурьев в Атырау? Город основан ярославскими купцами братьями Гурьевыми в ХVII столетии. Если так легко забываете, зайдя в русский ресторан, закажите атыраускую кашу!

Самое пакостное, что в подобном духе воспитывают детей. И не в "независимом Казахстане", а в школах Российской Федерации. Раскройте стандартный учебник Зырянова для IХ классов по русской истории XIX века. На форзацах — карты Российской империи: середины прошлого столетия и, соответственно, его конца. Вполне естественно, на картах нет Ленинграда, Ульяновска, Кирова, но загадочным образом обнаруживаются: Вильюс, Тбилиси, Таллин вместо Вильны, Тифлиса, Ревеля. Видимо, по мнению издателей и министерства названия "Горький" или "Калинин" придумали революционеры, а топонимы "Тарту" или "Таллин" — не революционеры, а некто неведомый. Неведомо когда. На учебных картах изменяют имена, снова желая изменить сущность. Сущность России, сущность нашей истории, суть нашего мышления. И это только города, с ними приходится идти на наглую фальсификацию. А вот названия исторических земель можно просто истребить, изъять с карт, из учебников, справочников, энциклопедий. Ну, как же можно нашим нынешним чиновникам и журналистам применять историческое название "Новороссия"? Ведь тогда всем станет ясно, что историческая

"Украина" никогда не имела выхода к морю: там — Новороссия. Как можно называть своим именем Семиречье, если Верный — центр Семиреченского казачьего войска переименован в Алма-Ату, а затем и в Алматы? Как рассказывать о землях Всевеликого Войска Донского, если среди них и Донбасс? И Латгалия должна исчезнуть, ибо она часть отнюдь не Латвии, а вовсе даже наоборот — Витебской губернии. И Бессарабия не нужна, и Холмщина. Вдумайтесь, какое внутреннее ощущение создает одна и та же информация в следующих вариантах: "русская армия рассеяла вооруженные банды, вторгшиеся в область Терского казачьего войска", и "федеральные войска вели войну в Чечне". А, ведь, нету никакой исторической Чечни между Тереком и Сунжей. Меняя имена, меняем сущность.

Странно мы, однако, себя ведем. Ну, еще в "Союзе нерушимом" как-то можно было объяснить, почему мы калечим русский язык, произнося топонимы на литовский или грузинский манер. Менее понятно было появление перестроечных "Ашгабата" и "Таллинна", который, кстати, до недавнего времени мелькал на экране телевизора. И уже совсем нелепо сохранять нерусские названия для территорий зарубежных государств, когда есть русские. Мы, между прочим, Лондон не по-английски произносим и Рим не по-итальянски. И в названии французской столицы нет буквы "ж". Неужели неисторическая Эстония весомее Франции?

А вот другие народы ведут себя иначе. На немецкой карте всегда в ситуации, подобной нашей, будут два названия: "Вроцлав — Бреслау", "Гданьск — Данциг", "Калининград — Кенигсберг". И поляки Львов никогда не именовали Лембергом. Давно пора и нам писать: "Юрьев — Тарту" и "Ругодив — Нарва" — оба они русские города ХП столетия. И Двинск должен вернуться, и Верный. И это на современной политической карте. А на исторических вообще имеют право на существование только исторические имена. И, ежели кто-то в министерстве желает изменить сущность, вымарывать фальсификации необходимо прямо в учебниках. Вместе с ребятами: лучше запомнят. Должно быть всем нам, а в особенности высшей церковной иерархии, стыдно и за названия епархий, за титулы архиереев. Что это за "епископ Ульяновский", "Кировский", "Краснодарский", "Алмаатинский", "Вильюсский"? Ну, слава Богу, уже не "Свердловский". Греческие земли четыреста лет были оккупированы полностью, но не назывался патриарх — "Стамбульским". По-прежнему Архиепископ Константинополя — Нового Рима и Вселенский патриарх. А Антиохийский патриарх носит свой апостольский титул, хотя уже несколько столетий вынужден пребывать в Дамаске.

Наше право и наш долг в отношении исторических имен совпадают. Нужно только помнить, что бесспорными для всех они станут, когда Санкт-Петербург освободится из плена в Ленинградской области, а Екатеринбург — в Свердловской. Когда вместо косноязычного Тутаева мы вновь увидим эпический Романов-Борисоглебск, а на месте Тольяттей засияет прекрасное имя Ставрополь Волжский. Когда с лица наших дивных городов смоет непроизносимых Либкнехтов, Цеткин, Урицких и Володарских, а неповторимая псковская Званица избавится от имени Леона Поземского (не псковича даже!). А ежели вас станут стращать дороговизной восстановления дорогих имен, искренне рекомендуем ответить вопросом: "А ты-то сам родился в нашем городе? Или ты — мигрант, не имеющий права голоса?".

Одна мысль давно уже не дает покоя: посмел бы бандит Басаев бесчинствовать в Буденновске, если бы город продолжал носить свое славное и праведное имя Святой Крест?


  |  К началу сайта  |  Архив новостей  |  Авторы  |  Схема сайта  |  О сайте  |  Гостевая книга  |