МОЖЕТ ЛИ АМЕРИКА ОБЪЯВИТЬ О СВОЕЙ ПОБЕДЕ В КОСОВО?

США совершили немало ошибок на Балканах, но еще есть шанс найти достойный выход из сложной ситуации

Шерил Кросс, Р.Л. ди Нардо

Шерил Кросс — профессор политологии Университета Сан-Хосе (штат Калифорния), получила стипендию Фулбрайта для работы в Москве весной 1999 года.
Р.Л. ди Нардо — профессор в области проблем национальной безопасности, работает в Командном училище Корпуса морской пехоты в Куантико (штат Вирджиния).

ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКАЯ команда Билла Клинтона поспешила объявить, что США "добились своего" и "одержали победу" в Косово. Между тем многое заставляет усомниться, что достигнутое может быть квалифицировано даже как "победа по очкам". Трудно было найти хоть какое-то стратегическое обоснование этого крайне рискованного предприятия вашингтонской администрации. Краткосрочные и возможные долгосрочные неблагоприятные последствия того, что Америка влезла на балканскую пороховую бочку, весьма велики и наносят серьезный ущерб интересам США на мировой арене.

УДАР ПО БЕЗОПАСНОСТИ

Как сейчас очевидно, Клинтон принял решение вопреки советам высших чинов Пентагона и под влиянием госсекретаря, которая настаивала на нанесении воздушных ударов по Югославии.

Каковы были аргументы Мадлен Олбрайт? Мы должны остановить Слободана Милошевича, иначе последует "эффект домино" — непрекращающаяся череда конфликтов во всем регионе.

Но каковы основания для этого утверждения? Да, в Югославии почти десять лет шла кровопролитная гражданская война, но она не выходила за границы бывшей Социалистической Федеративной Республики Югославия. На самом деле, вопреки доводам Олбрайт, возможно, главным фактором дестабилизации в регионе стали бомбовые удары. После того как они начались, Слободан Милошевич усилил этнические чистки, и поток беженцев хлынул в соседние страны, которые не были готовы к их приему. Приток большого числа албанских беженцев в Македонию накалил отношения между местным славянским населением и проживающими в этой стране этническими албанцами.

После 78 дней постоянных бомбежек, после исхода тысяч беженцев из Косово, после убийств мирных жителей — как албанцев, так и сербов — встает вопрос: насколько это было нужно? Были ли исчерпаны другие возможности? Может ли Америка позволить себе направлять свои вооруженные силы для участия в длительных и рискованных кампаниях, подобных косовской, в регионы, которые не являются сферой жизненных интересов США?

Американская общественность должна понять, что военное присутствие Соединенных Штатов в "горячих точках" создает риск для жизни не только американских военнослужащих, но и других граждан США. Американцы и у себя дома, и за границей становятся потенциальной мишенью для мстителей. Хотя США имеют подавляющее военное и экономическое превосходство в мире, распространение ядерного, химического и биологического оружия массового поражения, а также новые достижения в области информационных технологий делают нас более уязвимыми для террористов, считающих Америку единственным источником всех своих бед.

УДАР ПО ДИПЛОМАТИИ

Военная кампания в Косово дорого обошлась американской дипломатии. Боевые действия НАТО в бывшей Югославии еще раз подтвердили худшие предчувствия России относительно истинных целей альянса. Ведь сначала Запад пытался уверить русских, что НАТО расширяться не будет и что блок преследует исключительно оборонительные цели. И дело вовсе не в том, что Россию толкнули к поддержке Милошевича, как это часто представляют аналитики России на Западе, а в том, что россияне глубоко сопереживали страданиям, которые натовские бомбардировки принесли их (россиян) историческим союзникам — православным, славянам — сербам.

Но, пожалуй, самым болезненным для России стало то, что НАТО как бы сбрасывала Россию со счетов в решении важнейших вопросов европейской безопасности. Начало бомбардировок сопровождалось высылкой из Москвы представителей НАТО и выражением публичного негодования со стороны всех основных политических сил России.

Сегодняшние американские политические стратеги слишком увлеклись событиями в жизни народов, имеющих незначительное влияние на мировое развитие. Мы не можем воспринимать как данность сложившееся после окончания холодной войны относительное спокойствие в отношениях между великими державами. Россия и Китай могут расходиться в целом ряде вопросов, но они едины в одном: единоличное господство США в мире недопустимо. В отличие от бывшей Югославии и таких стран, как Гаити, Руанда и Сомали, в отличие от новобранцев НАТО (Польши, Чехии и Венгрии), а также других небольших стран, привлекших значительные ресурсы и внимание США, Россия и Китай (и об этом необходимо помнить) способны представлять собой серьезную угрозу ключевым интересам безопасности США. Защищать американские жизненные интересы в условиях глобальной системы безопасности ХХI века станет еще труднее, если мы вынуждены иметь дело с ними как с врагами. Определение будущего Косово ни в коем случае не должно стать приоритетным по сравнению с формированием наших отношений с этими мировыми гигантами.

УДАР ПО ИМИДЖУ АМЕРИКИ

Имидж, который Америка — как самая могущественная держава — создает себе на мировой арене, очень важен. Путешествующим за границей американцам неизменно задают один и тот же вопрос: не имеет ли скандал с Моникой Левински отношения к последним случаям вмешательства США в дела других стран, в том числе в случае с Косово. В конце концов, многих людей в мире события в Косово только укрепили во мнении, что США — этакий "крутой парень" на международной арене, и многие задумались: не войдут ли они сами в число "дополнительных потерь" при очередной попытке США навязать свою волю другой стране.

Многие в мире сомневаются в том, что Америка отстаивала в этой войне гуманитарные ценности, особенно если принять во внимание, что в одних случаях она не может мириться с жестокостью (Косово), а в других (Турция, Тибет, Сьерра-Леоне) может ее игнорировать. В условиях более сложного мироустройства нового века Америка должна стремиться создавать имидж цивилизованного поведения и последовательности во внешней политике, если мы хотим, чтобы нам доверяли в решении задачи сохранения мира и стабильности.

Дипломатическое урегулирование конфликта позволило администрации Клинтона сохранить лицо. Ведь согласно опросам общественного мнения, все меньше и меньше американцев были довольны происходящим.

ЛИКОВАНИЕ ВАШИНГТОНА ПРЕЖДЕВРЕМЕННО

В то же время ликование по поводу "успеха" было явно преждевременным. Не вызывает сомнений, что косовская проблема и в дальнейшем чревата сложностями.

Миротворцы были призваны вернуть беженцев домой, способствовать установлению спокойствия и безопасности в регионе, где атмосфера накалена до предела, где мирные жители еще недавно были свидетелями или жертвами страшных зверств: убийств, изнасилований, разрушения домов. Несмотря на заявленный профессионализм миротворцев, им не удалось предотвратить массовый исход из Косово сербского населения, опасающегося мести албанцев. Не могли они заставить Освободительную армию Косово (ОАК) сдержать обязательство разоружиться.

Если смотреть в перспективу, насколько реалистично надеяться, что косовские албанцы останутся в составе Союзной Республики Югославия, как того требует мирное соглашение, после всего, что они претерпели от Слободана Милошевича? Как НАТО собирается решать проблему сербских беженцев — где разместит тысячи сербов, вынужденных покинуть свои дома? Есть ли основания полагать, что миротворцы справятся с албанцами, стремящимися отомстить сербам, или с сопротивлением, которое встречают их попытки разоружить бойцов ОАК?

Теперь, когда нация расколота, мы должны решать трудную проблему финансирования восстановления разрушенного. Речь идет не только о разрушениях, которым подверглись Косово и Сербия в результате бомбардировок. Бомбовые атаки вызвали настоящую экологическую катастрофу. Македония, Албания и Черногория запружены беженцами — они рассчитывают на помощь Запада. Значительная часть расходов на восстановление разрушенного рано или поздно ляжет тяжким бременем на плечи американских налогоплательщиков. В то же время имеет ли Америка право игнорировать причиненный бомбовыми ударами ущерб? Без широкомасштабного плана, наподобие плана Маршалла, не стоит рассчитывать на сохранение мира и безопасности в регионе.

БОМБАРДИРОВКИ — НАИХУДШЕЕ ИЗ РЕШЕНИЙ

Но даже при всех этих издержках разве не было бы безнравственно со стороны Америки самоустраниться и ничего не предпринять перед лицом творившихся в Косово зверств? Тем не менее ошибочно полагать, что применение военной силы было единственным выходом. Столь сложные обстоятельства требуют взвешенных мер одновременно на дипломатическом, экономическом и, возможно, даже психологическом направлениях. При урегулировании таких региональных конфликтов в период после холодной войны применение военной силы должно стать последним средством, к которому стоит прибегать.

На самом деле есть многие основания полагать, что можно было избежать боевых действий. Различия между мирным соглашением, которое Милошевичу предлагали заключить в Рамбуйе, и его (Милошевича) условиями заключались в том, что он настаивал на миротворческой операции под эгидой ООН, а не НАТО и требовал проведения референдума о независимости Косово. Вместо того чтобы продолжать дипломатические усилия, администрация Клинтона почему-то немедленно отдала приказ начать бомбардировку. Ясно одно: кто-то в администрации предпочел военную силу.

Стремление упрощенно изобразить балканское противостояние как конфликт добра и зла было контрпродуктивно с самого начала. Демонизация сербов накаляла обстановку, делая компромисс все менее достижимым. Вместо того чтобы лишать Россию полноправного голоса в дипломатическом процессе, стоило бы вспомнить о конструктивном партнерстве последних лет и извлечь пользу из традиционного влияния России на Сербию, чтобы в конце концов предотвратить бомбардировки. Если США вдруг соберутся выделить средства на восстановление разрушенного, не лучше ли было бы выделить их для достижения собственных политических целей еще до воздушных налетов?

КАНТОНИЗАЦИЯ КОСОВО — ЕДИНСТВЕННЫЙ ВЫХОД?

Ситуация, с которой американские политические стратеги сталкиваются после бомбардировки, требует реалистического подхода. Желательно, конечно, создать в Косово общество по плану многонационального идеала Америки, но такая задача после столь ужасной войны практически нереальна. Насильственное насаждение межэтнической гармонии в Косово может стать серьезной угрозой для албанского и сербского населения, равно как и для международного миротворческого контингента. Возможно, в какой-то момент обе стороны осознают выгоды интеграции на разных уровнях, но случится это еще не скоро, а лишь тогда, когда ужасы войны останутся в прошлом.

Если цель американцев состояла в возвращении Косово его традиционным обитателям (албанцам и сербам), а не передать провинцию в руки албанских косоваров — став тем самым пособниками захвата Косово со стороны ОАК, — то наилучшим вариантом может стать создание для албанцев и сербов раздельных и безопасных зон проживания.

Возможно, что нежелание НАТО предоставить российским миротворцам отдельную зону ответственности в Косово не позволило создать оптимальные или самые практичные условия для мира в регионе. Для русских это означало очередные уступки, так что вряд ли способствовало восстановлению отношений Запада с неблагополучной в экономическом отношении, но все же великой восточной державой. Если рассматривать ситуацию с точки зрения способности российских сил сотрудничать с НАТО, то по отзывам американских и российских офицеров, участвующих в совместной миротворческой операции в Боснии, их совместная деятельность имела несомненный успех. Перспективы сотрудничества американских и российских военных в Косово тоже оцениваются как неплохие. Однако было принято решение рассредоточить российский контингент (3600 человек) по четырем секторам, контролируемым миротворческими силами под командованием НАТО (КФОР), а не выделить России отдельный сектор — территорию, которая неизбежно стала бы физическим и психологическим убежищем для всеми гонимых сербов.

Если миротворцы не в состоянии обеспечить безопасность сербов и албанцев, проживающих в Косово, то создание зон раздельного проживания пусть не идеальный вариант, но единственная возможность свести к минимуму человеческие жертвы, вернуть в Косово всех беженцев и обеспечить возвращение к нормальной жизни всего региона. Однако вряд ли можно с полным правом приписать победу в этой войне какой-то из сторон, так что последнюю главу, возможно, еще только придется написать.

Сан-Хосе

"Дипкурьер НГ" 23 марта 2000 г.


  |  К началу сайта  |  Архив новостей  |  Авторы  |  Схема сайта  |  О сайте  |  Гостевая книга  |