Ключевые проблемы и необходимые решения рубежа тысячелетий

Ефим Островский

Подвиг Кириенко?

Кризис, приведший к падению олигархических банков и подрыву импорта, был воспринят большинством активного слоя населения в страдательном залоге: интерпретировав происходящее как катастрофу, "новый класс" имел для этого все субъективные основания - сотни тысяч наемных работников нового сектора в эти дни теряют работу, а владельцы компаний среднего уровня разоряются.

Однако в кризисных процессах одновременно таятся новые возможности как для среднего бизнеса, так и для государственной политики. Эти новые возможности рождены к жизни тремя обстоятельствами. Во-первых, средние корпоративные банки, выдержавшие удары финансового шторма, готовы изменить природу российской банковской системы, - этому способствует снижение спекулятивного давления на финансовый рынок в связи с падением олигархических финансовых операторов. Во-вторых, снижение давления импортных товаров на товарные рынки может стимулировать привлекательность прямых инвестиций в российский реальный сектор. Наконец, в-третьих, появление на рынке квалифицированного труда большого числа специалистов из обваливающихся крупных банков и обеспечивавшей их инфраструктуры создает для среднего бизнеса, работающего в реальном секторе, возможность резкого повышения качества собственных кадров, до того отвлекавшихся в спекулятивный сектор экономики.

* * *

Банковское сообщество, оправившись от первого потрясения, с удивлением обнаружило, что по-прежнему существует. Крупных, олигархических банков больше нет. Но средние и мелкие корпоративные банки, которым прочили отсутствие каких-либо перспектив еще несколько месяцев назад, сегодня не только сохранились, но и усилились.

Избежав паники вкладчиков и трансформировав валютные обязательства в рублевые, не будучи нагружены внешними обязательствами и за счет этого не испытывая угрозы ареста своих западных корреспондентских счетов, средние и мелкие банки начали сегодня мощный рывок, набирая все новых и новых клиентов и создавая расчетно-клиринговые пулы. Банковская система таким образом избежала полного коллапса, и в случае, если государство сохранит в сложившейся ситуации ясность ума и волю к поддержанию кровеносной системы собственной экономики, то перед ним сохраняется возможность с помощью небольших финансовых вливаний ликвидировать кризис банковской системы.

Выход на первый план экономики средних и мелких банковских институтов изменяет рисунок возможностей, заложенных в экономике. Доминировавшие в экономике до августа 1998 года олигархические банки не только лишали экономику прямых инвестиций, повышая привлекательность применения западными инвесторами другого инструмента - синдицированных кредитов. Привлекая длинные и дешевые пассивы с Запада, олигархические банки не были заинтересованы в реальном секторе: средства аккумулировались в нереальный сектор финансовых спекуляций, а также в покупку политических операторов. Все западные пассивы, таким образом, были сосредоточены либо в спекулятивных играх, либо в политических приобретениях.

Высокие нормы прибыли в этих типах операций давили на всю остальную банковскую систему. Олигархические банки могли себе позволить демпинговать ценами на банковское обслуживание; до кризиса олигархические банки не только не кредитовали средний бизнес, но даже не принимали их на обслуживание в качестве клиентов. Малые и средние банки вынуждены были поддаваться на демпинг со стороны олигархических банков и также снижать ставки за обслуживание - а значит, должны были "отбивать" расходы на инфраструктуру за счет спекулятивных операций, втягиваясь в нереальный сектор.

Спекулятивные операции закончились в августе 1998-го. Теперь отрабатывать пассивы банки могут только лишь за счет кредитования реального сектора, - что открывает для среднего и мелкого бизнеса новые перспективы, которыми он может воспользоваться.

Однако кредитование реального сектора мелкими и средними банками затруднено тем, что эти банки располагают лишь короткими и неустойчивыми пассивами. Короткая и неустойчивая пассивная база средних и мелких банков означает, что им остается лишь обслуживание прямых инвестиций, сама возможность которых, как многим кажется сегодня, заблокирована кросс-дефолтом в связи с отказом государства от своих долгов.

Однако 19 миллиардный долг олигархических банков сформирован не за счет прямых инвестиций, а за счет синдицированных кредитов, средства от которых обращались в спекулятивном секторе.

Потеря возможности зарабатывать сверхприбыли на финансовых спекуляциях открывает панораму привлекательности инвестирования в реальный сектор. Резко снижается конкурентоспособность со стороны импортных товаров в связи с резким осложнением импортных операций - за счет утраты доверия к русским контрагентам, резкого снижения рейтинга русской банковской системы, что означает, что гарантии русских банков не будут приниматься, а как итог - цены на импортные продукты будут расти (вследствие требований предоплаты со стороны внешних партнеров). Складывающаяся неудовлетворенность рынка относительно снижает расходы на рекламу. Рабочая сила на фоне происходящих изменений будет лишь дешеветь. Совокупность этих факторов будет создавать объективные предпосылки для прямых инвестиций.

Кроме давления на рынок неудовлетворенного спроса, выступающего в качестве объективного фактора для роста прямых инвестиций в локальные производства, необходимо учесть и субъективный фактор - давление на рынок предпринимательских проектов для инвестирования. Этот фактор обеспечивается высвобождением нескольких сотен тысяч волевых и образованных представителей "нового класса".

Еще недавно образованная и волевая прослойка общества могла удовлетворить свои потребности в самореализации в качестве "белых воротничков" на службе у олигархов. Сегодня сотни тысяч граждан, высвобождающихся из непроизводительного сектора, могут стать новым человеческим капиталом для Страны. Эти люди не только имеют достаточный для ведения собственного бизнеса уровень образования, - они уходят с прежних мест работы с новым качеством связей: наиболее волевые и активные лидеры имеют вокруг себя потенциальных партнеров и сотрудников из числа бывших сослуживцев; некоторые из них, работавшие с Западом, могут конвертировать свои западные связи во взаимоотношения с будущими прямыми инвесторами. Эти люди имеют, наконец, заработанное за прошедшие относительно спокойные годы личное имущество, которое может быть использовано в качестве залоговой базы для кредитования их деловых начинаний.

* * *

Таким образом, несмотря на общее кризисное самоощущение, в событиях августа 1998-го "новый класс" может найти оптимистические ноты. В Стране сохранилась банковская система, основой которой теперь становятся средние корпоративные банки. Снижение давления импортных товаров на отечественные рынки повышает привлекательность локальных производственных проектов для прямого инвестирования. На привлечение инвестиций может начать работать и потенциальное увеличение количества предпринимательских проектов.

Реализация этих освобождающихся потенциальных возможностей всецело зависит от государственной политики. Если государство снизит до минимального уровня налоги, не допустит возрождения криминального давления на мелкий и средний бизнес, начнет на Западе консолидированную рекламную кампанию России как поля для прямых инвестиций, а внутри Страны - массированное разъяснение населению (в первую очередь - его активной части) открывающихся возможностей, - то очень скоро сегодня негативная полярность оценок "подвига Кириенко" может поменяться на противоположную.

* * *

Однако сегодня остается непонятным, почему "новый класс" может рассчитывать на ясные и точные ориентиры государственной политики. Правительство Сергея Кириенко, начавшее радикальные перемены в рамках некоего плана, не довело их до конца. Лишенное собственных политических операторов, правительство молодых реформаторов второй волны оказалось лишенным политической поддержки "нового класса" - и, стронув с места лавину необратимых изменений, в критический момент перешло в положение "вне игры".

Шаги, которые должны были воспоследовать снижению груза давившего на экономику непроизводственного сектора, не были сделаны. Новый кабинет рискует поддаться искушению поиска популярных решений, - резерв которых, как представляется, исчерпан.

Что делать в этой ситуации государству - тема отдельной статьи.


  |  К началу сайта  |  Архив новостей  |  Авторы  |  Схема сайта  |  О сайте  |  Гостевая книга  |  
otlog_r+="&c="+(document.cookie?"Y":"N"