СОБИРАНИЕ РУССКОГО МИРА,
или На задворках СНГ-дипломатии?..

Юрий Громыко

Соотечественники в ближнем зарубежье — поле борьбы за восстановление русского народа

Основная прагматическая (отложим пока в сторону ценности и нравственность) необходимость подвижнической работы с нашими соотечественниками за рубежом состоит в понимании одного тривиального факта. Если российское государство в ближайшее время не окажет помощи русским общинам и не выведет отчаявшихся людей из ощетинившейся обороны и подполья, то на различных территориях СНГ возникнет национально-освободительное движение, в самых разнообразных формах, в том числе интифадно-кровавых и уголовных. Возникнув в странах СНГ, через иммиграционные процессы оно будет переброшено на территорию России и очень быстро опрокинет плутократическую демократию двойного стандарта — одного для международных организаций, другого для местных аборигенов. Национально-освободительное движение проявится в крайних, в том числе и фашистских вариантах, прежде всего там, где русское самосознание наиболее глумливо подавляется и становится предметом издевок и изничтожения. Мы имеем в виду прежде всего Западную Украину, Прибалтику и, возможно, Казахстан. Можно говорить, что ростки подобного состояния у русских людей начинают проявляться как болезненная реакция отчаяния. 

Таким образом, если новая российская власть не хочет в очень скором времени заниматься одними только этноконфессиональными разборками в самой России, а быть действительно технократическим "правительством экономических реформ и дела", ей крайне необходимо сегодня, сейчас найти "ассенизатора и водовоза, поэзией мобилизованного и призванного" — поэзией русского дела - для разгребания авгиевых конюшен СНГ-политики. 

Изменение самосознания отчаявшихся русских людей за границами СНГ — прямой удар по преемственности президентской власти на будущих выборах. Преемственность власти обрушится, если будет показано, на каком море русских слезинок она выстраивается. С точки зрения информационной войны, элементарное включение в телевизионные программы русских из СНГ, которые в гробу видели членения на абстрактные отсутствующие коммунизмы и лукавые капитализмы и хотят одного: прав и свобод русскому населению любым путем, приведет к тому, что вся химерическая, выстраиваемая по западному образцу конструкция рухнет. Нам представляется, что на президентских выборах это будет основной способ слома черно-белых заготовок с попыткой опять расколоть общество противопоставлением несколько оппозиционных, но близких к правительству "домовых" и бюрократических коммунистов. Не может быть ни социализма с человеческим лицом, ни народного (а не олигархического) капитализма, когда тело народа разделено, разрезано на части. 

На поле Куликовом — поле борьбы за восстановление русского народа — непроглядная темень. Основная причина разрушения выстраивающихся полков — как всегда — отсутствие координации действий и огонь по своим. Войска стоят под разными знаменами и желают двигаться в разных направлениях. 

Часть наших соотечественников по-прежнему ждет реализации идей пролетарского интернационализма и восстановления Союза. Хотя нет каких-либо сомнений, что сам по себе Союз не восстановится: для этого нужны люди, готовые лечь под танки вместе со своими семьями. Таких людей пока что не видно. Витиеватые мысли, жеваные лозунги коммунистической кабинетной оппозиции интересны только самой этой оппозиции, но не нашим соотечественниками за рубежом. 

По прежнему а-этническими, а-национальны ми и а-народными остаются идеи рынка и демократии. Их реализация неизбежно приведет к тому, что выживет тот, кто будет увереннее играть по чужим западным правилам, быстрее индивидуализироваться и предавать соотечественников. 

Горячим пирожком сегодня становится национал-патриотизм. Именно он пользуется большим успехом на рынке имиджмейкеров. Предметом постоянного перехвата и разыгрывания становятся жесткие националистические лозунги — от идей соединить русское богоизбранничество с безростовщическим исламом до конкретных попыток создавать боевые националистические дружины. Именно это варево будет готовиться в походных кухнях и Жириновского, и Лебедя. Но никто из них всерьез не занимается 25 миллионами русских людей — людей, признающих своим родным языком русский и желающих оставаться русскими во что бы то ни стало. 

Таким образом, мы перед лицом чудовищной проблемы. Что мы будем делать с нашими соотечественниками за рубежом, которые не пожелали (или не сумели) вернуться в Россию? Они считают себя русскими и отстаивают вне официальной России право на существование огромного русского мира, который веками жил за рамками искусственных произвольных границ усеченной России, образовавшейся в результате развала коммунистической идеологии. 

На наш взгляд, не совсем правы считающие, что по отношению к русским, проживающим в государствах СНГ, термин "диаспора" неправомерен. С их точки зрения, русские не рассеивались по миру, от них "ушло" государство, мягко журча, как океан во время отлива, а они остались. Но это не так. У русских не было разрушения Второго Храма, построенного Иродом Строителем. Но у них был Ипатьевский подвал, за которым стоит если не грех цареубийства, то уж точно потакание и допущение цареубийства и убийства Царской Семьи. Поэтому и "мягкий" уход государства, и топот нашествия иноплеменников имеют, с точки зрения сакральной и Священной истории, вполне определенное объяснение. Русские сейчас отлучены и "отсеяны" (а поэтому и рассеяны) от своей собственной исторической полиэтнической многоконфессиональной государственности, которую они обречены восстанавливать, если хотят продолжать идентифицировать себя как русских. Русские забыли формулу-заклинание, которое им предстоит вспомнить, если они хотят выжить. Эта формула прообраза исторической государственности отшиблена грехом цареубийства, а сверху примурована антропологи ей краткого курса ВКП(б). Но представители русских общин в странах СНГ оказались на переднем крае борьбы за восстановление русского самосознания, и оно пробуждается у них наиболее быстро и явно. Эта формула связана с восстановлением Русского Мира — Pax Russica — способного впитать и включить в себя много разных этносов и групп, но не путем самоограничительного формирования нации на основе чистоты крови и генеалогических рядов. 

Ежедневно мы встречаем в прессе упоминания о мире Ислама, азиатском мире, первом мире, третьем мире, наконец об Американском мире — Pax Americana. Есть Лингвафранка и иные миры. Возможен ли русский мир, мир русскозвучия (по аналогии с лингвафранка)? По меткому выражению замечательного культуролога и методолога Олега Генисаретского, для формирования и структуризации русского мира русская община-диаспора должна быть заново вписана и включена во всевозможные социальные, культуральные, политические миры. 

Возможен ли русский мир в нехимерической национальной форме? 

На эти вопросы предстоит ответить тем, кто возьмет ответственность за жизнь соотечественников в ближнем, а затем дальнем зарубежье.

Пять позиций и четыре сценария

Смятое и отутюженное самосознание русских в России отчетливо проявляется в кажущемся единстве позиций по поводу русской диаспоры. Все сочувствуют, все кивают головами, но за реальным употреблением термина "русские в СНГ" стоит как минимум пять альтернативных и принципиально не сводимых друг к другу позиций: 

1. Позиция за восстановление СССР или Российской Империи. 
2. Позиция за противопоставление титульному национализму в республиках СНГ русского национализма (этнократии — этнократию). 
3. Позиция за вывоз всех русских в Россию (так называемый "нулевой вариант"). 
4. Позиция за спокойное отношение к ассимиляции и растворению, "перевариванию" русских, за превращение русской диаспоры в материал построения нового мирового порядка. 
5. Позиция за активное прорастание русской субъектности на пространстве новых государственностей республик СНГ. 

С этих позиций намечаются следующие сценарии реализации фактора "русской диаспоры". 

1. Тотальная и глобальная война русских против всех. 
2. Собирание и закрытие границ, возврат к своеобразному железному занавесу и наведению русского порядка внутри России. 
3. Окончательное рассеивание и ассимиляция русских. 
4. Выстраивание сетевой жизнеспособной и сильной диаспоры с тесными связями с сильными русскими центрами внутри России. 

Нетрудно увидеть, что каждый из этих сценариев работы с русскими вне сегодняшних границ России оборачивается тем или другим вариантом развития дел в самой России. Так очевидно, что первый и второй СНГ-сценарии связаны с развертыванием фашизма и автократизма внутри России. Третий сценарий является сценарием Збигнева Бжезинского: развал России на набор карликовых сателлитных государств. И наконец, четвертый сценарий — сценарий и во внутриполитическом российском пространстве — это российский традиционализм и народно-государственническая идея. Только традиционалистам нужно собирание русского мира, поскольку их главный потенциал и ресурс — тысячелетняя русская история.

Этнократизм государств СНГ и стыдливая российская демократия интернационального предпринимательства

Весь ужас сегодняшней СНГ-политики состоит в том, что большинство СНГ-государств (за исключением, пожалуй, Белоруссии и Армении) очень четко понимает свою оппозиционность к России, а Россия делает вид, что она не понимает и не видит стратегий и способов действий бывших союзных республик, а ныне самостоятельных государств. СНГ-государства последовательно и весьма старательно строят моноэтнократические государства. Этнократическое государство как цель и идеал — вот результат своеобразного усвоения этнонациональными элитами уроков заокеанских педагогов с их идеей nation state. Все иноэтничес кие общности должны быть вытеснены и раздавлены титульной нацией данного государства, по возможности без криков и раздражения международ ного общественного мнения. Вытеснение должно происходить как бы само собой, как естественно происходящая победа в конкурентной борьбе. Титульная нация — одновременно и спортсмен, участвующий в забеге, и судья, следящий за соблюдением правил другими иноэтническими участниками состязания, и федерация данного вида спорта, меняющая правила по ходу игры. Россия же, стремящаяся построить чистый рынок и настоящий капитализм международного образца, старается как бы не замечать столь прозаическую и грубую материю как интересы ее соотечественников. Российская дипломатическая бюрократия очень быстро находит язык с этнократической бюрократией и начинает играть по ее правилам, иногда даже помогает выполнять функцию соответствующих молодых и пока неопытных национальных комитетов безопасности. 

Дипломатический чиновник в системе СНГ — не патриот, стремящийся средствами дипломатии решить проблему разодранного в клочья русского народа. Это — хорошо вышколенный международный чинуша, желающий получить причитающиеся ему блага на международном поприще. Пусть сфера СНГ — захолустье, но если относиться к ней как к настоящей загранице и синекуре, наладить отношения с представителями государства пребывания (а ведь это самое главное), то жизнь наладится. Если же взвалить на себя проблемы разделенного русского народа и постоянно отстаивать права соотечественников, невольно придется ссориться с местным руководством суверенного государства. Вместо того, чтобы быть координаторами культурно-исторической и гуманитарной работы с русской диаспорой российские посольства либо вялы и равнодушны, либо нередко просто враждебны. 

Но именно сегодня у МИДа появляется уникальная возможность полностью проявить себя на важнейшем направлении — СНГ. Здесь МИД может на деле показать российскую внешнеполитическую стратегию. Если он не справится — куда ему до влияния в мировых делах? Именно в СНГ нужно направлять не посредственных и неудавшихся дипломатических работников, а лучшие внешнеполитические кадры и силы. 

Тотальное вытеснение русских из республик бывшего СССР является фактом геополитических усилий ведущих стран мира. Именно здесь — на ближайших подходах к границам Российской Федерации — взвешивается и определяется мера рыхлости или твердости тела России.

Русские в СНГ— это нацмены, соотечественники или большой разделенный народ?

Основная проблема, которую необходимо решить русским общинам — как определить стратегию правового оформления своего статуса в государствах СНГ. С одной стороны, необходимо добиваться международного статуса разделенного народа, сохраняя плацдармы своего присутствия на всех территориях своего исторического проживания, настаивая на необходимости соединения групп народа в единое целое и последовательно двигаться от официальной регистрации общин и национальных объединений к культурно-национальным территориальным и экстерриториальным автономиям. С другой стороны, в силу жесточайшего "выдавливания" и большого временного периода предстоящей борьбы за сохранение русского присутствия, следует готовиться к длительной защите своего существования в различных формах, в том числе и на основе статуса национального меньшинства, со всеми полагающимися национальному меньшинству международными правами в области культуры, образования, соцобеспечения. 

В России официально должен быть признан статус соотечественника для лиц проживающих за границами своего национально-государственного образования. Над этим сейчас работает Государственная Дума. 

Русские сегодня крайне разобщены и слабы, но слабые русские никому не нужны и являются источником бед прежде всего для самих себя. Русскость определяется способностью жить и обустраивать жизнь в конкретном месте, развертывать русский мобилизационный потенциал. Русские в диаспоре сегодня на несколько порядков жизнеспособнее русских внутри России. Если русский не способен жить в диаспоре, то, как правило, он не сумеет наладить жизнь и в России. 

Русские, как представляется, не смогут стать сильными через насилие. Не в силе правда, а в правде сила. Русская правда, вероятно, прежде всего в культурно-образовательной экспансии, практичности, организационной и профессиональной эффективности. 

Важнейшим механизмом русской экспансии должно стать проектирование профессиональных ниш приоритетного освоения в конкретной культурной и хозяйственной жизни. Русские имеют все возможности сосредоточиться на освоении ниш программиста, инженера, врача, учителя, журналиста, предпринимателя. Более того, именно высокопрофессиональная прослойка русских могла бы задавать образец для формирования национального среднего класса. Вне конкуренции мог бы стать универсальный русский учитель, знающий три языка и обеспечивающий через "школы развития" крайне эффективное образование. 

Сила, призвание и дело русских могло бы состоять в том, чтобы средствами русской культуры и языка воспринимать и присваивать многообразие местных национальных культурно-исторических пространств, приглашать к сотрудничеству титульные нации, предлагая им совместно осваивать новые культурные пространства. 

Общих рецептов быть не может, нужны системно-типологические модели самоопределения и существования каждого из сообществ. Но ясно одно, большая историческая мощность русской культуры как протогосударственного и протоцивилизационного фундамента жизни на всем пространстве СНГ по сравнению с агрессивными неоэтнократическими образованиями и искусственно планируемыми результатами директивного "этногенеза" позволяет средствами русской культуры и языка ассимилировать и присваивать многообразие местных национальных культурно-исторических пространств. Для этого русскими через систему образования необходимо осознать, что русский язык и русская культура на пространствах СНГ остается метаязыком и метакультурой, которые являются эффективными инструментальными средствами понимания и проектирования форм развития жизни на данной территории. 

Российское аналитическое обозрение #8-9, 1998


  |  К началу сайта  |  Архив новостей  |  Авторы  |  Схема сайта  |  О сайте  |  Гостевая книга  |