Феномен рекреации

Татьяна НИКОЛАЕНКО

Феномен формирования рекреационной специализации региона может быть корректно осмыслен с позиций процессов освоения территорий. Они являются наиболее фундаментальным фактором, определяющим направленность и особенности рекреационных потоков годового цикла.

Рекреация как отдых, восстановление человеческих сил имеет ежедневные, недельные и квартальные циклы. Годичный цикл пространственно активной рекреации — это не столько отдых, восстановление, сколько процесс освоения территорий в соответствии с некими (как правило, доминирующими в текущий момент) социокультурными стандартами. Именно особенностями социокультурного освоения обусловлены направленность и интенсивность потоков годичной пространственно-активной рекреации.

Пространственно активная и пространственно пассивная годичная рекреация являются равнозначными феноменами. Замена одной формы другой происходит в зависимости от особенностей освоения территории и социокультурных стандартов. Наличие пространственно активной формы годичной рекреации ничего не говорит о развитости культуры: это лишь индикатор определенного состояния, который с самой развитостью не имеет ничего общего.

Существует большое количество условий, необходимых для формирования специализированного рекреационного района. Однако решающим фактором является, прежде всего, необходимость в социокультурной переработке определенной территории. Придание ей рекреационной специализации с ориентацией на пространственно активный годовой цикл позволяет проводить необходимую социокультурную переработку очень эффективно и быстро (с исторической точки зрения).

Для процесса рекреационного районообразования характерно генерирование «уникальных» природных ресурсов и видов сервиса в любом регионе, подлежащем освоению. Нет прямой связи между действительно уникальными рекреационными ресурсами и их использованием в рекреационных целях. Любой район, которому придаются рекреационные функции, становится «уникальным». История формирования рекреационной специализации Крыма и интерпретация уникальности региона — только частный случай отмеченной закономерности.

В эволюции рекреационной специализации Крыма, как и любого другого рекреационного района, можно выделить четыре этапа. Первый — это пионерное освоение неосвоенной, но стратегически важной для культуры/государства территории с потенциальными рекреационными ресурсами. Второй этап знаменуется бурным ростом нового рекреационного района, когда в массовом сознании утверждается установка на уникальность его рекреационных ресурсов. На третьем этапе район достигает высокого уровня социокультурной освоенности и способен самостоятельно воспроизводить стандарты доминирующей культуры; он формируется как полифункциональный район. После этого наступает период снижения его рекреационной популярности. На четвертом этапе происходят стабилизация и переориентация рекреационного района: от славы и невероятной популярности второго этапа и мизерности третьего совершается очередной шаг в освоении; рекреационная специализация стабилизируется и сохраняется на исторически долгое время.

В зависимости от социокультурных особенностей и конкретного процесса социокультурного освоения территории формирование рекреационных районов может протекать существенно различно. Например, могут формироваться приморские рекреационные районы или центры спортивного туризма. Их реализация зависит только от состояния и потребностей культуры/государства, ведущих освоение территории.

Геополитический фактор является частным проявлением общего процесса освоения территорий. Он существенно влияет на направленность и характер рекреационных потоков годового цикла. Его активизация или затухание полностью определяются потребностями социокультурной эволюции.

В эволюции освоения Крыма можно выделить 14 периодов. Их корректное понимание возможно только в контексте общих процессов социокультурного характера и в контексте эволюции российской социокультурной системы в частности. С начала активного включения Крыма в сферу российских социокультурных интересов отмечается характерное, устойчивое чередование связки «разорение региона + преобразование его в соответствии с определенным стандартом». Эта связка полностью повторяется четыре раза. Сегодня мы наблюдаем начальное звено пятой связки. Как показывают исследования, такого рода преобразования носят типичный характер при социокультурном освоении территорий и в особенности характерны для анклавов.

Первая связка: разрушение — с начала XVIII века по 1780-е годы (завоевание территории Россией) + преобразование — с 1780-х годов по 1853 год.

Вторая связка: разрушение — с 1853 по 1856 годы (Крымская война) + преобразование — с 1856 по 1917 годы.

Третья связка: разрушение — с 1917 по 1924 годы (гражданская война) + преобразование — с 1924 по 1941 годы.

Четвертая связка: разрушение — с 1941 по 1944 годы (Великая Отечественная война) + преобразование — с 1944 по конец 1980-х годов.

Пятая связка: экономическое разрушение — с 1991 года и на перспективу + преобразование — в будущем.

Становление рекреационной специализации Крыма имеет место с 1856 года. Этому предшествовал весьма длительный процесс переработки Крыма и его освоения в соответствии с российскими стандартами. Формирование рекреационной специализации Крыма — часть процесса его освоения как русского анклава в пределах внутренней буферной зоны России.

В процессе формирования рекреационной специализации Крыма реализовался ряд направлений, проявившихся еще в начале ее становления и сохранившихся в последующем. Изменения связаны с конкретным содержанием каждого направления и его значимостью в формировании рекреационной специализации Крыма (см. таблицу).

Новые направления в рекреационном освоении Крыма редки, но все же имеют место. В советский период такой новинкой стал массовый приморский летний отдых, давший региону беспрецедентное количество рекреантов. В постсоветский период новинкой является «родственный» региональный туризм. Генерирование новинок и их эволюция также связаны с особенностями эволюции региона как части российской социокультурной системы.

Рекреационный потенциал Крыма существенно меняется не только в зависимости от формальных показателей здравниц и инвестиций в рекреационную инфраструктуру, но и в зависимости от стандартов рекреационного сервиса. В частности, изменение этих стандартов после исчезновения Российской империи привело к резкому увеличению рекреационного потенциала Крыма, а после развала СССР — к драматическому его сокращению. Это закономерный процесс, проявляющийся в различных рекреационных районах мира.

Характерно резкое снижение рекреационной доступности Крыма после 1991 года, что, впрочем, не является случайностью и не может быть объяснено частными, временными причинами. Это проявление строго определенного уровня освоенности полуострова: процесс формирования Крыма как русского анклава завершен; создан полифункциональный район, способный поддерживать самое себя.

«ОК», №4, май-июнь 1999 г.